Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№72 (лето 2012)

Новые книги Японии

 

№72  (лето 2012)

 

Современный исторический роман

 

Навата Кадзуо

 

Черпая темы из прошлого, исторический роман  неизбежно отражает  современность.

Взять хотя бы  произведения, опубликованные в прошлом году. В них прежде всего воссоздается окружающая нас действительность: последствия стихийного бедствия в районе То:хоку, несостоятельность властных структур во главе с демократической партией,  следствием которой является топтание на месте в политике,  неэффективность экономических мероприятий,  пассивность во внешней политике, затяжная депрессия.

 Многие романы, написанные после прошлогодних мартовских событий,  поднимают тему ценности человеческой жизни. Примером может послужить роман Хамуро Рин «Хигураси но ки» («Записки вечерней цикады», изд-во Сё:дэнся, 2011), за который писатель был удостоен 146-ой премии Наоки.

Роман начинается с того, что  уездного чиновника Тоду Сю:коку обвиняют в преступной связи с наложницей феодального князя. Его приговаривают к ссылке,  приказывают  за десять лет составить генеалогическое древо княжеского рода, а потом покончить с собой, сделав сэппуку. В сущности, основное отличие между современным человеком и самураем былых времен заключается в том, что  последний жил, постоянно помня о смерти. Главным героем романа является человек по имени Данно Сё:дзабуро,  которого приставляют к Тоде Сю:коку, чтобы  надзирал за ним и помогал в работе. Очень скоро ему становится ясно, что Тода не мог совершить преступления, в котором его обвиняют.  Он решает провести собственное расследование, и ему открывается целый ряд неприглядных фактов. Спустя некоторое время  подвергается страшным пыткам и умирает сын земледельца, охранявший дом Сю:коку, юноша по имени Гэнкити. Далее следуют совершенно душераздирающие события, о которых невозможно читать без слез.  Как в таких обстоятельствах должен поступить настоящий самурай?  Это понятно даже Икутаро:,  малолетнему сыну Сю:коку, у которого хватает  решимости и мужества сделать то, что должно сделать.  Постоянная  готовность самурая к смерти  может поражать, даже ужасать, но в ней  заложено глубокое понимание ценности человеческой жизни.

С этой точки зрения  интересен и роман Тогаси Ринтаро «Кэнсин но гунбайся» («Главнокомандующий войска Кэнсина», изд-во Тю:о: Ко:ронся, 2011), написанный совершенно в ином духе, но также затрагивающий тему ценности  человеческой жизни.  Кульминационный момент романа  -  битва при Каванакадзиме.  Большинству читателей известна печальная судьба Ямамото Кансукэ, полководца, сражавшегося  на стороне Такэды Сингэна против Уэсуги Кэнсина.  Тем большую остроту приобретают сцены подобные той, когда  Кансукэ берет на руки новорожденного сына и, не в силах справиться с волнением, спрашивает: «Как долго смогу я заботиться о тебе, мой Таро:мару?»  В такие мгновения словно эстафетная палочка передается от прошлого к будущему и особенно  остро ощущается краткость человеческой жизни. Как это ни парадоксально, динамичные батальные сцены волнуют куда меньше, чем подобные интерлюдии,  пронизанные  тоской героев по простой мирной жизни.

Автор романа «Нэхан но юки» ( «Снег Нирваны», изд-во Ко:бунся, 2011)   Сайдзё: Нака затрагивает  другой аспект современной жизни, резко критикуя  пассивность  нынешнего политического курса.  В ее романе изображаются  люди, выступавшие против реформ эпохи Тэмпо: (1841-1843),  центральной фигурой среди которых был строптивый воин Такаясу Монсукэ.  Одной из привлекательнейших черт романа является  полное нежелание автора  идти на поводу у стереотипов.  К примеру, один из персонажей в знак протеста против действий сёгуната объявляет голодовку и  доводит себя до смерти.  Можно было бы ожидать, что  его станут превозносить, ведь по понятиям самурайской чести он  повел себя вполне достойно.  Но в романе показана совершенно иная реакция на поступок этого человека. Его сестра, проститутка  по имени О-Уно, узнав о смерти брата, гневно восклицает: «Да он  вовсе не отказывался от  еды,  ему просто нечего было есть, даже если бы он и захотел!»  За описанием реформ Тэмпо: скрывается  резкая критика в адрес нынешнего правительства, состоящего из беспомощных,  своекорыстных политиков,  заботящихся только о своем положении, своих интересах и не сделавших ничего,  чтобы справиться с ужасной экономической ситуацией.  В одном месте Тории Ю:дзо:,  государственный служащий, который пытался по мере сил сдерживать процесс европеизации Японии,  говорит: «Нельзя забывать, что роскошь, которой наслаждались жители Эдо, поддерживалась тяжким трудом и мучениями крестьян».  Невольно возникает желание провести параллель -  высокий жизненный уровень Токио, да и не только Токио, но и всей послевоенной Японии,  стал возможным в результате тяжелого труда  и терпения жителей Тохоку и  за счет крушения надежд жителей Окинавы.

Главным героем  романа Аоямы Бумпэя «Сиракаси но ки но сита дэ» («Под деревом сиракаси», изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2011), за который автор был удостоен 18-ой премии Мацумото Сэйтё:, является нищий вассал Мураками Нобору,  речь же в романе идет о самураях, которые вынуждены доказывать свою принадлежность к самурайскому сословию.  Когда читаешь об этих людях, считающих себя жалкими червями,  лишенных возможности применить свои способности,   невольно  напрашивается параллель с их  потомками, живущими в наше время и покорно выполняющими изнурительную, не приносящую никакого удовлетворения  работу только потому, что им затыкают рот жалованием в  два или три миллиона йен в год.  Пожалуй, давно уже  не появлялось романов, отмеченных столь глубоким проникновением в самурайское мироощущение.

В ряде других романов подвергается критике малоэффективная нынешняя внешняя политика Японии.  Японцы по доброте душевной часто пребывают в заблуждении, считая, что  внешняя политика связана исключительно с установлением дружеских контактов между странами.  Но ведь на самом-то деле это далеко не так! В основе современной внешней политики -  борьба за приоритет собственных интересов. Такова уж наша суровая действительность.

Здесь можно привести в пример роман Сато Кэнъити «Пэри» ( «Мэтью Колбрайт Перри», изд-во Кадокава Сётэн, 2011).  Его героем является  реальная  историческая  личность – тот самый грозный командор Перри,  который когда-то принудил Японию открыть  двери во внешний мир.  Именно таким он и изображен в романе.  Вот только автор поворачивает образ Перри другой, непривычной стороной, он раскрывает перед нами его внутренний мир,  показывает, о чем он размышлял, когда пораженный способностью японцев воспринимать все новое,  их  дальновидностью, заставил себя отбросить мучившие его опасения и признать неизбежность подписания с Японией договора о мирном сотрудничестве.  Америка, будучи молодым государством, к тому времени уже преодолела свой комплекс неполноценности перед Англией  и   сумела расстроить далеко идущие планы Голландии,  ей нужна была Япония во-первых, как база для китобойного промысла, а во-вторых, как база для торговых отношений с Цинским Китаем. И это положение оставалось в силе даже в случае столкновения военных  интересов.  Когда Япония в конце Второй мировой войны  подписывала  акт о капитуляции на борту американского линкора «Миссури», над ним был поднят 31-звездный американский флаг.  Такой же флаг развевался над одним из кораблей эскадры Перри когда она подошла к берегам  Японии в конце периода Эдо.  Вряд ли стоит упоминать о том, что в послевоенные годы Япония стала самой крупной военной базой США на Дальнем Востоке.  В  романе Сато Кэнъити Перри обещает Японии щедрую военную поддержку в случае войны с другой страной.  Автор предпринимает попытку охватить всю историю переговоров между Японией и США по поводу заключения разного рода соглашений, начиная с последних дней существования  Токугавского сёгуната до заключения Договора о безопасности 1960 года, который и по сей день остается в силе.

Назову еще два романа, которые могут оказаться небесполезными для теряющихся в кризисных ситуациях японцев, ибо послужат им напоминанием  о том, как неправильная внешняя политика, проводимая лицами, стоящими у власти, легко  оборачивается военным конфликтом.

Первый из них – «Курохаэ но уми»  («Моря Южного ветра», изд-во РНР Кэнкю:сё, 2011). У романа есть подзаголовок – «Любопытные  истории из жизни Като: Киёмасы и вторжение в Корею». Как явствует из этого подзаголовка, автор книги пытается в новом ракурсе рассмотреть военные действия, предпринятые Хидэёси  на Корейском полуострове в 90-х годах 16 века. Уже давно ведутся споры вокруг исторической достоверности человека по имени Саяка, японского военачальника,  служившего Като: Киёмасе, и, по некоторым сведениям,  перебежавшего к корейцам.  Обобщив разные версии, автор создал образ Сано Кахэя. И Сано Кахэй, и  корейский  воин Ким Хван стремились к миру,  и тот и другой считались предателями у себя на родине, оба закончили жизнь во вражеской стране, достигнув там высокого положения.

В том же ряду стоит роман  Хамуро Рин «Тои ню:ко. Фудзивара Такаиэ но татакаи» («Вторжение Тои. Битвы Фудзивара Такаиэ», изд-во Дзицугё: но нихонся, 2011). Его весьма динамичный сюжет основан на исторических событиях середины эпохи Хэйан (794-1185). Главный герой, Фудзивара Такаиэ,  известный своей неистовостью,  следуя пророчеству известного предсказателя-даоса Абэ но Сэймэя,  вступает с бой с пиратами Тои, которые продвигались из Ики через Цусиму в Хакату.  Отразив атаку Тои, Такаиэ перешел в наступление и преследовал пиратов до Цусимы. При этом, продемонстрировав  великолепную политическую хватку и  дальновидность, он сумел избежать территориальных споров с Корё (государство на Корейском полуострове). Нам остается только сожалеть   об отсутствии аналогичных достоинств у нынешних политиков,  которые, оказавшись в подобной ситуации, наверняка потеряли бы почву под ногами.

Можно сказать, что стремление отражать современную эпоху является общим для всех исторических  романов, написанных в последнее десятилетие.

Возьмем,  к примеру, опубликованный десять лет назад  роман «Аканэдзора» («Пурпурное небо», изд-во «Бунгэй Сюндзю:, 2001), за который его автор  Ямамото Итирики, был удостоен 12-ой премии Наоки.  Надо сказать, что Ямамото Итирики начал писать это произведение, преследуя вполне определенную цель: ему во что бы то ни стало надо было расплатиться с долгами, в которые он влез в самом конце эпохи экономики «мыльного пузыря» и общая сумма которых измерялась в   сотнях миллионов йен. К тому времени, когда роман был закончен, в Японии начался период экономического спада, но книга тут же стала   бестселлером и принесла автору в 1997 году престижнейшую премию для  начинающих авторов  All Yomimono Prize, а потом и премию Наоки.  В романе рассказывается  трогательная и непритязательная история продавца тофу, который, переехав из Киото в Эдо, открывает лавку и обзаводится семьей. Преодолев ряд трудностей, он   передает свое дело следующему поколению.  Любая семья неизбежно сталкивается с теми или иными трудностями и так или иначе преодолевает их.  Но в те давние времена, когда у людей возникали жизненные затруднения, вся семья, все родственники объединяли усилия, чтобы справиться с ними. В последние десять лет участились случаи  беспричинных  и неожиданных «внутрисемейных» убийств.  Очевидно, именно поэтому  Ямамото Итирики и выдвинул на первый план идею «потенциальных возможностей семьи», которая в прежние времена помогала человеку справиться со многими несчастьями.  Столица Эдо в романе предстает  некоей утопией,  но все повествование пронизано  вполне осознанным пониманием того, что людям надо объединяться ради того, чтобы преодолевать  беды, которые подстерегают их в жизни.

В беду попадают не только простолюдины, самураи тоже от них не застрахованы.  Отокава Юдзабуро:, лауреат 127-ой премии Наоки за роман «Икиру» («Жить», изд-во Бунгэй Синдзю:, 2002), говоря  о своей книге, заметил: «Всем людям, живущим в нашем мире,  постоянно приходится преодолевать разные препятствия и трудности», и выразил надежду, что читатели смогут ощутить живое дыхание его героев, которые не пасуют перед жизненными трудностями.

Ряд прекрасных произведений был создан в последние годы и женщинами. «Семья»  — ключевая тема популярного цикла повестей  Морота Рэйко «Оторими нё:бо:» («Жена сокольничего», изд-во Синтё:ся, 2001-2011).  Героиня этого цикла -  женщина, мужа которого посылают с секретным поручением в далекую провинцию, и ей приходится,  став во главе семьи, самой решать все семейные проблемы. Где-то на заднем плане -  распри и кровопролитные военные  столкновения, которые не изображены непосредственно, а только угадываются, на переднем -  на первый взгляд вполне мирная семейная жизнь. Невольно напрашивается аналогия с  ситуацией во многих японских семьях в послевоенные годы,  когда  где-то вдалеке постоянно шли войны – то в Корее, то во Вьетнаме.

В заключение мне хотелось бы привести одно из наиболее значительных  произведений, недавно написанных в этом жанре. Это роман Хасэгава Таку «Сака ватари»  («Переход  в обратную сторону»,  изд-во Майнити Симбунся, 2011). «Сака ватари», — слово, придуманное самим автором. Оно связано с обычаем, распространенным  у некоторых горных жителей: старики, достигнув определенного возраста, как бы добровольно отказываются от жизни и начинают движение к смерти.   То есть речь идет о несколько видоизмененном варианте обычая обасутэ (оставление стариков), когда  ставших обузой для окружающих стариков, оставляли умирать в  отдаленных от поселения местах. События, описанные в романе, разворачиваются на фоне  сражений между войсками Такэды Сингэна и Уэсуги Кэнсина, которые идут где-то  в горах, неподалеку от современных префектур  Ниигата и Нагано. К участию в сражениях насильственно привлекаются и местные жители, искусные врачеватели,  собиратели целебных трав.  Именно в этих условиях престарелый Цукикуса и собирается начать свой последний одинокий «переход в обратную сторону».  Прижимая к груди узелок с останками покойной жены, он проводит зиму в горах, потом направляется к сакуре, под которой жена завещала ее похоронить. Темой этого произведения, если попытаться сформулировать ее в одном слове, является экология,  то есть проблема, которая в наши дни должна решаться на общемировом уровне.  Ибо разве главной экологической проблемой не является вопрос о том, что умирая, мы отдаем свое тело природе, а живя в этом мире, должны с благодарностью принимать милости этой природы? В центре романа – круговорот рождений и смертей на лоне природы.   Поставить в центре  исторического романа такую общемировую современную проблему – это достижение, которым автор, как мне кажется, может гордиться.

 

Навата Кадзуо

 

Родился в 1958 году. Литературный критик, специалист по историческому роману.  Автор «Дзидай сё:сэцу  но ёмидокоро» («Привлекательность исторических романов») и «Миямото Мусаси то ва наника» («Кто такой Миямото Мусаси?»). Лауреат премии 1995 года в номинации «изучение массовой литературы» за «Торимонотё: но кэйфу» («История детективов, действие которых происходит в период Эдо»). Главный редактор «Дзидай сё:сэцу ансородзи:» («Исторический роман. Антология»).

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

Докэси но тё: 

(Бабочка шута)

Эндзё:  То:

Изд-во Ко:данся, 2012, 194Х133 мм, 175 стр. 1300 йен, ISBN 978-4-06-217561-6

 

Эндзё: То:  быстро приобретает широкую известность как автор  своеобразной прозы, которая раскрывает перед читателем причудливые миры, созданные богатым воображением автора, но основанные на его обширных  познаниях в области естественных наук. Многие считают его произведения слишком сложными и малопонятными, но поражает легкость с которой  писатель творит в совершенно разных жанрах: он пробовал свои силы и в научной фантастике, и в фэнтэзи, и в мета-фикшн, и в экспериментально-философской прозе.  А в последние годы взялся за такой мало  разработанный жанр, как «метафизическая проза». Данный сборник состоит из двух новелл: той, которая дала название книге и за которую автор был удостоен премии Акутагавы, и «Мацу но э но ки» («К вопросу о «Ветках сосны»).  Новелла «Докэси но тё» изобилует игрой слов и отмечена безграничной чувственностью, в ней ощущается явное преклонение автора перед Набоковым.  В центре стоит весьма эксцентричная личность по имени Томоюки Томоюки — загадочный  писатель, полиглот и космополит,  который ездит по всему свету, учит разные языки и пишет на них. Это многоплановое произведение с чрезвычайно сложной композицией,  его сюжет невозможно изложить в нескольких словах. Вторая новелла, «Мацу но э но ки», является весьма своеобразным произведением, поднимающим проблему литературного перевода. В новелле два героя: писатель, от лица которого ведется повествование, и некий автор (скорее всего американец), которые переводят  произведения друг друга.  Постепенно их переводы становятся все более  свободными и  независимыми, и в конце концов главный герой втягивается в странный процесс  обратного перевода уже переведенных рассказов. В чем смысл сочинительства, перевода, что такое оригинал? Смело экспериментируя с языком,  Эндзё: пытается отыскать ответы на самые насущные вопросы, которые ставит перед нами современная литература. (Нумано)

 

Эндзё: То:

 

Родился в 1972 году. Окончил университет Тохоку,  получив диплом по физике, потом учился в докторантуре  Токийского университета.  В 2007 году за «Обу дза бэ:субо:ру» («О бейсболе») получил премию журнала  Бунгакукай  для начинающих авторов.  В 2010 году стал лауреатом премии Нома для начинающих авторов за «Ую: ситан» («Эта несуществующая история»). За книгу «Докэси но тё» в 2001 году был удостоен  премии Акутагавы.

 

 

Субэтэ маёнака но коибитотати

(Все полуночные любовники

Каваками Миэко

Изд-во Коданся, 2011, 193Х132 мм, 311 стр. 1600 йен, ISBN 978-4-06-217286-8

 

В своем романе «Хэвун» (Небеса, см. НКЯ №63) Каваками Миэко обратилась к теме издевательств в начальной и средней школах и показала к какому ужасному разгулу насилия они   могут привести. «Субэтэ маёнака но коибито» — первый длинный роман писательницы — написан через два года после «Хэвун». В нем  Каваками не только резко меняет свой стиль, но и открывает новую для себя тему.  Это роман, повествующий о  тихой любви мужчины и женщины, которые  мало общительны и не очень удачливы в любовных делах.  Главная героиня – одинокая 34-летняя  женщина, которая зарабатывает на жизнь скромной работой  корректора.  Она очень неуверенна в себе, застенчива, у нее нет никакого опыта в общении с лицами противоположного пола.   В результате ряда странных совпадений она знакомится с мужчиной среднего возраста, школьным учителем физики, и увлекается им.   Но поскольку это увлечение не перерастает в любовную связь в принятом смысле слова, книгу, наверное, правильнее было бы назвать «анти-любовным романом».  В ней нет ни бурных страстей, ни  гламурных любовных атрибутов, ни намеков на физический экстаз.  Разговоры, которые ведет между собой эта пара,  остаются на всем протяжении романа формально учтивыми, и это производит довольно странное впечатление.  Можно сказать, что автор не желает идти в ногу со временем.  Но именно это сообщает роману удивительную притягательность.   Прозрачная чистота и изящество поэтичного языка  вызывает ассоциацию с дрожанием туго натянутой струны в морозный зимний день. (Нумано)

 

Каваками Миэко

 

Родилась в 1976  году. Прозаик, музыкант и поэт. В 2008 году стала лауреатом премии Акутагавы за «Тити  то ран» («Грудь и яйцо», см. РКЯ №57). В 2010 году ее роман «Хэвун» («Небеса») (см. НКЯ №63) был удостоен Поощрительной премии Министра образования  для начинающих деятелей искусства и Премии Мурасаки Сикибу по литературе.

 

Моти омори суру бара но хана

(Розы, тяжестью оттягивающие руки)

Маруя Саййти

Изд-во Синтё:ся, 2011, 196Х131 мм, 208 стр., 1400 йен, ISBN 978-4-10-320609-5

 

Во время командировки в Нью-Йорк Кадзии  Гэндзи знакомится с молодыми музыкантами из струнного квартета. Спустя некоторое время квартет  занимает первое место на конкурсе и перед музыкантами открывается  путь к успеху.  Кадзии между тем возвращается на головное предприятие своей компании, его назначают вице-президентом и в конце концов он становится одной из ведущих фигур в финансовом мире страны.  Но в жизни не всегда  дует попутный ветер.  Первая скрипка  вступает во второй брак,  после чего его отношения с остальными музыкантами становятся весьма натянутыми и он выходит из состава квартета.  На долю остальным участникам квартета тоже выпадают немало разного рода жизненных трудностей  и разочарований, их музыкальные карьеры складываются далеко не так успешно, как представлялось.

Кадзии и Нохара, тот человек, которому он рассказывает свою историю, не являются исключением.  Несмотря   на успешное продвижение по службе, Кадзии страдает от многочисленных разочарований и неудач в личной жизни.

Особое очарование придает этому произведению  соединение  разнородных элементов как в плане  формы, так и в плане содержания.  Сюжет  делает неожиданные и прихотливые повороты, как бывает в романах о супружеской неверности  или  детективах.  Эти элементы, свойственные произведениям массовой литературы,  искусно введены в  рамочную конструкцию  оригинально и изящно выстроенного основного романа.  Вульгарные перебранки и сладострастные сцены соседствуют с изысканными  спорами о музыке. Причем  эти разнородные элементы так искусно переплетены друг с другом,  что совершенно нет  ощущения дисгармонии. Такое произведение мог написать только писатель,  имеющий за плечами шестидесятилетний опыт творческой деятельности. (Тё:)

 

 

Маруя Сайити

 

Родился в 1925 году.  Закончил Токийский университет, получив диплом специалиста по английской литературе.  В 1968 году стал лауреатом премии Акутагавы за «Тоси но нокори» («Остаток года»), а в 1972 году — лауреатом премии Танидзаки Дзюнъитиро за «Татта хитори но ханран» («Одинокий бунт»). По его бестселлеру 1993 года «Оннадзакари» («Женщина в самом соку») был снят фильм.  Маруя Сайити  работает в разных жанрах: романы, эссе, литературная критика,  переводы.  В 2009 году он опубликовал новый перевод романа Джеймса Джойса «Портрет художника в юности».

 

 

Хэйсэй сару кани кассэн дзу

(Сражение обезьяны с крабом. Современный вариант)

Ёсида Сю:ити

Изд-во Асахи симбун , 2011. 194Х133мм, 504 стр. 1800 йен, ISBN 978-4-02-250892-8

 

Минато Кэйдзи -  виолончелист  и почетный гость трех еженедельных телепрограмм.   Однажды он сбил человека и скрылся с места происшествия, но его брат взял  вину на себя и ему удалось избежать ареста.  Хамамото Дзюмпэй, молодой человек, работающий в клубе на улице Кабукитё,  случайно оказался очевидцем происшествия и вместе с сообщником начинает шантажировать Минато.

Об этом узнает менеджер Минато, Соно Ю:ко,  и  ей удается разрулить ситуацию, пустив в ход все свои связи. Но тут дело  приобретает неожиданный оборот: кто-то похищает Хамамото Дзюмпэя.  Известный политик  ошибочно полагает, что жертва наезда  имеет на руках материалы, изобличающие его в незаконности созданного им фонда, и пытается вернуть их с помощью  якудза.  Соно Ю:ко оборачивает  это  в свою пользу  и заставляет политика  добиться для Хамамото места депутата Парламента.

Словом, у книги  столь захватывающий сюжет, что оторваться от нее невозможно.  При этом в отличие от обычных развлекательных детективов этот роман поражает глубоким проникновением в проблемы современного общества.  Его название связано с известной сказкой о крабе, который  решил отомстить злой обезьяне.  Используя приемы детективного романа, автор вскрывает абсурдность и несправедливость современного общественного устройства.  В нем изображается слабый человек,  отважно вступающий в борьбу с готовой сожрать его системой. (Тё:)

 

Ёсида Сю:ити

 

Родился в 1968 году. В 1997 году стал лауреатом премии журнала Бунгакукай для начинающих писателей за «Сайго но мусуко» («Последний сын»). В 2002 году был удостоен премии Ямамото Сю:горо: за «Парэ:до» («Парад») и премии Акутагавы за «Па:ку  райфу» («Жизнь в парке»),  а в 2007 году — премии газеты Майнити за достижения в области культуры и издательских дел и премии Осараги  Дзиро: за роман «Акунин» («Злодей», см. НКЯ №54)

 

Эссе

 

Моси нихон то  иу куни га накаттара

(Если бы Японии не было)

Роджер Палверс

Изд-во Сю:эйся интернешнл, 2011, 187Х130 мм, 319 стр., 1700 йен. ISBN 978-4-7976-7221-3

 

Роджер Палверс  всю свою жизнь путешествовал, он великий мастер пересекать границы.  Уехав из США, он быстро выучил русский, польский и японский, а в настоящее время  живет то в  Австралии, то  в Японии.  При этом он не похож на  оторванного от своих корней эмигранта, скорее напоминает искусного плотника,  способного построить  для себя дом в  любой точке земного шара.  Новая книга Палверса представляет собой размышления о  культуре Японии, страны в которой он  прожил большую часть жизни, впервые приехав туда в 1967 году. Автор восторженно отзывается о красоте японской культуры и  обращается со словами горячего ободрения к тем японцам, которые в эпоху глобализации начали терять уверенность в себе.  В Японии Палверс известен как один из первых прояпонски настроенных иностранцев,  свободно владеющих японским языком.  Помимо всего прочего он еще и сам прекрасный прозаик, драматург и театральный режиссер.  В данной книге Палверс как бы обобщает весь свой  обширный опыт жизни в Японии, она полна размышлений и суждений, которые заслуживают того, чтобы быть услышаны. Взять хотя бы идею  о том, что Япония  представляет собой «редкий образец передовой нерелигиозной страны». На примерах из произведений  таких художников слова, как Миядзава Кэндзи, Иноуэ Хисаси, Оосима Нагиса, Палверс  старается убедить читателя в том, что Япония  «страна совершенно необходимая для мировой культуры». (Нумано)

 

Роджер Палверс

 

Родился в 1944 году. Писатель, драматург, театральный режиссер.  Возглавляет Центр изучения мировых цивилизаций Токийского технологического университета.  Закончил магистратуру в Гарварде по специальности «русский язык», некоторое время учился в Варшаве и Париже, а в 1967 году приехал в Японию.  Переводил произведения Миядзава Кэндзи,  Иноуэ Хисаси и других японских писателей, опубликовал множество книг на английском и японском языках, среди них: «Мечта Лафкадио Херна», «Райсу» («Рис») и «Эйго дэ ёмитоку Кэндзи но сэкай» («Читая Миядзава Кэндзи по-английски»)

 

 

Критика

 

Эфудэ но насёнаридзуму

(Национализм, выраженный кистью)

Сибасаки Синдзо:

Изд-во Гэнки Сёбо:, 2011, 196Х134 мм, 240 стр. 2800 йен, ISBN 978-4-9011998-76-5

 

Фудзита Цугухару и Ёкояма Тайкан – два всемирно известных художника,  работающих в совершенно разных манерах.  Фудзита прославился своими портретами молочно-бледных женщин, написанными мягкими скупыми мазками.  Несмотря на мировую известность Фудзиты, «любимца Парижской школы»,  в самой Японии его долгое время не признавали, считая  несерьезным художником.   Другое дело Тайкан. В предвоенные годы  он употребил все свое политическое влияние, дабы сохранить всенародное признание и  писал пейзажи в традиционной  манере так называемой «японской школы» («нихонга»).   Одной из причин его популярности в то время был  подъем японского национализма.

На некоторое время жизненные пути этих диаметрально противоположных художников пересеклись.  В разгар Второй мировой войны оба написали серию «военных картин» (сэнсо:-га).  В 30-е годы 20 века  в национальной политике страны  поощрялась идея о том,  что художник своей кистью должен служить государству, и здесь Тайкан играл ведущую роль:  стремясь поднять дух японцев, взывая к их чувству национальной гордости, он написал серию больших  панно с изображением горы Фудзи. Фудзита, незадолго до этого вернувшийся из Франции, тоже резко изменил свой стиль и стал рисовать сцены военных сражений, пытаясь утвердиться в новом для него качестве художника-патриота.  Однако  после войны он  подвергся беспощадной критике и,  разочарованный  в своих надеждах, уехал во Францию.

Описывая сложный творческий путь двух таких разных художников,  автор стремится   показать, каким образом происходило столкновение двух разных культурных традиций – восточной и западной,  и  какую роль играла  живопись как одно из средств «медиа». (Ёнахара)

 

Сибасаки Синдзо:

 

Родился в 1946 году. Журналист. Получив диплом политолога в университете Кэйо:, начал работать в газете Нихон кэйдзай симбун.  В настоящее время читает в университете курсы лекций по культурологии,  масс-медийной культуре и современному информационному обществу.

 

Эккё:суру сёмоцу

(Книги, пересекающие границы)

Вада Ацухико

Изд-во Синъёся, 2011, 215Х150 мм, 364 стр., 4300 йен, ISBN 978-4-7885-1250-4

 

До недавнего времени книги представляли собой  нечто сброшюрованное,  переплетенное, имеющее  определенную массу и находящееся в библиотеках, книжных магазинах и кабинетах ученых.  Именно в этих пространственных рамках и осуществлялось общение читателя с книгой.  В то же время книги  — это предметы, вполне пригодные для транспортировки, которые можно собирать в том или ином хранилище  и перевозить через государственные границы.  Автор этого примечательного исследования решил изучить вопрос о перемещении печатной продукции в контексте послевоенных  отношений Японии и США.  Особый интерес представляет собой раздел, в котором рассказывается о том,  какое огромное количество  литературы было реквизировано и перевезено в Соединенные Штаты за годы оккупации Японии.  Библиотека Гордона Пранге  в Мэрилэндском университете известна как самое крупное собрание материалов периода оккупации.  Автор проливает свет на то, почему эта коллекция оказалась именно в Мэрилэндском университете, а не в каком-нибудь другом, более знаменитом, к примеру, Мичиганском или Стэндфордском.  Он также объясняет, каким образом еще более крупные книжные собрания  попали в Вашингтонский  Центр Документальных материалов, Библиотеку Конгресса США, и в Национальный архив.  Когда читаешь эту книгу, поражает разнообразие и количество печатных изданий, собранных американскими университетами в годы холодной войны, когда Япония была важной стратегической базой США в Восточной Азии.  И еще одно. Она помогает правильно оценить то положение, которое сложилось в наши дни,  в эпоху Интернета и электронных книг, когда отслеживать процесс собирания и перемещения печатной продукции, становится все труднее. Остается выразить надежду, что это ценное исследование будет переведено на английский язык. (Ёсими)

 

Вада Ацухико

 

Родился в 1965 году. Преподает в университете Васэда современную японскую литературу и правописание. Среди его работ: «Сёмоцу но нитибэй канкэй» («Печатные материалы и японо-американские отношения») и «Медиа но нака но докуся» («Читатели в среде медиа»)  

 

 

Като: Сю:ити о ёму

(Читая Като: Сю:ити)

Васидзу Цутому

Изд-во Иванами Сётэн, 2011, 193Х132 мм, 376 стр., 2700 йен.  ISBN 978-4-00-025821-0

 

Пожалуй, это самая лучшая биография литературного критика Като: Сю:ити, который  действительно был одной из самых характерных фигур послевоенной Японии. Автор, в течение многих лет бывший редактором книг Като:, рассказывает о людях, с которыми Като: встречался на своем жизненном пути,  и показывает, какое влияние они оказали на формирование его мировоззрения.  Подобно Мори Огаю, Като: Сюити  начал свой путь, двигаясь в двух направлениях: он занимался одновременно медициной и литературой. К тому же он жадно впитывал и другие, самые разнообразные знания.  Сравнительным литературоведением Като: начал заниматься в годы своей учебы во Франции.  Книга написана очень живо, в ней чувствуется любовь автора к своему герою, поэтому читать ее легко и приятно.  Като: предстает перед нами как «энциклопедист»,  преемник традиций Мори О:гая и Хаяси Тацуо. И естественно, что именно он  сменил Хаяси на посту главного редактора Всемирной энциклопедии, выпускаемой издательством Хэйбонся.   Поразительная эрудиция и интерес к самым разным областям человеческих знаний, сочетались в Като: как с  ярко выраженным просветительским духом, так и  с  глубоким проникновением в суть предмета своего непосредственного изучения.  В книге выдвигается предположение, что стимулом для духовного формирования   Като:,  стала 88-томная энциклопедия для младших школьников,  которую он читал в детстве.  Для Като: эта энциклопедия была не просто большим словарем, общение с ней стало для него конкретной формой интеллектуальной деятельности по  установлению связи между различными областями знаний и их унифицированию.  Охваченный страстью к просветительству, Като до конца жизни вел диалог со своим временем, сражаясь рядом со своими единомышленниками.  Он обладал несгибаемым духом, и  автору книги удалось показать нам, в каких именно формах проявлялась эта его «несгибаемость». (Ёсими)

 

Васидзу Цутому

 

Родился  в 1944 году. Свободный журналист и  преподаватель университета (внештатный). После окончания Токийского университета поступил на работу в изд-во Хэйбонся.  Был составителем и редактором работ Като: Сю:ити и  главным редактором журнала «Тайо:». Среди основных публикаций: «Дзидо:хамбайки но бункаси» («История  автоматов для продажи» «Такухайбин 13—нэн сэнсо:» («Служба доставки, 130 лет военных действий») и «Ко:кё: ку:кан то ситэ но комбини» («Супермаркеты как общественное пространство»).

 

 

Фотография

 

Карэра га сясин о тэ ни сита сэцудзицуса о 

(Эмоциональная  энергия фотоискусства)

О:такэ Акико

Изд-во Хэйбонся, 2011, 193Х134 мм, 301 стр., 2100 йен. ISBN 978-4-582-23119-9

 

Японские фотографы вносят весомый вклад в мировое фотоискусство. Они постоянно выставляют свои произведения на крупных европейских выставках, их работы привлекают внимание коллекционеров всех стран.

По мнению О:такэ Акико, отличительной чертой  японского фотографического искусства является «постоянная готовность стать с человеком лицом к лицу, увидеть его как такового, в каком бы смутном состоянии он ни находился».  Используя интервью с несколькими ведущими  японскими фотографами, автор прослеживает путь, который прошло японское фотоискусство. Замечания исторического плана переходят в более глубокие теоретические рассуждения об искусстве фотографии вообще.

Книга разделяется на две основные части. Первая посвящена четырем фотографам, родившимся в  тридцатые и сороковые годы прошлого века (среди них Морияма Дайдо: и Араки Нобуёси). Вторая часть  знакомит нас с фотографами, родившимися в шестидесятые и семидесятые годы, в том числе с Фудзиро Мэйса и Нагасима Юриэ. Интервьюируя этих фотографов, О:такэ  пытается ответить на вопросы: почему эти люди выбрали именно фотографию  как средство творческого самовыражения,  какие цели ставили перед собой и какими способами их достигали?

Несмотря  на то, что все эти художники являются детьми своего времени,  подход каждого к  искусству фотографии по своему уникален.  Но то определение,  которое дала Оотакэ японской фотографии,  позволяет по-новому взглянуть на эти два поколения, находящиеся в состоянии постоянного творческого диалога.  И объединяет их одно  — глубокое внутреннее чувство, которое просится наружу и может быть выражено только через  искусство фотографии.

Это  захватывающее исследование, автор которого попытался словами передать ту эмоциональную энергию, которая исходит от фотографий. (Ёнохара)

 

Оотакэ Акико

 

Родилась в 1950 году.  Работает в разных жанрах: нон-фикшн, эссе, романы, критические работы по фотоискусству.  Автор книг «Дзуйдзи кэнгакука» ( «Визитеры приветствуются всегда»),  «Ёму то дарэка ни  катаритаку нару» («Когда читаешь, всегда хочется с кем-нибудь поделиться»)

 

 

 

Культура

 

Дзёсэй хё:сё: но киндай

(Современность через женские образы)

Сэки Рэйко

Изд-во Канрин Сёбо:, 2011, 214Х153 мм, 448 стр., 3800 йен. ISBN 978-4-87737-319-1

 

Как изображали женщин в средствах  массовой информации  в новое время, и  как  это влияло на  осознание женщинами своей  «женственности»?  Отвечая на эти вопросы, мы невольно оказываемся перед необходимостью уяснить —  а в чем суть самого  этого «нового времени», то есть эпохи модернизации вообще.  Данная книга  призвана пролить свет на этот вопрос. Внимание автора привлекают годы до и после  войн, определивших судьбы современной Японии, а именно: Японо-китайской войны (1894-1895), Русско-японской войны (1904-1905) и  Второй мировой войны.  Сэки Рэйко анализирует  жизненные драмы женщин, разыгрывавшиеся на глазах у современников. Эти женщины принадлежали к разным слоям общества: супруга императора Мэйдзи Харуко, писательница Хигути Итиё, поэтесса Ёсано Акико,  феминистка Ито: Ноэ,  актрисы Мацуи Сумако и Танака Кинуё.  В первой части книги  перед нами проходят образы благородных барышень – химэ из традиционной поэзии и куртуазной литературы начала эпохи Мэйдзи,  создававшихся под эгидой лозунга о реставрации императорской власти.  Они совсем не похожи на женские образы, типичные для эпохи Эдо (1603-1868). Тем более захватывающим становится описание процесса их  перевода на язык нового времени и сплавления с современностью в произведениях таких писательниц, как Хигути Итиё и Ёсано Акико.  Интересен подход к изображению женщин Накаэ Токи, которая  иллюстрировала книги Итиё. Можно подметить, что ее иллюстрации  являются как бы предтечей тех женских образов, которые позже стали использоваться в манга для девочек.   Кроме того  автор выдвигает предположение,  что Ито: Ноэ, которая была убита полицией во время беспорядков, последовавших за Великим землетрясением Канто в 1923 году, была исключена из круга женской литературы из-за своего простого происхождения.  Словом, автор поднимает множество интереснейших тем, каждая из которых  могла бы  стать основой отдельной книги. (Ёсими)

 

Сэки Рэйко

 

Родилась в 1949 году. Профессор японской литературы в университете Тю:о:. Среди опубликованных работ: «Катару онна тати но дзидай. Хигути Итиё: то Мэйдзи дзёсэй хё:гэн» («Эпоха рассказывающих женщин. Хигути Итиё: и способы самовыражения у женщин эпохи Мэйдзи»), а также «Хигути Итиё:».

 

 

 

Фольклор

 

Фурусато омотя дзукан

(Народная Игрушка. Иллюстрированный справочник)

Иноуэ Сигэёси

Изд-во Хэйбонся, 2011, 199Х147 мм, 160 стр., 1900 йен. ISBN 978-4-582-83536-6

 

В каждом районе Японии есть свои собственные традиционные  народные игрушки,  созданные заботливыми руками людей, мечтающих о прекрасном будущем для своих детей.  Большинство из них совсем маленькие и  примитивные, сделанные из простых, подручных материалов, таких, как бумага, дерево, глина, бамбук, ярко и  забавно раскрашенные.  Японский архипелаг имеет большую протяженность с севера на юг:  на севере  есть районы, зимой заваленные снегом, а на юге -  районы, где круглый год тепло и светит солнце. Это породило  большое разнообразие в образе жизни и обычаях, прямым следствием которого является и разнообразие традиционных игрушек.

Производство таких игрушек началось в середине 18 века, когда стали бурно развиваться народные промыслы.  Как правило, их делали в крестьянских домах, для которых они были побочным источником дохода.  Некоторые игрушки, сделанные женщинами, прислуживавшими в замке Эдо,  можно считать прообразом бумажных кукол, появившихся значительно позже.  Игрушки делались не только для забавы местных ребятишек, в течение долгих лет они были популярны как сувениры.  В современную эпоху, принесшую столько перемен в сельское общество, народная игрушка вышла из моды,  но даже  теперь ее ценят многие коллекционеры.  

Игрушки эти очень разнообразны: здесь и куклы, вырезанные из дерева или сделанные из глины, бумажные змеи, на которых изображены самураи,  мячи, сплетенные из красивых нитей,  корзинки для цветов, миниатюрная чайная утварь,  флейты.  Они расписаны красочными и забавными изображениями кошек, собак, коров, медведей, змей и птиц. Многочисленные иллюстрации сопровождаются подробными объяснениями и рассказами  о традиционной народной игрушке,  свидетельствующей о высоком уровне развития местных народных промыслов. (Ёнахара)

 

Иноуэ Сигэёси

 

Родился в 1939 году. В 1974 открыл крошечный Музей народной игрушки Иноуэ  в собственном доме. В 1984 году музей был переименован в Японский музей игрушки. В настоящее время является директором этого музея. Пропагандируя традиции народной игрушки, способствует региональному развитию и туризму.

 

 

Бон Одори

(Истоки танца Бон Одори)

Симокава Коуси

Изд-во Сакухинся, 2011, 196Х132 мм, 244 стр., 2000 йен. ISBN 978-4-86182-338-1

 

Традиционный народный массовый танец Бон является частью летнего ритуала поминовения усопших. В летнюю ночь местные жители  собираются вместе,  и танцуют под музыку.  В разных районах этот танец танцуют по-разному. В некоторых местах   танцующие  водят что-то вроде хоровода вокруг высокой башни, стоящей в центре площади, в других – идут по улицам, играя на музыкальных инструментах.  Приводя множество документальных свидетельств,  автор  приходит к выводу, что корни этого танца уходят в далекое прошлое и ведут к истокам народной культуры с ее устремленностью к сексуальной свободе.

В начале книги дается  описание утагаки  — своеобразного поэтического действа, которое зафиксировано в древней антологии  Манъёсю (примерно 759 год) и в других литературных памятниках. Суть его в том, что мужчины и женщины,  где-то собравшись, проводят вместе определенный период времени, обмениваясь любовными стихотворениями и завязывая мимолетные любовные связи.  Этот обычай распространился по всей стране и оказал значительное влияние на придворную культуру.

В более поздние эпохи в простонародной среде возникла особая эстетическая тенденция, получившая название «фу:рю:»  с акцентом на земной, броской красоте, она дала толчок появлению новых видов танцевального искусства, среди которых был и танец Бон.  Со временем танец стал более  утонченным, но он по-прежнему сохранял отчетливую сексуальную направленность.  Сам праздник Бон и соответствующий танец  могут восприниматься как некое  «пространство свободы» для простого народа.

По мере  модернизации Японии и проникновения в нее западного влияния,  правительство стало ограничивать и запрещать те  культурные мероприятия,  которые носят ярко выраженный сексуальный характер. Причем автор подчеркивает, что это  привело к  распаду традиционных  местных общин, которые в прежние времена играли в стране довольно важную роль. (Ёнахара)

 

Симокава Коуси

 

Родился в 1942 году. После окончания университета Васэда работал в газете Санкэй симбун, после чего стал внештатным редактором. Опубликовал много работ, посвященных культуре разных районов и сексуальным нравам. Среди его публикаций: «Ю:каку о миру» («Взгляд на веселые кварталы» (соавтор), «Ситай то сэнсо:» («Трупы и войны»),  «Нихон  эро сясин си» («История  эротической фотографии в Японии»)

 

Биографии

 

Коннякуя хё:рю:ки

(В дрейфе по лавкам конняку)

Хосино Хироми

Изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2011, 193Х133 мм, 400 стр., 2000 йен. ISBN 978-4-16-374260-1

 

Автор этой книги в поисках своих корней, отправилась в путешествие сначала по Токио, а потом по префектурам Тиба и Вакаяма. Она хотела пройти по следам своих предков, начиная с деда.  Впечатления от этого путешествия и легли в основу этой документальной книги. Хосино Хироми пустилась в путь,  не имея перед собой никакой определенной цели, просто  блуждала во времени и пространстве,  встречалась с родственниками, слушала их рассказы и записывала. В  результате ей удалось восстановить историю своей семьи на фоне современной  истории Японии. Родители  Хосино владели небольшой фабрикой в Токио, но предки ее были рыбаками. Ее дед родился в  Сотобо, рыбацком поселке на тихоокеанском побережье преф. Тиба.  Позже он перебрался в Токио и основал там фабрику, причем за его семьей почему-то закрепилось странное прозвище «Коннякуя» («торговцы конняку». Конняку – это  желе из клубней растения, которое называется «конняку» (аморфофа́ллус конья́к, иначе «дьявольский язык»), на первый взгляд не имевшее никакого отношения к морю.  Прочитав  мемуары своего любимого деда, автор  обнаружила, что его предки    переехали  в Сотобо из далекой земли Кии (в настоящее время преф. Вакаяма).  В книге красочно описывается  радостная и деятельная жизнь простой рыбацкой семьи, в доме которой всегда звучал смех.   И очень хорошо передается энтузиазм самого автора, идущего вперед и вперед по пути к новым открытиям. Несомненно, этот энтузиазм не оставит равнодушным  читателей. (Нумано)

 

Хосино Хироми

 

Родилась в 1966 году. Писательница и фотограф. В 2001 году получила  премию Ооя Со:ити в номинации «нон-фикшн» за «Корогару Хонкон ни кокэ ва хаэнай» («В катящемся Гонконге мох не растет»). Является автором «Сиесие! Тяини:дзу» («Сесе! Китайский»), «Сэнто но мэгами» («Богиня бань» ) и др. книг. Ею опубликованы также фотоальбомы, такие как «Канан тайкан» («Ощущение  Хэнаня») и «Хонкон фурава:» («Цветы Гонконга»)

 

История

 

Канто: дайсинсай но сякайси

(Социальная история Великого землетрясения Канто:)

Китахара Итоко

Изд-во Асахи симбун, 2011, 187Х125 мм, 374 стр., 1700 йен. ISBN 978-4-02-259981-0

 

Большинство исследований, посвященных Великому землетрясению Канто, основное внимание уделяют либо плану восстановления Токио Гото: Симпэя, либо  зверским убийствам корейцев.  Недавние землетрясения, то есть Великое землетрясение в районе Хансин-Авадзи в 1995 году и Великое землетрясение в Тохоку  2011 года  заставили нас обратить внимание и на другие, не менее важные аспекты: как сказывается стихийное бедствие на тех, кто выжил,  какова эффективность всякого рода пожертвований и оказываемой пострадавшим помощи, насколько быстро удается построить временные жилища, должны ли пострадавшие менять место жительства, переезжая в другие районы и пр. Автор книги -  ведущий специалист по  истории стихийных бедствий в Японии, ее перу принадлежит содержательное исследование Великого землетрясения Ансэй, случившееся в середине 19 века.  В данной книге, посвященной землетрясению Канто, Китахара Итоко  предпринимает попытку рассмотреть историю стихийного бедствия с точки зрения тех, кто принимает на себя основной удар.  Она приводит подробное описание бараков, которые  были построены для беженцев, и, тщательно проработав местную документацию, связанную с теми беженцами, который устремились из Токио в другие районы, приводит данные, проливающие новый свет на общую картину. Поразительно, что  даже после такого страшного бедствия делопроизводство в районных администрациях было организовано идеально, и  при должном старании из сохранившихся документов можно извлечь много интересного. Проанализировав огромное количество материалов,  автор, показала, какой прием оказали беженцам  в разных районах Японии, и ее выводы ломают привычные стереотипы, принятые  в среде исследователей землетрясения Канто. (Ёсими)

 

Китахара Итоко

 

Родилась в 1939 году. Закончила колледж Цуда, получив диплом по английскому языку. Позже закончила магистратуру в Токийском педагогическом университете. В настоящее время является приглашенным профессором в Исследовательском центре защиты культурного наследия исторических городов от последствий стихийных бедствий  университета Рицумэйкан. До последнего времени была председателем Общества изучения истории землетрясений. Автор книги «Ансэй Оодзисин то минсю:» («Великое землетрясение Ансэй и народ»), темой которой является реакция простого народа на стихийные бедствия в эпоху Эдо (1603-1868).

 

 

 

Вахон э но сё:тай

 Нихондзин то сёмоцу но рэкиси

(Приглашение в  мир японской книги

 Японцы и история  книги)

Хасигути Ко:носукэ

Изд-во Кадокава гакуэй сюппан,  2011, 189Х126 мм, 224 стр., 1600 йен. ISBN 978-4-04-703492-1

 

 

Традиционные японские книги «вахон» имеют  долгую историю. Они пользовались любовью читателей с эпохи Хэйан (794-1185)   до начала эпохи Мэйдзи (1868-1912).  Популярность вахон объясняется  красотой бумаги, уникальностью рисунков и долговечностью. Даже после того, как распространилась западная  техника книгопечатания и переплетного дела, традиционные японские книги вахон   остались жить, продолжая быть доминирующей формой  местной книжной продукции.  В самом деле, даже сегодня на полках букинистических книжных лавок и книжных  рынках вполне  можно найти вахон, выпущенные 300 или 400 лет тому назад.  Но до сих пор не было написано ни одной истории вахон, рассчитанной на массового читателя.

Автор  начинает с рассказа о свитках кансубон, которые имели хождение в качестве книг для чтения в хэйанской Японии, то есть более тысячи лет тому назад.  Книги вахон назывались по-разному — кансубон, орихон, сасси, в зависимости от того, что они собой представляли  – свиток или  брошюру.  Техника производства бумаги равно как и мастерство брошюрования постепенно совершенствовались.  Автор подробно описывает все стадии этого процесса, сопровождая свои объяснения иллюстрациями.

Как  явствует из подзаголовка,  в исследовании речь идет не только о видах книг.   В нем затрагиваются также проблемы печатания, издательского дела,  книготорговли и даже  проблемы соотношения содержания книги с ее оформлением.  Это чрезвычайно удобное и полезное издание для всех, интересующихся особенностями производства и распространения книжной продукции в Японии до  наступления нового времени. (Тё:)

 

Хасигути Ко:носукэ

 

Родился в 1947 году. В 1974 начал работать в Сэйсиндо: сётэн, книжном магазине, специализирующемся  на традиционных японских книгах и каллиграфии. Стал его владельцем в 1984 году. Автор «Вахон ню:мон» («Введение в японскую книгу»). В настоящее время  ведет в университете курс  изучения отношения японцев к книгам в филологическом аспекте.

 

Манга

 

Ватаси но сё:дзё манга си

(История манга для девочек, как я ее вижу)

Конагаи Нобумаса

Изд-во Нисида Сётэн, 2011. 187Х128 мм, 268 стр., 1600 йен. ISBN 978-4-88866-544-5

 

Комиксы для девочек, так называемые сё:дзё манга,  до сих пор очень популярны в Японии. Несмотря на то, что в последние годы появилось довольно много исследований, уделяющих внимание этой теме, книга Конагаи Нобумасы  — первая в своем роде, ибо она написана человеком, непосредственно занимающимся производством комиксов.

Автор пятьдесят лет проработал редактором  сё:дзё манга, сначала в издательстве Сю:эйся, потом в Хакусэнся. Он  был редактором «Бессацу Ма:гарэтто», первого ежемесячника для девочек, тираж которого достиг миллиона экземпляров, случай для  Японии небывалый.  После создания издательства Хакусэнся  Конагаи Нобумаса стал один за другим выпускать  журналы манга, которые тут же становились  популярными. Среди них и «Хана то юмэ», и «LaLa».

В книге прослеживается история бурного подъема и сравнительного упадка  сё:дзё манга как жанра с точки зрения редактора, поэтому по содержанию она отличается от обычных исследовательских работ на эту тему.  Выгодная  позиция автора, находящегося в самом центре производственного процесса, позволяет ему пролить свет на многие вопросы, на которые не смог бы ответить человек, никак с этим процессом не связанный:  как издатель находит художника,  каким образом учитывается мнение читателей,  как складываются отношения художников и издательских работников.

Не менее интересны рассуждения автора о системе подготовки художников манга.  Ведь воспитание новых художников и расширение круга читателей  — это две основные составляющие работы издателя.  Золотой век манга вряд ли наступил бы без  постоянных усилий тех, кто находится за кулисами.  (Тё:)

 

Конагаи Нобумаса

 

Родился в 1930 году. Работая в издательстве Сю:эйся,  вошел в состав редакторской группы журнала для мальчиков и девочек «Омосиро буку» («Смешная книжка»),  и в редакторский совет журнала манга для девочек «Рибон» («Лента»),  после чего стал главным редактором «Бэссацу Ма:гарэтто» («Приложение к «Маrgaret»). После создания в 1973 году издательства  Хакусэнся перешел туда. Был инициатором издания журналов манга для девочек, среди которых «Хана то Юмэ» («Цветы и мечты») и «LaLa». В 2005 году ушел в отставку с поста президента издательства Хакусэнся.

 

Литература в кино

 

№10  Нагаи Кафу

 

В последнем выпуске этого цикла мы рассматриваем произведения Нагаи Кафу (1879-1959),  писателя-космополита,  который,  отринув мишурный блеск  новой Японии,  обрел красоту в сумрачном мире веселых кварталов, в чудом сохранившихся следах прошлого.

 

Цветы в тени

 

Родившийся в 1879 году Нагаи Кафу:   прожил долгую жизнь, став очевидцем многих  событий:  радикальных реформ эпохи Мэйдзи,  первых демократических преобразований и высокого духа модернизма эпохи Тайсё, неупорядоченности первых годов эпохи Сёва, трудностей довоенного и послевоенного периодов. Нагаи Кафу: скончался в 1959 году в возрасте 79 лет, то есть можно сказать, что он «пропустил через себя» всю новую историю страны. Таких писателей в Японии не так уж и много.

Кафу:  занимает промежуточное положение между писателями эпохи Мэйдзи, такими как Мори О:гай и Нацумэ Со:сэки, и писателями  двадцатых годов, такими как Танидзаки Дзюнъитиро.  В Японии эпохи Мэйдзи  модернизация считалась ключом к национальному процветанию,  и интеллектуальная элита стремилась найти применение своим силам и талантам в практических областях: в юриспруденции или науке,  но никак не в литературе.  Мори О:гай был не только прозаиком, но и военным врачом, Нацумэ Со:сэки  преподавал в университете английскую литературу.

С точки зрения этих мэйдзистских приоритетов, верность Кафу: литературе, которую он сохранил с юности, могла показаться проявлением легкомыслия. В молодости он учился в США и во Франции, но влекло его  всегда только к литературе, занятию совершенно «бесполезному». В этом он разительно отличался от О:гая и Со:сэки, стремившихся овладеть практическими знаниями.  Возможно, столь легкомысленное отношение к жизни было прерогативой  более молодого поколения.

Благодаря положению отца, который занимал видное положение в правительстве Мэйдзи, Кафу: не испытывал никаких  материальных затруднений. В этом отношении ему повезло, они никогда не жил в нищете, в которой прозябали  многие японские литераторы  того времени.

Вернувшись из-за границы, Кафу: сразу же вошел в элиту.  Серия  ярких литературных произведений, опубликованных им  после возвращения в Японию, сделала его любимцем эпохи. В те годы в литературе доминировал натурализм, большинство писателей пустились в откровения, описывая свою безрадостную, нищую жизнь. На этом фоне произведения Кафу сверкали  как прекрасные цветы.

Но  на самом деле, не это составляло суть его творчества. После  своего быстрого  успеха на писательском поприще Кафу:  почувствовал себя неуютно в  Японии, захваченной стремительным процессом модернизации. У него возникло желание дистанцироваться от своей эпохи и он открыто стал на позицию «анти-модернизации».

Однако его противопоставление себя духу времени  не носило агрессивного характера. Подобно средневековым отшельникам, он просто отошел в сторону, отгородился  от  социальной деятельности. Он предпочитал тень яркому свету,  тихие переулки центральным улицам города.

Главными персонажами книг Кафу: чаще всего бывают так называемые «женщины-профессионалки»: гейши, официантки,  содержанки, танцовщицы. Бросается в глаза отсутствие в его произведениях обычных жен,  которые нередко фигурируют в романах Со:сэки и О:гая.

Изображая женщин веселых  кварталов,  Кафу: в общем-то следовал давней традиции. Но была и другая причина, заставившая его обратиться к этой теме:  его привлекала не столько внешне свободная блестящая жизнь этих женщин, сколько их принадлежность  к теневой стороне современного общества.

Скромная красота этих отверженных женщин, для которых нет места под солнцем,  казалась Кафу: особенно привлекательной. Слишком уж большое отторжение вызывал  у него стремительный процесс модернизации, который захватил Японию и уничтожал одну традицию за другой.

Героиней «Цую но атосаки» («До и после периода дождей», 1931), к примеру,  является официантка, которая, приехав в  восстанавливающийся после Великого землетрясения Канто 1923 года гигантский современный Токио, живет свободно, не стесняя себя никакими моральными нормами.  Героиня «Бокуто : китан»  («Странная история с восточного берега реки», 1936)  - женщина, принадлежащая к самым низам общества, проститутка из  квартала красных фонарей Таманои, находящегося в бедном районе Мукодзима на восточном берегу реки Сумиды. В обоих  произведениях  Кафу: старается раскрыть  внутреннюю красоту  этих испорченных и опустившихся женщин.  Эти два романа, типичные  для периода  творческого подъема Кафу:, продолжают пользоваться любовью читателей и в наши дни.  Не будет преувеличением назвать проститутку О-Юки, героиню  «Бокуто: китан», одной из самых прекрасных муз, рожденных японской литературой.  Особенность литературного стиля Кафу: заключается в умении видеть скрытую красоту  городских задворков, тех мест, которые всегда остаются в тени.

В творчестве Кафу: слиты воедино традиции японской эротической литературы предыдущих эпох, приемы французской литературы, которая так восхищала его в молодые годы и стоицизм конфуцианского типа, характерный для эпохи Мэйдзи.  Но нельзя забывать  и влияния его любимого Токио, города, где он родился и умер.

Кафу: любил Токио, пожалуй, так  же сильно, как Бодлер любил Париж. Одинокие прогулки по улицам Токио оставались одним из его величайших удовольствий до конца жизни. Будучи человеком одиноким по натуре, Кафу: всегда держался в стороне от литературного мира и читающей публики. Свои сокровенные думы  и чувства он поверял только дневнику «Дантё:тэй нитидзё», который вел почти до самой смерти.  Этот дневник теперь считается одним из шедевров японской дневниковой литературы.

 Читая этот дневник, невольно поражаешься удивительной наблюдательности Кафу:, его острый взгляд всегда подмечал все, что происходит вокруг – в том обществе и в том времени, в котором он жил.  Выясняется, что он вовсе не был мизантропом-одиночкой, просто предпочитал  наблюдать за жизнью и людьми со стороны.  Со страниц дневника перед нами возникает образ одинокого, погруженного в свои мысли литератора-фланера, бродящего по улицам Токио.  Произведения Кафу: можно назвать  вершиной японской городской литературы.

И еще одно последнее замечание, касающееся творчества Кафу: — почти все его произведения написаны с точки зрения уже очень немолодых людей.  К примеру, герой, от лица которого ведется повествование в «Бокуто: китан», старик.  Делая главными героями своих произведений пожилых людей, которые, можно сказать,  уже сделали шаг в сторону от  реального мира, Кафу: подспудно выражал свой протест японскому обществу бездумно  продвигающемуся по пути модернизации и обновления.

Возможно именно это обстоятельство и объясняет популярность произведений Кафу: в последние годы.  В наши дни, когда общество в Японии  неотвратимо стареет, произведения  Кафу еще более актуальны, чем когда бы то ни было.

 (Кавамото Сабуро, литературный критик и киновед)

 

 

Несколько слов о фильмах

 

 

Бокуто: китан (Сумрачная история) (1960)

 

Режиссер Тоёда Сиро:

 

 Хотя экранизация  классического романа Кафу: «Странная история с восточного берега реки» в японском варианте сохраняет свое название, по-английски фильм называется «The Twilight Story». Мисима Юкио однажды сказал, что главное в романах Кафу —  «прекрасные портреты  падших женщин». Фильм, где роль проститутки играет Ямамото Фудзико, одна из красивейших актрис за всю историю японского кино,  подтверждает справедливость этого высказывания. Особенно впечатляет скрупулезное воссоздание деталей квартала Таманои в  конце 30-х и 40-х годов, хотя содержание фильма не всегда совпадает с содержанием романа.

 

 

Ватаридори ицу каэру (Когда вернутся перелетные птицы?) (1955)

 

Режиссер Хисамацу Сэйдзи

 

Основой для фильма послужили три короткие рассказа Кафу:, написанные после Второй мировой войны: «Нигиримэси» («Рисовые колобки»), «Сюндзё: хато  но мати» (Вожделение в Хато- но мати) и «Ватаридори ицу каэру?» («Когда вернутся перелетные птицы»).   Действие происходит после войны в квартале красных фонарей  Хато-но мати, находящимся к востоку от реки Сумиды. В фильме рассказывается о радостях и горестях живущих там женщин.  Нельзя сказать, чтобы этот фильм оставил глубокий след в истории кинематографии, но лично я считаю его лучшей экранизацией прозы Кафу:, в нем точнее, чем где бы то ни было показано отношение писателя к женщинам, «для которых нет места под солнцем».

 

 

Юмэ но онна (Женщина моей мечты») (1993)

 

Режиссер Бандо: Тамасабуро

 

Этот уникальный фильм был поставлен Бандо: Тамасабуро, актером Кабуки, который является едва ли не самым известным онна-гата (актером, исполняющим женские роли) на современной сцене. Действие фильма,  как часто бывает у Кафу:,  происходит в веселых кварталах, главная героиня — знаменитая куртизанка. Время действия -  эпоха Мэйдзи, когда самураи, ранее решавшие судьбы страны, разом лишились всех привилегий. Прекрасная девушка из самурайской семьи вынуждена продаться в проститутки, чтобы  поддержать семью. История вполне типичная для Кафу: с его любовью к женщинам, лишенным места под солнцем. В главной роли — Ёсинага Саюри, известная актриса, чья карьера в кино началась в 60-е годы.

 

События и тенденции

 

Публикация  избранных произведений Дональда Кина

 

В декабре 2011 года издательство Синтё:ся выпустило первый том 15-томного собрания избранных произведений известного ученого, исследователя японской литературы Дональда Кина.  В собрание войдут все произведения Кина, написанные за пятьдесят лет научной деятельности, от «Аои мэ но Тано:кадзя» («Голубоглазый Таро:кадзя»), первого эссе, опубликованного в 1957 году на японском языке, до работ, написанных в последние годы.

Кин  попал под очарование японской литературы в восемнадцатилетнем возрасте, когда в руки ему попался перевод Артура Вэли «Гэндзи-моногатари» («Повесть о Гэндзи»). После прошлогоднего землетрясения и цунами в районе Тохоку Дональд Кин решил принять японское гражданство и прожить оставшиеся годы жизни в Японии.

 

Объявлены  лауреаты премии Хонъя (книготорговцев) 2012 года

 

Определен лауреат премии Хонъя 2011 года, выбираемый книготорговцами всей  Японии. Им стала Миура Сион за роман «Фунэ о аму» («Составляя  лодку», (изд-во Ко:бунся), которая ранее была удостоена премии  Наоки.  Герой романа  — служащий некой издательской компании, которого все считают чудаком, с увлечением работает над составлением нового японского толкового словаря. Этот человек обладает обостренным чувством языка,  страстно увлечен своей работой, но не все в этой работе идет гладко, перед ним и его командой возникают разнообразные препятствия. Таково примерно содержание этого довольно трогательного романа. Автор, выдвигая на первый план эксцентричных издателей и редакторов, описывает увлекательнейший процесс  проникновения в сокровенные тайны языка.

Хотя многие пользуются словарями, мало кто представляет себе, как они составляются.  С этим и знакомит читателей книга Миура Сион, достаточно занимательная, привлекающая неторопливостью повествования и  легким простым языком.

 

Некролог

 

Ёсимото Такааки, 87 лет. Критик 16 марта 2012 года

 

Один из ведущих  литературных критиков послевоенной Японии, Ёсимото Такааки обрел известность, обрушившись на  активистов левого движения и некоторых представителей интеллигенции за идеологическое «отступничество», которое сыграло отрицательную роль в подготовке Японии  ко Второй Мировой войне.  Он обвинил довоенных деятелей левого  движения за то, что они стремятся превосходить окружающих своей интеллектуальностью, забывая о чаяниях простого народа.  Он заявил также о своем намерении жить простой жизнью,  не теряя связи с  народными массами.  Ёсимото Такааки стал поистине харизматической фигурой для  тех молодых людей, которые   в 60-е годы прошлого века вступили в борьбу за отмену Договора Безопасности и организовали Всеяпонское студенческое  движение.

Ёсимото  нашел свою нишу, опубликовав ряд   самобытных, поражающих новизной работ, среди которых — литературное эссе «Котоба ни тоттэ би то ва наника» («Что такое красота по отношению к языку?»),  публицистическая статья «Кё:до гэнсо: рон» («О коллективных иллюзиях»), в которой автор выдвигает идею о том, что  национальное государство есть иллюзия, созданная населением.  В написанных им многочисленных работах затрагиваются самые разные темы: суб-культура, рок-музыка, манга, мода и телевизионные рекламы. После Великого землетрясения   в Восточной Японии он принимал активное участие в дискуссиях по поводу атомной энергии и научных  технологий.

Его дочь – известная писательница Ёсимото Банана.

 

Другие интересные издания

Из-за ограниченного объема только 16 книг могут быть представлены  в «Новых названиях». Ниже следует список дополнительных произведений, которые  редакционный совет счел  достойными внимания  читателей обозрения «Новые Книги  Японии».

 

  • «Камисама 2011» («Господь в 2011»). Каваками Хироми, изд-во Ко:данся, 2011. ISBN 978-4-06-217232-5. Искусно переработанный вариант книги, которой автор дебютировала в литературе 18 лет назад. Мир после прошлогоднего землетрясения и цунами в районе Тохоку и  последовавшей за ними ядерной катастрофы.
  • «Сора о митэмасу найтэмасу» («Гляжу на небо и рыдаю»). Сиина Макото, изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2011. ISBN 978-4-16-380960-1. Воспоминания автора о своей юности, вперемежку с описанием его странствий по непроторенным дорогам разных стран.
  • «Даттан но ума» («Монгольские кони»). Цудзихара Нобору, изд-во  Никкэй, 2011. ISBN 978-4-532-17108-7. Великолепный авантюрно-любовный роман, действие которого происходит в 18 веке.  Молодой японец,  выполняя секретный приказ, путешествует по корейскому полуострову и монгольским степям.
  • «То:кё: канко:» («По достопримечательностям Токио»). Накадзима Кё:ко, изд-во Сю:эйся, 2011. ISBN 978-4-08-771405-0. В книге собраны семь рассказов лауреата премии Наоки. Рассказы отличаются по стилю, среди них есть  ужастики с эротическим уклоном, юмористически-ностальгические и психологические.
  • «Кавайсо:данэ?» («Ах, бедняжка…»). Ватая Риса, изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2011. ISBN 978-4-16-380950-2. Две любовные истории, пронизанные черным юмором и свидетельствующие о  наблюдательности автора.
  • «Икё: но хидамари» («Пятна солнца в чужих землях»). Номияма Гё:дзи, изд-во Сэйкацу но томося, 2011. ISBN 978-4-915919-75-6.  Новый  сборник эссе девяностолетнего, до сих пор активно действующего художника, который заслуженно пользуется  репутацией первоклассного эссеиста.
  • «Таби суру Со:сэки-сэнсэй» («Со:сэки-путешественник»). Макимура Кэнъитиро, изд-во Сё:гакукан, 2011. ISBN 978-4-09-388204-0. Журналист совершает путешествие по следам Нацумэ Со:сэки, желая узнать побольше о социальной подоплеке его произведений.
  • «Ё:гакатати но То:кё:»  («Токио  — город художников-западников»). Кондо: Ю:, изд-во Сайрю:ся, 2011.  ISBN 978-4-7791-1631-5. В конце 19 — начале 20 века Токио был форпостом  движения за живопись в западном стиле в Японии. В книге весьма  обстоятельно рассказывается о том, на какую жизнь обрекали себя талантливые художники, съезжавшиеся в столицу из всех уголков страны.
  • «Фукусима но гэмпацу дзико о мэгуттэ» («О ядерной аварии в Фукусиме»). Ямамото Ёситака, изд-во Мисудзу Сёбо:, 2011. ISBN 978-4-622-07644-5. Учитель физики делится своими размышлениями по поводу ядерной энергии и зависимости от нее Японии.
  • «Хигаси Адзиа но киоку но ба» («Траектория памяти в Восточной Азии»).  Написано и издано Итагаки Рю:та,  Цзянь Цзиян и Ивасаки Минору, изд-во Кавадэ  сёбо:  синся:, 2011. ISBN 978-4-309-22542-5.  В книге представлены  14 мест и личностей, имеющих отношение к Восточной Азии, и приводятся связанные с ними воспоминания.  Среди всего прочего:  конфуцианские храмы, профессиональный борец Рикидо:дзан, гора Конго:, и сакура.
  • «Гэмпацу то гэмбаку» («Атомные  электростанции и атомные бомбы»). Кавамура Минато, изд-во Кавадэ Сёбо: синся, 2011. ISBN 978-4-309-62434-1.  В центре внимания автора вопрос о том, как менялось общественное мнение относительно атомной энергии и атомного оружия. Приводится много конкретных примеров из  самых разных источников: фильмы «Годзилла», «Астро-бой», «Навзикая в долине Ветров»,  разные литературные произведения, связанные с атомными проблемами.
  • «Дорагон бо:ру но манга гаку» («Драгонболл и проблемы изучения манга»). Мисаки Тэцу, изд-во Сарю:ся, 2011. ISBN 978-4-7791-1564-6. Исследование, посвященное  композиционным особенностям и техническим приемам известного во всем мире анимэ «Драгонболл» и его уникальным персонажам.
  • «1985 нэн но курассю гярудзу» («Краш гёрлз в 1985 году»). Янагидзава Такэси, изд-во Бунгэй  сюндзю:, 2011. ISBN 978-4-16-374490-2.  В 80-е годы 20 века в Японии недолгое время  были в большой моде девушки-борцы. Особенной популярностью пользовалась пара, которую называли Краш гёрлз. В книге рассказывается о некоторых особенностях жизни японских женщин в то время.
  • «Нихон но дайтэнкан»  («Великий поворотный момент для Японии»). Накадзава Синъити, изд-во Сю:эйся, 2011. ISBN 978-4-08-720606-7. Специалист по истории религии намечает пути, открывшиеся перед Японией  в поворотный момент ее истории, то есть после землетрясения и цунами 2011 года и последовавшей за ними ядерной катастрофы.
  • «Дзэцубо: но куни но ко:фуку на вакамонотати» («Счастливая молодежь  страны Отчаяния»). Фуруити Норитоси, изд-во Ко:данся, 2011. ISBN 978-4-06-217065-9.  В книге даются интервью со счастливыми молодыми людьми, живущими в современной Японии.  Новое исследование проблем подрастающего поколения, сделанное молодым социологом.
  • «Вага гайко: дзинсэй» («Моя жизнь в качестве дипломата»). Тамба Минору, изд-во Тю:о: ко:ронся синся, 2011. ISBN 978-4-12-004246-1. Воспоминания японского дипломата  о годах, когда он работал в посольствах Японии в США, России и Китае.
  • «Дзибури но тэцугаку» («Философия Джибли»).  Судзуки Тосио, изд-во Иванами Сётэн, 2011. ISBN 978-4-00-023495-5. Автор   делится впечатлениями о своей двадцатилетней работе  в качестве  продюсера студии Джибли, приводит  различные случаи и разговоры, имевшие место в процессе создания шедевров анимэ этой студии.
  • «Хидэёси но тайгай сэнсо:» («Иноземные войны Хидэёси»). Иноуэ Ясуси и Ким Шидук, изд-во Касама Сёин, 2011. ISBN 978-4-305070551-8.  В книге рассматривается, как  японские и корейские историки разных веков (с эпохи Эдо (1603-1868)  до Китайско-японской войны 1894 года) трактовали начавшиеся в 1592 году вторжения Тоётоми Хидэёси в Корею.
  • «Сё:до но киоку» («Память выжженной земли»). Фукума Ёсиаки, изд-во Синъё:ся, 2011. ISBN 978-4-7885-1243-6.  Историк и социолог, опираясь на свой личный опыт, анализирует битву  за Окинаву и атомную бомбардировку  Хиросимы и Нагасаки, пытаясь определить, чем Вторая мировая война отличалась от всех предыдущих.
  • «Яма ни икиру»  («Жизнь  на рудниках»). Ямамото Сакубэй, изд-во Ко:данся, 2011. ISBN 978-4-06-217171-7. Новое издание собрания рисунков, впервые опубликованных в 1967 году и недавно включенных в список Юнеско «Программа памяти мира»)

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нумано Мицуёси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой изучения современной  литературы 

Ёнахара Кэй, писатель, эссеист,

Ёсими Сюнъя,   профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  информационных исследований 

 

Издатель и Главный редактор

 

Цука Хироко, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Japan Echo Inc.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2011

ISSN 0918-9580

 

Писатели о себе

 

Истории о  тех временах, когда люди жили проще

 

 

Всего два века назад Япония была отрезана от остального мира.  Простые люди жили скудно, зато были богаты духом. Теперь мы стали крупной экономической державой, но  утратили  исконно японские добродетели: терпение, благоразумие,  трудолюбие и  выносливость.  Таково мнение Ямамото Итирики, одного из ведущих японских прозаиков работающих в  жанре исторического романа.

«Раньше все было иначе, — говорит Ямамото.  -  Я нежно люблю душу старой Японии и когда пишу,  стараюсь  быть достойным ее высокого духа.»

Как правило, герои произведений Ямамото — простодушные  простолюдины,  готовые покорно  мириться со своим положением в феодальном обществе конца эпохи Эдо (1603-1868). В его книгах нет прославленных самураев и  прочих персонажей, характерных для японского исторического романа, но они неизменно привлекают внимание читателей драматизмом жизненных коллизий, историческими деталями эпохи и ощущением  внутренней упорядоченности  и энергии.

Любимые темы Ямамото – крепость семейных уз и умение не отступать перед трудностями, то есть те человеческие качества, по которым многие японцы испытывают ностальгическую тоску.

Действие  большинства романов Ямамото происходит в конце периода Эдо, местом действия служит район Токио Фукагава, где в настоящее время живет писатель.  Этот район, благодаря сосредоточенным здесь скромным домам торговцев и  ремесленников, сохраняет многие черты прежнего «нижнего города», особую атмосферу старого Эдо,  которая служит Ямамото неиссякаемым источником вдохновения.

«Когда я иду по  улицам, мощенным булыжником, мне кажется, я слышу шаги торговцев, которые ходили по ним в эпоху Эдо,- говорит он. — Если  роман не пишется, я  иду гулять и дохожу до храма Томиока Хатиман, который находится неподалеку от моего дома. Перед храмом стоит, охраняя его, большая каменная собака, я глажу ее по голове и прошу об удаче.  Эта собака  была очевидицей всех перемен, который произошли  в этом районе с 1727 года».

В настоящее время шестидесятичетырехлетний Ямамото – всеми признанный писатель.  Но он не скрывает, что очень долго у него не было никакого желания писать книги.  Сначала он работал  гидом  в туристической фирме, потом  ушел оттуда и раз десять менял работу, переходя с одного места на другое. В результате влез в долги общей суммой около 200 млн. йен.  В конце концов он решил, что единственный способ возвратить полученную ссуду – написать книгу. Другого выхода нет. «И вот, для того, чтобы расплатиться с огромными долгами,  которые надо мной висели, я вынужден был  взяться за дело и создать бестселлер», — смеясь, говорит он.

Для человека,   опыт которого в писании книг сводился к переписке и  работе  редактором в журнале, это было довольно   дерзкое и рискованное предприятие.  Но Ямамото – тогда ему было сорок шесть – и его жена  были уверены, что он справится.  И они оказались правы.  Перенеся в эпоху Эдо запутанные перипетии  собственной жизни, Ямамото написал серию романов, которые принесли ему престижнейшие премии и завоевали любовь читателей.  В настоящее время он пишет романы с продолжениями для 22 разных газет и журналов,  среди них такие как  «Гуния Дэндзо:» ( «Владелец ломбарда Дэндзо:»)  - история совестливого  владельца ломбарда, который своими советами помог многим клиентам обрести устойчивость в жизни. Этот роман каждую неделю частями публикуется в журнале  Сю:кан Асахи.

Романы Ямамото интересны еще и потому, что уводят читателей  в мир старого Эдо, показывают, чем занимались его обитатели, как они жили. Ведь все это неузнаваемо изменилось с наступлением эпохи индустриальной революции. Два главных  героя  романа «Омики докури» («Два сапога пара»)  работают кагокаки, носильщиками паланкина, иначе говоря, они что-то вроде таксистов эпохи Эдо.  Главный герой романа «Акаэ но сакура» («Сакура на красной картине» ) – сонрё:я,   владелец лавочки, которая в наши дни называлась бы  пунктом проката или как-нибудь вроде.

Ямамото  прорабатывает массу исторических материалов, для того чтобы с максимальной достоверностью воспроизвести  повседневную жизнь тогдашних  ремесленников и торговцев и дать  читателям возможность совершить путешествие назад, в середину 19 века.

Что побудило Ямамото выбрать  именно эпоху Эдо, как место действия для своих романов? По словам самого автора, эта эпоха пленила его не только типичной для нее атмосферой человеческой доброты и взаимной поддержки, но еще и своеобразным языком. «В отличие от современного языка, в котором полно иностранных заимствований, язык Эдо возник и развивался в рамках одной местности, сохраняя  элегантность и благородство древней японской культуры, — говорит он. –  К тому же исторические романы никогда не устаревают. Истории,  происходящие в наши дни, уже через несколько лет будут не актуальны. А все что происходит в моих романах и так относится к древним временам, поэтому они просто  не могут вдруг устареть и выйти из употребления», — улыбается он.

В настоящее время Ямамото работает над двумя романами-эпопеями, героями которых являются знаменитые исторические личности, уроженцы его родной префектуры Ко:ти (остров Сикоку). Это Сакамото Рё:ма, человек, стоявший в центре событий, приведших к падению сёгуната, и Джон Мандзиро: (иначе Джон Ман), рыбак, потерпевший кораблекрушение  и одним из первых японцев попавших в Америку.  Когда в конце эпохи Эдо Япония открыла двери внешнему миру, он стал переводчиком,.

И в том и в другом романе Ямамото вводит  две сюжетные линии, накладывая их друг на друга, чтобы добиться более выпуклого изображения своих героев. В «Рё:ма хасиру» («Рё:ма устремляется вперед»)  героем одной части является сам Рё:ма,   другая  связана с его  давним другом и партнером Накаока Синтаро:. В «Джон Ман» (Джон Ман) повествование попеременно дается с разных  точек зрения: то с точки зрения  Джона Мана, то с точки зрения Уильяма Х. Уайтфилда, капитана американского  китобойного судна,  который спас Мана и привез его в Америку.

 Перенося своих читателей в прошлое, в те времена, когда люди жили более просто,  Ямамото напоминает им о скромности и сердечности традиционного японского образа жизни.

 

Кавакацу Мики, писатель

 

 

Ямамото Итирики

 

Родился в Ко:ти в 1948 году. В четырнадцатилетнем возрасте  переехал в Токио. Работал в разных местах, после чего, задавшись целью расплатиться с долгами, стал  автором исторических романов. В 1997 году стал лауреатом премии All Yomimono Prize для начинающих авторов за  «Со:рю:» («Голубой дракон»),  в 2002 году получил премию Наоки за роман «Аканэдзора» (Пурпурное небо), который в 2006 году был экранизирован.

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU