Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№75 (весна 2013)

Новые книги Японии

 

№75  (весна 2013)

 

 Обозрение «Новые книги Японии» публикуется Японским Фондом ежеквартально с целью предоставления издателям, переводчикам, ученым и библиотечным работникам новейшей информации о ведущих тенденциях в издательском деле. В обозрении даются краткие аннотации к некоторым новым изданиям. Точка зрения авторов статей и аннотаций не всегда совпадает с мнением ЯФ и Редакционного Совета.

 

Оригинальные названия произведений даются в русской транскрипции, двоеточие справа означает долгий гласный. Японские имена даны  в японском порядке, то есть сначала идет фамилия, потом – имя.  Полная или частичная публикация материалов обозрения без разрешения авторов запрещена. Если такое разрешение имеется, ссылка на  обозрение обязательна, то есть публикацию следует непременно предварять словами «перепечатано из обозрения «Новые книги Японии» №…» Три копии должны быть посланы Главному редактору.

 

http:// www.jpf.go.jp/e /publish/jbn/index.html

 

 

©The Japan Foundation 2013

 

 

Спустя два года

Наиболее значительные  отклики на тройное бедствие марта 2011 года в литературе нон-фикшн

 

Ёнахара Кэй

 

Прошло уже два года после Великого восточно-японского землетрясения. Потрясшее страну стихийное бедствие не только знаменовало собой конец периода относительного благополучия, оно еще и заставило нас осознать, что во имя этого благополучия были принесены в жертву интересы отдельных  регионов.  Прошло два года, а в  ходе восстановительных работ не наблюдается существенного прогресса,  более того начинает падать дух сплоченности и единения, который возник в стране перед лицом несчастья и необходимости оказания помощи пострадавшим районам. Судя по всему, события марта 2011 года начинают постепенно стираться из памяти.

Однако многие писатели  и публицисты, связанные крепкой связью с районом То:хоку, продолжают размышлять о пережитом в те страшные дни и анализировать свои впечатления. Глубоко потрясенные происшедшим, страдая от чувства невосполнимой потери, они тем не менее сочли своим долгом зафиксировать в образной форме события, свидетелями которых стали, дабы передать свой опыт будущим поколениям.

Появилось немало произведений, показывающих, как резко изменился мир после 11 марта 2011 года. Среди них книга Хатакэяма Наоя  «Кэсэнгава» («Река Кэсэн»), в которой текст иллюстрирован многочисленными фотографиями.  Хатакэяма – профессиональный фотограф родом из Рикудзэн Таката, города, почти полностью уничтоженного цунами.  Его фотографии, как правило, изображающие человека среди дикой природы, привлекают продуманной до мелочей композицией. В книге много фотографий его родных мест, которые  были сделаны без всякой  мысли о публикации.  Эти скромные картины повседневной жизни приобретают особенное значение теперь, когда  запечатленные на фотографиях места стерты с лица земли.

«Происходило что-то ужасное. Но оттуда, где я находился, невозможно было понять, что именно». И вот автор садится на велосипед и едет из Токио в То:хоку. Его беспокоит судьба живущих там матери и двух сестер. Сообщение об утечке радиации в Фукусиме вынуждает его ехать кружным путем через горы.  Маршрут описан в книге во всех подробностях, равно как чувства и мысли, которые волновали автора во время пути. Перелистывая страницы, то и дело наталкиваешься на  фотографии с видами устья реки Кэсэн и расположенного рядом городка, какими они были до бедствия. Впечатления от разворачивающихся перед глазами душераздирающих картин  перемежаются с воспоминаниями о привычных с детства пейзажах, живущих в сердце автора.

В конце концов автор добирается до родных мест, и читатель видит перед собой три пустые страницы, после которых  следует разворот с фотографиями  разрушенного, опустошенного города.  Повествование заканчивается сценой встречи автора с сестрами, но о матери не говорится ни слова.  Несмотря на спокойную неторопливую манеру изложения, читатель невольно ощущает всю тяжесть его потери.

Поэтический сборник О:гути Рё:ко «Тори сан найта» («Птичка запела») состоит из произведений,  опубликованных в 2005-2012 годах.  В стихотворении, которое дало название сборнику,  мать и ребенок стоят под  цветущей сакурой и любуются цветами. В То:хоку пришла весна, в ласковых солнечных лучах кружатся лепестки, щебечут  птицы. «Слышишь, мамочка, птичка запела» — звонко, как птичка, щебечет дитя и мать улыбается.

Но мартовские события 2011 года и все, что за ними последовало, заставили поэтессу пересмотреть свое отношение к творчеству и принять несколько важных решений.  Впечатления  тех страшных дней она выражает в форме танка, которая требует от поэта определенных ограничений. Ужасные картины разрушения болью отзываются в ее материнском сердце, заставляют  терзаться от сознания собственного бессилия. Откуда-то из тьмы доносится до нее голос радиоприемника, диктор твердит что-то о «районах пострадавших от бедствия» «о потерпевших», но она воспринимает эти слова как нечто совершенно постороннее.  В конце концов она принимает мучительно трудное решение -  покинуть родные места.

Книга «Котоба но кидзаси» («Предвестия слов») Саэки Кадзуми и Фуруи Ёсикити – состоит из двадцати четырех писем, первоначально по частям опубликованных в газете. Саэки задается вопросом  — действительно ли  человечеству грозит опасность оказаться в  «языковом вакууме»? Мы  полагаем, что наши слова доходят до сознания тех, с кем мы говорим. Но действительно ли это так?  Может статься, иногда мы просто не замечаем недовольства, скрывающегося в словах и лишь случайно прорывающегося наружу.   Фуруи считает, что впечатления от таких  страшных событий, как бедствие 11 марта, не могут быть  выражены обычным языком, потому-то  люди и погружаются в  молчание, но именно из этого молчания и «прорастают слова».  Саэки говорит о своей готовности «ждать, пока начнется отсчет нового времени там, где  даже время остановило свой бег», завершая таким образом переписку на ноте надежды.

Фольклорист Акасака Норио  написал книгу «3/11  кара кангаэру коно куни но катати» («Облик страны с точки зрения 11.03»), в которой выступает в роли основателя новой области науки – «то:хоку-ведения».  После мартовских событий 2011 года он пешком обошел весь район То:хоку  и подробно описал все свои впечатления, задавшись целью сохранить живую память об этой земле.

Акасака записал несколько историй, которые услышал в районе -  о людях,  унесенных цунами, которые позже стали появляться в виде призраков.  По его мнению, в подобных историях  проявляется  стремление  выживших найти путь к «примирению» с  погибшими.  Молясь за упокоение умерших, оставшиеся в живых как бы делают первый шаг в будущее.  Акасака отмечает  также большой потенциал народных форм искусства, которые быстрее всего восстановились после бедствия, а также  делится с читателями своими размышлениями  о том, какого типа сообщества и поселения могут возникнуть на этой земле лет через пятьдесят.

Сайто: Тамаки — психиатр, специализирующийся  на  изучении патологий у подростков и юношества, он пользуется в стране известностью благодаря той  помощи, которую оказывает  молодым людям со склонностью к социальной изоляции, известной в  Японии под названием хикикомори.  Сайто: Тамаки тоже уроженец Тохоку,  после бедствия он в течение долгого времени работал врачом-волонтером, оказывая психологическую помощь  людям в районах разрушений.  Свои наблюдения и размышления о ядерных электростанциях он  изложил в книге «Хисайсита дзикан» («Пострадавшее время»). Сайто: признается, что на него очень большое влияние  оказал еврейский немецкоязычный поэт Поль Целан, который после  Холокоста написал «только слова нам остались,  только они не утрачены».  Через Твиттер и прочие социальные сети Сайто:  регулярно поставлял информацию о ситуации в районах бедствия, а также  распространял сведения о том, где и как можно получить лекарства и необходимую медицинскую помощь.

Он рассказывает, как ездил по разным местам и расспрашивал пострадавших, есть ли у них какие-нибудь трудности. Большинство отвечало: «что вы, многим еще хуже, чем мне».  Эта фраза стала ходячей среди пострадавших от бедствия.

Осматривая своих пациентов, измеряя им давление, он  расспрашивал их о жизни, и у людей, как правило, развязывались языки, они начинали делиться с ним своими горестями.

В настоящее Сайто: больше всего волнует проблема оказания психологической помощи в районах, которые постепенно возвращаются к привычной жизни. Он пишет о детях, которые отказываются возвращаться в школы, о взрослых, которые   впадают в алкогольную зависимость, о молодых людях, которые вновь погружаются в состояние хикикомори после периода ремиссии.  Все это и заставило его  принять  решение посвятить еще  некоторое время работе с пострадавшими.

Префектуральный фукусимский музей изобразительных искусств известен богатейшей коллекцией работ художника  литовского происхождения Бен Шана.  В Японии особенной известностью пользуется  серия его  гравюр «Счастливый Дракон», посвященных печальной судьбе японской рыбачьей шхуны «Счастливый дракон №5» («Дайго Фукурю»), которая оказалась в районе испытания американской водородной бомбы и экипаж которой  получил тяжелые лучевые поражения. Еще несколько лет тому назад была запланирована ретроспектива  его произведений. Летом 2012 года дело вроде бы наконец сдвинулось с места,  но устроителям выставки до сих пор не удается получить работы  из многих американских музеев, потому что все обеспокоены высоким уровнем радиации в Фукусиме.

Но ведь именно в такие тяжелые времена и возрастает роль искусства.  В книге под редакцией Курокавы Со: «Фукусима но бидзюцукан дэ нани га окоттэ ита но ка» («Что происходило в Фукусимском музее изобразительных искусств?» )  работники музея рассказывают о ситуации в музее в дни бедствия и после него, делятся своими впечатлениями и размышлениями.  У них сразу возникло множество разнообразных проблем – организация эвакуации посетителей музея 11 марта,  определение ущерба нанесенного   музейному фонду,  внезапное снижение числа посетителей в связи с опасностью радиоактивного заражения…  Пришлось срочно решать, какие экспонаты больше соответствуют нынешнему настроению посетителей, что может поднять их дух, и соответственно менять экспозиции в залах, надо было позаботиться и о будущем облике музея, подумать, какие тематические выставки следует провести в ближайшие годы.

Книга «Фукко: но сётэн» («Книжные магазины в восстановительный период»)  Инадзуми Рэна  состоит из ряда репортажей, в которых прослеживаются основные направления деятельности  книжных магазинов района То:хоку в восстановительный период.  Вскоре после обрушившегося на район бедствия перед книжными магазинами стали образовываться очереди из местных жителей, испытывавших  острую нужду в книгах и журналах.  Поскольку многие по-прежнему жили в эвакуационных  центрах,  книги стали предметом повседневного спроса.  Дети  особенно полюбили магазины, где торговали  комиксами, большой популярностью пользовались также  книги, посвященные разным хобби, и  альбомы фотографий, на которых с птичьего полета были запечатлены виды здешних мест, какими они были до  бедствия.

Автор рассказывает о семье, которая после того, как их книжную  лавку смыло цунами, быстро возобновила торговлю, поставив рядом палатку, о молодой супружеской чете, которая  взяла ссуду, чтобы открыть магазин в городе, где не осталось ни одного книжного магазина, он пишет о деятельности публичных библиотек и о людях, ценой невероятных усилий доставляющих книги в пострадавшие  районы.

В книге Сэки Мицухиро «Хигаси нихон дайсинсай но тики сангё: фукко:» («Восточно-японское землетрясение и восстановление местной промышленности»)  рассказывается о том, какие меры предпринимаются для восстановления отдельных производственных предприятий и промышленности района То:хоку в целом. Автор больше двадцати лет занимался изучением малых и средних предприятий района То:хоку. Его поразила высокая оперативность этих предприятий, сформировавших на территории района единую сеть, позволяющую быстро реагировать на нужды населения.    Хорошо налаженные между отдельными предприятиями связи позволили им быстро объединить усилия перед лицом трудностей и  сыграли важную роль в восстановлении производства  в районе.  Автор считает, что на нынешнем этапе, когда в стране происходит старение общества и наблюдается отток рабочей силы из  сельскохозяйственных районов, пример То:хоку может быть полезен для всей японской промышленности в целом.

Страшное землетрясение и последовавшее за ним цунами унесло жизни  19 тысяч людей и мгновенно уничтожило целые города и селения.  Оголенные прибрежные земли до сих пор обезображены многочисленными кучами мусора.  Людям приходится жить на зараженной радиацией местности,   и  впереди не видно  никакого просвета. Несмотря на все эти трудности, прозаики и публицисты  стараются осмыслить происшедшее,   понять, какие уроки следует из него извлечь.  Кроме того, они считают своим долгом рассказать о людях, ценой неимоверных усилий стремящихся  наладить свою жизнь после 11 марта.  Хочется верить, что  все,  собранное ими,  навсегда останется в памяти человечества.

 

 

Ёнахара Кэй

 

Родилась в 1958 году. В 1988 году начала писать статьи для журналов.  Среди ее многочисленных работ: «Моногатари но уми, юрэру сима»,  («Остров в море повестей»), «Бирэйто: мадэ» («Путь до Формозы»), «Марэбито тати но Окинава» («Окинава глазами пришельцев») (см. НКЯ №63). Является членом редакционного совета НКЯ.    

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

 

То:кё: пуридзун

(Токийская тюрьма)

 Изд-во Кавадэ Сёбо: Синся, 2012, 197Х134 мм, 448 стр., 1800 йен. ISBN 978-4-309-02120-1

 

В 1980 году шестнадцатилетняя Мари Акасака уезжает в США.  Она живет в небольшом городе штата Мэн, учится в лицее. В какой-то момент, вдруг осознав, насколько мало она знает о своей собственной стране, Мари начинает читать все подряд о Японии.  Однажды она принимает участие в дискуссии  на тему «Об ответственности императора Хирохито за  развязывание Второй мировой войны» и оказывается загнанной в тупик.  Она отчаянно пытается найти ответы на возникшие у нее вопросы, ее одолевают сомнения.  В поисках выхода, она раздвигает время и пространство,  звонит самой себе в будущее,  пересекает океан, чтобы задать свои вопросы бабушке, которая  на собственном опыте знает, что такое война. Курсируя между прошлым и настоящим, Америкой и Японией, фантазией и реальностью, юная Мари постепенно получает достаточно четкое представление и о войне, и о послевоенном периоде в истории Японии.  Автор прибегает к достаточно своеобразному приему, заставляя  шестнадцатилетнюю героиню  общаться с самой собой, но  уже сорокалетней, и в этом заложен глубокий смысл.  Война – событие далекого прошлого не только для шестнадцатилетней героини, сорокалетняя Мари  тоже принадлежит послевоенному поколению. Чем была эта война, что она значила?  Этот вопрос, на который нелегко найти ответ,  продолжает  возникать перед японцами и в наши дни, причем совершенно независимо от того, к какому поколению они принадлежат.

Роман Акасака Мари отличается от исторической прозы, построенной на реальных событиях.  Это скорее литературное приключение,  смелая попытка посмотреть на войну на Тихом океане под   новым углом зрения. И эта попытка увенчалась успехом,  прежде всего благодаря умело выстроенной композиции и  незаурядному таланту рассказчика, которым обладает автор. (Тё:)

 

Акасака Мари

 

Родилась в  1964 году. Работала старшим редактором в художественном журнале,  в 1995 году дебютировала в литературе романом «Кибакуся» («Детонатор»). В 2000 году стала лауреатом литературной премии Нома для начинающих авторов  за «Мю:дзу» («Муза»). Роман «Вайбурэ:та» («Вибратор»), написанный в 2003 году, был экранизирован.  Была удостоена премии газеты Майнити за достижения в области культуры и премии Сибы Рё:таро за роман «То:кё: пуризун».

 

 

 

Мэйдо мэгури

(Тур по  загробному  миру)

Касимада Маки

Изд-во Кавадэ Сёбо: Синся, 2012, 197Х131 мм, 160 стр., 1400 йен. ISBN 978-4-309-02122-5

 

 

Супружеская пара садится в Токио на поезд синкансэн, собираясь совершить небольшое путешествие.  Мужу тридцать шесть лет, но  восемь лет назад он утратил подвижность конечностей после неожиданного апоплексического удара.  Разумеется, случившееся стало шоком для его жены Нацуко, и тем не менее, эти восемь лет были для нее куда более благоприятным периодом, чем  предыдущие годы.  Жизнь до  замужества, когда она жила с матерью и младшим братом, была сплошным кошмаром, о котором и вспоминать не хочется. «И вовсе не из-за бедности, одиночества или болезней. Нет. Непонятно из-за чего. Из-за чего-то».  И благодаря поездке с мужем  удается наконец вытащить это «что-то» на свет и, оказавшись с ним лицом к лицу, расставить все точки над i.

Нацуко с мужем останавливаются в невзрачном и дешевом  отеле, который когда-то был первоклассным и фешенебельным и который очень любила мать Нацуко.  Этот отель,   утративший прежний блеск, невольно наводит Нацуко на мысли о ее семействе, после смерти отца оказавшемся в бедственном положении.  Мать и брат Нацуко,  не желая расставаться  со своим блестящим прошлым и не считаясь с нынешними стесненными обстоятельствами, продолжали сорить деньгами.  Их бездумное расточительство заставляло  Нацуко страдать, стало для нее постоянным источником беспокойства.  Во время этого путешествия Нацуко осознает, что ее муж несмотря на его нынешнее  беспомощное состояние, человек чрезвычайно сильный духом, и к тому же  свободный от каких бы то ни было родовых заклятий.   Описывая трудности, выпавшие на долю этой женщины, автор поднимает острейшие проблемы современного японского общества, одновременно вселяя в сердца читателей лучик надежды. Не даром этот роман был удостоен премии Акутагавы. (Нодзаки)

 

Касимада Маки

 

Родилась в  1976 году. В 1998, еще будучи студенткой колледжа Сираюри, где изучала французскую литературу, получила  премию журнала Бунгэй за роман «Нихики» («Две твари»).  В 2005 году стала лауреатом премии Мисимы Юкио за «6000 до но аи» («Любовь при 6000 градусах»)  Была  удостоена премии Акутагавы за рецензируемую здесь работу. (См. «Писатели о себе» в НКЯ №62)

 

 

Ицука, коно сэкай дэ окоттэ ита кото

(Вот, что случилось когда-то в этом мире…)

Курокава Со:

Изд-во  Синтё:ся, 2012, 196Х133 мм, 256 стр., 1700 йен. ISBN 978-4-10-444405-2.

 

Шесть коротких рассказов, входящие в этот сборник, сюжетно между собой не связаны и с интересом читаются отдельно, но у них имеется некое объединяющее начало — все они так или иначе вскрывают  ту кризисную ситуацию, в которой оказалось современное общество.  Катастрофа, происшедшая в марте 2011 года  в Фукусиме,  выявила: японские ядерные электростанции были построены без учета тех страшных последствий, которые вытекают из самого факта их существования.

Ядерная угроза – проблема, имеющая мировое значение, к тому же с ней связаны воспоминания о войнах.  Уран, добытый в Аризоне, в резервации индейцев Навахо,  был использован в бомбах, которые сбросили на Нагасаки,  а  полвека спустя обедненный уран применили во время бомбардировки Сараева.

Радиоактивное  заражение местности, ставшее следствием чернобыльской  катастрофы, до сих пор продолжает оставаться серьезной проблемой во многих районах бывшего Советского Союза и  соседних государств.  Подобные  исторические факты автор умело вплетает в полотно своего повествования.    В его рассказах действуют самые разные персонажи  — от простых жителей  Фукусимы до литераторов эпохи Мэйдзи и всемирно известных деятелей, таких, как Антон Чехов или Элвис Пресли.

Автор рисует живые портреты людей, оказавшихся в  кризисных ситуациях, расцвечивая повествование разными приятными подробностями вроде воспоминаний автора о  старых киотских кафе, в которых витал дух хиппи,  или рецептов вкуснейших  грибных блюд, которые он  пробовал в России.  Завороженный  неторопливой «прогулочной» повествовательной манерой автора,  читатель  позволяет увести себя  туда,  где «когда-то  что-то случилось в этом мире». (Нодзаки)

 

Курокава Со:

Родился в  1961 году. В 2009 году стал лауреатом литературной премии  Йомиури за роман «Камомэ-но хи» («День чайки»). Среди его произведений: романы «Дзякутю: но мэ» («Глаза Дзякутю:»),   «ИВО ДЗИМА» («Иводзима»)  и литературно-критические эссе – «Коккё» («Границы») и «Риарити: ка:бу»  («Изгиб реальности»)

 

 

Каги но най юмэ о миру

(Сны без ключей)

Цудзимура Мидзуки

Изд-во Бунгэйсюндзю:, 2012. 193Х134 мм, 239 стр., 1400 йен. ISBN 978-4-16-381350-9

 

После летних каникул Мидзуками Рицуко, ученица третьего класса, перешла в другую школу.  Живая и общительная,  она легко сошлась с  новыми одноклассниками и скоро у нее появились подружки – Юмико и еще одна девочка, от лица которой и ведется повествование.  Когда девочки переходят в пятый класс, по школе начинают ходить слухи, что мать Рицуко – воровка,  и девочка оказывается в изоляции, с ней никто не хочет водиться.  Подружки Рицуко тоже узнают об этом однажды после занятий.  Юмико реагирует на известие самым неожиданным образом. «А я знаю» — спокойно отвечает она.  Оказывается, в их дом тоже влезали, но  мать сказала Юмико, что это не должно  вредить ее дружбе с Рицуко. И не потому, что она была бедна, а в силу внезапного  порыва, которые бывают  у нее в дни месячных и которым она не может противиться.  Узнав об этом,  жители городка Нисино  решают смириться и никто не сообщает  в полицию.

Когда девочки переходят в шестой класс, происходит  неожиданное событие: подружки отправляются в магазин, чтобы купить  краски и все прочее для заключительной  годовой  работы,  и главная героиня случайно видит, как Рицуко совершает кражу.  Хотя Рицуко устыдилась своего поступка, все же после этого случая девочки отдалились друг от друга.  Герои всех пяти рассказов, начиная с этого, который называется «Воровка из Нисино», страдая от душевной пустоты, попадают в разные, похожие на кошмарные сны, истории.  Автор показывает, как самые случайные  сердечные порывы  могут искалечить человеческую жизнь и какое потрясение и растерянность  испытывают окружающие, невольно оказавшиеся в эпицентре скандальных событий. В совершенно новом ракурсе показывается физический и моральный прессинг, который испытывает человек в современном обществе. (Тё: )

 

Цудзимура Мидзуки  

 

Родилась в 1980 году. В 2004 году получила премию журнала «Мефисто» за свой первый роман «Цумэтай ко:ся но токи ва томару» («Время  останавливается в холодном кампусе»). В 2011 году стала лауреатом премии Ёсикавы Эйдзи  для начинающих авторов за «Цунагу» («Соединять»). Данный сборник был удостоен премии Наоки.

 

 

К

(К)

Мики Таку

Изд-во Ко:данся, 2012, 194Х130 мм, 231 стр., 1500 йен. ISBN 978-4-06-217670-5

 

«К» — первая буква имени покойной жены автора, «Кэйко». Они познакомились в юности, оба были поэтами, оба мечтали посвятить жизнь поэтическому творчеству. Замечательно, что в результате оба действительно достигли успеха и  жили вполне благополучно, занимаясь поэзией.  У супругов вроде бы были общие интересы, общая жизнь, и тем не менее автор признается: «в конечном счете я никогда ее не понимал».  Его жена,  дочь богатого торговца из То:хоку, была избалованной и непрактичной  особой, не умевшей считать деньги.  С детства привыкшая к тому, что за нее все делают другие, она выросла надменной  и внутренне замкнутой.  Даже в поэзии она  прежде всего отстаивала право на собственный мир, расплачиваясь за него дорогой ценой — одиночеством.

Ее муж, добившись успеха на поэтическом  поприще,  начал  писать прозу.  Постоянно загруженные  каждый своей работой супруги постепенно отдалялись друг от друга, и в конце концов создалось такое положение, что они стали жить совершенно отдельно, разве что под одной крышей.  И только болезнь жены снова сблизила их.  Кэйко была больна раком и, когда после недолгой ремиссии снова наступило ухудшение, муж вместе с дочерью  поддерживали ее и  были рядом до самого конца.  После смерти жены муж стал читать  ее стихи,  и его не оставляло ощущение, что в сущности он плохо знал свою жену.  Но эта мысль больше не огорчала его. Он открыл для себя простую истину: истинный смысл супружеской жизни  вовсе не в том, чтобы понимать друг друга, а в том, чтобы жить вместе, сохраняя глубокое уважение друг к другу.  Эта книга, написанная  мягким, задушевным тоном,  привносит новый дух в традиции  японского жанра «си-сёсэцу» («романа о себе») (Нодзаки)

 

Мики Таку

 

Родился  в 1935 году. В 1967 году стал лауреатом премии Х. (Эйти-сисё: ) за поэтический сборник «То:кё: годзэн сандзи» («Токио, 3 часа дня»), а в 1973 году – лауреатом премии Акутагавы за роман «Хива» (Зяблик»). Среди наиболее известных его произведений: романы «Родзи» («Аллея»), получивший  премию Танидзаки Дзюнъитиро и  «Хадаси то каигара» («Босые ноги и ракушки»),  получивший литературную премию Ёмиури. Пишет стихи, прозу, книги для детей.

 

 

Эссе

 

Тайрику э

(На материк)

Ян Хидэо Леви

Изд-во Иванами-сётэн, 2012, 193Х131 мм, 180 стр., 1800 йен. ISBN 978-4-00-023798-7.

 

 

Ян Хидэо Леви – явление уникальное  в литературном мире Японии. Он родился в США, его отец — еврей, эмигрировавший из Восточной Европы, мать – полька. Детство Леви провел на Тайване и в Гонконге, подростком вернулся в  Соединенные Штаты, где в конце концов получил  докторскую степень по специальности японская литература.  Некоторое время Леви преподавал в университете, потом переехал в Японию и стал  писать прозу на японском языке.  Космополит, человек свободный от национальных границ, он выбрал для литературного творчества язык,  который освоил уже будучи взрослым.   Постоянно находясь на стыке между разными культурными традициями, Леви создал множество значительных литературных произведений.   В последней своей книге он описывает путешествие в США и Китай.   Он отправился туда с одной стороны в поисках собственных корней,  а с другой – желая выявить черты сходства и различия между двумя «материками» и проникнуть в суть процессов, происходящих там в начале 21 века.  Бродя по шумным улицам Вашингтона Ди-Си в дни перед инаугурацией Обамы, автор вспоминает  свое детство,  то время, когда в стране процветал расизм и чернокожее население подвергалось дискриминации, и размышляет о том, насколько тяжелы в Америке расовые травмы.  Путешествуя по Китаю, стране, переживающей  беспрецедентный экономический подъем, автор встречает изможденных людей, работающих в тяжелейших условиях.  Черные от сажи, но полные неисчерпаемой энергии китайские шахтеры напоминают ему афро-американцев, столь угнетаемых   во времена его детства. Неустойчивая национальная идентичность в сочетании со стилистической отточенностью позволяет автору вывести японскую литературу в совершенно новое измерение. (Нодзаки)

 

Ян Хидэо Леви

 

Родился в 1950 году в Калифорнии.  Детство провел на Тайване и в Гонконге. Впервые приехал в Японию в 1967 году. Изучал японскую литературу в Принстонском и Стэндфордском  университетах.  Его дебют в литературе состоялся в 1992 году, когда была опубликована книга «Сэйдзё:ки но кикоэнай хэя»  («Комната, где не слышен «звездно-полосатый флаг»). Среди его многочисленных произведений: романы «Тидзи ни кудакэтэ» («Разлетевшись по сторонам»), отмеченный премией Осараги Дзиро: и «Кари  но  мидзу» («Фальшивая вода»), удостоенный литературной премией Ито: Сэй. (См «Писатели о себе» в НКЯ №66)

 

 

Критика  

 

Микан но фасидзуму

(Незавершенный фашизм)

Катаяма Морихидэ

Изд-во Синтё:ся, 2012, 191Х128 мм, 352 стр. 1500 йен. ISBN 978-4-10-603705-4

 

После Первой мировой войны в мире произошли коренные  изменения.   Пошатнулась буржуазная стабильность Западной Европы, колонии стали требовать  независимости, геополитический центр  мира переместился  из Европы в США и СССР.  Более того, сами войны приобрели иной характер.   Стало ясно, что отныне их исход будет определяться  имеющимися запасами оружия, то есть  в конечном счете индустриальной мощью страны и ее техническим  потенциалом.   Эти изменения не остались незамеченными японским  военным командованием.  Принимая участие в осаде Циндао, японская императорская армия отказалась от тактики, которой придерживалась во время русско-японской войны, и подвергла крепость длительной бомбардировке, в результате которой германский гарнизон, изолированный  от  поставок боеприпасов, был вынужден сдаться. Таким образом, японские военные лидеры  понимали, что  страны, достигшие в мирное время  экономического процветания, имеют значительное преимущество в военное время.  Тем не менее они все-таки попытались пойти против объективного хода истории, поддавшись иллюзии, что  стремительно проведенная военная кампания поможет им победить более сильного противника.  Автор доказывает, что  они тешили себя этой иллюзией именно  потому, что низкий промышленный уровень развития страны был очевиден. Игнорируя реальный факт низкого развития японской промышленности, военные лидеры в угоду собственным амбициям вовлекли страну в войну, которую, как они знали, ей никогда не выиграть.  К сожалению, и в наши дни мы не всегда удерживаемся от подобных безрассудств и в человеческом, и в государственном масштабе. (Ёсими)

 

 

Катаяма Морихидэ

 

Родился  в 1963 году. Специализировался по современной японской философии  и истории культуры.  Доцент юридического факультета университета Кэйо:.    Активный музыкальный критик, получивший  одновременно премию Сантори и премию Ёсиды Хидэкадзу за две своих книги: «Онбан ко:гэнгаку» («Модернология граммофонных пластинок» ) и «Онбан хакубуцуси» («Музеография граммофонных пластинок»). За рецензируемую здесь книгу  отмечен премией Сибы Рё:таро:.

 

 

 

Культура

 

Нива о ёмитоку

(Постигая смысл японских садов)

Сирахата Ё:дзабуро:

Изд-во Танко:ся, 2012, 188Х126 мм, 224 стр., 2000 йен. ISBN 978-4-473-03798-5

 

Никто до сих пор не задавался вопросом – почему при буддийских храмах в Киото так много прекрасных садов.   Автор этой книги, попытавшись на него ответить, пролил свет на множество важных фактов.

Буддизм  в Японии постоянно менялся, отражая своеобразие той или иной исторической эпохи. В  эпоху Нара  буддийские храмы были неким сакральным пространством для совершения ритуальных действий, направленных на защиту страны, на поддержание в ней стабильности и мира.  Они располагались обычно в городах, на плоских местах и представляли собой ряд отдельных строений, предназначенных для  отправления тех или иных обрядов.  Никому и в голову не приходило, что остальную часть территории можно использовать для посадки растений и устройства прудов.

В эпоху Хэйан  характер буддизма изменился, центральной стала идея личного спасения.  Монахи погрузились в свой внутренний мир и стали искать   места, более подходящие для их новых аскетических упражнений. Они обрели их в  горной глуши, вдалеке от городского шума.  Именно поэтому многие киотские монастыри расположены у подножья гор.   Исходя из тех же соображений рядом с помещениями для молитв и пагодами стали возводить искусственные горки и выкапывать пруды.   Такие сады, служившие как бы заменой природного окружения, создавали наиболее благоприятную среду для духовного совершенствования.

Эта тенденция сохранилась и в последующие эпохи.   Причем во многих случаях даже сады возле домов, принадлежащих мирянам, планировались по образцу  буддийского рая.  Проникновение в Японию буддизма дзэн   повлекло за собой появление нового стиля в садовом искусстве, так называемого  «карэ сансуй» (сухой пейзаж)

Автор прослеживает взаимоотношения между буддизмом и садовым искусством, знакомит читателей с самыми известными храмовыми садами Киото.  В книге  открываются новые перспективы для изучения истории японского садового искусства. (Тё: )

 

 

Сирахата Ё:дзабуро:

 

Родился в 1949 году. Изучал сельское хозяйство  в  аспирантуре Киотского университета, специализировался на истории садового искусства, истории ландшафтного искусства и городского проектирования. Профессор Интернационального научного центра японоведения.  Среди его произведений книга «Пуранто ханта:. Ё:роппа но  сёкубуцу нэцу то нихон»  («Охотники за растениями. Бум европейских растений в Японии»),  отмеченная поощрительной премией Майнити за достижения в области культуры.

 

 

Общество

 

Цунами но мати ни икитэ

(Живя рядом с цунами)

Кавасита Сю:ити

Изд-во Фудзамбо: интернэшнл, 2012, 193Х129 мм, 248 стр. 1800 йен, ISBN 978-4-905194-34-7.

 

Автор книги — фольклорист из Кэсэннума, прибрежного городка, разрушенного цунами в марте  2011 года.   Во время стихийного бедствия он как раз работал в родном городе, и хотя сам не пострадал, но потерял мать.  Как специалист по культуре рыбацких поселений, он в течение многих лет ездил по Санрику, слушал рассказы рыбаков. После бедствия, стершего с лица земли все населенные пункты, он  снова приехал сюда, прошел по опустевшему побережью, размышляя о сложных отношениях  местного населения с морем. Побережье Санрику часто подвергается нашествию цунами, последние были  в 1896, 1933 1960 и 2011 годах. Планируется переселить жителей этих районов на возвышенные места, но автор считает, что  это  неосуществимо.  Начиная с эпохи Мэйдзи, многие фольклористы, к примеру  Янагида Кунио, вели  наблюдения за отношением людей к стихийным бедствиям, в том числе и к цунами. Судя по их записям, люди склонны быстро забывать о пережитом ужасе.  Даже перебиравшись на возвышенность, они через какое-то, весьма непродолжительное время возвращаются назад, в свои прежние жилища на побережье.  И это естественно: помимо чисто экономических потребностей, рыбаков связывает с морем многое другое – оно является для них объектом поклонения, той основой, на которой формировались их религиозные и культурные традиции.  Все попытки насильственного переселения  рыбаков в удаленные от моря районы не только не решат проблему, а приведут к утрате культурной идентичности.  Автор книги, в результате тщательных научных исследований приходит к выводу, что насильственное переселение живущих на побережье людей на более высокие места не даст ничего, кроме гибели местной культуры. (Ёсими)

 

 

Кавасима Сю:ити

 

Родился в 1952 году. Закончил социологический факультет университета Хо:сэй. Получил докторскую степень по литературе. Участвовал в работе по составлению истории города Кэсэннума и работал в художественном музее Риас-Арк.  В настоящее время  профессор Канагавского университета. Фольклорист, родившийся и выросший в Кэсэннума, изучает местные народные сказания и  прочие виды устной литературы,  народные верования и быт рыбаков. Одно из самых значительных его произведений «Кацуо рё» («Лов тунцов»).

 

 

Гадо:-сита но тандзё:

(«Подэстакадная Япония. Исторический очерк»)

Кобаяси Итиро:

Изд-во  Сё:дэнся, 2012, 172Х107 мм, 240 стр., ISBN 978-4-396-11273-8

 

В крупных японских городах пространство под путепроводами и эстакадами, являющимися важнейшим звеном городской транспортной сети, очень  часто  застроено барами, ресторанами и магазинами. Любимые многими горожанами «подэстакадные  пространства» (га:до сита)  являются привычной частью городского ландшафта, но до сих пор они мало изучены.  Автор этой книги, проштудировав существующую литературу и непосредственно обследовав соответствующие районы, прослеживает их историю, рассказывает о том, какое влияние они оказали на развитие японских городов и  торговли.

Первые японские железные дороги возникли вскоре после реставрации Мэйдзи (1868),  но сначала рельсы прокладывались прямо по городским улицам, как и трамвайные.   Только в эпоху Тайсё (1912-1926),   когда протяженность и разветвленность железнодорожной сети значительно увеличилась, стали возводиться железнодорожные эстакады.   В эпоху паровозов с их дымящими трубами приподнятые над уровнем улицы железнодорожные пути  имели два важных преимущества особенно в густо населенных городах: во-первых дым, который они испускали,  оказывался выше уровня улицы, во-вторых поезда шли без задержек, потому что им не надо было останавливаться у переездов.

Подчеркивая особую роль «подэстакадных пространств», которые многими просто игнорируются,  автор  намечает новые перспективы в развитии современного города, заставляя читателя задуматься о том, какую важную роль играют железные дороги в формировании городской среды.  Особенно интересны его размышления по  поводу некоторых известных «подэстакадных пространств»: торговой улицы Амэ-ёко  в Уэно, торгового центра бытовой электроники Акихабара и  оптового рынка  Асакусабаси. Иллюстрированное многочисленными фотографиями издание знакомит читателей с теми сторонами Токио, которые  придают ему живое неповторимое своеобразие. (Тё: )

 

Кобаяси Итиро:

 

Родился в 1952 году. Занимается редактированием книг по архитектуре.  В сферу его деятельности входят книги по проблемам строительства, архитектуры, а также путеводители и справочники по разным городам. Среди его собственных произведений: «Эдо о тадзунэру То:кё: номбири сампо» («Неторопливая прогулка по Токио в поисках Эдо») и «Мэкики но То:кё: кэнтику сампо. Осусумэ супотто 33» («Прогулка по токийским  архитектурным достопримечательностям для истинных знатоков.  33  места, которые рекомендуется посетить»).

 

 

Архитектура

 

Кё: но сакан ояката га катару. Таносики цутикабэ

(Эти уютные глинобитные стены. Рассказывает столичный мастер)

Сато: Каитиро:

Изд-во Гакугэй сюппанся, 2012, 186Х127 мм, 224 стр., 1800 йен, ISBN 978-4-7615-1304-7

 

Сакан – так называют штукатуров, специализирующихся на глинобитных стенах, сохранившихся во многих традиционных японских домах.  В книге собраны размышления и рассказы человека, который в течение многих лет был одним из ведущих мастеров в этой области.

Сато: Каитиро:  родился в Киото в 1921 году.   Всю свою жизнь он посвятил традиционным глинобитным стенам, которые сохранились  в столичных чайных домиках, монастырях и  хранилищах и достиг на этом поприще широкой известности.  Он обладает поистине энциклопедическими знаниями в области японской архитектуры, истории изобразительного  искусства  и истории садово-паркового искусства. 

Сато: считает, что для строительства домов, предназначенных для  повседневной жизни людей, нет ничего лучше глины.  Это материал  экологически чистый, огнеупорный,   к тому же годится для вторичной переработки.    Мастера по возведению традиционных глинобитных стен достигают прекрасного результата, искусно смешивая  глину разных цветов – желтую, красную, бурую, серую.  Прелесть глинобитных стен заключается еще и в том, что с годами они меняют цвет, приобретая неповторимую индивидуальность.  Для того, чтобы заставить глину обнаружить все свои достоинства, требуется недюжинное мастерство сакана.

Сато: говорит, что свою истинную красоту дом может выявить только у любящего хозяина.  В прежние времена  мастера  обязательно по несколько раз в год навещали построенный ими  дом,  понемногу ремонтировали его  и поддерживали в порядке. Отношения между  таким мастером и владельцем дома  сохранялись на протяжении многих поколений. (Ёнахара)

 

Сато: Каитиро:

 

Родился в 1921 году. Мастер в третьем поколении, его предки занимались этим  ремеслом еще в эпоху Эдо.  Известен  своими  работами для чайных комнат, монастырей,  храмов и  хранилищ. Один из ведущих специалистов по реставрации традиционных домов, знаток истории архитектуры, истории изобразительного искусства и японских традиционных садов.    Один из соавторов книги «Нихон но кабэ. Котэ ва икитэ иру» («Японские стены. Лопатка штукатура  жива»)

 

 

Гундзо: то ситэ но Тангэ кэнкю:сицу

(Студия  Тангэ Кэндзо:. Групповой портрет)

Тоёкава Сайкаку

Изд-во О:муся, 2012, 209Х148 мм, 392 стр., 4000 йен, ISBN 978-4-274-21200-0

 

Тангэ Кэндзо  — один из самых видных японских архитекторов,  оказавший большое влияние на развитие архитектуры и градостроительства в  послевоенной Японии.  Много работ написано о построенных им зданиях (в частности о Токийский олимпийском центре), о его  концепции  реконструкции городов,  изложенной, к примеру, в его «Плане Токио 1960».  Тоёкава Сайкаку рассматривает творчество Тангэ под новым углом зрения, делая основной акцент не столько на нем самом как творческой личности, сколько на  деятельности созданной им в 1946 году учебной студии, описывает отношения между студийцами,  их профессиональные интересы.  Студия Тангэ, развивая градостроительные принципы Такаямы Эйки и прочих специалистов из Токийского императорского университета, воспитала таких знаменитых архитекторов, как Исодзаки Арата, Курокава Кисё: и таких  градостроителей-технократов, как Симоко:бэ Ацуси.   Автор тщательно изучил  дипломные и  диссертационные работы  студийцев и  выяснил, какие  именно проблемы, волновавшие их предшественников, показались им наиболее важными и как они постарались их решить.

Для Тангэ архитектура всегда была лишь частью  более сложной задачи, связанной с городским и общегосударственным планированием.  Его подход как нельзя лучше соответствовал политике национальной мобилизации, характерной для предвоенной Японии,  а в послевоенное время  нашел отражение в идеях освоения государственной территории и экономического роста. (Ёсими)

 

Тоёкава Сайкаку

 

Родился в 1973 году. Архитектор и специалист по истории архитектуры. Изучал архитектуру в Токийском инженерном училище.  Работал в архитектурно-дизайнерской фирме, в настоящее время является доцентом архитектурного факультета Государственного технологического колледжа Оямы.

 

 

История

 

Окинава но киоку

(Память Окинавы)

Окуда Хироко

Изд-во Кэйо-университи Пресс, 2012, 194Х131 мм, 442 стр., 3 400 йен. ISBN 978-4-7664-1935-1

 

 

В сентябре 2012 года около 100 тыс. жителей Окинавы собрались на митинг, чтобы потребовать  отказа от размещения на  находящейся на острове американской базе нового мощного военно-транспортного самолета «Оспри».  Однако, несмотря на протесты, «Оспри» все-таки был доставлен на базу.  Примерно в то же время произошли еще два инцидента: двое американских моряков оказались замешанными в групповом изнасиловании и  еще один моряк был  арестован за избиение  тринадцатилетнего школьника.  Все это связано прежде всего  с тем,  что на Окинаве, занимающей 0,6 % территории Японии,   сосредоточено 75 % всех находящихся в стране военных баз.  

В результате военных действий на Окинаве в конце Второй мировой войны погибли 150 тысяч  местных жителей, то есть треть всего населения острова.  После войны на острове были построены крупные военные базы США, а  сама префектура Окинава в течение 27 лет находилась под американской оккупацией.  «Проблема Окинавы» в миниатюре представляет собой весь круг проблем, так и оставшихся нерешенными с послевоенных лет.  Автор рассматривает корни окинавской проблемы и ее историю с разных точек зрения -  американской, японской и собственно окинавской.

 До 1879 года архипелаг Рю:кю: был независимым королевством.  В книге прослеживается история островов,  рассказывается, как и почему они были аннексированы Японией  и в конечном итоге стали  той пешкой,  которой в  последние месяцы войны пожертвовали во имя защиты основной территории Японии.  Особо останавливаясь  на дипломатических переговорах между правительствами  Японии и США, автор приходит к выводу, что во многих смыслах Окинава и в наши дни продолжает оставаться американской колонией. (Ёнахара)

 

Окуда Хироко

 

Доцент  факультета британско-американских исследований  университета Нандзан. Получила степень  доктора философии  на факультете массовых коммуникаций в Северо-Восточном университете (США).  Среди основных работ: «Гэмбаку но киоку. Хиросима- Нагасаки но сисо:»» («Память о бомбе. Размышления об опыте Хиросимы и Нагасаки»)

 

 

Эхагаки но бэппу 

(Бэппу в открытках)

Мацуда Норико

 Изд-во  Саю:ся, 2012, 210Х148 мм, 315 стр., 3500 йен. ISBN 978-4-903500-75-1

 

 

Научный редактор этой книги, Кодзё: Тосихидэ, является обладателем огромной коллекции почтовых открыток, среди которых более 10 тысяч — открытки с видами префектуры Оита.  600 открыток  с видами Бэппу, собранные в этой книге, всего лишь малая часть коллекции, но они дают достаточно полное представление о том, каким привлекательным был этот город в пору своего расцвета.  Бэппу начал развиваться как курорт с горячими источниками,  причем основную роль в его развитии сыграла Осака сё:сэн кайся, пароходная компания района Кансай,  которая организовала чрезвычайно прибыльные для себя прогулочные рейсы на роскошных лайнерах по Внутреннему Японскому морю Сэто-Найкай по маршруту Осака-Бэппу.  Открытки  свидетельствуют о том, что Бэппу  был одним из первых в Японии тематических парков.

Запечатленные на фотографиях песчаные пляжи, нарядные торговые ансамбли –  все это в модернистском, колониальном стиле.  Купальни располагались не  в скромных провинциальных гостиницах, которые обычно ассоциируются с горячими источниками, а в  современных зданиях, напоминавших  выставочные павильоны.  В Бэппу и в самом  деле проводилась международная выставка,  и к ее открытию в городе были разбиты парки с аттракционами и построено несколько  курортных гостиниц и пансионов.   Выставка имела необычайный успех: на открытках изображены купальни, набитые народом, как  электрички в час пик. Многие, приезжая в Бэппу,  покупали открытки и посылали их родным и близким.  Наверняка сами эти открытки, в таком количестве отправлявшиеся отсюда,  были  эффективнее любой рекламной кампании и  справлялись со своей задачей даже более успешно, чем современные туристические журналы вкупе с соответствующими телевизионными программами.  Коллекция открыток, представленная в книге,  показывает Бэппу на пике его популярности, одновременно  знакомя читателей с настроениями тогдашнего общества. (Ёсими)

 

 

Мацуда Норико

 

Родилась в 1978 году. Работает на архитектурном факультете Токийского университета. Специалист по истории градостроительства и архитектуры.  Руководила практическими исследованиями на самых крупных горячих источниках в Бэппу, Атами и пр.

 

 

Религия

 

Синто: то ва нани ка

(Что такое синто?)

 Ито: Сатоси

Изд-во Тю:о:ко:рон Синся, 2012, 173Х108 мм, 314 стр., 880 йен. ISBN 978-4-12-102158-8

 

Синто обычно считают исконной  японской религией, но так ли это на самом деле?  Существует точка зрения,   что древнее примитивное поклонение природе,  раз возникнув, дошло до наших дней в неизмененном виде. Однако автор этой книги  стоит на иной позиции, выдвигая идею об эволюционном характере синто.

Синто сформировалось в результате столкновения и взаимодействия японских первобытных верований в богов-ками  с заклинательными системами, завезенными с материка, в том числе с  буддизмом. Процесс синтеза синто и буддизма особенно интенсивно шел в Средние века.  Одновременно в синто проникали  элементы других верований,  в результате возникали новые ками и сама структура  синто кардинальным  образом менялась.   В течение более тысячи лет, а именно до конца девятнадцатого века, то есть до начала современного периода в истории Японии,  синто и буддизм существовали в нерасчленимом единстве.

Но со временем синто отделилось от буддизма и стало подчеркивать свое своеобразие и самобытность.  В первые годы после реставрации Мэйдзи  были предприняты  попытки насильственным образом  разделить обе религии, последователи синто стали попирать буддийские святыни и требовать их уничтожения.  Однако, по мнению автора,  стремление рассматривать  синто  как исконную японскую  веру является неудачной попыткой «приукрасить древность».  

Широко используя  исторические источники, автор показывает, как на протяжении веков менялись взгляды на территорию страны, как по разному толковались мифы и отношения между ками и людьми.   (Ёнахара)

 

Ито: Сатоси

 

Родился в  1961 году. Изучал философию Востока в университете Васэда, получил докторскую степень по литературе. В настоящее время является профессором колледжа гуманитарных наук университета Ибараки.  Специалист по истории японской мысли.  

 

Бору:пэн кодзики

(Кодзики шариковой ручкой)

Коно Фумио

Изд-во Хэйбонся, 2012, 210Х148 мм, 1000 йен, ISBN 978-4-582-28746-2

 

Кодзики, древнейшая японская историческая книга, составленная в 712 году.  В ней  собраны  мифы, легенды, песни, отражающие процесс создания единого японского государства  во главе с императором тэнно:.

 Автор «Кодзики» поставил перед собой цель зафиксировать письменно и сохранить для потомков те мифы и легенды, которые существовали в устном  виде, передаваясь из поколения в поколение,  однако сложная орфография и архаичный язык    затрудняют восприятие текста и мало кто  из наших современников способен прочесть эту книгу полностью.  Это обстоятельство и побудило Коно Фумио пересказать   по-новому старинную книгу,  снабдив ее иллюстрациями, выполненными самым простым способом – при помощи шариковой ручки.

Перед читателем появляются во множестве боги и разворачиваются грандиозные исторические события.  Боги-ками наделены  весьма привлекательной внешностью, по выражениям их лиц можно догадаться  о их душевном состоянии, они невольно вызывают симпатию у читателей. Автор старается оставаться верным  сюжету и стилистическим особенностям оригинала,  но благодаря трогательным иллюстрациям и комментариям текст читается легко и с  интересом.  Часто возникающие ритмические «звуковые эффекты» создают впечатление, что слышишь  язык подлинника, тот японский язык, который только что народился.  Динамичный сюжет, юмористический            текст как нельзя лучше  сочетаются  со стилем и возможностями манга. (Ёнахара)

 

Коно Фумио

 

Родился в 1968 году. Художник  манга. Его творческий дебют состоялся в 1995 году, когда была опубликована книга «Матикадо хана даёри» («Улицы  в цвету»). Среди его основных произведений: «Ю:наги но мати, сакура но куни» («Город вечернего затишья,  страна сакуры»), книга, получившая большую премию по номинации манга на Японском  фестивале  медийного искусства.  А также «Нагаи мити» («Длинная дорога») и «Коно сэкай но катасуми ни» («В одном из уголков этого мира»).

 

 

Местные корни японской литературы

 

№2    Аомори и «Цугару» Дадзая Осаму.

 

В повести «Цугару», написанной в  мрачные времена конца Второй мировой войны, Дадзай  очень живо описывает свое путешествие на север Хонсю, в ту глухую провинцию,  где прошло его детство. Знаменитый писатель, снискавший себе дурную славу после многих лет беспутной  жизни в Токио, отправляется в родные края, чтобы  отыскать свои корни и понять в чем смысл традиций.

 

 

В мае 1944 года Дадзай Осаму сел на токийской станции Уэно в экспресс,  отправлявшийся в 17.30  на самый север острова Хонсю, в Аомори. На место назначения поезд прибывал в восемь часов утра на следующий день.  В те времена из Токио в Аомори было четырнадцать с  половиной часов езды.  Вторая мировая война вступила в свою заключительную фазу, ухудшающаяся с каждым днем ситуация сказывалась буквально  во всем  — не хватало продовольствия, одежды.  Что побудило Дадзая пуститься в далекий путь в такое трудное время?

«Редактор одного издательства, с которым я был в дружеских отношениях,  давно предлагал мне написать что-нибудь о Цугару,  к тому же мне и самому очень хотелось, пока жив, еще разок проехать по всем уголкам родного края. Поэтому  однажды весной в каких-то жалких отрепьях  я выехал из Токио.»

Почему  он выехал в «жалких отрепьях?»   Дело в том, что  у него не было приличного  костюма,  и он попросил кого-то сшить ему «что-то типа джемпера и что-то типа  брюк» из  случайно оказавшегося под рукой  куска ткани, а потом выкрасил эти вещи в темно-синий цвет. К несчастью, они тут же полиняли и приобрели «своеобразный фиолетовый оттенок». На голове у него была теннисная шапка, на ногах -  зеленые гетры и  парусиновые туфли.  То есть вид для путешественника более чем странный.

Предложение написать что-нибудь о Цугару было сделано Дадзаю  небольшим токийским издательством Кояма Сётэн, которое начало выпускать серию книг   известных писателей с описанием мест, где они выросли. После трехнедельного путешествия, предпринятого с целью сбора материала, Дадзай сразу же начал писать, в конце июля книга была закончена, а в ноябре издана.  В то время подобные издания считались второстепенными и  облагались  специальным налогом  в размере 8 сэнов, которые приплюсовывались к указанной на обложке розничной цене. Так появилась на свет повесть Дадзая Осаму «Цугару», признанный  шедевр в жанре путевых заметок. 

Рождение  этого произведения сопровождалось некоторыми весьма загадочными явлениями.   Серия под общим названием «Синфудоки» («Новые описания земель»)  начала публиковаться в 1936 году, первой книгой стала «Осака» Уно Ко:дзи, второй – «Дорогами Кумано» Сато: Харуо,  третьей  - «Остров Садо» Аоно Суэкити.  После чего выпуск серии был приостановлен и только в 1943 году наконец появилась четвертая книга – «Идзумо. Ивами» Табаты Сю:итиро:. В ней, на задней стороне обложки  был помещен анонс «готовящихся к изданию» книг серии:   «Аидзу» Мафунэ Ютаки, «Токио»  Кабураки  Киёкаты,  «Хюга» Накамуры Тихэя, «Канадзава» Токуды Сю:сэя и «Сацума» Сатоми Тона.  Никакого упоминания о «Цугару»  Дадзая Осаму там не было.

Напрашивается предположение, что на том этапе у издательства не было намерения выпускать книгу Дадзая. Составители серии  планировали  создать что-то вроде новых путеводителей, которые привлекли бы внимание читателей к особенностям отдельных районов  «прекрасной Японии, страны богов»,  что вполне отвечало настроениям той эпохи, когда  вся страна была одержима идеей своего божественного происхождения.  Вряд ли такая установка могла заинтересовать Дадзая  Осаму,  писателя, идущего вразрез с духом эпохи,  написавшего «Отогидзоси» («Сказки»)  и «Синсяку сёкоку банаси» («Новое переложение «Историй из разных провинций» Сайкаку»), в которых он открыто насмехался над  патетическими настроениями своих современников. Что же заставило его  с такой готовностью принять предложение издательства, предпринять столь нелегкое  путешествие и  в такие сжатые сроки написать книгу?

Из  Аомори Дадзай вместе  с другом детства отправился вдоль побережья залива Муцу  дальше к северу.  Он заранее начертил план местности, обозначив те места на побережье, которые планировал посетить:  Сотогахама, Минмая, Таппимисаки, Кодомари, Дзю:санко,  Ситири Нагахама,  Адзигасава. А на Цугарской равнине им были отмечены: город Хиросаки, где он учился,  Госёгавара, и городок Канаги, в котором он родился.

Книга Дадзая построена по образцу классических «фудоки» («описаний земель»), то есть состоит из «Вступления» и «Основной части». Во Вступлении Дадзай  дает общий очерк  географических особенностей, быта и нравов Цугару, вплетая в повествование собственные воспоминания и ссылаясь на сведения, полученные из старинных книг.  Основная часть, состоящая из пяти глав, представляет собой путевые заметки, там рассказывается о том, как автор отправился в путь, о его  прибытии  в Цугару,  продвижении по восточному побережью к Каните, Сотогахаме, Цугарской равнине  и далее по городам западного побережья.  Из заключения к Вступлению  становится ясно: Дадзай  не оправдал ожиданий своих  издателей, рассчитывавших получить от него книгу-путеводитель с изложением сведений о географических особенностях и  нравах своего родного края, истинные интересы автора лежали совершенно в другой плоскости. Он советует тем, кто хочет побольше узнать об особенностях данной местности, обратиться к специалистам, у него же совершенно иной «предмет изучения».

«Люди называют этот предмет изучения  любовью. В него входит все, что связано с общением между  человеческими душами».

Работая над этим произведением, Дадзай  наверняка испытывал волнение, смешанное с горечью.

Дадзай Осаму был шестым сыном крупного цугарского землевладельца Цусимы.   Разгульный образ жизни  сделал его нежелательным гостем на родине, его даже вычеркнули из домовой книги после нескольких попыток покончить с собой – то в одиночестве, то вместе с очередной любовницей.  И вот, став известным писателем,  он отправляется побродить по родным местам и попрактиковаться в главном предмете своего изучения, который зовется любовью.

В книге немало забавных эпизодов. Вот один из самых известных: некий С-сан, приводит знаменитого гостя к себе в дом и прямо с порога начинает  командовать женой.

 «Эй, у нас гость! Из Токио. Удалось-таки его к нам затащить! Тот самый Дадзай Осаму.  Может,  выйдешь с ним поздороваться?  Давай, поторопись!» 

 « … Давай сюда сидр! То есть как это только одна бутылка? Одной мало. Пойди купи еще две. Постой! Там на веранде висит вяленая треска, нарежь ее… Стой! Ее надо сначала  отбить  молотком, она мягче станет, а потом уже резать.  Да не так! Дай сюда. Отбивать вяленую треску надо вот так, вот так, видишь? Ах, черт, больно!  Ну в общем, вот так… Поняла?  Эй, принеси-ка соевый соус. …. Стой!    Захвати еще   жареного морского черта. Да, и еще омлет с мисо и моллюсками.  Где вы еще такое попробуете? Вот именно омлет с мисо!   Что может быть лучше?  Омлет с мисо

После двух с лишним страниц такого текста,   автор счел нужным сделать оговорку:

«Не думайте, что я склонен к преувеличению. Вовсе нет. Просто такое ураганное радушие –  обычный  способ выражения любви у цугарцев.»

Уже по этим пассажам нетрудно себе представить, какую книгу задумал написать Дадзай.  Бродя по родной земле, он пытался как бы заново приобщиться к живущему здесь духу подлинной человечности. Но этот дух невозможно было уловить, просто описывая климатические условия, пейзажи, особенности местного быта.  Дадзая интересовало то, что в обычное время прячется от взоров и проявляется лишь в каких-то особенных обстоятельствах, то, чего не найдешь на фотографиях и в письменных свидетельствах.    Он хотел зафиксировать черты человека, связанного с этой землею кровной связью.

«Позже я узнал, что С-сан потом всю неделю мучился от стыда и прикладывался к бутылке, стоило ему вспомнить этот «омлет с  мисо»».

Дадзай в какой-то  степени был знаком с равнинной и восточной частью Цугару, но  западной части не знал, можно сказать, совершенно. «Я просто не мог упустить случая и воспользовался предоставленной мне возможностью проехаться по западному побережью».

В те времена подобное  путешествие было сопряжено с немалыми трудностями. Выехав из Канаги в Госёгавару,  Дадзай пересел на линию Гоно:  и доехал до Кидзукури, затем побывал в старинных портовых городах Фукаура и  Адзигасава.  Оттуда он  вернулся в Госёгавару, но через  несколько дней снова сел на поезд линии Гоно:.  Почему его так влекло именно в западную часть Цугару?  На этот раз его целью был Кодомари,  портовый городишко на северной оконечности полуострова.  Только дойдя до последней главы, начинаешь понимать, почему Дадзай согласился написать эту книгу.  «Я поехал в Цугару, потому что мне очень нужно было кое с кем встретиться».

Этот «кое-кто» —  женщина, которую в детстве он считал матерью.   Он не виделся с ней больше тридцати лет, но не забыл ее.  «Можно сказать, что именно она определила всю мою жизнь».

В то время условия для писательского труда были наихудшими: война приближалась к концу, участились воздушные налеты, свирепствовала  цензура…  И только один Дадзай  четко знал, что  делает. Он был полон творческой энергии и создавал один шедевр за другим.  И заключительная глава «Цугару»  занимает среди них одно из ведущих мест. 

Сев на  автобус, который ходил раз в день,  Дадзай поехал в Кодомари, к своей няне Такэ. Он разыскал дом, где она жила,  но не застал ее.  От соседей он узнал, что Такэ ушла на спортивный праздник в местную начальную  школу. «Я пошел, куда меня направили, там были рисовые поля, я двигался по меже, пока не дошел до холма, на котором стояла школа. Обошел ее и онемел от изумления.»

Зрелище было  действительно совершенно неправдоподобное: военное время, бедная рыбацкая деревушка  на самом севере Хонсю,  и  -  украшенная яркими флагами спортивная площадка, нарядно одетые девочки,  люди под хмельком, разбитые вокруг торговые палатки, семьи, обедающие на расстеленных циновках…  «Это был красивый и веселый праздник, совсем  как в былые времена. Мне даже грустно стало.»  Разумеется,   Дадзай «онемел от изумления».  Далее идет  сцена встречи с Такэ.

«Это я, Сюдзи» — улыбнулся я  и снял шапку. «Ну-ну» — только и ответила она, даже не улыбнувшись. Лицо ее оставалось совершенно серьезным.  Потом,  словно смирившись с моим внезапным появлением, каким-то бесцветным голосом добавила: «Ну что ж,    посмотришь соревнования. Садись-ка сюда»

После этого она замолчала, села на пол,  аккуратно сложила руки на круглых обтянутых шароварами коленях  и стала  смотреть на бегущих детей.

Его она как будто игнорировала, но «меня это ничуть не обижало, — замечает Дадзай, — впервые за долгое время я был совершенно спокоен».  Он уселся,  вытянул ноги и стал рассеянно смотреть на соревнования. «Наверное, мир, это когда именно так себя чувствуешь» — подумал он, и тут ему пришло в голову, что он впервые в жизни достиг «мира в душе».

«Цугару» написано в стиле классических  «описаний земель», но по существу это рассказ о путешествии в поисках матери, которую он любил детской, незабываемой любовью, которая когда-то рассказывала ему сказки и поучала его.  Это совершенно  уникальное произведение, которое мог написать только такой прирожденный рассказчик как Дадзай.

 

(Икэути Осаму, эссеист и специалист по немецкой литературе)

 

 

 

События и тенденции

 

Премии Наоки и Акутагавы

 

Были объявлены лауреаты 148-ой премии  Акутагавы и 148-ой премии Наоки. Лауреатами премии Наоки стали Асаи Рё: за роман «Нанимоно» («Кто?»),  опубликованный издательством  Синтё:ся, и Абэ Рю:таро за роман «То:хаку» («Художник То:хаку»), вышедший в издательстве Никкэй.  Асаи – самый молодой лауреат премии Наоки и первый лауреат,  родившийся в эпоху Хэйсэй (1989 -)

Дебют Асаи Рё: в литературе состоялся в 2009 году, еще когда он учился на втором курсе университета Васэда. Он получил тогда премию для начинающих авторов Сё:сэцу субару за роман «Кирисима, букацу ямэруттэ»  («Кирисима  уходит из волейбольной секции!»)  В настоящее время он продолжает писать, одновременно являясь сотрудником отдела торговли одной компании.  В его романе изображены мучения  современных студентов, пытающихся найти себе работу через Интернет и Твиттер.

Абэ Рю:таро после окончания  государственного технологического колледжа в городе Курумэ провинции Фукуока (Кю:сю) переехал в Токио, мечтая стать писателем.  Сначала он работал в муниципальном управлении района О:та, а в 1990 году дебютировал на литературном поприще,  выпустив книгу  «Ти но нихон си» («История Японии, написанная кровью»).  Премии Наоки был удостоен исторический роман, в центре которого бурная жизнь  Хасэгавы То:хаку, знаменитого художника эпохи Адзути-Момояма (1568-1603).

Курода Нацуко получила  премию Акутагавы за повесть «аб санго» («коралл ab»), опубликованную в  журнале «Васэда бунгаку». Писательнице 75 лет, она старейший лауреат премии Акутагавы. Курода специализировалась  по японской литературе в университете Васэда. Она писала все  время, одновременно работая преподавателем и  корректором.  Ее роман «Мари» («Мяч»)  в 1963 году был удостоен  премии газеты Йомиури. 

Произведение, удостоенное премии Акутагавы, написано  горизонтальным текстом и состоит из отдельных фрагментов, представляющих собой разные эпизоды из детских воспоминаний героини, родившейся в эпоху  Сё:ва. Курода разработала свой собственный творческий метод, она использует  только слоговую азбуку  хирагану,  полностью игнорирует катакану и не употребляет никаких имен собственных.  Это первый горизонтально написанный роман, получивший премию Акутагавы.

 

Продолжается публикация  литературных серий

 

Планируется издание нескольких  фундаментальных книжных серий,  по составу выходящих за привычные рамки. В январе 2013 года изд-во  Тикума Сёбо:  возобновило выпуск 99-ти томного собрания «Мэйдзи бунгаку дзэнсю:» («Библиотека литературы эпохи Мэйдзи»).  Помимо широко известных  литературных шедевров, в собрание включены многие малоизвестные произведения эпохи Мэйдзи: в их числе романы, написанные женщинами, литература для юношества и философские эссе.

Изд-во Синтё:ся в июне этого года планирует начать выпуск 26-томного полного собрания  произведений Ямамото Сю:горо: «Ямамото Сю:горо:  тё:нэн сё:сэцу дзэнсю:».  Издательство Бунгэйсюндзю: планирует  на осень  выпуск первых томов из «Собрания произведений Маруя Сайити».

Среди наиболее популярных изданий подобного типа можно назвать и 20-ти томную серию «Сэнсо: то бунгаку» («Война и литература»),  последний том которой вышел в  январе этого года.

Книжные серии были одним из основных направлений деятельности крупных японских издательств в 1950-х — 1970-х годах, конкуренция в этой области была довольно сильная.  Потом наметился некоторый спад, который сменился новым подъемом после того, как в 2007 году изд-во Кавадэ Сёбо: приступило к изданию серии  «Сэкай бунгаку дзэнсю:» «Библиотека всемирной литературы», составленную Икэдзава Нацуки, которая сразу же  приобрела колоссальную популярность.

 

Первый английский перевод «Сака но уэ но кумо»

 

В Великобритании  издательство Routledge опубликовало первый  английский перевод  «Сака но уэ но кумо» («Облака над холмами»), исторического романа Сиба Рё:таро: воссоздающего события эпохи Мэйдзи, когда Японии встала на путь модернизации. В английском варианте книга называется «Clouds Above the Hill».

Несмотря на то, что у себя на родине Сиба Рё:таро: является одним из самых известных писателей, его произведения до сих пор мало переводились на другие языки и он не приобрел такой мировой известности, как скажем, Мураками Харуки или Кавабата Ясунари.  Его романы  рассчитаны на читателей, хорошо знакомых с японской историей, к примеру, с особенностями структуры феодального общества эпохи Эдо.  К тому же сама его проза с частыми авторскими отступлениями очень трудно поддается переводу.

В работе над переводом, которая заняла четыре года,  принимали участие три специалиста по японской культуре и литературе: Джульет Карпентер,  профессор женского гуманитарного колледжа  До:сися; Поль Мак-Карти, исследователь творчества Танидзаки Дзюнъитиро, и Эндрью Коббинг, доцент Ноттингамского университета, который, помимо всего прочего, в свое время занимался переводом  отчетов посольства Ивакуры Томоми.

 

Все больше книг  переходят в общественное достояние

 

В этом году для пользователей Интернета стали доступны многие  произведения Ёсикавы Эйдзи, автора бестселлеров «Миямото Мусаси» (в переводе на английский «Musashi. An Epic Novel of the Samurai Era) и «Сангоку си» («Троецарствие», в англ. переводе «Romance of the Three Kingdoms»).  Сайт Аодзора бунко (http://www.aozora.gr.jp, только на японском языке), который обеспечивает бесплатный доступ в Интернете ко многим произведениям с истекшим сроком авторского права,   с 1 января этого года открыл для читателей «То:но  моногатари» («Легенды То:но») Янагиды Кунио и «Сихон тайхэйки («Моя «Повесть о Великом мире») Ёсикавы Эйдзи.  Поклонники с нетерпением ждут сообщений о том, к каким еще произведениям этих авторов будет открыт доступ в ближайшем будущем.

Согласно существующему в Японии закону об авторском праве  произведения того или иного автора получают статус общественного достояния через 50 лет после его или ее смерти.  В этом году станут также доступными для свободного пользования произведения поэта Муро: Сайсэй, а также Ииды Дакоцу и  Масамунэ Хакутё:.

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нодзаки Кан,  профессор французской литературы Токийского университета,

Ёнахара Кэй, писательница

Ёсими Сюнъя,   профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  информационных исследований 

 

Издатель и Главный редактор

 

Хонда Осаму, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Japan Echo Inc.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2012

ISSN 0918-9580

 

Другие интересные издания

Из-за ограниченного объема только 16 книг могут быть представлены  в «Новых названиях». Ниже следует список дополнительных произведений, которые  редакционный совет счел  достойными внимания  читателей обозрения «Новые Книги  Японии».

 

  • Нанаё моногатари («История семи ночей»). Каваками Хироми, изд-во  Асахи Симбун, 2012. В двух томах: ISBN 978-4-02-250959-8,  978-4-02-250960-4. Девушка   случайно обнаруживает в местной  библиотеке  книгу, которая называется  «История семи ночей».  Погрузившись с мир фантазии, она теряется в нем и не может найти дорогу назад. Первое крупное произведение автора в фантазийном жанре.
  • «Ватаси га инакатта мати дэ» («В городе, где меня не было»). Сибасаки Томока, изд-во Синтё:ся, 2012. ISBN 978-4-10-301832-2. В центре этого необычного повествования — жизнь женщины, которая очень любит смотреть документальные фильмы о войнах и конфликтах в  разных точках мира,  в результате ее повседневная жизнь самым неожиданным образом  переплетается с событиями военного времени.
  • Кагэ но бубун («В тени»). Хата Сахоко, изд-во Little More, 2012. ISBN 978-4-89815-331-4. Автобиографический роман известного кино-критика. Действие происходит в Токио и в Париже,  автор живо изображает радости,  горести и поворотные моменты в жизни  своей героини.
  • Котоба но кидзаси («Предвестия слов») Фуруи Ёсикити и Саэки Кадзуми, изд-во Асахи, 2012. ISBN 978-4-02-250989-5. Переписка, которая завязалась между  авторами после мартовского бедствия 2011 года. Саэки, находящаяся в районе бедствия, стремится рассматривать язык как средство для возмещения понесенных потерь, тогда как Фуруи сравнивает  положение в районах бедствия с послевоенным и пытается проанализировать причины языкового  кризиса и возможности языка.  Рассуждения о роли литературы в периоды бедствий.
  • Кандзитэ аруку («Ведомая ощущениями»). Санномия Маюко, изд-во Иванами Сётэн, 2012. ISBN 978-4-00-125841-8.  Автор, потерявшая зрение  в четырехлетнем возрасте, стала писательницей и переводчиком новостей.  Сборник эссе,  продиктованный преданностью обществу, в котором все люди, независимо от физических возможностей, могут существовать не чувствуя себя ущемленными.
  • Тюгоку Тайван Хонкон эйга но нака но нихон («Япония в китайских, тайванских и гонконгских фильмах»). Хаяси Хифуми, изд-во Мэйдзи дайгаку Сюппанкай, 2012. ISBN 978-4-906811-02-1. Новый взгляд на историю  Японии и Китая сквозь призму кино.
  • Нихондзин ва сёкубуцу  о до: риё: ситэ кита ка («Как японцы использовали растения?»). Наканиси Хироки, изд-во Иванами Сётэн, 2012. ISBN 978-4-00-500718-9.  Жители Японии издавна окружали себя растениями и широко применяли их в повседневной жизни.  Книга, рассчитанная на молодых читателей,  написана доступным языком, в ней приводится множество  наглядных примеров из окружающего мира.
  • Кэнтику исан. Ходзон то сайсэй но сико: («Архитектурное наследие. Размышления о способах сохранения и реставрации»). Под редакцией  Номура Сюнъити и Корэсава Норико, изд-во университета То:хоку  (To:hoku University Press),  2012.  ISBN 978-4- 86163-189-4.  Во время мартовского землетрясения  2011 года были уничтожены многие здания, в том числе и имеющее историческое значение.  В книге собраны протоколы ряда симпозиумов, посвященных проблемам сохранения и реставрации архитектурных памятников.
  • Сё:нэн хандзай (гэнсё:) но парадоксу («Парадоксы (снижение) подростковой преступности»). Дои Такаёси, изд-во Иванами Сётэн, 2012.  ISBN 978-4-00-028456-1.  Почему проводится так много дискуссий на тему о «растущей  жестокости подростковых преступлений» в период, когда число тяжких преступлений, совершаемых несовершеннолетними, на самом деле уменьшается?  При том, что социальная и экономическая  обстановка остается весьма сложной для молодого поколения, о страшных случаях детской преступности приходится слышать гораздо реже, чем раньше.  Автор пытается объяснить этот парадокс.
  • Дзэссёку-кэй данси то надэсико химэ («Апатичные мужчины и  японские принцессы»). Ямада Масахиро и Хиракиути Фумино, изд-во То:ё: Кэйдзай, 2012. ISBN 978-4-492-22320-8.  «Дзэссёку-кэй данси» — это мужчины, не проявляющие интереса к противоположному полу. «Надэсико  химэ» — это женщины, которые хотят одновременно иметь семью и делать карьеру.  На основании ряда интервью с японками, вышедшими замуж за иностранцев,  авторы  поднимают множество  проблем, включая предвзятое отношение к работающим женщинам, все ухудшающиеся перспективы трудоустройства и  неравные  потребности одиноких мужчин и одиноких женщин.

 

Писатели о себе

 

Матида Ко:. Творческая смелость

 

Многие литературные критики, если их попросить назвать самого одаренного и оригинального японского писателя наших дней, ответят не задумываясь – Матида Ко:.

В каком бы жанре он ни работал – будь то эссе или беллетристика, его произведения поражают удивительной остротой характеристик и очень часто насыщены искрометным юмором.

Матида Ко: начинал как вокалист панк-группы, а его сенсационный дебют в литературе   состоялся в 1996 году. Именно тогда он написал повесть «Куссун Дайкоку» («Дайкоку в слезах»), которая получилась одновременно и веселой и глубокой, элементы фарса сочетаются в ней с тонким реализмом.  Главный герой повести решает отделаться от бронзовой фигуры Дайкоку,  японского бога богатства и преуспеяния,  потому что она все время валится на бок и не приносит ее владельцу ничего кроме неприятностей. Но каждая попытка выбросить Дайкоку заканчивается неудачей. Поставив в центр повествования симпатичного бронзового бога богатства, Матида  получил  прекрасную возможность в полной мере раскрыть присущее ему задорно-лукавое чувство юмора и высказать свой  несколько  циничный взгляд на абсурдность нашей жизни.  За эту повесть писатель был удостоен литературной премии Номы для начинающих авторов и премии Бункамура Дё маго.

«Люди часто думают, что у меня не все дома, но я просто хочу, чтобы мои истории были смешными, — не без гордости говорит Матида и добавляет: – Я ведь начинал как музыкант и звучание слов для меня  не менее важно, чем их смысл.

Под влиянием панк-группы Sex Pistols Матида  еще в лицейские годы стал  автором песен и вокалистом  панк-группы  Ину, пользовавшейся весьма сомнительной репутацией.  После того, как группа  распалась,  Матида продолжал петь и одновременно  писал стихи, создавая себе имя в поэзии.  Позже он переключился на прозу, внеся в нее ту же  присущую ему музыкальность.  В настоящее время все его новые произведения неизменно получают восторженный прием у читателей и  почти всеобщее одобрение критиков.  Матида был удостоен премии Акутагавы за «Кирэгирэ» («Клочки»), повесть, написанную от лица чудаковатого человека, влачащего бесцельное существование.

Рассказ «Гонгэн но одорико» («Танцовщица-аватар»), главный герой которого приезжает в провинциальный городок за покупками и в конце концов оказывается вынужденным исполнять какие-то странные  танцы, был отмечен литературной премией Кавабаты Ясунари.  За философский фантазийный роман «Ядоя мэгури» («По постоялым дворам») (см. НКЯ №59) автор получил литературную премию Номы.

Одно из его самых значительных  произведений – «Кокухаку» («Признание»),  676-страничный роман в жанре  «настоящего детектива» (см. НКЯ №45), отмеченный премией Танидзаки Дзюнъитиро:.  Сюжет этого романа построен на хорошо известной народной песне о десяти серийных убийствах, происшедших в 1893 году в Кавати (Осака).  Автор прослеживает изменения в психологии главного героя, в результате которых скромный, задумчивый человек превращается в  серийного убийцу.  Чтобы показать особенности его речи и  состояние души Матида активно использует местный диалект. В результате смешения диалекта с литературным японским языком возникает своеобразный ритм, который придает тексту легкость,  разряжая напряженность тяжеловесной философской прозы.

«Многие считают осакский диалект приземленным и не  очень-то утонченным, — говорит Матида, который сам родом из Осаки. – Но мне кажется, что использование его в серьезном литературном произведении  позволяет расширить  рамки литературного языка.  Я не  хочу  подчиняться тенденции к интеллектуальной  гладкости, пресности, присущей большинству современных писателей, мне не нравится, когда  все говорят на один манер, создавая какой-то единый безразмерный стиль».

Тут Матида принимается пространно объяснять, чем диалект Кавати отличается от диалектов других  районов Осаки,  и как повлияли на его собственный стиль его любимые комические представления ракуго   и  баллады  ро:кёку… И вдруг неожиданно обрывает себя: «Боюсь, что такие вещи  не интересны иностранным читателям, правда ведь? Я очень люблю использовать всякие каламбуры и игру слов, но их, должно быть, очень  трудно переводить.»

Так или иначе, два  романа Матиды, в том числе «Кирэгирэ» опубликованы на французском, но английских переводов пока нет.  В настоящее время переводится на английский его «Панку-самураи кирарэтэ со:ро:» (англ. название «Punk Samurai and The Cult»), но,  судя по всему, переводчик  завяз в языковых сложностях.

«Однажды переводчик, указав на какую-то фразу из диалога, спросил меня, почему персонаж отвечает именно таким образом.  Я постарался объяснить ему подспудную логику ответа, но он так и не смог  ее уловить.  Он просто поднял руки вверх,  расписываясь в своем поражении, и заявил, что так ответил бы только сумасшедший» — посмеиваясь, рассказывает Матида. 

Сам писатель рекомендует перевести на английский рассказ «Хоннэ гай» («Город прямодушных»).  «Он написан относительно  простым языком, — говорит он, — хотя, конечно, содержание  совершенно потустороннее». У жителей этого вымышленного города что на уме, то и на языке.  Красивая женщина, выходя из лифта и видя, что в него собирается войти мужчина (главный герой), предупреждает: «знаете, там не очень хорошо пахнет. Я там напукала». Сама идея – не более, чем фантазия, хотя на первый взгляд она может показаться почти такой же привлекательной, как жизнь без претензий и притворства.

В настоящее время Матида работает над   переложением на современный язык военной эпопеи 14 века «Гикэйки»  («Сказание о Ёсицунэ»). Его предыдущая работа подобного рода  -  адаптированный перевод шестой главы «Гэндзи-моногатари» («Повесть о Гэндзи».) По его словам, в «Гикэйки» он тоже  собирается вести повествование от первого лица. «В японской классической литературе, как правило, отсутствует  четкая последовательность в изложении событий, к которой привыкли современные читатели. В результате нам не всегда понятно, от чьего лица ведется повествование. Поэтому у меня  Ёсицунэ будет сам рассказывать свою историю, при том, что я ни в чем не отступаю от оригинального сюжета».  Недюжинный сатирический талант, отличное чувства юмора и уникальная музыкальность позволяют Матиде быстро продвигаться вперед, выстраивая произведение,  не менее  захватывающее,  чем его  современная проза.

 

(Кавакацу Мики, писатель)

 

Матида Ко:

 

Родился  в 1962 году. Был вокалистом рок-группы, в 1996 году состоялся его дебют в литературе. На французский язык переведены его повести «Кирэгирэ» ( «Charivari»), получившая премию Акутагавы, и  «Кэмоногарэ, орэра но сару то» (франц. название «Tribulation avec mon singe»), которая также была экранизирована.  Наиболее значительные его произведения: роман «Кокухаку», отмеченный премией Танидзаки Дзюнъитиро:, рассказ «Гонгэн но одорико», отмеченный премией Кавабаты Ясунари, и роман «Ядоя мэгури»,  получивший премию Номы.

 

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU