Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№69 (осень 2011)

Новые книги Японии

 

№69  (осень 2011)

 

О стихийном  бедствии и духе То:хоку

Ростки  надежды  сквозь безысходность отчаяния

 

Акасака Норио

 

 

Великое Восточное землетрясение, происшедшее в Японии 11 марта 2011 года, нанесло сокрушительный удар по северо-восточному району страны, То:хоку.  Гигантский девятибалльный толчок повлек за собой цунами, которое уничтожило населенные пункты на тихоокеанском побережье в районе протяженностью 500 км,  погибло и  пропало без вести  более   20 тысяч человек. Значительно ухудшила и без того бедственное положение  радиационная авария  в префектуре Фукусима. Многие жители вынуждены были на неопределенный срок покинуть  родные места и  приспосабливаться к новым жизненным обстоятельствам. Атомная катастрофа  перевела чисто стихийное бедствие в разряд сложнейшей  ситуации, в которой действуют как  природные, так и человеческие факторы.

Разрушительные последствия стихийного бедствия привели к тому, что взгляды всего человечества сконцентрировались на районе То:хоку. Начиная с 11 марта, СМИ обрушивают на мир непрерывный поток изображений прибрежных населенных пунктов,  обращенных в руины.  Можно сказать, что достигнута  максимальная информационная насыщенность.  Людям, никак лично с этими местами не связанным -   ведь То:хоку район достаточно отдаленный — трудно представить, как выглядели раньше эти лежащие в развалинах города и поселки, каждый из которых когда-то имел свое собственное лицо. Вдруг осознав,  что где-то существует целый мир, совершенно им незнакомый, они начинают спрашивать – а собственно что это за район такой – То:хоку?

Мне случилось более двух недель пробыть в этой части Японии, и я изъездил ее вдоль и поперек.  Работа, которую я выполнял,  приводила меня в крошечные, затерянные в горах деревушки, никому не ведомые рыбачьи поселки, я расспрашивал местных жителей и записывал то, что они рассказывали мне о своей жизни.  Я побывал (по крайней мере проездом) почти во всех населенных пунктах, которые 11 марта были стерты с лица земли.  Я прекрасно, до мельчайших подробностей, помню, как выглядел этот район до землетрясения и цунами.  И при мысли о том во что он превратился теперь, я лишаюсь дара речи и цепенею от ужаса.

Однозначно ответить на вопрос —  что это за район такой – То:хоку?  - очень сложно. Землетрясение, повлекшее за собой цунами  и аварию на АЭС, словно подняло занавес над районом То:хоку и он оказался на виду у всех.  Этот район  многим кажется каким-то реликтом прошлого.  И теперь он резко отброшен назад, прервалось его движение к будущему, которого он непременно достиг бы, будь у него в запасе еще  десяток другой  лет. События 11 марта  нарушили, чудовищно исказили ту дугу времени, которая связывает прошлое этого района с его будущим.

Еще мне хотелось бы  коснуться здесь некоторых аспектов духовной истории То:хоку.  Исследования в области фольклора  не дают нам последовательной картины.  Здесь можно говорить  не столько о единой  религиозной идентификации населения, сколько о разного рода культурных, исторических и этнографических  особенностях.  Тем не менее стихийное бедствие снова выявило существование четкой демаркационной линии на карте Японии.  Снова отчетливо обозначилась граница между районами южнее и севернее Сиракавы, местности в южной части Фукусимы,  где когда-то, в древности, была застава, подойдя к которой, путники знали, что отсюда начинается дикий край Митиноку, глухая провинция, связанная дорогами с северной оконечностью Японии.  И это обстоятельство неизбежно   вызывает в памяти долгую историю дискриминации и  унижения этого района.

Больше тысячи лет назад  эмиси -  народность проживавшая в То:хоку, представители которой считались потомками туземцев  периода Дзё:мон,  — были вынуждены  вести продолжительные войны с государством Ямато, стремившегося подчинить их себе. С тех пор в исторической памяти народа сохранилось представление о То:хоку как о пограничной земле. Во время гражданской войны Босин (1868-1896 гг.), которая знаменовала переход Японии к современной эпохе, такие области То:хоку, как Дэва, Мутцу и Этиго,  объединились в просёгунатский  союз и  потерпели сокрушительное поражение от наступавшей с запада Японии императорской армии. Многие годы над То:хоку тяготело историческое сознание района, потерпевшего поражение. Начиная с эпохи Мэйдзи (1868-1912) и  до окончания Второй мировой войны в 1945 году, правительство приняло лишь один проект развития района То:хоку:  в конце 1870-х – начале 1880-х годов была запланирована модернизация портового оборудования района Нобиру (преф.Мияги, к востоку от Сэндая). Но даже это начинание было сведено к нулю в 1884 году, когда тайфун привел к возникновению  штормовой волны, уничтожившей все возведенные сооружения. Впоследствии политика правительства в отношении этого района сводилась к требованию производить как можно больше риса, уместному скорее для  земель с более теплым климатом.  Результат не замедлил сказаться  —   постоянные заморозки повлекли за собой низкую урожайность риса, и в наши дни  положение  в этом плане не улучшилось.  В предвоенные годы  жители То:хоку  не без самоиронии говорили, что их роль – поставлять  в Токио солдат от мужской части населения, проституток – от  женской и рис -  от  фермеров.

В последнее время в районе возникли новые оптимистические настроения:  мол, все трудности позади, старый То:хоку – дело прошлое,  для района наступила пора процветания.  К  несчастью, все эти надежды, как оказалось, был основаны на иллюзии.  События 11 марта выявили вполне реальные трудности,  с которыми  предстоит столкнуться району.  В послевоенную эпоху То:хоку поставлял столице электрическую энергию,   промышленные товары и продукты питания.  Однако благосостояние района базировалось на весьма  шатком фундаменте.  К примеру,   позволив построить на своей территории атомные предприятия,  снабжавшие столицу электроэнергией,  прибрежные области преф. Фукусима получили некоторые материальные выгоды.  Причем, далеко не случайно для размещения атомной станции  были выбраны именно эти глухие районы, которые кем-то были названы «то:хокским Тибетом». Бросается в глаза их сходство с  расположенным еще севернее полуостровом Симокита ( преф. Аомори), где расположена другая ядерная  зона, которую вообще можно считать чем-то вроде удаленной от населенных пунктов колонии.

Города и поселки области Санрику (тихоокеанское побережье То:хоку), зажатые между Аомори и Фукусимой, в большинстве своем сделали  иной выбор, ответив отказом на все предложения по поводу строительства  атомных предприятий.   Мало того, что  область Санрику столкнулась с проблемой резкого сокращения населения,  она еще и пострадала от разрушительных последствий цунами в 1896 и 1933 годах.  Ущерб, нанесенный этими бедствиями привел к дезинтеграции населенных пунктов, они лишились жизненной энергии и оказались неспособными планировать собственное обновление, а тем более осуществлять экономическую и социальную перестройку.  Еще до мартовских событий аналитики предупреждали, что подобную картину можно будет наблюдать через  десяток или пару десятков лет в самых неблагополучных, так называемых маргинальных поселках, где сокращение населения, снижение рождаемости и прогрессирующее старение общества представляют собой серьезную угрозу для выживания сельских образований.  Стихийное бедствие  ускорило процесс социальной деградации, и срок в десять  или более лет   сократился до нескольких месяцев.

Как я упоминал ранее, Великое Восточное землетрясение искривило дугу времени в районе Тохоку. Почти все города и поселки были уничтожены, смыты гигантской волной, в результате  прошлое и будущее этого района  странным образом переплелось  с его настоящим, которое всегда будет отбрасывать тень  на жизни выживших. 11 марта  безжалостно выдвинуло на первый план все самые жгучие проблемы, связанные с прошлым, настоящим и будущим Тохоку.

Тем не менее сквозь  всю эту безысходность и отчаяние пробиваются ростки надежды. Будучи членом правительственного совета по выработке  плана реконструкции, я предложил создать  в Фукусиме особую экономическую зону для разработки природных энергетических ресурсов, их использованию и воспроизводству.    В первом же отчете нашего Совета, представленном премьер-министру 25 июня,  дается развернутая схема  необходимых действий.  Как бы в ответ на наше предложение, префектуральный совет Фукусимы, которому было поручено  выработать собственную точку зрения по поводу  возможных преобразований, представил  детальный план мероприятий, направленных на  освобождение Японии от зависимости от ядерной энергетики, путем постепенного отказа от атомных предприятий и перехода к использованию природных ресурсов.  Этот план тут же был поддержан общественностью  Фукусимы.

Землетрясение в сочетании с цунами и ядерной аварией нанесло Фукусиме сокрушительный удар. В добавок ко всему местные фермеры и рыбаки  ощутили прямую угрозу своему существованию со стороны потребителей,  обеспокоенных радиоактивным загрязнением продуктов.  В результате утечки радиоактивных веществ  и земля, и море оказались отравленными.  Люди во всем мире ставят Фукусиму – это имя стало теперь почти что нарицательным -  наравне с Чернобылем, а в истории ядерных  катастроф в Японии она занимает место аналогичное Хиросиме и Нагасаки.  Префектуре пришлось пережить страшные трудности. Но именно это дает нам возможность  разглядеть  прорастающие там и сям ростки надежды.  Дело ведь не в том, чтобы стиснуть зубы и молча выносить все испытания, главное -  обрести мужество, необходимое, чтобы выстоять и чтобы бороться.  Мы должны суметь разыграть эту ужасную карту в свою пользу. Уже возникло четкое представление о том, что  ядерные источники энергии должны быть заменены природными. По-моему, это и есть та козырная карта, которая сможет помочь префектуре встать на ноги.

Фукусима пострадала от событий 11 марта куда больше, чем остальные районы Японии, и именно здесь нам предстоит начинать  борьбу за очищение земли от радиации и восстановление ее естественного состояния.  Эта же проблема в предстоящие годы должна быть решена  всем человечеством в глобальном масштабе.  По мере того, как она будет решаться, по мере того, как человечество будет совершенствоваться, стремясь вырваться из оков атомного века, будет меняться и облик Фукусимы:  она станет  полигоном  для испытания новых, природных энергетических ресурсов.  Жители префектуры уже теперь делают свои первые шаги по направлению к этому будущему.

Мы должны творчески подойти к выработке стратегического сценария для реконструкции Тохоку. Мы должны отблагодарить  людей всего мира, которые оказали нам  неоценимую помощь сразу же после бедствия. И лучший способ сделать это -  не жалея усилий начать  строить мир будущего.

 

 

Акасака Норио

 

Родился в Токио в 1953 г. Профессор университета Гакусюин, директор Музея Фукусимы.  Специалист по культуре То:хоку и истории идей в Японии.   Будучи давним поборником  движения за регионально направленные исследования под лозунгом «Изучение То:хоку», недавно начал разработку  новых подходов к истории идей в современную эпоху. Наиболее значительные работы:

Идзинрон дзёсэцу (Введение в теорию  «другого человека»),

«Яма-но сэйсинси» (Духовная история гор) ,

«То:хокугаку: васурэрарэта То:хоку» (Изучение Тохоку. Забытый край Тохоку)

 

Новые названия

Художественная литература

 

Кикотова (Кико и Товако)

Асабуки Марико

 

Изд-во Синтёся, 2011, 193Х132 мм, 142 стр. 1200 йен, ISNB 978-4-10-328462-8

 

Слова «Кикотова» вы не найдете ни в одном словаре. Это неологизм,  образованный из имен двух женщин, Кико и Товако. Мать Товако, Ёсико служит экономкой на вилле родителей Кико в Хаяме, на полуострове Миура. Как-то в детстве Кико и Товако провели вместе лето на этой вилле,  ночуя рядышком в одной комнате.  Товако было тогда 15 лет, она только что поступила в лицей, а Кико  — на семь лет меньше, она училась в третьем классе средней школы.

Через двадцать пять лет женщины снова встречаются. И с этого момента  прошлое переплетается с настоящим,  реальные воспоминания пересекаются  со снами. В  художественном пространстве повести время уже не движется из прошлого в настоящее,  а из настоящего – в будущее.  Несмотря на то, что  Кико и Товако – две отдельные личности,  их образы  совмещаются, их индивидуальные черты  соединяются в единое целое.  На первый взгляд роман может показаться беспорядочным смешением случайных и разнородных элементов: картины природы перемежаются с описанием мелких подробностей повседневной жизни,  фрагментами воспоминаний. Но между строчками этой прозы проступает пронзительная горечь бытия,  которая мгновенно завладев душой читателя, не отпускает его до самого конца. 

Писательница обладает хорошо развитым чувством языка – явление особенно примечательное, если учесть ее молодость.  Это блестящая проза,  обрушивающая на читателя потоки эмоций и ливень живых, образных описаний.  Нельзя не поддаться очарованию  стилистической виртуозности автора, изящной лиричности стиля.   Асабуки Марико всего 26 лет, а ее третье произведение «Кикотова» уже отмечено премией Акутагавы.  Впрочем талант писательницы настолько очевиден, что вряд ли кто-нибудь  сочтет ее недостойной этой чести. (Тё:)

 

Асабуки Марико

 

Родилась в 1984 г.  В настоящее время аспирантка филологического факультета университета Кэйо.

Дебютировала на литературном поприще романом «Рю:сэки» (Прихотливый поток), опубликованном в 2009 г.  и в следующем году отмеченным литературной премией  Бункамура дё маго  (по рекомендации Хориэ Тосиюки),  в результате чего стала самым молодым  лауреатом этой премии.  В 2011 была удостоена  премии Акутагавы за роман «Кикотова» (Кико и Товако).

 

Юки но  рэнсю:сэй

( Снежные воспитанники)

 

Тавада Ёко

 

Изд-во Синтёся, 2011, 197Х132 мм,  254 стр. 1700 йен, ISNB 978-4-10-436104-5.

 

В последнем романе Тавада Ёко рассказывается история трех поколений семейства белых медведей.  Повествование с самого начала ведется от первого лица, а поскольку это «первое лицо»  приходит в мир «младенцем, завернутым в мягкий пушистый мех», большинство читателей тут же смекает, что главный герой – не обычное человеческое существо, но  мало кому удается сразу же догадаться, что это белый медведь. Рассказ героя повести  о своем детстве, о своей молодости ничем не отличается от автобиографии какого-нибудь человека.

Постепенно читатель начинает понимать, что  речь идет не о человеке, а о медведе, которого дрессирует для работы в цирке некий Иван, и что действие  происходит в Москве в советское время. Позже этот  медведь напишет свою автобиографию, станет знаменитым писателем и  сбежит в Западную Германию. А то «я», которое фигурирует в самом начале романа, как выясняется впоследствии, относится к его бабушке, представителю первого поколения семьи  белых медведей, история которой  и составляет содержание романа.

Роман делится на три части – по одной на каждое поколение. Во второй части «Юки-но сэппун»  («Снежный поцелуй») описывается судьба медведицы по имени Тоска, дочери  героини первой части,  героем же третьей части становится ее сын Кнут. Тавада Ёко всегда отличалась  повышенной чуткостью к языку,  и данный роман очередное тому подтверждение:  используя прием отстранения и дезориентации читателей,  а именно, заставляя медведей говорить человеческим языком, автор добивается своеобразного комического эффекта.

 Одновременно в романе затрагиваются некоторые проблемы  истории 20 века, связанные с событиями в СССР и в Западной Германии,  причем экспериментальная  прихотливость  языка удачнейшим образом соединяется с реальными историческими фактами. (Нумано)

 

Тавада Ёко

 

Родилась в 1960 г. Изучала русскую литературу в университете Васэда, защитила   кандидатскую диссертацию в Цюрихском университете в 2000 году. В 1993 году стала лауреатом премии Акутагавы за повесть «Ину-мукоири» («Жених-пес»). Публиковала свои произведения и на японском, и на немецком языках, в 1996 году стала лауреатом   премии Адельберта фон Шамиссо за произведения, опубликованные в Германии. В 2005 году получила медаль Гёте.

 

 

О:гон-но юмэ-но ута

(Песни  золотых сновидений)

 

Цусима Юко

 

Изд-во Коданся, 2010, 193х138 мм, 426 стр. 2200 йен. , ISNB 978-4-06-216648-5.

 

Главная героиня последнего романа Цусима Юко (повествование ведется от второго лица), словно влекомая «песнями сновидений», едет в Центральную Азию, посещает Киргизстан и Северо-восточный Китай. В Киргизстан ее приводит неотвязное  желание услышать  сказителей, исполняющих киргизский героический эпос «Манас».   В основе романа лежит давний интерес автора к эпическому наследию  разных народностей, ее собственные впечатления от путешествий по Центральной Азии  с целью изучения эпоса «Манас».

Выстраивая сюжетные линии романа, Цусима Юко в полной мере использует результаты своих исследований. В его канву вплетены  разнообразные сюжеты из  мифов о животных, входящих составной частью в  мифологические системы всех народов мира,  сложные переплетения  исторических событий, имевшие место в Средней Азии, результаты собственных исследований, основанных на изучении многочисленных научных трудов. Перед читателем предстает  своеобразный и красочный мир, в котором действуют, преодолевая временные и пространственные пределы, волки,  беркуты, овцы и козы.

Автор романа «Песни  золотых сновидений»  не ограничивается рамками одной народности или отдельно взятой личности,  действие происходит на бескрайних просторах  всей Центральной Азии  и  затрагивает самые разные временные пласты, рождая у  читателя ощущение бескрайности вселенной.  Ни одной из современных писательниц не удалось бы справиться с такой  грандиозной работой. Это произведение снова напоминает нам о том, сколь уникальным талантом обладает Цусима Юко. (Нумано)

 

Цусима Юко

 

Родилась в 1947 г.  Со студенческих лет стремилась стать писателем.  В 1979 году получила премию Нома для начинающих писателей за «Хикари-но рё:бун» (Территория света),  а в 1987 году –  премию газеты Йомиури по литературе за «Ёру но хикари ни оварэтэ»  («Догоняемая ночным светом»). Была также отмечена премией Танидзаки Дзюнъитиро и литературной премией Нома за «Хи-но яма: ямадзару ки» (Огненная гора. Записки дикой обезьяны).  Дочь знаменитого писателя  Дадзая Осаму.

 

 

Куэки рэсся

(Поезд каторжной жизни)

 

Нисимура Кэнта

 

Изд-во Синтёся, 2011, 196х132 мм, 150 стр. 1200 йен, , ISNB 978-4-10-303232-8

 

Произведение Нисимуры Кэнта   можно отнести к разряду «исповедальных романов  о саморазрушении личности» (хамэцу ватакуси сёсэцу).  «Исповедальный роман» (ватакуси-сёсэцу) является одним из ведущих жанров современной японской прозы,  для него характерно отсутствие вымысла и подробное описание реальных подробностей из повседневной жизни автора.  Одной из разновидностей  этого жанра является роман  «о саморазрушении личности», в котором автор (он же главный герой) описывает, как постепенно и целенаправленно уничтожает себя как личность. «Куэки рэсся» — яркий образец произведения такого рода.   Главный герой, девятнадцатилетний Канта, закончив среднюю школу, отказывается учиться дальше. Сняв дешевую комнату в Токио, он живет один, работая разнорабочим в порту и получая минимальную зарплату, которой хватает на спиртное и проституток.  У него нет ни друзей, ни девушки, а если они вдруг заводятся, то не задерживаются надолго – он напивается, затевает пьяные ссоры и порывает с ними.  Отец Канты совершил преступление на сексуальной почве и получил срок,   создается впечатление, что и сын его отмечен тем же клеймом, а потому довольствуется жизнью  на самом дне, не находя в себе ни сил, ни желания что-то менять.  Вместе с тем эта проза, в тяжеловесно-старомодном стиле изображающая грязную, беспорядочную жизнь подонков общества, способна привлечь читателя не столько как  традиционный «исповедальный роман», сколько как новый тип развлекательной литературы. Вдохнув новую жизнь в отмирающий  жанр,  Нисимура Кэнта стал  новой звездой на литературном небосклоне.  Примечательно уже то обстоятельство, что подобный роман смог стать бестселлером. (Нумано).

 

Нисимура Кэнта

 

Родился в 1967 г.  Окончив лицей, подрабатывал разнорабочим и одновременно занимался литературным трудом,  отдавая при этом предпочтение жанру «исповедальной прозы».  В 2007 г. стал лауреатом  премии Нома для начинающих авторов за «Анкё но ядо» (Дом в дренажной трубе)  а в 2011 году – лауреатом премии Акутагава за «Куэки рэсся» (Поезд каторжной жизни).

 

 

 

Эссеистика

 

Кумада Тикабо но куматика контю:ки

(Книга о насекомых Кумада Тикабо)

 

Кумада Тикабо

 

Изд-во Кю:рю:до:, 2010, 188х128 мм, 286 стр. 1800 йен, ISNB 978-4-7630-1031-5.

 

 

Кумада Тикабо (1911-2009) – по профессии художник-минитюарист, специализировавшийся на изображении насекомых и растений. Сам он говорил: «я – насекомое, а насекомое – это я», и ему действительно удалось изобразить мир как бы с точки зрения насекомых.  Его работы, поражающие смелостью композиции, поистине уникальны. Взять хотя бы такой рисунок: тяжело клонится к земле  стебель татарника, на нем терпеливо поджидает добычу богомол, а сверху к нему подлетает пчела. Художнику удается поймать какой-то отдельный момент и зафиксировать его. Используя весьма   лаконичную цветовую гамму, он достигает удивительной точности и  достоверности в изображении этих крошечных существ, поглощенных своими насущными заботами. Используя метод «лапидарной кисти» и точечные цветовые мазки, художник достигает удивительной тонкости в своих миниатюрных изображениях.

Когда-то,  в детские годы, Кумада Тикабо обнаружил в библиотеке своего отца книгу  Ж.Фабра «Жизнь насекомых» и  увлекся ею необычайно.  В молодые годы он занимался графикой и дизайном, разрабатывая новаторские методы, позже стал  иллюстратором детской книги.   Не боясь бедности, он решил  пойти по стопам Ж.Фабра и посвятить жизнь  изображению насекомых.  Данная книга является  воспроизведением рабочих тетрадей художника.  Внимательно наблюдая за повадками насекомых, он с дотошной скрупулезностью  фиксировал отдельные моменты их жизни:   где они обитают, чем питаются,  как себя ведут, если возникает угроза нападения.  Рисунки сопровождаются очень  выразительными и поэтичными текстами, проникнутыми сочувствием к этим крошечным существам,  изо всех сил старающихся выжить.  (Ёнахара)

 

Кумада Тикабо

 

Родился в 1911 г. Художник-миниатюрист и иллюстратор детских книг.  Приобрел известность в 1981 г. после публикации альбома, ставшего новой версией «Жизни насекомых» французского энтомолога Жана-Анри Казимира Фабра. Его даже стали называть «маленький японский Фабр».  В том же году книга была отмечена премией на Международной Ярмарке детской книги в Болонье, причем он стал первым японским автором, получившим эту премию. Скончался в 2009 г.

 

Бунго: но сёкутаку

(Великие писатели за обеденным столом)

 

Миямото Токудзо

 

Изд-во Хакусуйся, 2010, 193х134 мм. 232 стр. 2200 йен, ISNB 978-4-560-08097-9.

 

Странная вещь – воспоминания, связанные с едой.  Помнится ведь не только, что именно было съедено –  существенной «приправой» к застолью является многое другое – где ели, когда, с кем, о чем беседовали за столом. Автор книги, описывая когда-то имевшие место застолья, дает яркие образы  литераторов.   А поскольку Миямото Токудзо  начинал с изучения французской литературы,  на страницах книги мы встречаемся прежде всего с его французскими и американскими друзьями,  которые делятся с нами воспоминаниями о съеденных некогда блюдах и о близких им людях.  Некоторые застолья изображены в светлых радостных тонах, другие – в мрачных, от них веет щемящей тоской одиночества.

В книге описаны самые разные  блюда. Хрустящий, запеченный на углях угорь,  суп-пюре с лобстером,  суси…  Еще – блюда, напоминающие Миямото о его родных краях – лапша удон,  сасими из осьминога, форель… Автор описывает не только дорогие роскошные блюда, но и самые простые,  повседневные, любимые японцами кушанья. Читая подробные  описания разнообразных вкусностей, читатель знакомится с самобытными  традициями и обычаями разных районов Японии, узнает о том  пиетете, с которым японцы всегда относились к еде, начиная  с глубокой древности и кончая сегодняшним днем.

Но, пожалуй,  самой замечательной чертой этого сборника эссе являются ценнейшие сведения о  литературе, театре Кабуки, борьбе сумо,  изобразительном искусстве, музыке,  которые автор свободно  и ненавязчиво вставляет в повествование.  Книга написана непринужденным живым языком, отмечена  несомненным изяществом стиля и мягким юмором. (Ёнахара)

 

Миямото Токудзо:

 

Родился в 1930 г. Дебютировал как прозаик в 1973 г., опубликовав «Рокудзю: рокубу» («Паломничество по 66 святым местам»). В 1978 году стал лауреатом литературной премии  газеты Йомиури за сборник эссе «Рикиси хё:хаку» (Скитания борца сумо), а в 1991 г. —  лауреатом премии Сибата Рэндзабуро за «Кохо:ки» (Записки орудия «Тигр»),  роман  о японском вторжении в Корею в 16 веке. Известен своими широкими познаниями в разных областях – борьбе сумо, кабуки, литературе. Скончался в 2011 году.

 

 

 

Поэзия

 

Намакуби

(Отрезанная голова)

 

Хэмми Ё:

 

Изд-во Майнити, 2010. 215Х152 мм, 173 стр. 1700 йен, ISNB 978-4 -620-31956-8.

 

Известный прозаик и журналист Хэмми Ё: одновременно является и прекрасным поэтом. В сборнике вошли  46 стихотворений, опубликованных в период с 2007 по 2010 год. Образ  «отрезанной головы» давший название сборнику, взят из стихотворения  «Осенняя ночь», которое начинается следующими словами: «Однажды осенней ночью, / Пересекая небес синеву, улетала на запад/ Отрезанная голова». В конце стихотворения  выясняется, что это была «моя голова», то есть голова автора.  Кроме того, в стихотворении «Залив» есть такие строки: «Застывший залив гранатного цвета, / Цвета усталой крови» … «Залив  изнемог. / А внизу, под усталой водой /Затаилось что-то дурное… /Но поздно, наверное, уже поздно…» Эти трагически звучащие строки странным образом предвосхищают землетрясение и цунами 11 марта 2011 года.  На самом деле Хэмми действительно уроженец района То:хоку. Он вырос в  Исиномаки (преф. Мияги), то  есть в районе,  больше других пострадавшем от цунами. И начиная с марта 2011 года,  Хэмми  в своих стихах постоянно возвращается к этой ужасной трагедии.  В опубликованном же незадолго до нее сборнике «Отрезанная голова», поражающим интенсивностью душевной энергии автора,  звучит еще неясное ощущение надвигающейся опасности. Стихи Хэмми лишены вычурной изысканности, часто свойственной современной поэзии, но именно поэтому они обладают большой силой воздействия и заставляют читателей критически взглянуть на современную цивилизацию, на расслабленность и вялость современного языка. (Нумано)

 

Хэмми Ё:

 

Родился в 1944 г. До ухода на пенсию работал корреспондентом агентства «Кё:до: ньюз» в Японии и за рубежом.  В 1996 году вышел на пенсию и занялся исключительно  литературным трудом.  В 1991 г. стал лауреатом  премии Акутагавы за «Дзидо: кисё: со:ти» (Автоматическая будильная машина), а в 1994 г. — лауреатом премии изд-ва «Ко:данся» (в номинации  нон-фикшн)  за «Моноку: хитобито» ( «Люди, которые едят») Эта же  книга в 2011 г. получила премию Накахара Тю:я.

 

 

Эссе на литературные темы

 

Моногатари нихон суйри сё:сэцу си

(История   японского детективного романа в  очерках)

 

Го:хара  Хироси

 

Изд-во Ко:данся, 2010, 194Х132 мм, 350 стр. 2300 йен , ISNB 978-4 -06-216621-8.

 

В  работах по истории современной японской литературы детективные романы обычно  не упоминаются вовсе.  В данном издании рассматривается именно этот всеми пренебрегаемый жанр, анализируются малоизвестные ранее аспекты его становления и развития.  Откровением для читателей станет выявление связи между бумом детективного романа и  популярными  рассказами о приключениях О:ока Тадасукэ,  знаменитого  мирового судьи эпохи Эдо,  и подробный разбор опубликованных в 19 столетии монологов  рассказчика и исполнителя ракуго австралийского происхождения, известного под именем «Кайракутэй Черный».

В книге также поднимается вопрос о взаимосвязи между представителями «чистой литературы» и  авторами детективного жанра. Многие известные литераторы Японии –такие, как Мори О:гай, Идзуми Кё:ка,  Ко:да Рохан, Нацумэ Со:сэки, Танидзаки Дзюнъитиро, Сато: Харуо –   испытали на себе влияние детективной литературы.  Автор представляет  убедительные аргументы, позволяющие прийти к заключению, что творчество писателей, работавших в детективном жанре,  способствовало обогащению почвы, на которой произрастала  современная японская проза.

Автор книги   на наглядных  примерах показывает, каким образом  романы Мацумото Сэйтё: подняли репутацию и укрепили позиции «детективного» жанра (суйри сё:сэцу») в послевоенные годы, и рассуждает о причинах возрождения популярности этого жанра в последние двадцать лет.

В книге не просто  приводятся сведения о разных этапах развития  одного из популярнейших жанров. Это прекрасно написанное и легко читаемое повествование, основанное на результатах кропотливых исследований, содержащее множество захватывающих подробностей и занимательных историй, и совершенно  по-новому трактующее многие положения. Словом, прекрасный вклад в эту область исследования. (Тё:)

 

Го:хара Хироси

 

Поэт и литературный критик. Родился в 1942 г. После окончания Политико-экономической школы при университете Васэда, работал в газете Йомиури. В 1974 году стал лауреатом премии Mr. H  за  поэтический сборник «Канан мадэ» (Путь до Канаана). В 1983 г. за книгу статей «Сидзин-но цума – Такамура Тиэко но:то» (Жена поэта. Записки о Такамура Тиэко)  был удостоен  премии «Сантори» (в номинации «литературоведение и искусстовознание»). В 2006 г. стал лауреатом премии «Японский детектив» за  книгу «Мацумото Сэйтё: дзитэн. Кэттэйбан» (Энциклопедия Мацумото Сэйтё:. Окончательный вариант).

 

 

Киндай нихон кисо: сё:сэцу-си. Мэйдзи-хэн

(История японской фантастической прозы. Эпоха Мэйдзи)

 

Ёкота Дзюнъя

 

Изд-во Pilar Press, 2011, 194Х132 мм, 1218 с. 12000 йен, , ISNB 978-4 -86194-016-3

 

 

Эта книга станет настоящим откровением  для большинства читателей, знакомых с историей современной японской литературы.  Вы не встретите в ней имен таких столпов  эпохи Мэйдзи, как Нацумэ Со:сэки, Нагаи Кафу:.  Зато обнаружите имена писателей  и названия романов,  которые вы скорее всего не только не читали, но о которых даже не слышали прежде.

Первоначальной идеей автора было  написать  историю научной фантастики эпохи Мэйдзи, но конечный результат  далеко выходит за рамки одного этого жанра.  Ёкота   забрасывает свою сеть достаточно широко – помимо  научной фантастики,  он знакомит читателей с  авантюрным, готическим романом, фантастикой,  книгами о боевых искусствах,   романами ужасов,   волшебными сказками,  романами о будущих  войнах.  Можно сказать, что книга охватывает все типы прозы, изображающей события, которые не могут иметь места в реальном мире. 

Произведения такого рода настолько тщательно игнорировались всеми исследователями  литературы основного потока, что многие из них просто бесследно исчезли.  Автор не только  перепахал немыслимое количество материалов в процессе своих изысканий,  ему пришлось потратить немало сил уже на то, чтобы отыскать эти материалы в букинистических лавках и собрать  беспримерную их коллекцию.  Книга Ёкоты Дзюнъя – бесценное справочное пособие, извлекшее из бездны забвения произведения многочисленных авторов, чьи имена давно канули в Лету.

Написанная доступным  живым языком, она содержит подробные аннотации ко многим упоминающимся в ней произведениям.  Несмотря на объем (более 1200 с.) читать ее одно удовольствие. (Тё:)

 

 

Ёкота Дзюнъя

 

Автор научно-фантастических произведений, один из лучших  специалистов по японской научной фантастике. Родился в 1945 г. Окончил  юридический факультет университета Хосэй.  В 1971 г. дебютировал на литературном поприще, опубликовав научно-фантастический роман «Утю: цу:син Х кэйкаку» (Космические коммуникации. План Х.). В 1988 г.  стал лауреатом 9-ой премии  «Нихон SF Тайсё:» за   роман «Кайдандзи Осикава Сюнро:» ( Славный малый Осикава Сюнро: )

 

 

Культура

 

Нихон но ирэдзуми то эйкоку о:сицу

(Японская татуировка и Британская королевская семья)

 

Кояма Нобору

 

Изд-во Фудзивара-сётэн, 2010, 193Х132 мм, 272 стр. 3600 йен, ISNB 978-4-89434-778-6.

 

Только в эпоху Мэйдзи (1868-1912)  Япония  открыла во внешний мир двери, которые в течение долгого времени оставались на замке.  В те годы в Японию приезжали гости из разных стран мира, и среди прочих – пятеро британских принцев. И вот что удивительно – по меньшей мере четверо из них украсили себя в Японии татуировками. Надо сказать, что в ту пору в Японии, стремившейся стать полноправным членом мирового сообщества, татуировки были запрещены как «варварский обычай». Почему же принцы решились сделать себе в Японии татуировки?  Автор книги,  заведующий японским отделением библиотеки Кембриджского университета, проработав разнообразные исторические материалы  - путевые  записки, газетные статьи —   написал  увлекательнейшую и доселе совершенно неизвестную историю культурного обмена между  странами в конце 19- начале 20 века, рассматривая ее через призму искусства татуировки. Судя по всему, среди приезжающих в Японию иностранцев распространилось мнение, что татуировка -  самый приятный и не обременительный сувенир, который можно привезти из этой страны.  Постепенно высококвалифицированные татуировщики начали открывать специальные салоны, рассчитанные на европейцев и это искусство приобрело в Японии доселе невиданную популярность.  Вот и члены  королевского семейства не устояли  перед соблазном, оценив по достоинству великолепие японских татуировок.

В книге прослеживается история искусства татуировки в Японии, дается генеалогия ведущих мастеров,  показывается, каким образом это искусство проникло на Запад и распространилось там,  описывается как со временем менялись основные технические приемы и оборудование. Рассказывая о  росте популярности татуировки на Западе, автор одновременно проливает свет на  сложные перипетии межнациональных браков, так или иначе связанных с британским королевским семейством. Все это делает книгу поистине захватывающей. (Ёнахара).

 

Кояма Нобору

 

Родился в 1948 г. Получил звание магистра истории в университете Кэйо.  В настоящее время возглавляет японское отделение библиотеки Кембриджского университета. Среди опубликованных работ:

«Кокусай кэккон дайити-го:» ( Первый международный брак),

 «Хатенко: Мэйдзи  рю:гакусэй рэцудэн» (Японские студенты в Кембридже в эпоху Мэйдзи. Пионеры модернизации Японии)

«Кэнбурудджи дайгаку хидзо: мэйдзи косасин» (Ранние фотографии периода Мэйдзи в собрании Кембриджского университета).

 

 

Эдзо:сия: Эдо но укиёэ сёппу

(Эдзо:сия – Лавки картин укиё-э в Эдо)

 

Судзуки Тосиюки

 

Изд-во Хэйбонся, 2010, 194-131 мм, 262 стр., 2800 йен, ISNB 978-4 -582-84230-2

 

Город Эдо (современный Токио), выросший вокруг сёгунского замка и состоявший преимущественно из жилищ самураев и их челяди, постоянно испытывал информационный голод.  В ту эпоху, когда не было ни телевидения, ни Интернета, роль распространителей информации   играли  разные печатные издания. В Эдо главными такими изданиями  были «со:си» -  брошюрки,  центральное место в которых отводилось так называемым картинкам бренного мира – укиё-э. В этих брошюрах печатали всякие удивительные истории,  последние сплетни, сообщения о наиболее важных происшествиях, то есть ту информацию, которая относилась исключительно к «текущему» моменту.  Типичными образцами подобных изданий были ёмиури и каварабан  — простейшие  печатные листки, ставшими  прообразом современных газет, но наибольшим спросом пользовались брошюры «соси», в которых печатались полихромные гравюры «укиёэ», изображавшие сцены из популярных спектаклей, портреты актеров и куртизанок.  Эти брошюры с картинками,  тесно связанные с театральными и веселыми  кварталами, играли  центральную роль в культуре Эдо.  Их продажу монополизировали лавки Эдзо:сия,  которые быстро, как грибы, стали расти в особенно бойких местах. Автор  книги очень живо и достоверно описывает процесс распространения таких лавок по Эдо,  рассказывает о том, каким образом были выставлены перед ними брошюры,  как жители Эдо вели себя в этом информационном пространстве,  как выглядели аналогичные лавки в провинции и в районах Киото и Осака, и как они стали постепенно  приходить в упадок в эпоху Мэйдзи.  (Ёсими)

 

Судзуки Тосиюки

 

Родился в 1956 г. Профессор филологического факультета университета Тю:о:.  Специалист по  японской литературе периода Эдо и по истории книгопечатания.

Среди опубликованных работ:

«Цутая Дзюсабуро:»

«Эдо но докусё нэцу» (Страсть к чтению в эпоху Эдо)

За ряд работ по  истории книгопечатания в новое и новейшее время был удостоен  премии Всеяпонского общества  изучения издательского дела

 

 

Общество

 

Ханран но рокудзю: нэндай

(Мятежные 60-е )

Нагасаки Хироси

 

Изд-во Ронсо:ся, 2010, 187-128 мм., 306 стр. 2500 йен, ISNB 978-4-8460-0880-2

 

Автор книги активно участвовал как в движении  протеста против подписания нового пересмотренного  «договора о безопасности» между Японией и США в 1960 году,  так и  в студенческом движении начала 70-х годов. Однако будучи вовлеченным в эти крупные исторические события, он дает им беспристрастную оценку, стараясь с одной стороны  проанализировать подоплеку своей собственной  причастности к ним, а с другой -  выявить их сложную взаимосвязь с бурным подъемом экономики, который наблюдался в те годы в Японии.  Автор полагает, что борьбу вокруг подписания  нового договора о безопасности в 1960 году можно считать «революцией», то есть широким народным движением, имевшим своей целью свержение существующей власти. Однако это была вовсе не та  революция, о которой мечтали  новые левые. Она  прежде всего выдвинула на первый  план требования широких народных масс и оказала всемерную поддержку индивидуалистическим стремлениям потребителей. То есть, движение  протеста против подписания нового договора о безопасности заставило  народ  забыть о войне, бедности, зависимости от Америки и привело к возрождению национализма нового типа, так сказать послевоенного национализма. По мнению автора, борьба против подписания нового договора окончательно устранила все преграды на пути Японии к обществу массового потребления современного типа.

Нагасаки считает, что избежать происшедшего было почти невозможно: все то, что бессознательно сдерживалось внутри, внезапно прорвалось наружу, и это  привело к многочисленным социальным потерям.

Подвергая строгой критике исторические события,  к которым сам он был причастен, автор создает историческую перспективу, рассматривая движение протеста 1960 года и студенческие выступления 1968 года как взаимосвязанные звенья единой цепи. (Ёсими)

 

Нагасаки Хироси

 

Родился в 1937 г. Закончил институт научных исследований при Токийском университете. В 1960 г.,  когда началось движение протеста против пересмотра японо-американского договора о безопасности, был членом коммунистической лиги, в 1968 г. участвовал в объединенном движении студентов токийских университетов.

 Среди работ:

«Ханранрон» (О восстании), 

«1960-нэндай, хитоцу но сэйсинси» (1960-е годы. К вопросу о духовной истории)

«Сэйкимацу но сякайсюги»  (Социализм конца века).

 

 

Дипломатия

 

Рэкиси тоситэ но нитибэй ампо дзё:яку

(Японо-американский договор о безопасности как историческое событие)

 

Хатано Сумио

 

Изд-во Иванами, 2010, 193Х132 мм, 291  стр.  ISNB 978-4-00-025656-8

 

Пересмотр японо-американского договора о безопасности -  одно из важнейших событий послевоенного периода японской истории. До сих пор большинство исследований на эту тему было основано на американских архивных материалах, раскрытых для широкой публики. Многочисленные исследователи были вынуждены обивать пороги Национального архива в Вашингтоне, в то время как  соответствующие японские архивы по-прежнему оставались недостаточно разобранными и систематизированными.

Однако постепенно положение начинает меняться. После  прихода в 2009 году к власти демократической партии, новое правительство распорядилось начать изучение японо-американских «секретных соглашений» периода холодной войны.  Был назначен тридцатилетний строк для рассекречивания всех дипломатических документов, принадлежащих  японской стороне. Автор данной книги воспользовался этим обстоятельством  и, основываясь  уже на японских источниках, дает подробный отчет о дипломатических переговорах в верхах по поводу пересмотра  договора о безопасности.  Книга проливает свет на постоянное маневрирование между Японией, стремившейся  сохранять  свои «три принципа безъядерной державы» даже  находясь под  «атомным зонтом» США,  и Америкой,  упорно отстаивавшей свое право распоряжаться военными базами на Окинаве.  То есть  читатель знакомится со многими приемами действительно закулисной дипломатии:  ему становится ясно, какие предложения вносились,  кем и  в каких именно выражениях,  какова была реакция японского парламента и американского Конгресса,  чем отличались позиции премьер-министра и министра иностранных дел, как бюрократическая верхушка пыталась затормозить заключение нового договора,  отвлекая внимание на всякие второстепенные поправки. Книга  ярко демонстрирует -  сколь важным фактором для  дальнейшего изучения истории японо-американских отношений  стало решение о  полном рассекречивании архивных  дипломатических материалов. (Ёсими)

 

Хатано Сумио

 

Родился в 1947 г. Защитил кандидатскую диссертацию в университете Кэйо. В настоящее время является профессором и директором библиотеки Высшей Школы гуманитарных и социологических исследований при университете Цукуба. Специализируется по истории политики и дипломатии в Японии.  Среди публикаций:

«Дайто:а сэнсо:» но дзидай. Ниттю: сэнсо: кара нитибэй-эй сэнсо: э» (Эпоха Великой восточно-азиатской войны. От японо-китайской войны к  войне с Америкой и Великобританией»

 «Бакурё:-тати но Синдзюван» (Пирл-харбор с точки зрения  главнокомандующих). Лауреат премии Ёсида Сигэру  1991 г., и 1996 г.

 

 

Религия

 

 

Хито а хитори дэ сину

(Люди умирают в одиночку)

 

Симада Хироми

 

Изд-во NHK Shuppan, 2011, 171Х110 мм, 216 стр., 740 йен., ISNB 978-4-14-088338-9.

 

 

С каждым годом в Японии становится все больше людей, умирающих в одиночестве, не имеющих никого, кто бы за ними присматривал в последние дни жизни.

Многие  считают, что это оборотная сторона современного городского образа жизни.   Но автор этой книги рассматривает проблему с иной точки зрения.  По мнению Симады, японцы сознательно  избрали такой тип общества, при котором игнорируются родственные связи и гарантируется  большая свобода личности.

В  эпоху послевоенного экономического бума многие люди устремились в крупные города в поисках  материального благополучия и свободы. Однако, даже там были сильны принципы общинности,  ведь человеческие отношения не могут измениться мгновенно.  В Японии с ее построенной на духе коллективизма культурой, социальные связи сохранили свое главенствующее положение,  взять хотя бы патерналистские принципы руководства, которых придерживаются японские компании.  В местном масштабе это, к примеру,  сеть отношений, соединяющая людей, дети которых учатся в одной школе. Нео-религии тоже помогли заполнить бреши, возникшие в социальных структурах.

 Вместе с тем,  в наши дни растет число компаний, использующих непостоянных работников, что с одной стороны  ведет к разрушению патерналистских отношений, а с другой мешает многим  обзавестись собственной семьей.   В результате люди все чаще стали  склоняться к  мысли, что жить одному – лучший выбор.  Автор полагает, что самое важное – суметь достойно встретить смерть, а умираешь ты в одиночестве или нет, не имеет особого значения.

Книга, в которой приводится множество  примеров из личного опыта автора, написана очень убедительно.  Считая смерть основной точкой отсчета, автор выдвигает ряд ценнейших предложений относительно того, как  должно жить.  Эта книга  позволяет отрешиться от привычных стереотипов и по иному взглянуть на проблему жизни и смерти. (Тё)

 

Симада Хироми

 

Родился в 1953 г.,  религиовед. Получил степень доктора в Высшей школе Гуманитарных и общественных наук при Токийском университете. Среди многочисленных публикаций:

«Оуму: Надзэ сю:кё: ва тэроридзуму о унда но ка» (Аум. Почему религия породила терроризм?)

« Со:сики ва иранай» (Похороны не нужны)

 «Со:кагаккай».

 

 

Язык

 

Нихонго ходо омосирой моно ва най

(Нет ничего интереснее японского языка)

 

Янасэ Наоки

 

Изд-во Синтё:ся, 2010, 196Х133 мм, 191 стр., 1300 йен, ISNB 978-4-10-303952-5.

 

Янасэ Наоки – один из самых востребованных в настоящее время переводчиков,  ставший широко известным после публикации прекрасного  японского перевода сложнейшего  романа Джеймса  Джойса «Поминки по Финнегану», за которым закрепилась репутация непереводимого.  У молодых читателей особенной популярностью пользуются его переводы таких авторов, как Роальд Даль и Льюис Кэрролл.

Янасэ говорит, что он стал переводчиком  во-первых из-за своей любви к языку вообще  и  во-вторых потому, что его «пленил язык,  который не был для него родным, но который он полюбил как родной». Книга содержит серию бесед Янасэ с  учениками шестого класса начальной школы о японском языке.  В  этих беседах идет речь о богатстве японского языка и о природе языка вообще.

Янасэ пишет  о том, что первобытные люди обменивались лишь беспорядочными восклицаниями и только значительно позже появились слова с более или менее фиксированным, общим для всех смыслом. Он рассматривает язык как живой организм и призывает относиться к нему бережно и пользоваться им правильно.  Кроме того Янасэ затрагивает вопросы развития письменности и  говорит об уникальности и необыкновенной привлекательности иероглифической письменности. Хотя мир языка и подчинен многочисленным правилам и ограничениям, это мир безграничных возможностей.   В  увлекательнейших беседах с учениками Янасэ подчеркивает как важно не бояться делать ошибки. И читатель с удовольствием наблюдает за тем, как под его руководством   дети дают волю своему воображению. (Ёнахара)

 

Янасэ Наоки

 

Переводчик и исследователь английской литературы,  родился в 1943 г. Изучал литературу в докторантуре   университета Васэда. Оставил должность преподавателя университета для того, чтобы полностью посвятить себя переводческой деятельности.  Его перевод на японский язык  романа Джеймса Джойса «Поминки по Финнегану», книги, которая считалась непереводимой,  был отмечен в 1994 году премией в области культуры для переводчиков на японский язык.  Среди его многочисленных книг:

«Дзэймудзу Дзойсу но надзо о току» (Разгадывая загадку Джеймса Джойса)

«Нихонго ва тэнсай дэ ару» (О гениальности японского языка)

 

 

Наука

 

Цунами Сайгай

(Бедствия причиненные цунами)

 

Кавата Ёсиаки

 

Изд-во Иванами-сётэн, 2010, 173Х105 мм., 191 стр., 720 йен, ISNB 978-4-00-431286-4.

 

 

Цунами, обрушившееся на  тихоокеанское побережье Северной Японии 11 марта, не было, как многие утверждали, бедствием которое «совершенно невозможно было предугадать». Книга «Цунами сайгай» вышла в декабре 2010 года, то есть за  три месяца до  этого события.  Автор — один  из авторитетнейших японских специалистов по предупреждению стихийных бедствий. Книга с безжалостной точностью предсказывает трагедию 11 марта.  В доступной форме объясняется, как возникают цунами, чем они отличаются от обычных волн и  почему имеют столь страшные разрушительные последствия.

Цунами  возникают с определенной цикличностью, но поскольку  интервалы между ними  достаточно велики, уроки предыдущих событий, как правило, оказываются забытыми.  К примеру,  прибрежный район Санрику,  11 марта принявший на себя основной удар, относится к  зоне, которые Кавата называет «фатальными», цунами там являются обычным явлением.  К тому же географическая структура  прибрежных участков морского дна такова, что разрушительное действие возникающих там цунами, еще более усиливается. 

Во многих случаях, подчеркивает автор, достаточно  заранее осуществить эвакуацию населения, чтобы спасти человеческие жизни.  Поразительно, что у нас до сих пор не сумели создать оптимальную систему мероприятий по сведению к минимуму риска от последствий цунами. Всякий, кто прочтет эту книгу, будет наверняка потрясен  — почему же  не были своевременно взяты на вооружение выводы, к которым, как оказалось, ученые давно уже пришли?  Трудности, с которыми мы сталкиваемся сегодня при решении встающих перед нами задач, вовсе  не обусловлены бессилием науки, ее неспособностью найти правильное решение. Беда в том, что мы до сих пор не научились синтезировать разрозненные данные, видеть сложные связи между научными и общественными явлениями во всем их многообразии,  сплачивать силы перед лицом надвигающейся опасности и создавать общественные структуры, способные ей противостоять.  (Ёсими)

 

Кавата Ёсиаки

 

Родился в 1946 г. Защитил докторскую диссертацию по механике в Киотском университете. Декан факультета по науке безопасности Кансайского университета и исполнительный директор  Института по изучению стратегии смягчения последствий стихийных бедствий  и восстановлению человеческого фактора. Лауреат многочисленных премий, включая премию 2007 г. за разработку мер по смягчению последствий от стихийных бедствий  и премию Кабинета министров  за достижения в области предупреждения стихийных  бедствий 2009 г. Специализируется по разработке мер по  предупреждению стихийных  бедствий и смягчению их последствий, а также  по регулированию кризисных ситуаций. Среди опубликованных работ – «Тоси дай сайгай» (Мега-бедствия в городах)

 

 

Литература в кино

 

 

№7  Хаяси Фумико

Хаяси Фумико, известная своим убедительным изображением  безрадостного, нищенского существования японского рабочего класса  в период до и после Второй мировой войны, была одной из популярнейших японских  писательниц 20 века.  Несколько фильмов, поставленных по ее произведением режиссером Нарусэ Микио, занимают достойное место среди шедевров японского  кинематографа.

 

 

Любовь, нищета и послевоенная Япония

 

Хаяси Фумико (1903-1951), чья жизнь внезапно оборвалась, когда ей было всего 46 лет, поднявшись из нищеты,  завоевала всеобщее признание и  добилась больших успехов на литературном поприще.  Детство у Фумико было довольно неустроенным, ее мать и отчим, будучи  бродячими торговцами, нигде надолго не задерживались, и ей приходилось постоянно переходить из одной школы в другую.  Позже в  «Хо:ро:ки» ( «Дневник бродяжки»),  произведении, которое принесло ей известность, она писала: «я была обречена  стать перекати-полем и нигде не чувствовала себя дома».

В 1922 году, когда ей исполнилось  18 лет,  Хаяси Фумико из города Ономити (преф. Хиросима) переехала в Токио.  Там она перебивалась случайными заработками, не гнушаясь самой черной работой: то сторожила обувь в общественных банях,  то надписывала  ярлычки с адресами в редакции журнала, какое-то время работала на  брокерской фирме, потом на  целлулоидной фабрике,  то есть была вроде нынешних  «фритеров», молодых людей, которые, не имея постоянной работы, переходят с одного места на другое.  В конце концов она стала официанткой в кафе.

Все это время Хаяси Фумико  мечтала стать писательницей. В свободные от работы часы они писала стихи  и  рассказы для детей, завязала дружеские отношения со многими молодыми поэтами и драматургами.

Великое землетрясение Канто 1923 года кардинально изменило облик Токио.  Старая система ценностей  рухнула,  в результате экономического бума, связанного в немалой степени с  необходимостью  широкомасштабных восстановительных работ, возникла нужда в дешевой рабочей силе, найти работу,  пусть и самую  низкооплачиваемую, стало очень просто.  Даже  молодые женщины, приехавшие на заработки из провинции, получили возможность как-то устроиться и сводить концы с концами.  Хаяси Фумико  с ее выносливостью и неистребимой жаждой жизни органично вписалась в новый облик Токио, постепенно восстававшего из руин.

В 1930 году  был опубликован ее первый роман.  И, что редко бывает с первой публикацией неизвестного автора,  тут же стал бестселлером,  ознаменовав появление на литературном небосводе новой звезды.

В каком-то смысле «Хо:ро:ки» можно считать автобиографическим романом.  В нем описано детство главной героини, которая вместе с коробейниками-родителями скитается  по шахтерским районам Кюсю, переезжая из города в город,  ее неустроенная юность, связанная с переездом в Токио, где она вынуждена  перебиваться случайными заработками.

Это хроника нищей, но отнюдь не безрадостной жизни.  Несмотря на бедность, героиня верит в свою мечту, в то, что когда-нибудь она непременно станет писательницей и жизнь ее будет яркой и светлой. Эта вера помогает ей подняться над нищей обыденностью.  Роман пронизан живым юмором, именно чувство юмора и  помогает автору видеть положительные стороны даже в своем нищенском существовании.  Ведь именно такой образ жизни делает человека свободным, дает ему возможность распоряжаться собой  по собственному разумению, не обременяя себя общественными условностями.  То есть задолго до распространения по миру феминистского движения Хаяси Фумико  руководствовалась его принципами в своей личной   жизни.

Несмотря на нищету, Фумико умела получать удовольствие от жизни.  По утрам она с аппетитом завтракала пиалой простого риса, сидя рядом с простыми рабочими в дешевой  столовой неподалеку от своей ночлежки на Синдзюку, а работая официанткой в кафе, частенько в свободные от работы часы отправлялась со своими напарницами в увеселительные велосипедные прогулки.  Читая этот роман, написанный  живым разговорным языком с широким использованием ономатопоэтических средств, читатель невольно попадает под  обаяние его героини, ощущая  прелесть и свежесть ее молодости. Он не может не оценить оптимизма и  бьющей через край энергии,  не изменявшей писательнице даже в самые тяжелые времена.

Хаяси Фумико жила очень активной жизнью и много путешествовала.  После успешного дебюта с «Хо:ро:ки» она  посетила Тайвань, который в то время был японской колонией, а потом Манчжурию и Китай. В 1931 году она осуществила свою давнюю мечту, совершив путешествие  по транссибирской магистрали, и дальше —  в Париж, где провела около шести месяцев.  Тогда же она   побывала в Лондоне.  Хаяси Фумико считала себя прирожденной бродягой, путешествия давали ей стимул для дальнейшего творчества.

Во время затяжной войны, которую Япония вела в Азии, писательница неоднократно  выезжала на линию фронта. Почти сразу же после начала войны с Китаем, она уехала специальным корреспондентом в Нанкин.  В следующем, 1938 году, снова отправилась  в районы военных действий как военный репортер и  прославилась, став первым японским писателем,  посетившим город Ханькоу. Позже она побывала в Сингапуре, на Борнео, Яве и Филиппинах.

После войны многие обвиняли Хаяси Фумико в коллаборационизме с милитаристским режимом, но она ездила на фронт вовсе не из милитаристских соображений. Скорее ее влекло туда желание разделить с простыми солдатами их страдания. Как только она осознала истинную природу происходящего, она тут же замолкла и  до самого конца войны не написала почти ни строчки.

После капитуляции  Япония, оккупированная войсками США и союзных государств, возродилась как демократическое государство.  Для многих японцев это были годы надежды и мира, демократии и свободы слова.  Но не для Хаяси Фумико, которая  в своих работах предпочла сконцентрироваться на темных сторонах послевоенной эпохи – на поражении,  ранах,  усталости.  Ее больше интересовала Япония в качестве побежденной нации, чем Япония возродившейся   демократии.

После окончания войны Фумико прервала свое молчание,  и стала много и  плодотворно работать, публикуя многочисленные произведения (в основном короткие рассказы), героями которых были японцы, повергнутые войной  в нищету, оказавшиеся на самом дне общества и пытающиеся выжить: демобилизованные солдаты, военные вдовы, репатрианты из бывших японских колоний.  Солдаты и репатрианты, вернувшись на родину, боролись за место под солнцем, женщины, потерявшие во время войны мужей, вынуждены  были заниматься проституцией.  В целой серии мрачных повестей и рассказов,  Хаяси Фумико описала   душевные страдания и  муки этих людей, потерпевших жизненный крах в хаосе поверженной Японии. Поскольку Фумико и сама провела юность на дне общества,  она  особенно чутко реагировала на нищету и отчаяние послевоенной Японии.

Ее сочувствие к страданиям невольных жертв войны достигло своего апогея в  шедевре «Укигумо» (Плывущее облако),  истории незаконной любви мужчины и женщины,  пытающихся  выжить и найти себе место в новую эпоху, среди послевоенного хаоса.  Популярность Хаяси Фумико   упала после ее смерти, но уже в начале 1990-х годов   ее творчество было переоценено: появился ряд новых посвященных ему исследований, было написано несколько пьес и романов  о жизни писательницы.  Тенденции, возникшие в японском обществе после обвала экономики мыльного пузыря, чудовищный разрыв между богатством и нищетой – все это заставило  вновь обратиться к произведениям Хаяси Фумико, помогающим воскресить в  памяти прежние времена хаоса и  всеобщего замешательства.

 

(Кавамото Сабуро, литературовед и кинокритик)

 

 

Краткие сведения о фильмах

 

Мэси (Еда) (1951)

Режиссер Нарусэ Микио

 

Местом действия фильма является Осака  того времени, когда послевоенный хаос был преодолен. В фильме описывается скучная в своем однообразии повседневная жизнь изрядно друг другу надоевших супругов: бездетной домохозяйки (Хара Сэцуко) и  ее мужа, служащего какой-то фирмы (Уэхара Кэн). На первый взгляд  им достаточно удобно и спокойно живется, но жену  угнетает мысль о  пустоте и бессмысленности существования, сосредоточенного на изнурительной домашней работе. Этот фильм  одним из первых поднял тему о судьбе японской женщины в ту эпоху, когда ее жизнь была строго ограничена традиционными предписаниями. Роман был незакончен из-за внезапной смерти автора. Это одна из  шести  экранизаций произведений Хаяси Фумико, сделанных Нарусэ  Микио, пылкого почитателя творчества  писательницы.

 

Бангику (Поздняя Хризантема) (1954)

Режиссер Нарусэ Микио

 

Четыре  уже немолодые женщины,  до войны бывшие довольно известными гейшами, в послевоенные годы начинают новую жизнь. В основу фильма легли три рассказа: «Бангику» (Поздняя хризантема), «Суйсэн» (Нарциссы) и «Сирасаги» (Белая цапля). Идея использования  в  ведущих ролях актрис среднего возраста, а не молодых кинозвезд, была весьма необычна для  50-х годов. Роли четырех женщин играют прекрасные японские актрисы Сугимура Харуко, Савамура Садако, Хосокава Тикако и Сотидзуки Юко.  Особенно хороша Сугимура Харуко, ей прекрасно удался образ стойкой независимого образа мыслей женщины, которая становится ростовщицей.

 

Укигумо (Плывущее облако) (1955)

Режиссер   Нарусэ Микио

 

Роман и сам по себе хорош, но экранизация является настоящим шедевром японского кино, перед которым даже Одзу Ясудзиро  снял бы шляпу. История любви машинистки (Такаминэ Хидэко) и инженера из Министерства Сельского хозяйства, лесной и рыбной промышленности (Мори Масаюки), заброшенных в экзотический Индокитай во время войны.  Они продолжают встречаться  и  после войны, уже в Японии, но их отношения обречены, ибо у инженера есть жена и дети.  Устав от сознания безнадежности своей любви, героиня в отчаянии умирает на острове Якусима,  тогда самой южной точки, находящейся под контролем Японии.   Превосходна работа Мидзуки Ёко, одного лучших японских сценаристов. 

 

 

События и тенденции

 

 

Книги в помощь  жертвам стихийного бедствия

 

Издательский мир  объединил усилия, чтобы помочь  жертвам землетрясения и цунами 11 марта.

Уникальным в своем роде начинанием стала публикация детской  книги с картинками, написанной уроженцем Фукусима Акиба Татами специально для оказания помощи пострадавшим от бедствия.  В книге «Кин ба:тян но ханамияма» («Бабушка Кин и ее парк Ханамияма»), изданной Open End, рассказывается история матери и сына,    спроектировавших парк Ханамияма  в городе Фукусима и совершенно бесплатно открывших его для всех желающих. В настоящее время парк является одной из основных городских достопримечательностей,  особенной популярностью он пользуется весной в период цветения сакуры.  Предполагается, что каждый второй экземпляр проданной книги будет  пожертвован детям, пострадавшим от  стихийного бедствия и затянувшего ядерного кризиса.

После землетрясения многие писатели и издательские работники  начали использовать твиттер и другие социально-сетевые коммуникационные службы для того, чтобы рассылать свои сообщения и рекламировать свои проекты.  Одно из наиболее впечатляющих начинаний – опубликованный на японском и на английском языках сборник под названием «2.46 Повторные толчки. Японское землетрясение. Вести с  мест»,  состоящий из 85 сообщений, так сказать «из первых рук», авторы которых – среди них есть и японцы и люди из других стран -  делятся своими впечатлениями о бедствии  и его последствиях. А все началось с того, что один живущий в Японии англичанин,  который пользуется ником «Наш человек из Абико»,  выдвинул предложение в течение недели написать и опубликовать книгу, а вырученные за нее деньги передать Красному Кресту. За  последующие 15 часов он получил 74 рукописи. Одна была от жителя Новой Зеландии,  который вскоре после того, как пострадали от землетрясения его родные края, женился на женщине из Фукусимы.  Издание книги, ее оформление, перевод были выполнены группой  добровольцев, собранных через Твиттер.  Человек,  подавший идею этого издания, признается, что с большинством людей, принявших участие в проекте, он никогда не встречался лично. Появление книги демонстрирует замечательную коммуникативную эффективность  Твиттера.

К помощи Твиттера  прибегнул и другой автор – поэт Ваго:  Рё:ити, уроженец Фукусимы. Желая почтить память погибших и  обратиться к людям,  испытывающим страх перед радиацией, он опубликовал короткие стихи,  написанные  после трагических событий 11 марта.  Первоначально опубликованные в Твиттере, эти стихи стали передаваться из уст в уста и со временем обрели значительную аудиторию. Спустя некоторое время были изданы три книги, в которые, помимо этих стихов из Твиттера, вошли интервью с теми, кто выжил:  «Си-но кайко:» ( «Встречи с поэзией», изд-во Асахи-симбун),  «Си но цубутэ» («Камешки поэзии», изд-во Токума) и «Си-но мокурэй» («Поэзии безмолвная молитва», изд-во Синтё:ся).

А вот и другие новости из книжного мира, связанные с  землетрясением: было напечатано 65 000 экземпляров  книги «Молитвы за Японию» (Ко:данся),  в которую вошли послания с теплыми словами сочувствия и  поддержки, присланные в Японию со всего мира.  Это всего одна из нескольких книг, опубликованных с целью  собрать средства для помощи пострадавшим от землетрясения.

 

 

Поселковый книжный магазин  в одной из деревень Фукусимы закрывается

 

15 июня в маленьком городке Иитатэ пр. Фукусима закрылся магазин «Хон-но мори Иитатэ» («Лес книг Иитатэ).  После инцидента на 1-й атомной станции в Фукусиме Иитатэ был включен в эвакуационную зону и сразу же началась  эвакуация местного населения.  «Лес книг», открытый в 1995 году, был единственным книжным магазином в Японии,  которым владели и управляли сами жители поселка на муниципальной основе.

Регулярное проведение  встреч с детьми,  бесплатная доставка  и доброжелательная  атмосфера сделали этот магазин популярным местом  встреч для местных жителей.  Поскольку атомному кризису в Фукусиме  не видно конца, надеяться на скорое возобновление работы магазина в настоящее время трудно.

 

Рост спроса на книжную продукцию в То:хоку

 

После землетрясения и  цунами 11 марта значительно повысился спрос на книжную продукцию в районе То:хоку.  И это несмотря на общий упадок издательского дела и  на то обстоятельство, что после стихийного бедствия многие книжные магазины в этом регионе были временно закрыты.

Согласно данным научно-исследовательского института по издательскому делу,  спрос на книги в То:хоку в апреле этого года на несколько процентов превысил спрос, зафиксированный в апреле прошлого года.  Примечательно, что это происходит  на фоне общего падения спроса на книжную продукцию в стране. Возможно, подобное явление связано с растущей популярностью книг и памятных фотоальбомов, посвященных трагическим событиям 11 марта,  а также с появлением новостных журналов,  широко освещающих как землетрясение и цунами, так  и атомный кризис в Фукусиме. Хорошо распродаются также детские книги.

 

Премии Акутагава и Наоки

 

Были подведены итоги присуждения 145-ой премии Акутагавы и 145-ой премии Наоки.  Премия Акутагава на этот раз не  досталась никому, а премию Наоки получил  Икэидо Дзюн за книгу «Ситамати рокэтто» («Ракета в Нижнем городе»),  вышедшую в изд-ве Сё:гакукан.

Икэидо Дзюн уже дважды выдвигался на премию  Наоки.  Произведение, отмеченное  премией, посвящено самоотверженности и профессиональному мастерству  работников нескольких мелких  промышленных предприятий, расположенных в старинных окраинных районах Токио.  

Главный герой романа  загорается честолюбивой идеей создать космическую ракету. На самом деле  эта мечта владеет им уже давно, но, когда он взял на себя управление маленькой фабрикой, принадлежавшей его отцу, ему пришлось временно от нее отказаться.  В этом  «производственно-развлекательном» романе действуют менеджеры и техники, продолжающие верить в свою мечту, несмотря на то, что их  фабрику теснят   крупные корпорации.  Жюри  сочло особой заслугой Икэидо желание посвятить свое творчество художественному изображению жизни японских компаний.

 

 

Премии Мисима и Ямамото

 

Общество поощрения литературного творчества Синтё объявило лауреатов 24-ой премии Мисима Юкио и  24-ой премии Ямамото Сюгоро. Премия Мисима досталась Имамура Нацуко за книгу «Котира Амико» («Знакомьтесь, Амико»), вышедшую в издательстве Тикума-сёбо. Лауреатом премии Ямамото стала  Кубо Мисуми за книгу «Фугайнай  боку ва сора о мита» (Робко взирал я на небо) (см. НКЯ №68), вышедшую в издательстве Синтё:ся.

«Котира Амико» является   вариантом первого произведения Имамура «Атарасии мусумэ» (Новая дочь), которое в свое время  было удостоено премии Дадзая Осаму. В книге изображается повседневная жизнь эксцентричной, капризной девушки, семья которой  постепенно распадается.

Книга «Фуганай боку ва сора о мита»  состоит из пяти, связанных между собой историй, в которых затрагиваются такие актуальные темы, как  секс, бедность и воспитание детей. У каждой истории – свой рассказчик, в частности  одна написана от лица студента лицея, слова которого и дали название книге.

 

 

То:ханский список бестселлеров за первую половину 2011 года

 

Книжный дистрибьютор То:хан Co., Ltd. опубликовал список бестселлеров за первую половину 2011 года (декабрь 2010 – май 2011).   На самом верху этого списка  книга Хигасигава Токуя «Надзотоки ва дина: но ато дэ» («Разгадкой загадок займемся после обеда»),  удостоенная премии Хонъя (объединения книготорговцев). Книга разошлась  миллионным тиражом.

На втором месте книга Ивасаки Нацуми  «Моси ко:ко: якю: но дзёси манэ:дзя га доракка: но «Манэдзименто» о ёндара» «А почему бы  менеджеру нашей лицейской бейсбольной команды не прочесть книгу  Питера Друкера «Менеджмент»?…» — один из главных хитов прошлого года.  Книга до сих пор продолжает пользоваться популярностью, отчасти благодаря  тому, что была экранизирована: в этом году на широкий экран вышли одноименные  анимационный и художественный кинофильмы.

 На третьем месте – роман «КАГЭРОУ» Сайто: Томохиро, актера, известного под псевдонимом Мидзусима Хиро.

Вот  беглый взгляд на имена, возглавившие список,  как правило, это прошлогодние бестселлеры, которые продолжают активно распродаваться и в этом году. 

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нумано Мицуёси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой изучения современной  литературы 

Ёнахара Кэй, писатель, эссеист,

Ёсими Сюнъя,   профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  информационных исследований 

 

Издатель и Главный редактор

 

Сусаки Масару, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email^ booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Japan Echo Inc.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

C    The  Japan Foundation 2011

ISSN 0918-9580

 

 

Другие интересные названия

 

Из-за ограниченного объема только 16 книг могут быть представлены  в «Новых названиях». Далее следует список дополнительных произведений, который  редакционный совет счел  достойными для представления читателям обозрения «Новые Книги  Японии».

 

  • Хидамари гэнсо:кёку (Солнечная фантазия)  Ян И. Ко:данся, 2010, ISNB 978-4-06-216704-8. Домашняя хозяйка описывает жизнь с мужем и трехлетним сынишкой в новом доме.
  • Карада но иинари (На милость тела). Утидзава Дзюнко, Асахи-симбун, 2010,  ISNB 978-4-02-250819-5.  Автор, пытаясь справиться с  болезнью,  ведет борьбу с собственным телом и описывает свое постоянно меняющееся душевное состояние в ряде поразительно откровенных эссе.
  • Тэйсёку то бунгаку (Комплексные обеды и литература) Кон То:дзи. Хон но дзассися, 2010 , ISNB 978-4-86011-211-0. Автор анализирует изменения в японской литературе и культуре питания с уникальной точки зрения «комплексных обедов» и их отражения в литературных произведениях.
  • Инака но нитиё:би (Воскресные дни в деревне) Сасаки Микиро:. Мисудзу Сёбо:, 2010. , ISNB 978-4-622-07557-8.  В ряде эссе автор, который последние 25 лет  неизменно  проводил  выходные в горной хижине,  делится с читателем опытом сельской жизни, в частности рассказывает о том, как построить деревянный дом.
  • Дзинсэйиппан ни со:тайрон (Относительность человеческой жизни)  Суто: Ясуси. То:кё: дайгаку сюппанкай, 2010. , ISNB 978-4-13-163354-3. Сборник эссе, автор которых, физик,  поднимается над  чисто научными проблемами, затрагивая  самые разнообразные предметы.
  • Гэндай бунгаку ронсо: (Споры о современной литературе) Кояно Тон. Тикума Сёбо:, 2010. , ISNB 978-4-480-01501-3. В книге собраны 17 «споров на литературные темы», которые велись в Японии, начиная с  1960-х годов. Книга проливает свет на подоплеку этих споров, показывает, каким образом их освещали в СМИ и какое общественное значение они имели.
  • Корона (Корона) Исикава Наоки. Сэйдося, 2010.  ISNB 978-4-7917-6582-9.  Фото-отчет о том как в течение 10 лет автор  изучал жизнь народностей, живущих на островах  в южной части Тихого океана, в  довольно обширном ареале, известном как  Полинезийский треугольник.
  • Тя (Чай) Сэн Со:-оку. Синтёся, 2010. ISNB 978-4-10-610392-6.  Новые размышления об искусстве чая. Автор – один из ведущих молодых  чайных мастеров —  обнаруживает глубокие познания в  разных областях современного искусства.
  • Кадзоку симбун (Семейная газета) Фотографии Асада Масаси, текст  Кё:до: Цу:син. Гэнто:ся, 2010. ISNB 978-4-344-01930-0.  Книга, используя фотографии и текст, представляет разнообразные формы японской семьи.
  • Эйга то иу тэкунородзи: кэйкэн (Фильм как технологический опыт) Хасэ Масато. Сэйкю:ся, 2010. ISNB 978-4-7872-7294-2.  Рассматривая процесс  смотрения фильма как некий технологический опыт, автор книги  выдвигает новые способы переосмысления человеческого потенциала свободы.
  • О:гай но коибито (Возлюбленная Огая) Конно Цутому,. NHK-сюппан, 2010. ISNB 978-4-14-081442-0.  Автор книги рассказывает, как разыскивал немецкую женщину, которая послужила прототипом для «Танцовщицы», известной повести  великого писателя Мори О:гая, написанной в 1890 году.
  • Окинава ку:хаку но итинэн (Окинава. Год в пустом пространстве). Кабира Нарио. Ёсикава Ко:бункан, 2011.  ISNB 978-4-642-03801-0. В книге рассматривается вопрос о том, каковы были политические цели американской администрации в первый год послевоенной оккупации Окинавы.
  • Гэмбаку га кэсита Хиросима ( Хиросима до атомной бомбы). Танабэ Масааки. Бунгэй Сюндзю:, 2010. ISNB 978-4-16-373200-8. Попытка  с использованием компьютерной графики и большого количества фотографий, полученных автором от выживших после атомного взрыва жителей Хиросимы, восстановить облик города и его жителей, в том виде, какими они были до бомбардировки,.
  • Окинава о кику ( Слушая Окинаву) Синдзё: Икуо. Мисудзу Сёбо:, 2010. ISNB 978-4-622-07570-7. Автор предпринимает попытку серьезного осмысления Окинавской проблемы, предлагая читателям вслушаться в то, что говорят сами жители острова..
  • Киндай но тё:коку то кё:то гакуха (Преодоление Современности. Киотская школа) под редакцией Сакаи Наоки и Исомаэ Дзюнъити. Ибунся, 2010. ISNB 978-4-7531-0285-3. Пересмотр дискуссии о «преодолении современности» и философских основ Киотской школы с современной точки зрения.
  • Нихонго гокан но дзитэн(Японский словарь «Чувство языка»). Накамура Акира. Иванами-сётэн, 2010. ISNB 978-4-00-080313-7. Этот словарь, основанный на  глубоком изучении японского языка уделяет основное внимание пониманию «оттенков значения» через  осознание почти неуловимых различий между словами.

 

 

 

Своими Словами

 

Асада Дзиро: , великий   литературный развлекатель

 

«Романы нужны для развлечения и более ни для чего» — заявляет один из самых востребованных авторов, лауреат многих премий Асада Дзиро:.

Этому принципу он остается верен во всех своих произведениях: и в  сентиментально-слезливых рассказах, и в исторических эпопеях, и в юмористических плутовских романах, и в захватывающих самурайских  детективах, и в  эссе  об азартных играх  — везде он радует читателей   простой и честной прозой и  изящным языком.

Дебютировав на литературном поприще в 39 лет, Асада, которому сейчас уже 60, написал больше ста книг. Его произведения  притягательны для невероятно широкого круга читателей. К примеру, мало кто удержится от слез, читая его новеллу «Поппоя» (в русском переводе «Путеец») о стареющем служащем железнодорожной станции,   которого ждет скорое увольнение, ибо станция будет закрыта, и которого преследуют мучительные воспоминания.  Это душещипательное  произведение, не лишенное некоторого  мистического оттенка,  легло в основу   фильма, быстро ставшего хитом,  телевизионного сериала и  графической новеллы. Сборник, в котором оно было опубликовано, разошелся двухмиллионным тиражом, а сама  новелла в 1997 году была удостоена престижнейшей премии Наоки.

Экранизированы были еще двенадцать популярных рассказов Асада Дзиро:, включая «Мэторо ни ноттэ» («На метро»), удостоенного премии Ёсикава Эйдзи для  начинающих авторов. Восемь его романов,  включая «Мибу гиси дэн» («Легенда о праведном самурае из Мибу» ), за который автор получил премию Сибата Рэндзабуро,  легли в основу телефильмов, а множество рассказов  были поставлены на театральной сцене.

Однако даже самые удачные экранизации  произведений Асады не могут  передать тех тончайших чувств и переживаний, которые ему удается выразить в прозе.

«Писатель не может пользоваться звуком и цветом, слова – единственное доступное для него средство выразить то, что он хочет сказать. Только  художественная  проза дает возможность точно воспроизводить чувства и мысли героев», — говорит Асада. По его признанию, сочиняя свои произведения, он никогда не старается  представить себе происходящее. «Молодые писатели испорчены зрительными образами, они работают скорее как фотографы, просто описывая сменяющие друг друга события… мне не кажется это достойным».

Писатель до сих пор пользуется   ручкой и бумагой, но, по его словам, никогда не меняет ни слова в написанном. «Качество романа падает, если писатель считает, что отдельные фразы могут быть исправлены позже», — утверждает он. «Ведь если вы хотите построить дом, вы же не нанимаете плотника, который по ходу дела что-то постоянно подправляет и ремонтирует. Зачем же вам писатель, который  приступает к писанию, не имея общего плана?  Я чувствую себя униженным, если мне приходится вносить какие-то поправки в уже написанный текст».

Хотя  в Японии нет человека, незнакомого с прекрасной прозой Асады, подробности его собственной жизни, особенно в молодые годы, мало кому известны,  а между тем она изобилует драматическими событиями, описанными позже в его произведениях.

Асада Дзиро: родился  в Токио, в Ситамати. Детство у него было вполне благополучное, но потом его родители развелись  и  он оказался на грани нищеты.  Воспитывали его живущие в Токио дед с бабкой, и именно поэтому, по признанию самого Асады,  почти все его герои  являются воплощением духа коренных токийцев.

Два довольно напряженных года Асада Дзиро: провел в рядах Сил Самообороны Японии, куда вступил  в 1971 году, через год после того, как знаменитый писатель Мисима Юкио покончил с собой на базе ССЯ.  Асада  поступил на военную службу, надеясь отыскать причину смерти своего кумира.  В сборнике коротких рассказов «Хохэй но хонрё:» («Сфера деятельности солдата»),  описан его  суровый опыт службы в Силах Самообороны.

Потом он пытался основать компанию по  производству женского платья, но попытка эта закончилась провалом.  Позже ему  удалось снова открыть свое дело и даже добиться некоторого успеха. Какое-то время он  перебивался, играя в азартные игры (это поможет читателям понять, почему многие его эссе связаны со скачками).

Несмотря на довольно-таки извилистый путь, которым он шел к литературе, Асада никогда не сомневался, что в конце концов станет сочинителем,  еще во времена своей учебы в лицее, он начал забрасывать издателей своими рукописями.

На первых порах Асада Дзиро: публиковал свои  произведения под разными псевдонимами, поэтому впоследствии  ему потребовалось затратить немало  времени и усилий, чтобы  его признали единым автором всего того, что было им написано. Вообще признание пришло к нему далеко не сразу, но он никогда не терял уверенности в себе. «Я вообще большой оптимист по натуре» — смеется Асада.

Сегодня он  завален заказами от разных издательств.  Три полнообъемных романа с продолжениями публикуются в разных журналах, запланирована целая серия произведений о поздней династии Цин в Китае. Роман с продолжениями  «Со:кю но субару» («Созвездие Плеяд  на небосводе») (см. Новые книги Японии, №17),  публикация которого началась в 1996 году, произвел фурор как в Японии, так  и в Китае. В этом романе Асада дает новую интерпретацию исторической роли  императрицы Цыси и  манчжурского военачальника Чжан Цзолина. Серия продолжает печататься по сей день, приводя в восторг новое поколение читателей.

Все исторические произведения Асады связаны с событиями последних 150 лет,  местом действия, как правило, является либо Япония, либо Китай.  Правда, есть одно исключение — его недавний роман «Оварадзару нацу» («Бесконечное лето») (см. НКЯ №67),  в котором Асада знакомит читателей с  малоизвестным сражением между японской и советской армиями, которое имело место  сразу же после капитуляции  Японии в конце Второй Мировой Войны. Он говорит, что считает  своей миссией выявлять связь между нынешним положением дел и «недавним прошлым», ибо «некоторые исторические события могут быть прослежены лишь средствами художественной литературы».

Воздавая должное крупным  историческим романам Асады, нельзя не признать особую ценность его рассказов, каждый из которых, без преувеличения, настоящий перл. Писателю удается  так описать своих персонажей, что  они сразу становятся близки  читателям.

Произведения недавно избранного президентом японского ПЕН-клуба, Асада Дзиро:  развлекают и одновременно дисциплинируют читателя, в этом причина их удивительной притягательности.

 

(Кавакацу Мики,  писатель)

 

 

Асада Дзиро:

 

Родился в 1951 г. Лауреат премии Ёсикава Эйдзи для начинающих писателей за «Меторо ни ноттэ», премии Наоки за «Поппоя», премии Сибата Рэндзабуро за «Мибу гиси дэн», Литературной премии изд-ва Тю:о:ко:рон   и премии Сиба Рё:таро: за «Охара мэси масэ» (Взрежь свой живот), премии Ёсикава Эйдзи по литературе за «Тюгэн но нидзи» (Радуга над китайской равниной), и премии  издательства Майнити по культуре за «Оварадзу нацу».

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU