Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№74 (зима 2012)

Новые книги Японии

 

№74  (зима 2012)

 

Самые значительные из недавно вышедших словарей

Новые справочные издания, позволяющие вникнуть в тонкости языка

 

 

Эммандзи Дзиро:

 

Составителям любого нового словаря необходимо прежде всего решить две задачи: какие словарные единицы  в него включать и какие именно сведения о них давать.  В том случае, когда речь идет об   одноязычном лингвистическом словаре общего типа,  число допустимых словарных статей в какой-то степени  определяется числом страниц, установленных издателем для данного издания.  Ценность такого словаря в конечном счете зависит от  изобретательности составителя при решении второй задачи.

Другое дело – словари специальные, составителям которых приходится  из лексического состава того или иного языка  выбирать  термины, имеющие отношение к определенной тематике. В таких случаях  приоритетное значение приобретает решение первой задачи,  то есть главным становится вопрос о выборе словарных единиц.  В этом отношении  среди публикаций  последних десяти лет заслуживает внимания  словарь «Кадзоэката но дзитэн» («Словарь счетных слов») Иида Асако (под редакцией Матиды Кэн), выпущенный в 2004 году издательством Сё:гакукан.

В японском языке существует  множество так называемых «счетных слов» «дзёсу:си»,  то есть суффиксов, которые используются при счете разных предметов. Например,   если считают обычные листы бумаги, то употребляют суффикс «май»: один лист бумаги будет «ити-май».  Но если речь идет о почтовых открытках или фотографиях, то используется уже другой суффикс – «ё:»: одна открытка будет «ити-ё».  Дома считают на  «кэн», но если речь идет о достаточно крупных зданиях, то употребляют суффикс «то».  Даже носители языка иногда затрудняются при выборе нужного суффикса. Недаром  одним из любимых экзаменационных вопросов в школах является вопрос о счетных суффиксах — с каким словом какой суффикс использовать.

Научить людей правильно употреблять счетные суффиксы «дзёсу:си» — главная задача этого словаря. Словарь делится на две части: в первой даны 4600 существительных с соответствующими «дзёсу:си», во второй  -  около 600 суффиксов «дзёсу:си» со списками  тех существительных, при счете которых они употребляются.  Это чрезвычайно удобный словарь для всех, кто пользуется японским языком.

Словарь выпущен в формате А5, в нем 389 страниц, и у него вполне разумная розничная цена — 2200 йен,  то есть купить словарь может любая семья среднего достатка.  Составители словаря сумели вовремя подметить, какие затруднения испытывают все говорящие по-японски в использовании  «дзёсу:си».

Другим замечательным специальным словарем является «Гионго, гитайго 4500: Нихонго ономатопэ дзитэн» («4500 японских ономатопоэтических слов»), изданный под редакцией Оно Масахиро (изд-во Сё:гакукан, 2007). Этот словарь, так же, как предыдущий,  затрагивает  довольно своеобразный пласт лексики, а именно характерные для  японского языка ономатопоэтические и звукоподражательные слова.

Хотя попытки систематизировать эту богатейшую лексическую группу делались и ранее, издание отмечено  небывалым масштабом и основательностью. В нем содержится 4500 словарных статей (в предыдущих словарях их было, как правило, не более 2000), причем  рассматриваются ономатопы не только японского, но и китайского происхождения, которые (в отличие от большинства слов этого типа) пишутся иероглифами – «кандзи». В словаре есть индекс ономатопов,  сгруппированных по семантическим признакам,  значительно  облегчающий поиск  нужного слова. Кроме того там есть  обстоятельные пояснения, иллюстрирующие особенности применения ономатопоэтической лексики, что делает словарь  весьма ценным изданием и  с точки зрения умелого подхода его составителей к решению второй из выдвинутых нами в самом начале задач.  Он является чрезвычайно полезным справочным пособием для  изучающих японский язык – и  на среднем, и на продвинутом уровнях.

Ономатопы —  слова, имеющие ярко выраженную эмоциональную окраску, они усваиваются, как правило, на чувственном уровне и объяснить их значение не всегда просто. Поэтому, не исключено, что многие носители языка вообще с сомнением отнесутся к целесообразности составления подобных словарей.   Возможно, именно этим объясняется сравнительно высокая розничная цена этого издания — 6000 йен. Словарь «Гионго», имеющий формат А5 и состоящий из 576 страниц,  выпущен тем же издательством, что и «Кадзоэката». Очевидно, более высокая цена связана с тем, что, словарь рассчитан  скорее на библиотеки, чем на широкий круг читателей.

 

Тонкие оттенки значений

 

В любом языке существуют слова, имеющие сходное значение.  Однако чаще всего даже самые близкие синонимы  имеют между собой тонкие различия и используются в разных контекстах.  К примеру, в японском языке есть слова «куяму» и «куиру» .  Оба они используются для выражения недовольства по поводу какого-то явления или события.  Однако, если «куяму» употребляется в тех случаях, когда человек хочет выразить неудовольствие в связи с общим развитием тех или иных событий,  то слово «куиру»,  используется, когда надо выразить неудовольствие или раскаяние по поводу собственных действий.

Различие весьма тонкое, но если вы выберете слово, не соответствующее ситуации, то либо  оно будет звучать неестественно, либо вы рискуете быть неправильно понятым.

Накамура Акира в своем словаре  «Нихонго – Гокан но дзитэн» («Словарь японских языковых нюансов») (изд-во Иванами Сётэн, 2010)  предпринимает попытку  пролить свет на  тончайшие нюансы словоупотребления.

 

(подпись под картинкой)

  Словарь Накамуры Акиры  «Нихонго – Гокан но дзитэн» («Словарь японских языковых нюансов»). На этой странице объясняется употребление слова куяму.

 

Словарь, в котором  около  10 000 словарных статей,  является убедительным  примером того, какого выдающегося результата можно достичь,  если  проявить изобретательность при решении второй задачи, выдвинутой нами для составителей словарей – то есть при подготовке материала, иллюстрирующего значение словарных единиц.  Словарь «Нихонго – Гокан но дзитэн»  является ценнейшим пособием для всех, кто стремится к повышению уровня знания языка.

Большое число словарных статей   привело к тому, что при объеме в 1170 страниц и достаточно крупном формате  пришлось использовать очень мелкий шрифт. Да и  цена в 3000 йен приемлема скорее для специалистов, чем для  широкого круга читателей.  Остается надеяться, что впредь составитель   отнесется с большим вниманием к решению задачи номер один и  постарается усовершенствовать словарь с точки зрения более рационального отбора материала на первом этапе работы над  его составлением.

Чрезвычайно важной представляется также проблема «словосочетаний», то есть соединения отдельных слов в семантические  блоки, служащие для обозначения единого понятия. В традиционных словарях, выдвигающих на первый план  «значение» того или иного слова, вопрос о сочетаемости слов либо не рассматривается вовсе, либо рассматривается недостаточно полно.

 

(подпись под картинкой)

  «Нихонго хё:гэн кацуё: дзитэн» под редакцией Химэно Масако)

 

В результате мы имеем очень мало словарей,  в которых обращается внимание на то, каким образом слова соединяются друг с другом.  В последние 15 лет 20 века  многие японские тексты ускоренными темпами стали переводиться в цифровой формат, что значительно облегчило задачу создания и использования больших текстовых корпусов. В начале  21 века  возник целый ряд новых словарей,  издание которых стало возможно именно благодаря  этим вновь возникшим преимуществам.

В частности заслуживает внимания словарь «Кэнкю:ся нихонго хё:гэн кацуё:дзитэн»  («Словарь японских словосочетаний изд-ва Кэнкю:ся») под редакцией Химэно Масако ( изд-во Кэнкю:ся, 2004, 4700 йен; новое издание намечено на конец ноября 2012  под названием  «Кэнкю:ся нихонго корокэ:сён дзитэн»). В словаре 721 страница, более 1544 словарных статей и более 25 000 примеров словоупотребления. Издательство славится своими англо-японскими словарями, и этот словарь тоже в первую очередь полезен тем, кто изучает японский как иностранный язык. Относительно высокая цена  позволяет предположить, что словарь рассчитан прежде всего на  преподавателей японского языка.  Словарные статьи  тщательно выстроены и  снабжены списками часто встречающихся  словосочетаний отдельно для каждого значения главного слова и особыми объяснениями для идиом и сложносоставных слов.

 

Служебные слова

 

Поскольку в словарях словосочетаний рассматриваются способы соединения  слов между собой,  на первый план невольно выдвигается вторая из упомянутых нами задач, то есть особое внимание, как правило,  уделяется  разъяснению значения того или иного слова. Пожалуй, то же самое можно сказать о словаре «Тэниоха дзитэн» («Словарь японских служебных частиц») (изд-во Сансэйдо, 2010) под редакцией Онаи Хадзимэ, но цель у него совершенно иная.  Изданный в сравнительно малом (B6) формате и имеющий большой объем (1788 стр.) словарь битком набит текстом, размещенным в четыре колонки —  явление в наши дни   довольно редкое.   Но это было неизбежно хотя бы потому, что в словаре невероятное число словарных статей – 3500, гораздо больше, чем в любых других подобных словарях, кроме того (судя по данным в вводной статье сведениям) там более 600 000 примеров  употребления  служебных слов.

На самом деле, почти ничего другого в словаре и нет.  Словарная статья  и следующие за ней примеры употребления -  и так страница за страницей.   Дело читателя решить, каким образом он будет использовать весь этот океан примеров.  Можно проверять себя, выясняя правильно  ли вы используете ту или иную частицу. Можно  пользоваться словарем для отбора наиболее удачного сочетания с нужным вам словом.

В этом смысле словарь рассчитан скорее на тех, кто уже свободно владеет японским, чем на изучающих его.  К тому же цена его довольно высока – 3800 йен.   Небывалый успех, который выпал  на долю этого словаря, связан скорее всего с  его названием. Слово тэ-ни-о-ха, состоящее из четырех наиболее употребительных японских служебных частиц, стало общим наименованием для всех служебных частей речи, употребляемых для соединения отдельных слов в предложении. Таким образом, словарь как бы суммирует данные, содержащиеся в  словарях «словосочетаний», причем использование в названии словаря термина, понятного даже школьникам,  создает ощущение доступности, делая этот гигантский свод из 600 000 примеров словоупотребления полезным руководством для всех желающих говорить и писать грамотно.

Как я  уже упомянул в самом начале,  всякий составитель, приступая к работе над словарем, должен решить две основные задачи:  во-первых, определить, какие именно словарные единицы войдут в словарь, а во-вторых, продумать, какого рода сведения целесообразно о них давать. Разумеется, процесс  составления словаря включает в себя много других факторов.  Очень важно, к примеру, определить, каким именно образом будет представлен материал,  а это зависит прежде всего от того, на какой круг читателей словарь рассчитан. Иногда приходится в связи с этим пересматривать свое отношение к решению двух первых задач.   То есть работа над словарем должна вестись в разных направлениях.

 Может быть собран примерно один и тот же материал и  даны похожие разъяснения, но если подход к оформлению у составителей разный, получаются совершенно разные словари.  Это-то и делает процесс создания словарей столь увлекательным занятием.  Думаю, что и теперь кое-кто напряженно трудится над  следующим поколением замечательных словарей, к которым благодарные читатели будут обращаться за информацией.

 

Эммандзи Дзиро:

 

Родился  в 1967 году. Окончив колледж, поступил на работу в издательство, где  занимался японскими учебниками и иероглифическими словарями в течение 17 лет, после чего оставил работу и стал свободным писателем и издателем. Среди его авторских работ: «Канва дзитэн ни кикэ» («Обратись к иероглифическому словарю»), «Кокоро ни симиру ёдзи дзюкуго» («Сложные слова из четырех знаков, проникающие в самую душу»), «Кадзу  ни наритакатта ко:тэй» («Император, который хотел стать цифрой») и «Кандзи токи акаси дзитэн» («Раскрывая секреты иероглифов-кандзи»)

 

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

Ару итинити

(Однажды)

Исии Синдзи

 

Изд-во Синтё:ся, 2012. 196Х133 мм, 144 стр. 1200 йен, ISBN  978-4-10-436303-2

 

Последнее произведение Исии Синдзи, «Ару итинити», раскрывает новые и совершенно неожиданные грани его таланта.  До последнего времени Исии был известен своими сюрреалистическими фантазиями и сказочными  сюжетами. В центре этого романа —  история супружеской четы (судя по всему самого автора и его жены), напоминающая традиционный автобиографический роман.  Правда, даже описывая обычные явления повседневной жизни, Исии позволяет себе отклоняться в самые неожиданные стороны, давая волю воображению.  Его мысль  свободно блуждает по всему земному шару -  от нерестилищ угря до  Латинской Америки и  окинавских островов Яэяма,  а изобилие грибов, лягушек и прочих странностей придает фантастический оттенок даже самым обыденным событиям.

Кроме того Исии во всех аппетитных подробностях описывает разную еду, его  герои  то и дело готовят и с удовольствием поедают традиционные японские блюда, такие как грибы мацутакэ  и угорь хамо. Во второй части книги изображены драматические события, связанные с появлением на свет ребенка этой супружеской четы. Действие происходит  в одном из родильных домов  Киото, где   жена героя решила разрешиться  от бремени, причем  самостоятельно, хотя ей уже 43 года и это их первый ребенок.  Хотя рождение ребенка  - один из значительнейших моментов человеческой жизни,  эта тема редко затрагивается в современной японской литературе.  И с этой точки зрения книга Исии  заслуживает особого внимания. Выходя за рамки обычного автобиографического романа, писатель, давая полный простор  воображению, живописует, как движется и что ощущает живое существо — человеческий эмбрион в утробе матери непосредственно перед появлением на свет.  Одного этого достаточно,  чтобы считать последний роман Исии важным и  значительным произведением. (Нумано)

 

Исии Синдзи

 

Родился в 1966 году. Закончил Киотский университет по специальности французская литература. В 2003 году стал лауреатом премии Цубота Дзё:дзи за «Мугифуми Ку:цэ» («Кутце – топтальщик пшеницы»). Рецензия на опубликованный в 2006 году роман «Юкия но Россу-сан» («Господин Росс, торговец снегом») была помещена в НКЯ №50. Также является весьма плодовитым  эссеистом.

 

Кэккон

(Женитьба)

Иноуэ Арэно

 

Изд-во Кадокава Сётэн, 2012. 193Х131 мм, 208 стр. 1500 йен, ISBN  978-4-04-110140-7

 

Тридцатичетырехлетняя Хиираги Асако работает администратором на курсах подготовки к экзаменам. Одновременно она начинает посещать занятия по эссеистике и встречает там человека по имени Ториуми.  Он такой внимательный и так хорошо умеет говорить комплименты, что она моментально в него влюбляется.

Мужчина действует быстро. Он  тут же делает ей предложение и   дарит кольцо с розовым брильянтом. Правда, при этом объясняет, что в настоящее время не может распоряжаться своими вкладами, и просит ее  оплатить кольцо.   В скором времени пара покупает прекрасную  квартиру, где планирует поселиться после свадьбы,  и снова Ториуми просит Асако  снять деньги со своего счета, чтобы выплатить аванс.   Вскоре после покупки квартиры Ториуми говорит, что его посылают в срочную командировку, и исчезает. Асако то и дело  звонит ему, но его  номер не отвечает.

В действительности  этот человек  -  оценщик драгоценностей и брачный аферист.

Однако это произведение нельзя отнести к  традиционным криминальным романам.  Читателей  наверняка заинтересует не столько само преступление, сколько точное и убедительное описание психологии женщин, попавших в сети брачного афериста. Даже поняв, что стали жертвой мошенника, они  не желают считать себя обманутыми и ограбленными и продолжают испытывать привязанность к человеку, который им лгал. Через описание тончайших движений женской души и  уродливых отношений между полами, автору удается  живо и правдиво изобразить одиночество человека в современном обществе.  (Тё:)

 

Иноуэ Арэно

 

Родилась в 1961 году. Дочь Иноуэ Мицухару, одного из ведущих  литераторов послевоенной эпохи.  В 2004 году за роман  «Дзюнъити» («Дзюнъити»)  была удостоена  премии Симасэ (Симада Сэйдзиро) за лучшее произведение в жанре любовного романа, а в 2008 году стала лауреатом премии Наоки за «Кириха э» (« К  забою»)  (см. НКЯ №59.) В 2011 году была удостоена  литературной  премии издательства Тю:о:ко:рон за «Соко э ику на» («Не ходи туда»).

 

 

 

Фураминго но мура

(Селение Фламинго)

Саваниси Ю:тэн

 

Изд-во Сю:эйся, 2012ю 193Х135 мм, 136 стр., 1100 йен. ISBN  978-4-08-771440-1

 

Этот роман, первое произведение выпускника Киотского университета Саваниси Ю:тэн,  был отмечен  литературной премией Субару 2011 года. Родившийся в 1986 году Саваниси  - преданный поклонник писателя Акутагава Рю:носукэ (1892-1927). Влияние Акутагавы чувствуется и в его ярком дебютном произведении: исходя из достаточно смелой, фантастичной посылки автор сумел  выстроить абсурдную и вместе с тем захватывающую аллегорию.

Действие романа происходит в Бельгии в конце 19 века, в центре – история фермера по имени Адам, чья жена неожиданно превращается во фламинго.  Адам изо всех сил старается сохранить в тайне это «скандальное» происшествие,  но скоро обнаруживается поразительный факт: практически все женщины в деревне превратились во фламинго.   Роман Саканиси можно отнести к метапрозе:  излишне педантичный рассказчик, от лица которого ведется повествование, пытается по отдельным записям из дневников жителей деревни во всех подробностях  реконструировать, как именно разворачивались эти удивительные события.  Несмотря на неправдоподобность истории и иностранный антураж, автору удалось выстроить вполне читабельное и даже увлекательное повествование, что говорит о его выдающемся литературном  таланте и  позволяет надеяться на  его блестящее литературное будущее.  Вскоре после получения премии Субару,  автор опубликовал еще одну примечательную новеллу в  журнале «Субару». В этой новелле, которая называется «Модзи но сё:соку» («Информационный бюллетень»), в причудливо аллегорической форме рассказывается о том, как один японский город оказался полностью разрушенным и погребенным под письменными знаками, которые вдруг посыпались на него с неба.  Это произведение так же, как и «Фураминго но мура»  свидетельствует о том, что Саваниси Ю:тэн –многообещающий автор. (Нумано)

 

Саваниси Ю:тэн

 

Родился  в 1986 году. В настоящее время числится в магистратуре  факультета  гуманитарных и экологических исследований Киотского университета. В 2011 году стал лауреатом литературной премии Субару за роман «Фураминго но мура».

 

 

Ракуэн но канвасу

(Полотно «Рай»)

Харада Маха

 

 Изд-во Синтё:ся, 2012, 196Х135 мм, 304 стр. 1600 йен. ISBN  978-4-10-331751-7

 

Эта история началась семнадцать лет назад.  Хаякава Ориэ,  многообещающий молодой сотрудник искусствоведческого факультета Сорбонны, занимался тогда изучением творчества Руссо.  Однажды, легендарный  коллекционер  Конрад Бейелер нанял Хаякаву и Тима Брауна,  работника нью-йоркского  музея Современного искусства, чтобы они определили подлинность картины под названием « J'ai Revé», которая якобы является неизвестным вариантом картины Анри Руссо «Сон». Ученые едут в  роскошный особняк Бейелера в Базель, где им вручают старинный текст, который они должны прочесть за неделю – по главе в день -  после чего им предстоит дать заключение о подлинности картины и  отчитаться перед Бейелером.

Пока они выполняют это задание, у Тима возникает  подозрение, что существует некий план, целью которого является кража картины.  Две крупные компании, которые занимаются проведением аукционов, подозревают, что под верхним  слоем краски скрывается картина Пикассо, и  готовы на все, чтобы заполучить ее.   В  критический момент появляется некий  координатор из отдела Интерпола по работе с произведениями  искусства и просит Тима помочь ему в охране картины. Когда приходит день, в который они должны представить отчет и заключение, Тиму и Ориэ удается, вняв голосу совести,  спасти шедевр.

Харада Маха – музейный работник, поэтому, создавая эту книгу, она опиралась прежде всего на собственные знания и  собственный опыт.  Читатель с самого начала сталкивается со множеством  загадок и неожиданностей, этот клубок все более запутывается, чтобы распутаться только в самом конце. Роман хорош не только захватывающим сюжетом,  не менее увлекательно следить за психологическими переживаниями двух главных персонажей,  которым удается устоять перед искушением обогатиться и остаться верным своей любви к искусству. (Тё:)

 

Харада Маха

 

Родилась в 1962 году.  Специализировалась по  японской литературе в университете Кансэй-гакуин, позже изучала историю искусств в университете Васэда.  Принимала участие в работе по созданию художественного музея Мори в Роппонги вплоть до его открытия в 2003 году.  Позже работала  внештатным хранителем музея. В 2005 году  ее первый роман «Кафу: о мативабитэ» («В ожидании хороших новостей») была удостоена первой премии за лучший японский любовный роман.  За «Ракуэн но канвасу» получила премию Ямамото Сюгоро:.

 

 

 

Критика

 

Кокан вакасю:.   Отоко но хадака ва гэйдзюцу ка

(«Собрание новых и старых промежностей. Является ли мужская нагота предметом искусства?)

Киносита Наоюки

 

Изд-во Синтё:ся, 2012, 196Х133 мм, 192 стр., 1800 йен. ISBN  978-4-10-332131-6

 

Это действительно уникальная публикация.   Можно было бы дать этой книге  менее игривое, более академическое название, что-нибудь вроде «К проблеме изображения обнаженного мужского тела в  современной японской скульптуре и фотографии».  Но дав ей столь остроумное название, пародирующее название старинной императорской поэтической антологии, автор предложил свой подход к «запретной» теме, обещая читателям легкий юмористический стиль изложения.  К написанию этой книги его подтолкнула скульптурная группа из двух обнаженных мужчин, стоящая   у одной из токийских станций Акабанэ и привлекшая внимание автора странной трактовкой  мужских гениталий.  Хотя все остальные части мужских фигур  даны в реалистической манере,  гениталии выглядят как некие «бесформенные выпуклости».  Киносита, будучи искусствоведом, решил разобраться в проблеме «промежностей» и совершил с этой целью путешествие по Японии. Его интересовало, каким образом изображаются мужские органы в скульптурах, установленных в общественных местах.  В книге он делится с читателями своими открытиями в этом плане, сопровождая повествование многочисленными иллюстрациями, проливающими свет на продолжительную борьбу современных японских скульпторов с цензурой и  возникших в результате этой борьбы специфических  способов  изображения соответствующих органов. Несмотря на игривое, даже скабрезное название, книга представляет собой вполне серьезное культурологическое  исследование. Новый и несколько необычный взгляд на художественную трактовку сексуальности в искусстве современной Японии, заставляет  обратить внимание на  еще неизученные области духовной культуры Японии. В книге также собрано множество очень ценных фотографий. (Нумано)

 

Киносита Наоюки

 

 Родился в 1954 году. Профессор Токийского университета, занимается культурой Японии 19 века, рассматривая ее через призму изобразительного искусства, искусства фотографии, народных театральных представлений, религиозных праздников, скульптурных памятников, архитектуры, музеев, зоопарков и военного искусства.  В 1993 году стал лауреатом премии за достижения в социальных и гуманитарных науках за «Бидзюцу то иу мисэмоно» ( «Представление под названием искусство»), а в 2003 году – лауреатом поощрительной  премии за достижения в области искусств  Министра образования  за «Ватаси но дзё:камати» («Мой замковый город»).

 

 

Сэнго SF дзикэнси

(Научная фантастика в  послевоенной Японии)

Нагаяма Ясуо

 

Изд-во Кавадэ Сёбо: синся, 2012, 181Х127 мм, 288 стр., 1500 йен. ISBN  978-4-309-62439-6

 

Автор, уделяя особое внимание  послевоенной научной фантастике,  предлагает нам обобщенную характеристику  целого ряда связанных между собой жанров в их историческом развитии: манга, аниме, фантастическая проза, модернистское искусство и подпольный театр.  В  книге наглядно показано как тесно все эти жанры были связаны, как  вдохновляли и питали друг друга. 

Столь активное взаимодействие этих жанров, по мнению Нагаямы, основывалось на «силе научно-фантастического воображения»,  и было связано со устремленностью в будущее, через которое можно было   художественно отобразить даже моменты кризиса и отчаяния. В эпоху технологического прогресса и бурного роста экономики возникли  весьма своеобразные  произведения научной фантастики.   Все они чутко откликались на происходящее в реальной действительности, благодаря чему этот жанр смог  стать своеобразным центром притяжения для талантливых авторов разных поколений, которые  своими произведениями перекликались и взаимодействовали друг с другом.  Этот драматический процесс втягивал в себя не только создателей, но и потребителей литературных произведений, которые жадно поглощали все жанровые разновидности и подталкивали их создателей  к новым творческим  исканиям.

 Упадок жанра научной фантастики в Японии совпал как с  экономическим и политическим крахом страны, так и со снижением творческой активности в области литературной фантастики и театра.  Автор видит причину в том, что японцы вообще утратили способность воображать будущее, чему  наглядным свидетельством стали  мартовские события 2011 года.

Книга пронизана  призывом  к людям   снова обрести дар  воображения, не теряя одновременно связи с реальной действительностью. (Ёнахара)

 

Нагаяма Ясуо

 

Родился в 1962 году. Практикующий врач-стоматолог. Пишет на самые разные темы  — история культуры и философии, литературная критика, современная социология.  В 2010 году получил большую премию за лучшее произведение японской научной фантастики (Нихон SF Тайсё:) и премию журнала «Сэйун» за  «Нихон SF сэйсинси” («Духовная история японской научной фантастики»). Является автором «Гиси бо:кэн сэкай» («Авантюрный мир фальсифицированной истории») и многих других произведений.

 

 

 

Общество

 

Тинкон то сайсэй

(Реквием и возрождение )

Под редакцией Акасака Норио

 

Изд-во  Фудзивара сётэн, 2012, 209Х147 мм, 488 стр., 3200 йен. ISBN  978-4-89434-849-3

 

Вскоре после страшного землетрясения и цунами, происшедших в марте 2011 года, Акасака Норио опубликовал в газете Никкэй статью,  вызвавшую большой резонанс.  Он напомнил читателям о том, что известный антрополог Янагида Кунио в 1920 году посетил побережье Санрику и  записал воспоминания местных жителей о землетрясении, которое произошло там четверть века назад, то есть в 1896 году, и  предложил создать что-то вроде доступного для широких слоев населения центра по сбору воспоминаний о недавнем землетрясении.  После публикации этой статьи в районе То:хоку развернулось активное движение по сохранению воспоминаний и формированию архивных материалов, связанных с бедствием. На волне этого движения и возникла данная  книга, в которую вошли сто интервью с людьми, уцелевшими после бедствия.  Разнородность этих интервью – а люди, их давшие, принадлежат к разным возрастным группам, живут в разных районах,  работают в разных областях — подчеркивает огромность масштаба разрушений, силу удара, нанесенного району То:хоку.  Все интервью проникнуты решимостью выживших передать будущим поколениям память о пережитом в дни столь неожиданно обрушившегося на район стихийного бедствия: о том ужасе, который они испытывали, когда бежали, спасаясь от цунами, о героической работе спасателей, которые  делали все, чтобы спасти людей в условиях хаоса, воцарившегося в районе сразу после бедствия, о жизни в эвакуационных центрах.  Все города были смыты гигантской волной и разрушены до основания, так что теперь почти невозможно восстановить их прежний облик.  Но рассказы людей об этом бедствии наверняка сохранятся и дойдут до будущих поколений благодаря новым средствам массовой коммуникации, которые могут сделать их достоянием самой широкой аудитории. Общество  должно поддержать подобные начинания по сохранению народной памяти (Ёсими).

 

Акасака Норио

 

Родился в 1953 году, специалист по фольклористике и профессор  университета Гакусюин. Директор музея Фукусимы и директор исследовательского культурного центра То:но. В 2007 году был удостоен литературной премии Бункамура Дё маго, а в 2008 году поощрительной премии в области искусств Министра образования за «Окамото Таро: но мита Нихон» («Япония глазами Окамото Таро:»). Среди прочих публикаций: «То:хокугаку. Васурарэта То:хоку» ( «Проблемы То:хоку. Забытый район То:хоку»). Его эссе о культуре района То:хоку  было опубликовано в НКЯ №69.

 

 

Тэкия кагё: но фо:куроа

(Фольклор  уличных торговцев)

Ацу Канаэ

 

Изд-во Сэйкю:ся, 2012, 215Х150 мм, 168 стр., 3000 йен. ISBN  978-4-7872-2045-5

 

«Тэкия» – это уличные торговцы, которые в  праздничные дни выставляют свои ларьки возле синтоистских храмов и продают памятные сувениры, еду, игрушки.  Это чрезвычайно хорошо организованная общественная группа, имеющая долгую историю и сумевшая сохранить свою целостность в  современной городской среде.  Книга Ацу Канаэ, основанная на непосредственном и очень тщательном изучении  группировки тэкия, действующей в восточной части Токио,  заслуживает внимания хотя бы потому, что автор не идет по пути компиляции сведений из прежних исследований, а предпринимает попытку  изучить организационную структуру группировки изнутри, понять, каким образом тэкия в течение стольких лет удается поддерживать искони заведенный порядок.  Особенной удачей книги является анализ «нанори на».  Нанори на  — это что-то вроде идентификационного знака,  особое длинное имя, которое дается каждому торговцу при вступлении в группировку взамен его настоящего имени.  Благодаря этому имени торговцы любого района могут при первой же встрече определить положение друг друга и вступить во взаимодействие.  Автор прослеживает, как обеспечивается практическое функционирование «нанори на», каким образом оно отражает не только  сложную иерархическую структуру отдельно взятой группировки, но и связь между разными группировками и районами их функционирования.  Помимо того, что каждая группировка имеет закрепленную за ней территорию, все группировки входят в единую структуру, позволяющую им выстраивать отношения между собой, приноравливаясь к конкретным обстоятельствам.  Автору удалось с социально-антропологической точки зрения проанализировать те практические и теоретические принципы, которые лежат в основе особого языка тэкия и определяют их территориальное размещение, в этом смысле книга является прекрасным пособием для зарубежных читателей, желающих познакомиться с культурой тэкия. (Ёсими)

 

 

Ацу Канаэ

 

Родилась в 1975 году. Имеет звание доктора литературоведения. Приглашенный научный сотрудник  Государственного Музея Истории Японии.

 

Манга бимбо:

(Манга и нищета)

Сато: Сю:хо:

 

Изд-во Кэнкю:сё, 2012, 187Х128 мм, 192 стр., 1200 йен. ISBN  978-4-569-80383-8

 

Автором книги является известный японский художник манга.  Серия его манга под общим названием «Бураккудзякку ни ёросику» («Привет Черному Джеку»), которую в феврале 2002 года начал выпускать  еженедельник  «Мо:нинг»,  была распродана миллионными тиражами.  По многим его манга были сняты кинофильмы и телевизионные сериалы.

Существует распространенное мнение, что художникам манга сопутствуют слава и богатство.  Сато: Сю:хо: в своей  книге раскрывает  поразительные закулисные стороны своего ремесла,  ту реальность, которая скрыта за внешним блеском.

Оказывается, что при исключительной занятости (художники манга работают по 16-20 часов в день) доходы их просто ничтожны.  Многие имеют собственные  мастерские и нанимают работников, которые помогают им  с рисунками.  Причем этим работникам  они должны  платить жалованье и премиальные, оплачивать медицинскую страховку и транспортные расходы. И не только  -  принято еще и обеспечивать им питание, когда они работают в мастерской. Авторы бестселлеров, и те  с трудом могут существовать только на доходы от серий. Даже если художнику повезет и удастся пристроить манга в еженедельник, публикация серии, не ставшей хитом, через полгода может быть резко прекращена.  Честолюбивые художники  изо всех сил стараются продержаться на плаву и влезают в долги.  Можно добиться относительной экономической стабильности, если удастся продать  отдельную книжку  тиражом в миллион экземпляров. Но  такое везение выпадает на долю только одному проценту художников.

Автор книги не только проливает свет на  жестокую конкуренцию, существующую в мире манга, и  тяжелые условия, в которых вынуждены работать художники,  он, исходя из собственного опыта, еще и дает художником советы  -  каким образом можно преуспеть.   (Тё:)

 

 

Сато: Сю:хо:

 

Родился  в 1973 году. Дебютировал как художник манга в 1998. В 2002 году стал лауреатом  премии Японского фестиваля медиа-арт за «Бураккудзякку ни ёросику». По его многочисленным хитам были  поставлены телесериалы, и фильмы, в том числе «Умидзару» («Морские обезьяны»)

 

 

То:кё: миги хамбун

 (Правая половина Токио)

Цудзуки Кё:ити

 

Изд-во Тикума Сёбо:, 2012, 215Х152 мм, 576 стр., 6000йен. ISBN  978-4-480-87851-9

 

Культурное пространство Токио всегда традиционно делилось на две части: район Ситамати или «нижний город» (то есть территория по берегам реки Сумида), и район Яманотэ («верхний город»),  примыкающий к возвышенности Мусасино. Однако по мнению автора этой книги,  движущие силы, определяющие развитие культуры современного Токио,  следует искать вовсе не там, а в правой, если смотреть по карте, части Токио, в тех районах, где быстрыми темпами набирает силу своеобразная  интернациональная  субкультура  андерграунда.

«Правая   часть» Токио, по существу представляющая собой северо-восточное продолжение  старинного района «Ситамати»,  до недавнего времени  оставалась  в загоне, поскольку  центр культурного притяжения постепенно смещался к западу и к югу.  Автору, обошедшему с фотоаппаратом этот район вдоль и поперек, удалось передать его живой и неповторимый облик:  здесь и бар в Асакусе,  где посетители ходят в «фундоси» (что-то типа набедренных повязок или плавок), и  «Филиппинские  пабы»  в  Такэноцуке, и музыкальные бары Юсимы, и «Маленький Бангкок»  на Кинситё, не говоря уже о  многочисленных специальных заведениях, завсегдатаями которых являются любители гавайской музыки, народных песен, бальных танцев и  музыкальных ревю. В книге приводятся убедительные свидетельства того, что, хотя Токио по-прежнему переживает экономический спад,  особенно ощутимый после бурного роста экономики в 80-е годы 20 века (в так называемую эпоху «экономики мыльного пузыря»),  город  обладает достаточным потенциалом для  дальнейшего культурного развития. Вот только сосредоточен этот потенциал не там, где возникла и развивалась  прежняя городская культура с ее привычными устоявшимися стереотипами,  а совершенно в иных местах, где   бьет ключом жизненная энергия, питающая новую культуру. (Ёсими)

 

 

Цудзуки Кё:ити

 

Родился в 1956 году. Закончил токийский университет Софии. Некоторое время работал редактором в журнале, в 1993  году опубликовал  фотоальбом  «Tokyo style».  В 1996 году стал лауреатом премии Кимуры Ихэя за фотоальбом «Ро:досайдо Дзяпан  Тин нихон кико:» («Roadside Japan  Путешествие по нехоженым тропам Японии».  Также работал как писатель и редактор в  разных областях, включая  современное искусство, архитектуру, дизайн.  Автор книг «Ёросику гэндайси» («Привет, современная поэзия!») и «Дзюнрэй  Тин нихон тё:ро: дэн» («Пилигримы. Биографии необычных японских долгожителей»)

 

 

Биографии

 

Онти Ко:сиро: Хитоцу но дэнки

 (Онти Ко:сиро. Одна биография)

Икэути Осаму

 

Изд-во Гэнки Сёбо:, 2012, 215Х153 мм, 336 стр., 5800 йен. ISBN  978-4-901998-92-5.

 

Мало кому в наши дни известно имя Онти Ко:сиро (1891-1955), хотя  при жизни он был известен в самых разных областях: как художник, гравер, поэт, издатель и фотограф.   По существу, это его первая серьезная   научная биография. Уже сама книга как таковая с  впечатляющей обложкой,  на которой изображена одна из гравюр Онти,  может по праву считаться произведением искусства. Творческая индивидуальность Онти формировалась в годы расцвета   японского модернизма.  Он испытал на себе влияние  европейского авангарда  и  творческого объединения Баухауз. Поддерживая тесную связь с  другими известными художниками  и писателями своего времени, такими как  Такэхиса Юмэдзи, Хагивара  Сакутаро, Муро Сайсэй, Онти создал свой уникальный стиль и нашел собственную нишу в мире японского искусства.  Его художественная манера нагляднее всего проявилась в так называемых  «символических гравюрах» , которые напоминают абстрактную живопись  В. Кандинского.  Но Онти не был ярым революционером и отчаянным новатором.  Скорее он был «умеренным реформистом», пытавшимся по мере сил оказывать своим искусством сопротивление усиливающемуся японскому милитаризму.  Сдержанная суховатая манера изложения автора прекрасно гармонирует с темой книги.  Несмотря на то, что он почти не затрагивает частной жизни своего героя,  ему удалось создать портрет удивительно талантливого, разносторонне одаренного художника-модерниста. Написав столь основательную биографию,  Икэути  сумел восполнить существенный пробел в истории японского современного искусства. (Нумано)

 

Икэути Осаму

 

Родился в  1940 году. Лауреат многих премий, эссеист, переводчик и исследователь  немецкой литературы.  Среди его публикаций: «Фу:си но бунгаку» («Сатирическая литература») и «Гэ:тэ сан комбанва» («Добрый вечер, господин Гёте»)  Среди переводов: «Фауст» Гёте и шеститомное издание прозы Кафки.  Начиная  с этого выпуска, НКЯ  начинает публиковать серию из десяти эссе Икэути на тему «Японская литература на местах».

 

 

 

Хакусю бо:кэй

(Китахара Хакусю в перспективе)

Кавамото Сабуро

 

Изд-во Синсёкан, 2012, 215Х151 мм, 436 стр., 2800 йен. ISBN  978-4-403021105-8.

 

Китахара Хакусю: (1885-1942) и в наши дни продолжает привлекать многих  японских читателей.  Его произведения, среди которых детские песни, традиционные и современные стихи, проза, не говоря уже о переводе «Сказок Матушки гусыни» — являются неотъемлемой частью духовного мира современных японцев.

Эта научная биография основана на тщательном изучении творческого наследия поэта и его жизни.  Предлагая вниманию читателей ряд диалогов,  Кавамото Сабуро: прослеживает жизненный путь Хакусю:. Он делится с нами мыслями, приходящими к нему во время прогулок по местам, связанным с жизнью Хакусю:,  при виде пейзажей, некогда вдохновлявших поэта на создание тех или иных произведений. Автор не старается вписать фигуру Хакусю:  в контекст истории японской литературы, скорее он относится к нему, как к обычному человеку, жившему в Японии в эпоху модернизации, рассказывает отдельные эпизоды из его жизни.  В книге  рисуются образы скромных безвестных людей, среди которых писатель жил и творил.

Автор считает, что лейтмотивом модернизации Японии были «слезы», символизирующие отчаянные усилия жителей маленького островного государства.   Творчество Хакусю: сформировалось под воздействием первых жизненных испытаний, выпавших на его долю в бедном  провинциальном городке на Кю:сю:.  Позже он переехал в большой город – Токио, где познакомился с культурой Запада  и расширил свой поэтический горизонт.

Хакусю: жил в эпоху, когда над людьми нависала постоянная  угроза войны.  Он был первым японским поэтом, взявшим на вооружение «цвет» в качестве  одного из ведущих выразительных средств и создал своеобразный ритмический рисунок стиха.  Хакусю: , которого называли «сентиментальным поэтом», лучше, чем кто бы то ни было, понимал, сколь велико  очищающее воздействие  слез на душу. (Ёнахара)

 

Кавамото Сабуро:

 

Родился в  1944 году. Критик, эссеист, переводчик. Много писал  о литературе, кино и путешествиях. Среди произведений, принесших ему многочисленные премии – «Тайсё: гэнъэй» («Иллюзии эпохи Тайсё:), «Кафу: то То:кё:» («Нагаи Кафу и Токио»)  «Хаяси Фумико но Сё:ва» («Эпоха Сёва  в творчестве Хаяси Фумико»).  По его роману «Май бакку пэ:дзи» («Моя последняя страница»),  в котором он описывает время, когда работал  репортером газеты Асахи, был поставлен фильм. За «Хакусю: бо:кэй» автор был удостоен литературной премии Ито: Сэй.

 

 

 

История

 

Гакко: сэйфуку но бункаси

(История школьной формы)

Намба Томоко

 

Изд-во Со:гэнся, 2012, 216Х152 мм, 384 стр., ISBN  978-4-422-21014-8

 

Интересное наблюдение: многие участницы  идол-группы  АКВ48 носят костюмы,  с элементами школьной формы, хотя  некоторым девушкам уже за двадцать.  В настоящее время  школьная форма утвердилась как одно из основных направлений в женской моде, став  символом культуры каваии.

В книге рассматривается история создания и эволюции  школьной формы для девочек в контексте истории  костюма и истории современной культуры Японии.  Автора интересует период начиная с конца 19 века, когда появились первые школы для девочек, и примерно до 30-х годов  20 века.  В книге приводятся материалы, полученные из школ разных районов страны,   многочисленные фотографии и рисунки, позволяющие читателям познакомиться с историей введения  школьной формы в Японии.

В самом начале эпохи модернизации девушки-студентки были новым и привилегированным классом, поэтому к выбору их одежды относились очень серьезно.  За долгие годы в школьной форме произошли значительные изменения, от японского стиля она постепенно перешла к европейскому, миновав промежуточную стадию, когда в ней совмещались элементы и того, и другого стиля.

Школьная форма – это одежда, имеющая в какой-то степени парадоксальный  характер: с одной стороны  она должна удовлетворять требованиям общества и школьным правилам, а с другой —  вкусам самих учащихся.

Смысл формы в том, чтобы все выглядели одинаково в соответствии с определенным стандартом, но девушки всегда стремятся внести в нее элементы, максимально проявляющие их индивидуальность. Это тоже один из примечательных аспектов.  История школьной формы это история  соперничества разных подходов к ее созданию. В результате взаимодействия этих разных подходов и создается новый образ школьницы и новая школьная мода. (Ёнахара)

 

Намба Томоко

 

Родилась в 1980 году. В настоящее время ассистент-профессор  университета Отяномидзу.  Автор множества научных статей о том, как должны одеваться современные японские студентки.

 

 

Нихон ю:гиси

(История развлечений в Японии)

Масукава Ко:ити

 

Изд-во Хэйбонся, 2012, 194Х131 мм, 350 стр., 3200 йен. ISBN  978-4-582-46814-4

 

Жители японского архипелага за долгие века сумели создать богатую культуру игр и развлечений, которая, вобрав в себя элементы континентальной культуры, выработала на их основе  новые уникальные традиции.  Однако до сих пор у нас не было сколько-нибудь исчерпывающего и последовательного исследования, посвященного истории игровой культуры Японии с древних времен до наших дней.

Книга Масукава Ко:ити замечательна тем, что в ней дается подробнейшая картина происхождения  и развития (с описанием характерных особенностей каждой эпохи)  культуры развлечений и игр, начиная с 7 века  и вплоть до наших дней. 

В древней Японии  в среде придворной аристократии были популярны игры, пришедшие из Китая и Кореи, такие как сугороку (японский триктрак), го и то:ко (бросание стрел в горшок). В средние века  многие игры, ранее бывшие достоянием исключительно аристократического общества, проникли  в народные массы. Среди них  –поэтическая игра «утаавасэ», и эсугороку (букв. сугороку в картинках), участники которой бросают игральные кости и согласно выкинутому числу передвигают фишки по доске, расписанной живописными изображениями.  Карточные игры (в Японии они известны как карута), были  завезены в Японию португальскими  купцами в 16 веке.  Их местные  версии   заняли достойное место среди самых популярных японских игр. В новое время в Японию было завезено множество западных игр, но по-настоящему прижились, пожалуй, только  игральные карты и бильярд.  Зато большую популярность приобрел маджонг, завезенный из Китая в начале 20 века. Рассматривая общие тенденции игровой культуры и изменения, происходившие в популярных играх в разные века, автор проливает свет на мало известные аспекты истории японской культуры. (Тё:)

 

Масукава Ко:ити

 

Родился в 1930 году. Один из ведущих специалистов по истории сё:ги (японских шахмат) и других игр на доске.  Среди его работ: «Тобаку но нихонси» «История азартных игр в Японии»), «Сёги-но кигэн» («О происхождении сёги»), «Го» («Го»)

 

 

Гэмбаку то:ка

(Сбрасывание атомных бомб)

Мацуки Хидэфуми и Яку Ясухиро

 

 

Изд-во NHK,2012, 194Х131 мм, 287 стр., 1600 йен. ISBN  978-4-14-081531-1

 

К концу 1945 года больше 210 000 человек скончалось после того, как 6 и 9 августа того же года  на Хиросиму и Нагасаки были сброшены атомные бомбы.  В течение многих лет люди продолжали умирать от лучевой болезни, и нет никаких сомнений в том, что  использование атомного оружия  Соединенными Штатами было одним из самых страшных преступлений в истории человечества.  Но возникает вопрос – а что если бы японская армия  вовремя получила информацию о готовящемся ядерном нападении? Наверняка наше отношение к этим событиям было бы совершенно иным.  И как это ни поразительно,  недавно открылись новые факты, свидетельствующие о том, что  у японской армии действительно были  основания предполагать, что США достигли немалых успехов в  разработке  атомного оружия  и что самолет с новой бомбой на борту может вылететь по направлению к Японии. Японцы получали  секретные сведения о  ходе реализации американской  ядерной программы через некие испанские источники, к тому же военной разведке было известно о  подозрительных действиях  воздушно-десантных подразделений, расположенных на острове Тиниан.  Японское военное командование  получило вполне достоверную информацию о том, что самолеты этих подразделений,  планируют вылететь в сторону Кюсю 9 августа.  Но находящееся в Токио военное командование не стало принимать никаких мер.  В результате японская армия оставила на произвол судьбы не только Окинаву, но и жителей Хиросимы и Нагасаки.  Это поразительное разоблачение напоминает нам  о том, что в японском обществе и по сей день остаются неразрешенные проблемы.  Аналогичное  стремление к секретности  и сокрытии информации  в пределах закрытых организаций наблюдалось и после бедствия в Фукусиме. (Ёсими)

 

Мацуки Хидэфуми

 

Родился в 1972 году. В настоящее время    режиссер хиросимского отделения NHK.  Создал немало документальных фильмов на разные темы:  одинокая смерть, Китай, атомные бомбардировки.

 

Яку Ясухиро

 

 Родился в 1977 году.  В настоящее время режиссер хиросимского отделения NHK. Создал много документальных фильмов на разные темы: проблемы образования,  медицинского обслуживания,  дипломатия и война.

 

 

Манга

 

 

Нанохана

(Рапс)

Хагио Мото

 

Изд-во Сё:гакукагн, 2012,  215Х153 мм, 160 стр., 1143 йен. ISBN  978-4-09-179135-1

 

Тема этой серии манга художника Хагио Мото  - последствия  цунами и ядерной катастрофы, случившихся в марте 2011 года.

Двенадцатилетняя девочка и ее родители вынуждены покинуть свой дом в Фукусиме, попавший в зону радиоактивного заражения.  Они начинают новую жизнь в незнакомом и непривычном окружении, носят защитные маски и постоянно беспокоятся об уровне радиации.  Юная героиня никак не может смириться с потерей бабушки, которая погибла во время цунами,  к тому же ее терзают сомнения, ей кажется, она никогда уже  не сможет вернуться к прежней жизни.

Только разбрасыватель семян, который она сохранила как память о бабушке, дает ей  некоторую надежду.  Во сне она встречает девочку из Чернобыля и они решают посеять рапс, который, как говорят, очищает почву от загрязнения.

Следующие три эпизода показывают радиацию  в персонифицированной форме. Автор рассказывает о том, что люди забыли уроки Хиросимы и Нагасаки, ядерная энергия трансформировалась в их сознании в силу добра, в «прекрасную» форму энергии, которая может  претворить в реальность мечту о преуспевании и счастливой жизни.  Даже сознавая всю величину опасности, они не в состоянии вырваться из тисков ядерной  энергетики.

Кончается же все историей о том «что случилось дальше»  с девочкой из Фукусимы. Автор в сдержанных тонах рассказывает о том, как  она совершает путешествие по «Галактической железной дороге», которая перевозит умерших в иной мир, и показывает, что только памяти дано  спасать людей и быть залогом их возрождения. (Ёнахара)

 

Хагио Мото

 

Родился в 1949 году. Один из ведущих художников  манга для девочек (сё:дзё манга).  В 1976 году получил премию для издательства Сё:гакукан за «По: но итидзоку» («Семья По») и «11-нин иру!» («Их было одиннадцать!»). Трижды становился лауреатом премии журнала «Сэйун».  В 1997 году был удостоен премии   Тэдзуки Осаму за «Дзанкоку на ками га сихай суру» («Правят жестокие боги») а в 2006 году – большой премии за лучшее произведение японской научной фантастики (Нихон SF Тайсё:)  за «Барубара икай» ( «Другой мир Барбары»). См. рубрику «Писатели о себе» в НКЯ №63.

 

 Японская литература на местах

 

 

В этом выпуске  Новые Книги Японии открывает состоящую из 10 частей серию статей о литературных произведениях, воспроизводящих пейзажи, историю и культуру отдельных районов Японии. Мы начинаем нашу публикацию с Хоккайдо и будем двигаться по архипелагу на юг. Икэути Осаму  очень плодовитый литературный критик, эссеист и переводчик, его перу принадлежат многочисленные статьи на литературные темы и  путевые заметки. Мы надеемся,  что читатели получат удовольствие от этого литературного путешествия  по Японии, столь богатой региональным разнообразием.

 

 

№1 : Хоккайдо и «Исикаригава» Хондзё: Муцуо

Школьный учитель и пролетарский писатель Хондзё: Муцуо родился в городе То:бэцу на Хоккайдо в 1905 году. Он был членом Союза пролетарских писателей Японии и членом Японской коммунистической партии. Хондзё: Муцуо  скончался от туберкулеза в 1939 году, вскоре после публикации романа «Исикаригава», в котором он описал знакомые ему с детства  пейзажи  Хоккайдо.

 

 

Исикаригава, третья по длине после Синано и Тонэ река в Японии,  берет начало в горах Исикари,  являющихся частью вулканической горной системы Дайсэцудзан, расположенной в центральной части Хоккайдо, затем, извиваясь змеей, бежит по равнине Исикари на запад и впадает в Японское море. Название реки восходит к айнскому — «река со многими поворотами».  Следы подковообразных озер, разбросанные по равнине,  свидетельствуют о том, что в давние времена ее  извивы были   еще более прихотливы.  По площади бассейна Исикаригава уступает разве что реке Тонэ.

Писатель Хондзё: Муцуо (1905-1939) родился в То:бэцу, городке,  который находится в центральной части равнины Исикари на северном берегу  реки, километрах в десяти от ее устья.  В настоящее время это один из основных зерновых районов Японии, но в  начале эпохи Мэйдзи (1868-1912), когда  здесь только начали появляться первые переселенцы из основной части Японии, это были дикие земли, густо поросшие лесом.  В своем докладе Токугавскому сёгунату, один из первопроходцев этих земель Кондо: Дзю:дзо: (1771-1829) писал: «Река Исигари – самая большая река в центральной части Эдзо (Хоккайдо).  У нее открытые берега на протяжении примерно ста ри  от истока. Вокруг плодородные равнинные земли,  поросшие густым лесом.  Местные варвары (айну) селятся по берегам реки,  верховья которой изобилуют рыбой.»

Хондзё: Муцуо родился в семье переселенцев и с раннего детства постоянно имел перед глазами реку Исикари. От  родителей он слышал рассказы о  тяготах, выпавших на долю первых переселенцев, которые вели постоянную борьбу за освоение  диких земель.  Позже, уже став заметной фигурой в японской пролетарской  литературе, Хондзё:   задумал написать роман, главным героем которого  была бы река.  В предисловии к роману он объяснил, что ему хотелось показать, как складывались взаимоотношения между рекой и живущими на ее берегах людьми, рассказать историю района и донести до читателей «думы и чаяния наших предков, сошедших в могилу полвека тому назад».

Роман  начинается на лирической ноте: «От подножья гор Нутаку каму сюпэ (Дайсэцудзан) с их покрытыми вечными снегами вершинами  поток поворачивает на запад, ныряет в ущелье, и набрав скорость, пересекает вытесанные эрозией долины в верховьях. После этого он устремляется в котловину и, вобрав в себя все ручьи и речушки,  ударяется о западную стену центрального горного хребта. Разрушив острые палеозойские утесы, бурлящим потоком срывается  на равнину Исикари.»

Оказавшись на равнине, река  замедляет свой бег  и,  лениво извиваясь, течет по   плоской местности.  Тем не менее ее течение еще достаточно быстрое, и вода смывает все  растения, которые пытаются укорениться.  Удержаться удается  лишь немногим «избранным  сорнякам, которые «крепко держатся за руки и переплетаются ногами».  Сначала это были тростник, пампасная трава,  осока, имеющие крепкие корневища и цепкие усики-корни, которыми они хватались за землю. Потом пошли другие растения  - мох-сфагнум, мокричник, полынь.

Роман «Исикаригава» публиковался с продолжениями в семи номерах журнала. Первая часть появилась в сентябре 1938 года.  Но в 1939 году Хондзё: скончался и публикация романа была приостановлена. Предполагалось, что позже она будет возобновлена, но в  конце концов остальная часть романа так и не увидела свет.  Может без всяких ограничений и без оплаты быть, писатель и сам чувствовал, что жить ему осталось совсем немного, когда  писал свой роман.  Разумеется, река Исикари никогда не была для него просто рекой. Он пишет о ней, как о  гигантском живом существе, история которого восходит к  началу жизни и смерти.  Подобно зверям лесным, она меняет обличье в зависимости от времени года,  а зимой  погружается в спячку. «Зимой  великая река, которая делит равнину Исикари на две части, засыпала. Вода  опускалась на самое дно, ее голос затихал.  Ледяное ложе покрывалось толстым слоем снега и река скрывалась от взоров».  Снег сугробами громоздится поверх льда, невозможно даже представить себе, что где-то там, внизу, течет река.

 Но  весной  река просыпается. Снег тает, обнажая  очертания русла.  Шум текущей воды становится все громче. «Река протяжно и жутко стонет. Кричит, осыпая проклятьями сковывающий ее лед. И вот  откуда-то из ее глубин, из-под земли вырывается весна».

В центре романа —  история  группы переселенцев, численностью  в 150 человек. Все они принадлежат к одному небольшому клану,  ранее имевшему земли в северо-восточной части Японии, около Сэндая.  Под предводительством  своего главы самураи этого клана с семьями переселяются на Хоккайдо,  надеясь обрести твердую почву под ногами после того, как  в 1868 году в результате реформ Мэйдзи потеряли  все свои сословные привилегии.

После долгих скитаний по покрытой снегом и льдом равнине Исикари переселенцы прорубают дороги в девственных лесах и строят себе жилища.  Отказавшись от ставших неактуальными понятий о самурайской чести,  они вступают в жестокую борьбу с лесом, землей, рекой, и борьба эта кончается тем, что  на берегу реки Исикари возникает деревня,  которую они называют То:бэцу.

Река Исикари издавна славилась как прекрасное место для рыболовства.  И вот  к устью реки начинают причаливать японские рыбачьи  лодки с опущенными парусами.  К горизонту волнистой линией тянутся дюны.  Этот пейзаж с самого раннего детства был перед глазами Хондзё:. «На севере  угадываются смутные очертания какого-то мыса, может, это Тамбакэ (Офую)?  А тот сгусток тумана на западе,  должно быть, море Отару…»

У самого  моря река  замедляют бег и  образует большие омуты – прекрасное место для икрометания.   В определенные периоды здесь собирается столько лососей и форели, что меняется даже цвет реки.   Сначала  рыба становилась добычей айну.  Потом  сюда хлынули «рассчитывающие на большие барыши японцы». Этих пришельцев, резко отличающихся от первопроходцев-самураев, автор романа делит на следующие категории: «люди, по разным причинам потерявшие жизненные ориентиры;  бродяги, которым все равно, что с ними станется;  бедняки, которые не в состоянии у себя на родине выбраться из нищеты; и изгои, которым путь обратно заказан». Все эти люди обосновались на новой земле, словно «выпав в неизбежный осадок».

Хотя место действия романа – окрестности  То:бэцу, какими они были в ту эпоху, когда освоение Хоккайдо только начиналось, все  описываемые автором события могли бы произойти в любом другом районе этого острова.  Реки на Хоккайдо не такие быстрые, как на других японских островах. Исикаригава, Соратигава и Тэсиогава важно и молчаливо несут свои мутные полные воды по равнине сквозь континентального типа пейзажи, порой можно заметить торчащий из воды изогнутый ствол какого-то дерева. Иногда кажется, что течение вообще останавливается, и неподвижная река издалека напоминает  сплошную синюю ленту.

С трудом получив образование, Хондзё: стал учителем начальной школы, откуда его вскоре уволили за участие в профсоюзном движении.  В годы расцвета японского милитаризма, когда императорская армия вторглась в Китай и в стране запахло  порохом, Хондзё: писал о простых крестьянах и рабочих, которые,  попадая в тяжелейшие обстоятельства, находили в себе силы жить дальше. Когда в стране была введена жесточайшая  цензура,  многие «пролетарские» писатели  стали публично каяться в грехах и  отходить от своих принципов. Но Хондзё:  Муцуо не отрекся от своих убеждений.

По первоначальному замыслу роман должен был состоять из двух частей,  автор предполагал начать повествование с истории реки, затем перейти к изображению живущих на  ее берегах людей и показать  борьбу  людей с рекой, борьбу не на жизнь, а на смерть. Но, как он сам жаловался в послесловии,  шум реки, ее мощь, ее ширь настолько завладели его воображением, что он невольно впал в лирическое настроение и стал «нанизывать фразу за фразой, которые все дальше и дальше» уводили его от начала.

Тем не менее, с литературной точки зрения даже лучше, что писателю не удалось осуществить своей первоначальный замысел. Перенос фокуса на события человеческой жизни во второй части романа неизбежно ослабил бы мощь присутствия в нем реки и превратил бы его в более или менее стандартное произведение пролетарской литературы, которая   не в чести у современных читателей.

Именно эта «нанизанность» фраз, посвященных реке, и придает роману «Исикаригава» особую притягательность  в глазах современных читателей.  Взять хотя бы описание бурного столкновения воды со льдом в те дни, когда весна приходит на смену зиме, когда начинают реветь и стонать несущиеся под ярмом льда потоки, а снежные пласты  с шумом и брызгами обрушиваются в  воду.

«Раз начав таять, снег хлынул густой лавиной, струи талой воды бурлили, стремясь опередить одна другую.  В считанные минуты  снежный покров равнины превратился в водный поток».   Этот поток уносит с собой  стебли подбела и хвощей, а у корней полыни стайками шныряют мальки.

 Воспев мощь реки Исикари, Хондзё: Муцуо создал настоящий гимн  грандиозной природе Хоккайдо.

 

  (Икэути Осаму,

Эссеист и исследователь немецкой литературы)

 

 

События и тенденции

 

Премии Японского Фонда за 2012 год

 

Были объявлены лауреаты премии Японского фонда за 2012 год.  Церемония вручения премий состоялась 9 октября.  Лауреатами этого года стали: Факультет японского языка и японской культуры Национального  института Восточных  языков и культур (Франция);  Ирэн Хирано-Иноуэ, президент Американо-японского совета; писатель и переводчик Мураками Харуки.

Факультет японского языка и японской культуры французского Национального института восточных языков и культур, можно назвать колыбелью французского японоведения.  Начиная с 1862 года, когда на отделение японского языка был набран первый курс, он подготовил множество дипломатов, переводчиков, преподавателей  и специалистов по Японии.  Факультет играет ведущую роль в  содействии расширения  дипломатических отношений и укрепления  взаимопонимания между Францией и Японией и проводит  регулярные симпозиумы на самые актуальные темы.

Ирэн Хирано-Иноуэ  была исполнительным директором Японского Американского Государственного музея  со дня его открытия в Лос-Анжелесе  в 1992 году.  В 2009 году она организовала Американо-японский совет, некоммерческую организацию,  центральное учреждение которого находится в Вашингтоне (округ Колумбия). В течение долгих лет она выполняла роль посредника между  японцами и их культурой и США.

Романы и рассказы Мураками Харуки  пользуются большой популярностью во всем мире, особенно у молодых читателей. Его произведения переведены более чем на сорок языков, они вдохновили многих на изучение японского языка и у многих  пробудили интерес к японской литературе и культуре.

Мураками,  который не смог присутствовать на церемонии вручении из-за того, что дела требовали его присутствия за границей,  подготовил  тем не менее приветственную речь, в которой между прочим говорится: «Каждый человек обладает  врожденным правом  видеть сны, а смысл по-настоящему прекрасных  историй еще и в том, чтобы помогать людям видеть хорошие сны. Я надеюсь,  что буду еще и сам переводить и меня тоже будут переводить,  таким образом мне удастся  увидеть немало хороших снов»..

 

Японский литературный издательский проект (JLPP)  будет остановлен

 

Агентство  по культуре Японии объявило, что  этот год будет последним в реализации Японского литературного издательского проекта  (Japanese Literature Publishing Project ). Проект  JLPP был представлен агентством по культуре в 2002 году, его цель — содействовать распространению произведений современной японской литературы за рубежом.  JLPP был направлен на оказание поддержки переводчикам и издателям, публикующим  специально отобранные произведения японских авторов  на английском, французском, немецком и русском языках,  а также на проведение конкурсов среди переводчиков.    Группа экспертов, осуществляющая проверку распределения средств из государственного бюджета, пришла к выводу, что «не существует особой необходимости  оказывать государственную поддержку тем мероприятиям, которые могут получать поддержку  из частного сектора».  В докладе группы говорилось также, что «никто не отрицает, что открывать и взращивать хороших переводчиков действительно необходимо, поэтому будут рассмотрены  наиболее эффективные и реальные способы для оказания им  поддержки.»

 

Книги из Японии

 

Некоммерческая организация  — Центр  Публикаций и распространения японской литературы, в июне 2012 года открыл на японском веб-сайте  раздел «Книги из Японии»  (www.booksfromjapan.jp). В этом разделе можно познакомиться с англоязычными биографиями авторов и аннотациями  ко многим литературным произведениям, включая победителей  престижнейших  литературных премий Наоки и Акутагавы, а также премии Танидзаки Дзюнъитиро.

 

Сняты ограничения на воспроизведение

бестселлера манги

 

Художник манга  Сато: Сю:хо: объявил, что с 15 сентября  без всяких ограничений и оплаты разрешается воспроизведение его хита «Привет Черному Джеку» в любой форме, как то: экранизация, перепечатка, выпуск продукции с соответствующей символикой, перевод.  Популярная манга, действие которой происходит в университетской   больнице,  с 2002 по 2006 год выпускалась с продолжениями еженедельником Морнинг, а позже была опубликована издательством Ко:данся в  тринадцати выпусках.  Кроме того по этой манге был поставлен телесериал. Своим недавним заявлением Сато:  сделал ««Привет Черному Джеку»  доступным для коммерческого и некоммерческого использования без  получения предварительного согласия. Оригинальный вариант манги также доступен как для чтения, так и для скачивания в японском и в английском вариантах  на веб-сайте  (http://mangaonweb.com).

В блоге Сато: говорится, что   ему  было интересно посмотреть, как разрешение на бесплатное использование манги повлияет на распространение этого произведения, и  понять, «какие способы будут выгодны или невыгодны мне как автору».

 

Такахаси Гэнъитиро становится

 лауреатом премии Танидзаки

 

В 2012 году, лауреатом премии Танидзаки Дзюнъитиро,  которая  вручается издательством Тю:о: ко:рон синся, стал Такахаси Гэнъитиро за книгу «До свидания, Кристофер Робин» (издательство Синтё:ся).  В эссе, написанном по этому поводу и опубликованном в ноябрьском номере журнала «Тю:о:ко:рон», член отборочной комиссии Икэдзава Нацуки  пишет: «Такахаси Гэнъитиро – мастер аллюзий.  Он использует уже существующие произведения как материал для создания собственной литературы. Его сборник коротких рассказов показывает, чего можно достичь таким способом». Кирино Нацуо, другой член отборочной комиссии,  оценил сборник тематически связанных коротких рассказов как «редкое произведение, изображающее, причем  с точки зрения ребенка, как детям удается превозмогать боль потерь и отчаяние».

 

Некролог

 

Маруя Саити,  87 лет, писатель, 13 октября 2012 года.

Маруя Саити, один из ведущих японских  прозаиков, критиков и переводчиков, в последние  40 лет был одной из самых заметных фигур в литературном мире Японии. Впервые  о нем заговорили в 1968 году, когда он получил премию Акутагавы за роман «Тоси-но нокори»  («Остаток года»), после этого он работал в самых разных жанрах, получая престижнейшие премии, в том числе литературную  премию Кавабаты Ясунари 1988 года,  Независимую премию за лучшее произведение зарубежной прозы (Великобритания) 1991 года,  орден   культуры в 2011 году. Он также известен как японский переводчик Джеймса Джойса.  Его перевод  романа «Портрет художника в юности» получил  премию газеты Ёмиури по литературе за 2010 год.

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нумано Мицуёси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой изучения современной  литературы 

Ёнахара Кэй, писатель, эссеист,

Ёсими Сюнъя,   профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  информационных исследований 

 

Издатель и Главный редактор

 

Хонда Осаму, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Japan Echo Inc.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2012

ISSN 0918-9580

 

Другие интересные издания

Из-за ограниченного объема только 16 книг могут быть представлены  в «Новых названиях». Ниже следует список дополнительных произведений, которые  редакционный совет счел  достойными внимания  читателей обозрения «Новые Книги  Японии».

 

 

  • Сё:дзё ва соцугё:синай («Девушкам не стать выпускницами»). Асаи Рё:, изд-во Сю:эйся, 2012. ISBN  978-4-08-771442-5. Колледж, который вскоре будет ликвидирован, отмечает свой последний выпускной день.  Яркое собрание связанных между собой рассказов,  в которых описываются истории семи девушек, прощающихся со школой.
  • Ками но цуки («Бумажная луна»). Какута Мицуо, изд-во Кадокава Харуки Дзимусё, 2012. ISBN  978-4-7584-1190-5. Сорокаоднолетняя замужняя дама крадет из банка, в котором работает, 100 миллионов йен и бежит из страны. Наводящий на размышления триллер, в котором затрагиваются разные аспекты темы семьи в современном обществе.
  • Танака Синъя но сё:гэкидзё: («Театр на ладони Танаки Синъя»). Танака Синъя, изд-во Майнити симбунся, 2012. ISBN  978-4-620-10779-0. Собрание 37 супер-коротких рассказов, среди которых детективы, фэнтази, и комедии.
  • Тайё: ва угоканай  («Неподвижное солнце») Ёсида Сю:ити, изд-во Гэнто:ся, 2012. ISBN  978-4-344-02168-6. Триллер на тему промышленного шпионажа,  связанного с обнаружением нового месторождения нефти между Китаем и Японией.
  • Сэндай гураси  («Жизнь в Сэндае»). Исака Ко:таро:, изд-во Араэмиси, 2012. ISBN  978-4-904863-18-3. Эссе на тему землетрясения и цунами 2011 года, написанные популярным прозаиком, живущим в Сэндае, и маленький рассказ, действие которого происходит в городе Исиномаки спустя некоторое время после бедствия.
  • Уми но хосомити («По  морским тропинкам») Хасэгава Кай, изд-во Тю:о: Ко:рон Синся, 2012. ISBN  978-4-12-004345-1. Вдохновленный знаменитым путевым дневником Басё, один из ведущих поэтов  хайку отправляется в путь. От озера Бива он направляется на запад и неожиданно для самого себя совершает путешествие за море в Китай.
  • Хё:сэцу но бунгакуси («История плагиата в литературе»). Канро Дзюнки, изд-во Синвася, 2011. ISBN  978-4-86405-030-2.  Плагиат и пиратство – в Интернетовскую эпоху стали важнейшими проблемами. Автор книги исследует возникновение современных понятий «оригинала» и плагиата, рассматривая разные случаи, имевшие место в Японии, начиная с эпохи Мэйдзи.
  • Цу:яку-тати но бакумацу исин  («Переводчики до и после реставрации Мэйдзи»). Кимура Наоки, Ёсикава Ко:бункан, 2012. ISBN  978-4-642-08072-9. Книга о судьбах переводчиков, которые использовали свои лингвистические таланты на то, чтобы в период между первым прибытием иностранных судов и  беспокойными годами перемен, последовавшими за реставрацией Мэйдзи 1868 года, помочь Японии взаимодействовать с внешним миром, объясняясь на английском и других  языках.
  • Тити Ёсида Кэнкити то сё:ва модан («Мой отец Ёсида Кэнкити и модернизм эпохи Сёва»). Сиодзава Тамаэ, изд-во Си:сися, 2012. ISBN  978-4-7942-2877-3. Книга знакомит читателей с жизнью и творчеством одного из первых японских модернистов. Рассказ о нем сопровождается многочисленными цветными репродукциями его афиш и театральных эскизов.
  • Ко:бунсё о цукау  («Используя официальные документы» ). Сэбата Хадзимэ, изд-во Сэйкю:ся, 2011. ISBN  978-4-7872-3332-5.  Историк делится опытом использования  официальных документов, рассказывает, как эти документы архивируются и как с ними работать. Одновременно автор намечает перспективы на будущее.
  • Киндай То:кё: но сирицутю:гакко: («Частные средние школы в  Токио нового времени»). Такэиси Норифуми, изд-во Минерва Сёбо:, 2012. ISBN  978-4-623-06177-8. Автор анализирует обстановку в частных средних школах, обращая особое внимание на социальную значимость  «переезда в Токио» в годы модернизации Японии.
  • Нихондзин но сисэйкан о ёму» («Анализируя японские традиционные взгляды на жизнь и смерть»). Симадзоно Сусуму, изд-во Асахи симбун, 2012. ISBN  978-4-02-259985-8.  Многостороннее  исследование  теолога  на тему, как на протяжении веков менялись взгляды японцев на смерть.
  • Сиготоба То:к: сукай-цури: («Место работы – Токийская телебашня Скай-три»). Судзуки Норитакэ, изд-во Бурондзу Синся, 2012. ISBN  978-4-89309-542-8. Детская книга,  рассказывающая о том, как работали люди, участвующие в строительстве токийской телебашни Скай-три, открытие которой состоялось в мае 2012 года.
  • Тю:гоку ёмэ никки («Моя китайская невеста») Иноуэ Дзюнъити, изд-во Энтербрэйн, 2011. ISBN  978-4-04-727359-7. Сорокалетний японский отаку  женится на двадцатилетней китаянке и использует их отношения как материал для  юмористического дневника  в форме комических картинок.
  • Дэнки буранко («Электрические качели»), Такэсима Нами, изд-во Сё:дэнся, 2012. ISBN  978-4-396-76539-2. Манга о беременности, родах и воспитании ребенка. Домашние приборы воспринимаются как своего рода реквизит для выстраивания этой загадочной истории.

 

 

Писатели о себе

 

Вкладывая всю боль Японии в танка и хайку

 

 

В полдень 11 марта 2011 года, когда северная Япония содрогнулась от страшных подземных толчков, Хасэгава Кай стоял на железнодорожной платформе в центре Токио.  Даже там, на расстоянии  нескольких сотен километров от эпицентра, ощущались мощные толчки.  Как миллионы других японцев, Хасэгава  стоял охваченный ужасом, пока толчки наконец не прекратились, после чего пешком направился к ближайшему безопасному месту.  Хасэгава – один из самых знаменитых японских поэтов, пишущих хайку,  но пока он добирался до  дома живущего в пригороде сына, страх и беспокойство, владевшие его душой,  почему-то выплескивались только  в  31-сложных танка.  В первые часы после бедствия  поэт хайку  вдруг обнаружил, что сочиняет танка – одно стихотворение за другим.

«У меня возникло ощущение, что это только начало, что бедствия будут обрушиваться на нас снова и снова. Мне хотелось многое сказать, а времени было слишком мало.  Хайку  казались мне слишком короткими, а проза – слишком длинной. – объясняет Хасэгава. – Танка была идеальной формой для того, чтобы  выразить свои чувства по поводу того страшного, что  происходило вокруг».

Танка — одна из древнейших форм японской поэзии – нерифмованное пятистишие, состоящее из ритмических элементов по 5-7-5-7-7 слогов.  Две дополнительные строки позволяют автору  передать свои чувства более полно, чем это возможно в хайку. Хасэгава  склонен полагать, что  именно расположенность к субъективному, чувственному восприятию действительности, и побудила его инстинктивно ухватиться за  форму танка в те дни, когда трагические события были еще слишком близко, чтобы изображать их объективно.

В течение первых двенадцати дней после землетрясения, цунами и ядерной катастрофы Хасэгава написал 119 стихотворений в форме танка на тему хаоса, в который была повержена страна: исчезновение привычных пейзажей,  потеря множества человеческих жизней,  грубые просчеты в управлении атомными электростанциями, пассивность политического руководства,  и ко всему этому — страшное напоминание о сокрытых в природе разрушительных силах. Эти стихотворения были опубликованы в апреле 2011 года в сборнике «Синсай касю:»,  в который вошли танка, посвященные недавнему бедствию.

Примерно через неделю после землетрясения у Хасэгавы в голове стали все-таки складываться и хайку.  Большую часть следующего года он провел за их сочинением. В результате было создано 125 стихотворений, вошедших в сборник «Синсай кусю:»  («Собрание хайку о землетрясении»), который в полной мере выявляет характерные особенности этой поэтической формы.  «Хайку более объективный, более философический вид поэзии, чем танка» — поясняет Хасэгава.  Использование кирэ (режущих слов)  выводит хайку за пределы обычной реальности,  создавая особый микрокосм, который называется ма  -  некое психологическое совмещение в одной точке времени и пространства. «Хороший поэт хайку не станет попросту выражать в словах обычное человеческое горе, ужас перед разбушевавшейся стихией,  он постарается увидеть события отстраненно с некой космологической позиции.  Перспектива  хайку такова, что любое событие осознается как одно из многих событий, которые могут произойти в бескрайнем океане времени.»

Другой характерной особенностью поэзии хайку является использование киго (сезонных слов). Эта особенность также находит отражение в сборнике  Хасэгавы, который начинается с новогодних  хайку (связанных с наступлением 2011 года), то есть со стихотворений, написанных за три месяца до бедствия, и заканчивается  стихотворением, сочиненным ровно через год после него. «Происходить может что угодно, но новый год неизменно приходит на смену старому,  точно  так же, как люди не перестают принимать пищу и влюбляться в самых ужасных обстоятельствах» — говорит Хасэгава. – «Я воспользовался этим преимуществом хайку, чтобы показать неумолимость течения времени и безжалостность жизни.»

Беспрецедентное стихийное бедствие заставило 58-летнего поэта выйти за рамки одного  жанра, он  создал множество новых произведений как в форме хайку, так  и в форме танка. Хасэгава был потрясен,  узнав, что даже далекие от поэзии люди обратились к тем же самым поэтическим формам, чтобы  выразить  постигшее их горе.  Что же делает модель 5-7-5 столь привлекательной  для японского уха?  У Хасэгава есть на этот счет своя теория. «Наши предки скорее всего прибыли в Японию на лодках.  Да, я думаю, они  сюда именно приплыли. Моя догадка такова: они работали веслами не равномерно, а  чередуя удары в определенном порядке  — пять, семь, пять и т.д.» — говорит  он. Хасэгава  полагает, что  ритм, заданный ударами весел, каким-то  образом зафиксировался в сознании японцев и в их языке, не утратив своего влияния и поныне.

Эта теория пришла Хасэгаве в голову,  когда однажды он был в храме Сумиёси, в Осаке: «Храм этот как раз посвящен богам войны и классической поэзии. Мне вдруг подумалось, что своеобразие японских поэтических форм может быть  связано с теми специфическими ритмами, которые завезли сюда наши далекие предки.»

 Эта теория была изложена в опубликованном в 2011  году путевом дневнике «Уми но хосомити» («По морским тропинкам»).  У поэта  возникла идея совершить путешествие  по западной части Японии, по тем местам,  которые посетил бы знаменитый поэт 17 века  Мацуо Басё, если бы смерть не нарушила его планы. Басё -  священная фигура для Хасэгавы и  самая значительная фигура в мире хайку.  Этот путевой дневник  был задуман как  дань восхищения перед путевым дневником Басё «Оку-но хосомити»  («По тропинкам севера»). Именно Басё возвел скромную игру слов, какой была до него поэзия  хайкай, в ранг высокого поэтического искусства. «Басё придавал большое значение элементу «ма» в процессе сочинения хайку.  Уже в наше время  многие  другие поэты пытались вернуться к его принципам.  Мы чаще фиксируем внимание на том, что происходит в нашей душе, чем на том, что происходит в материальном мире  перед нашими глазами.»

Вот два стихотворения в разных формах -  танка и  хайку  — по которым можно составить представление о специфике творческого метода  Хасэгавы в период после стихийного бедствия.

 

Хитобито но нагэки митицуру митиноку о кокороситэ юке сакурадзэнсэн.

 

Фронт цветения сакуры

Соберись с духом, прежде чем двигаться

К Митиноку,

Где земля полнится

Болью людских сердец.

 

Митиноку но санга до:коку хацудзакура

 

В Митиноку 

Горы и реки плачут от боли.

Первая сакура.

 

 (Кавакацу Мики, писатель)

 

 

Хасэгава Кай

 

Родился в 1954 году.  Закончил Токийский университет, работал журналистом, потом стал профессиональным  поэтом. Пишет теоретические работы о поэзии хайку. Его книга «Хайку утю:» («Вселенная хайку») в 1990 году была удостоена премией Сантори. Сборник его хайку под названием «Коку:» («Пустота»)  в 2003 году получил литературную премию Йомиури.  Глубокое исследование его прозы и поэзии на английском язык, есть в «Modern Haiku» (выпуск 42.3, осень 2011).

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU