Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№77 (осень 2013)

Новые книги Японии

№77  (осень 2013)

Обозрение «Новые книги Японии» публикуется Японским Фондом ежеквартально с целью предоставления издателям, переводчикам, ученым и библиотечным работникам новейшей информации о ведущих тенденциях в издательском деле. В обозрении даются краткие аннотации к некоторым новым изданиям. Точка зрения авторов статей и аннотаций не всегда совпадает с мнением ЯФ и Редакционного Совета.

 

Оригинальные названия произведений даются в русской транскрипции, двоеточие справа означает долгий гласный. Японские имена даны  в японском порядке, то есть сначала идет фамилия, потом – имя.  Полная или частичная публикация материалов обозрения без разрешения авторов запрещена. Если такое разрешение имеется, ссылка на  обозрение обязательна, то есть публикацию следует непременно предварять словами «перепечатано из обозрения «Новые книги Японии» №…» Три копии должны быть посланы Главному редактору.

 

http:// www.jpf.go.jp/e /publish/jbn/index.html

 

 

©The Japan Foundation 2013


Как молодежная культура влияет на издательское дело в Японии

Тё:  Кё:

 

 

В последние годы многие  японские писатели обращаются к теме школьной жизни.  И это явление не случайно, оно связано с радикальными изменениями, происшедшими как в японском обществе, так и в структуре литературного рынка.

Положение в литературе начало серьезно меняться  уже в послевоенные годы, в эпоху бурного экономического роста. До того времени японская проза четко делилась на две вполне определенные области, каждая из которых имела своего читателя: «высокую» или «чистую»  литературу (дзюн бунгаку) и «развлекательную», иначе «массовую»  литературу (тайсю: бунгаку).  И периодическое появление успешно продаваемых бестселлеров на рынке массовой литературы не представляло серьезной угрозы для чистой литературы, имевшей свой собственный, вполне  стабильный и жизнеспособный, рынок.  Это положение изменилось в годы экономического подъема, когда  грань между чистой литературой и развлекательной начала постепенно стираться.

Вместе с тем формирование устойчивого потребительского общества повлекло за собой ряд изменений в   структуре книжного рынка. В 60-е годы прошлого века  основным видом развлечения для взрослого населения была художественная литература.  Но в последующие годы она стала  постепенно отходить на второй план,  а на первый  вышли визуальные виды развлечений, такие как  телевидение, приобрели большую популярность активные формы проведения досуга, занятия спортом, не говоря уже о повальном увлечении комиксами манга. В результате тот сегмент книжного рынка, который ранее принадлежал взрослым читателям, начал сокращаться.   Соответственно, увеличился сегмент, занимаемый  молодыми читателями,  особенно  учащимися средних  школ и лицеев.

Молодые люди, находящиеся на пороге  совершеннолетия, всегда стремятся к большей независимости, одновременно их одолевают всякие фантазии и мечты.  Страдающие от  одиночества и внутренних противоречий  подростки стремятся преодолеть собственный психологический кризис  путем идентификации себя с главными героями литературных произведений, перед которыми возникают аналогичные проблемы, к тому же чтение  отчасти подсказывает им возможные варианты будущего жизненного пути. Читатели ждут  от художественной  литературы  отражения собственных чаяний, порождаемых  их душевным состоянием.

Японская система образования косвенным образом  способствует приобщению молодежи к чтению.  Романы обычно входят в число рекомендуемого  дополнительного чтения в школьных программах, учащимся часто задают на летние каникулы сочинения,  в которых требуется описать впечатления от прочитанных книг, проводятся конкурсы таких сочинений, то есть художественная литература, как правило, входит в обязательный круг чтения школьников.

Это  подтверждают и данные  статистических исследований в этой области. Достаточно ознакомиться с  результатами опроса населения старше 16 лет, проведенного газетой Майнити-симбун в 2012 году и прошлой весной опубликованного отдельной брошюрой («Докусё ёронтё:са» («Итоги исследования читательского спроса»),  издательство Майнити симбунся, март 2013 года).  Согласно полученным данным,  69% респондентов  в возрасте 16-19 лет и в возрасте от 20 до 30 лет  тратят в месяц в среднем 2000 йен на покупку книг, занимая первое место среди всех возрастных групп. Около 52 % молодых людей 16-19 лет сообщили, что их любимые книги – японские романы, опять же это самая высокая доля среди всех возрастных групп, за ними следует 44% 20-29 летних, которые  выказали такое же предпочтение. Те же  две возрастные группы занимают соответственно первое и второе место среди респондентов, ответивших, что с удовольствием читают переводную литературу.  Если  учесть, что многие берут книги  в библиотеках или у родителей, можно прийти к заключению, что активность читателей из  этих двух возрастных групп даже выше, чем показывают эти цифры.

При  том, что японские издатели и книготорговцы выделяют   литературу для маленьких детей в отдельную категорию, литературы для юношества как особой области  не существует, во всяком случае никто из писателей не пишет специально для юных читателей.  Это означает, что  японским подросткам и молодым людям остается довольствоваться книгами, написанными для взрослых. Однако у юных читателей совершенно иные интересы и предпочтения, чем у старшего поколения, и это неизбежно сказывается на их выборе.  Прекрасным примером являются произведения, действие которых происходит  в учебных заведениях.  В японских школах среднего и высшего уровней, равно как и в университетах, помимо особой иерархической системы, основанной на принципе старшинства, сложилась  ярко выраженная «школьная культура», связанная с деятельностью различных секций и кружков.  В сознании старшего поколения  эта деятельность неразрывно соединяется с ощущением сплоченности, которое навсегда остается в памяти от школьных лет.  И это обстоятельство не прошло мимо внимания японских прозаиков.

Людей, мечтающих стать писателями, в Японии предостаточно, но не так-то легко опубликовать свое первое произведение. Именно от того, как будет продаваться первая книга, чаще всего зависит писательская судьба. В последние годы возникла заметная тенденция писать свою первую книгу в жанре «сэйсюн сё:сэцу» («повесть о юности»). Многие писатели надеются,  что такая книга будет раскуплена самым читающим слоем населения и поможет им утвердиться на писательском поприще, обеспечив будущие заказы от издательств. Для таких  писателей написание  произведений в жанре «сэйсюн сё:сэцу» — не столько цель,  сколько необходимый этап.  Упрочив свое положение в литературе, они очень часто обращаются к другим темам.  По этому пути пошли многие успешные прозаики, и именно поэтому только очень немногих японских писателей можно причислить к    категории авторов, работающих исключительно в жанре «сэйсюн сё:сэцу».

В наши дни эти «повести о юности», как правило, ориентированы    на учащихся.   Большинство  - на  старших школьников,  соответственно их героями являются ученики средней школы или студенты лицея.  Если говорить о содержании, то   чаще всего в таких романах описывается внеклассная деятельность,  причем  первое место занимают либо музыкальные ансамбли, либо спортивные команды.  Примером первого типа является знаменитый роман Асихары Сунао «Сэйсюн дэн дэкэдэкэ дэкэ» («Бренчанье струн юности»), в котором рассказывается история ученика провинциального лицея, который, увлекшись рок-н-роллом, решает  организовать школьный ансамбль.  Этот роман был написан в 1990 году, в нем  изображены страстно  увлеченные своим делом юноши, переживающие радости и муки творчества. В аналогичном ключе написан вышедший в 2005 году роман Ито: Таками – «Гибусон» («Гибсон»),  героями которого являются члены музыкальной группы, созданной учениками средней школы.

Среди романов на спортивную тему выделяется роман Асаи Рё «Кирисима, букацу ямэру ттэ ё»  («Кирисима  уходит из волейбольной секции!»), опубликованный в 2010 году.  В этом романе, действие которого происходит в провинциальной Японии, рассказывается о том, к каким  последствиям привело  решение капитана волейбольной команды покинуть свою команду. Еще одним достойным внимания примером является  роман Мацудзаки Хироси «Хасирэ! Т-ко: басукэтто бу» («Беги, баскетбольная команда школы Т»), повествующий об испытаниях и невзгодах, выпавших на долю лучшего баскетболиста школы Ё:ити, о его отношениях с товарищами по команде,  которую он из слабой постепенно делает сильной.  Книга была опубликована в 2007 году  и сразу же стала  очень популярной  у старшеклассников, войдя в список главных бестселлеров года.

В Японии самым надежным ключом к успеху по-прежнему являются премии Акутагавы и Наоки,  рассчитанные на начинающих авторов. Премия  Акутагавы присуждается в области чистой литературы, премия Наоки   -  в области массовой, но обе они обеспечивают автору  официальное признание и прочное место в литературе.  Если  «повести о юности» открывают путь в литературный мир, то получение одной из этих престижных премий — залог будущего успеха..

В этом плане показателен пример Ито: Таками.  Начав свою литературную карьеру  как автор детских книг, Ито:  постепенно  расширял возрастные рамки своих читателей. В 2006 году, вскоре после успешной публикации романа «Гибусон»,  он получил 135-ю премию Акутагавы за роман «Хатигацу но родзё: ни сутэру» («Бросить на августовских улицах») —  в центре которого история супружеской пары,  брак которой закончился крахом.  Примерно таким же образом Асаи Рё: получил премию Наоки в этом году за роман «Нанимоно» («Кто ты?»), героями которого являются студенты университета,  тщетно пытающиеся найти работу.

Проблеме трудоустройства  выпускников университета посвящена и первая книга Миура Сион – «Какуто: суру моно ни мару» («Плюс тем, кто борется»).  Она  рассчитана на поколение двадцатилетних и тоже может быть отнесен к жанру «сэйсюн сё:сэцу». После успеха этого романа Миура постепенно стала менять свой стиль и взялась за написание романов для взрослых, разрабатывая в основном темы городской жизни и семейных отношений. И в 2006 году наконец получила премию Наоки за «Махоро экимаэ тада бэнрикэн» («Служба бытовых услуг  Тады  у станции Махоро»).

Хигасино  Кэйго – один из ведущих японских детективщиков,  имеющий  поклонников  во всех странах Восточной Азии. Примечательно, что его первым романом был  «Хо:каго» («После уроков»), детективная история, действие которой происходит в  элитном женском лицее.  Только значительно позже,  уже став признанным автором бестселлеров, он начал писать для взрослых. Но у него по-прежнему много фанатов среди молодежи и, если судить по итогам вышеупомянутого опроса, проведенного издательством  Майнити, он остается одним из десяти наиболее популярных среди старшеклассников авторов.

 Разумеется, бывают и прямо противоположные случаи. К примеру, Миябэ Миюки начала писать фантастику и детективы для  детей и юношества (в том числе популярный роман «Brave story»), только после того как получила в 1998 году премию Наоки.  Есть также авторы, которые специализируются исключительно на прозе для юношества.

Одним из них является Исида Ира, который дебютировал в 1977 году, победив в конкурсе  начинающих авторов на лучший детектив.   В серии рассказов «Икэбукуро  уэсто гэйто па:ку» («В парке у восточных ворот Икэбукуро»)  Исида показал современную молодежь с особенной,   новой точки зрения.  Его герои  -  молодые люди, целыми днями слоняющиеся по парку. После этого удачного дебюта он продолжил писать книги для юношества, и в 2003 году получил премию Наоки за сборник рассказов «4 TEEN», посвященный проблемам одиночества, надежд и разочарований четырех четырнадцатилетних подростков, живущих в  Цукусиме, стремительно меняющемся окраинном районе Токио.

Онда Рику дебютировал в 1991 году детективом «Рокубаммэ но Саёко» («Шестая Саёко» ), в котором описываются   невероятные  события, происшедшие в одном  провинциальном лицее. Мы узнаем, что в лицее существовала странная традиция: раз в три года одну из студенток выбирали на роль «Саёко».  Ее обязанности заключались в выполнении трех церемониальных действий, в частности она должна была в первый день занятий ставить в вазу красные цветы и выступать на ежегодном лицейском празднике. В романе описываются таинственные события,  которые начали происходить в том году, когда была избрана «шестая Саёко». Онда сочетает  элементы детектива с элементами ужасов, что типично для  романов, ориентированных на старшеклассников.  В основе романа – детективная завязка и постепенное раскрытие загадки, он  легко читается, что тоже  является типичным для произведений такого рода.

Среди многочисленных  писателей, специализирующихся на прозе для юношества,  заслуживают упоминания еще два автора. Это во-первых Макимэ Манабу, дебютировавший в 2006 году романом «Камогава хорумо:» («Камогава хорумо:»). Главным героем этого фантастического  романа   является студент университета, но  читают его в основном старшеклассники. Во-вторых это Сигэмацу Киёси, который в 2000 году получил премию Наоки за «Битамин («Витамин F»). Хотя книги Сигэмацу рассчитаны на учеников старших классов  начальной школы и младших классов средней, то есть  относятся к категории детской литературы, их с удовольствием читают и взрослые.

Хотя все вышеупомянутые произведения рассчитаны на  подростков и юношество,  их авторы одновременно пишут и прозу для взрослых, которая публикуется в крупных  литературных журналах. У них есть определенная литературная репутация и их новые произведения неизменно занимают самые заметные места на полках книжных магазинов.

Совсем другое дело — книги, принадлежащие к категории так называемых легких романов («райто нобэру», или сокращенно «ранобэ»). Легкие  романы читают  исключительно подростки (хотя некоторые продолжают читать их  и после того, как становятся взрослыми), и мало кому из читателей старшего поколения известны имена их авторов, даже если речь идет о  бестселлерах, которые  страшно популярны среди молодежи  и  являются ходовым товаром на книжном  рынке. 

«Легкий роман»  — понятие, которое не поддается точному определению.  Отличительной чертой этих книг является малый формат (А- 6, такой же, каким издаются стандартные японские библиотечки  «бункобон»),  а также обложки и иллюстрации, выполненные в стиле манга.  Но это вовсе не безусловное правило: некоторые «легкие романы» выходят вообще без иллюстраций.  Так или иначе, можно сказать, что к этой категории относятся книги, издатели которых руководствуются скорее вопросами коммерческой выгоды и рыночным спросом, нежели литературными достоинствами произведений.  В этом жанре работает великое множество писателей, причем  они так быстро сменяют друг друга, что трудно выделить какие-то  определенные имена.  «Легкие романы», как правило, лежат грудами где-нибудь в углу книжного магазина с указанием названия «библиотечки» («бунко»), в которую они входят: «Дэнгэки бунко», «Кадокава суни:ка: бунко», «Коданся нобэрусу» и так далее.

Эти легкие романы  обычно не относят к  художественной литературе,  они стоят на одном уровне с комиксами манга.  Критики не удостаивают их вниманием, а многие взрослые читатели (как правило, те, кому за  сорок)  и не подозревают об их существовании.  Правда, в последние годы все чаще раздаются голоса, что нельзя игнорировать такие популярные издания, и некоторые газеты стали публиковать краткие обзоры «легких романов». Некоторые современные прозаики пришли в серьезную литературу уже после того, как достигли коммерческого успеха в жанре «легких романов», которые писали под псевдонимами. Примерами могут служить такие авторы, как Убуката То:, Кирино Нацуо, Юикава Кэй и Иваи Симако.

 Как будет эволюционировать жанр легкого романа  и какие отношения сложатся у него с литературой  основного потока в будущем? Время покажет.  Только одно можно сказать с уверенностью -  пока наше общество будет находиться в состоянии постоянных перемен,  будет меняться и то, что в этом обществе читается, пишется  и издается.

 

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин)

Родился в Шанхае в 1953 году.  Получил докторскую степень по  сравнительной культурологии в Токийском университете. В настоящее время – профессор университета Мэйдзи. Среди его предыдущих публикаций: «Кои но Тю:гоку буммэй си» («История культуры любви в Китае»), за которую в 1993 году он получил литературную премию Ёмиури, и «Киндай Тю:гоку то «рэнъай» но хаккэн» («Современный Китай и открытие  «любви»), за которую в 1995 году он получил премию Сантори в области общественных и гуманитарных наук.  Среди последних работ: «Ибунка рикай но отосиана» («Ловушки в восприятии чужой культуры») и «Уми о коэру нихон бунгаку» («Японская литература преодолевает границы»). Член редакционного совета НКЯ.

 

 

 

Новые названия

Художественная литература

 

Нанимоно

(Кто ты?)

Асаи Рё:

Изд-во Синтё:ся, 2012, 196 Х134 мм, 288 стр., 1500 йен. ISBN 978-4-10-333061-5

 

Перед  окончанием университета Ниномия Такуто и его друзья стали нервничать, предвидя предстоящие трудности с  трудоустройством.

При отсутствии на японском рынке труда достаточного числа вакансий    процесс трудоустройства после окончания университета является чрезвычайно важным  этапом: это не просто поиск подходящей  работы, а по существу  выбор дальнейшего жизненного пути.  При приеме на работу производится строгий отбор, при котором, помимо образовательного ценза, учитывается мотивация кандидата, особенности его характера и способности.  Если от начальной школы к университету человек движется по наезженной колее,  то,   начав поиски работы, он  вынужден  задуматься над вопросом «кто он», должен заново пролагать себе путь в жизни..

Возможно, основной отличительной чертой этого романа  является   роль в развитии сюжета социальной сети Твиттер. В начале книги автор приводит учетные записи шести главных героев вместе  с их аватарами. На всем протяжении романа Твиттер остается единственной  формой общения между героями. В посланиях, которые они посылают друг другу со своих смартфонов,  они делятся своими мыслями м переживаниями куда более откровенно, чем делились бы при непосредственном общении.

Очень важным элементом романа является контраст между тем, что герои говорят на публику и тем,  что они твитуют, используя свои вторичные аккаунты.

Описывая разные традиции и обычаи, связанные с процессом трудоустройства,  автор через послания в социальных сетях показывает радости и горести своих героев, их тревогу и чувство одиночества.  Такой оригинальный метод повествования, очень точно передающий настроения времени,  вполне заслуживает 148-ой премии Наоки (Тё:)

 

Асаи Рё

Родился в  1989 году. В 2009 году стал лауреатом премии Субару для начинающих авторов, за бестселлер «Кирисима, букацу ямэруттэ ё» («Кирисима уходит из  волейбольной секции!»), написанный еще в годы учения в университете. Роман «Нанимоно» получил премию Наоки в январе 2013 года.

 

Портреты современных

молодых людей

через их послания  в социальной сети

 

аb sango  

(коралл аb)

Курода Нацуко

Изд-во Бунгэйсюндзю:, 2013. 194Х134 мм, 128 стр., 1200 йен. ISBN 978-4-16-382000-2

 

Семья из трех человек счастливо живет в трехэтажном доме. Отец вроде бы ученый, во всяком случае  его кабинет завален книгами.  Но эта мирная жизнь продолжается недолго.  Начинается война, они переезжают в  более скромное жилище, а вскоре умирает мать.  С появлением домработницы жизненный уклад семьи постепенно меняется, а когда она становится сожительницей  отца,  для дочери просто не остается места в доме.  Она уходит и ее преследуют воспоминания о прежних счастливых временах. Первое, что поражает, когда читаешь эту книгу – полное отсутствие собственных имен персонажей.  Действующие в романе лица  обозначены как «отец», «ребенок», «чужак». Иногда автор именует их соответственно роли, которую они играют в жизни  семьи – кормилец, домработница.

Многие рецензенты отмечали, что в этом произведении есть что-то неяпонское:  взять хотя бы горизонтальное расположение текста и использование  западных знаков пунктуации.  С другой стороны оно  напоминает «Записки у изголовья», написанные тысячу лет назад Сэй Сёнагон,   в частности  широким использованием слоговой азбуки хираганы и очень тонкими и подробными описаниями природы.  Сходство с классическим произведением жанра дзуйхицу усиливает и  разделение повествования на мелкие отрывки с  указанием  примерной темы каждого.  То есть аb sango, несмотря на внешние атрибуты западной, авангардной прозы, по своей лирической глубине и эмоциональной насыщенности сопоставимо скорее с произведением  эпохи Хэйан (794-1185). Эта работа стоит особняком, выгодно выделяясь среди других, удостоенных в последние годы престижной премии Акутагавы. (Тё:)

 

 

Курода Нацуко

Родилась в 1937 году. Публиковала прозу в маленьких любительских журналах,  одновременно работая преподавателем, офисным клерком и  техническим редактором.  Опубликовав аb sango,  в 75 летнем возрасте дебютировала  в литературе . В январе 2013 года  стала лауреатом премии Акутагавы.

 

Блестящая проза,

воссоздающая горечь потерь

 и  пронизанная тоской по прошлому

 

 

Котори

Певчая птица

Огава Ё:ко

Издательство Асахи симбун, 2012. 194Х133 мм, 254 стр., 1500 йен. ISBN 978-4-02-251022-8

 

Пожилого человека нашли мертвым в доме, где он жил один.  Покойник прижимал к груди бамбуковую клетку с певчей птичкой, прекрасные песни которой разносились по всему дому.  Этого человека окрестные ребятишки звали дядюшка Птичкин, потому что он около двадцати лет  ухаживал за птицами, которых держали  в  местных детских садах.  Автор возвращает читателей к детским годам дядюшки Птичкина.  У него был старший брат,  который понимал язык птиц, но  с людьми, за исключением своего младшего брата, общаться не мог. Младший брат с детства привык опекать и защищать старшего, сначала они жили с родителями, а после их смерти  вдвоем. Жили они тихо и спокойно, но неожиданно старший брат скончался.  А младшему пришлось пройти через целый ряд жизненных испытаний.

Его жизнь вроде бы пошла по-новому: у него случился короткий роман с женщиной, работавшей в местной библиотеке,  он встретил разных людей, оказавших  на него определенное влияние, но на самом деле смыслом его существования так до самого конца и оставалась любовь к птицам.  Огава в свойственной ей тонкой, непритязательной манере рисует портрет человека,  совершенно лишенного амбиций, поглощенного своими обязанностями,   скромная жизнь которого со своими  радостями и горестями далека от суеты современного  мира. Если в своих предыдущих произведениях она  рассказывала  о необыкновенных личностях, попавших в фантастические обстоятельства, к примеру, о математике, теряющем память, или о недоразвитом шахматисте, то этот роман проникнут  чувством светлой печали, придающем ему особую глубину.  (Нодзаки)

 

 

Огава Ё:ко

Родилась в  1962 году. В 1991 году стала лауреатом премии Акутагавы за «Нинсин карэнда:» («Дневник беременной»). Среди ее многочисленных произведений есть такие, как: «Хитодзити но ро:докукай» («Читательский клуб заложников») (см. НКЯ №34)

 

 

Трогательный портрет

  одинокого человека

лишенного амбиций

 

 

 

Тю:дзю онгаку-сю:

(Музыкальная антология насекомо-дерева)

Окуидзуми Хикару

Изд-во Сю:эйся, 2012. 193Х134 мм, 271 стр., 1500 йен. ISBN 978-4-08-771471-5

 

В 1970 году только что вернувшийся  со стажировки в США  джазовый саксофонист, известный под именем «Имонабэ», потряс японскую публику, дав ряд концертов,  посвященных разным стадиям развития насекомых («Откладывание яиц», «Появление личинки» и пр.). Причем выступал он исключительно либо в полуобнаженном, либо в обнаженном виде.  Потом он как-то незаметно  исчез из виду.   В своем романе Окуидзуми   прослеживает жизненный путь таинственного саксофониста, карьера которого была, как полагают, прервана  по причине внезапного безумия,  и  рассказывает о его искусстве. Роман состоит из девяти стилистически разных частей,  в каждой из которых дается своя трактовка событий.  В результате перед читателем возникает фигура  не столько гения, сколько оригинала и чудака, который мечтал  о том, чтобы стать «истинным артистом», пройдя через определенные фазы «метаморфоза».  Где-то на втором плане постоянно звучит  тема  «Превращения» Франца Кафки, текст постепенно приобретает все более иллюзорный характер.   Факты, упомянутые в начальных главах, в более поздних полностью опровергаются, повествование становится зыбким, балансируя на грани вымысла и   реальности. Признанный мастер метапрозаического стиля, Окуидзуми известен также своими  глубокими познаниями в области музыки.  Воспроизводя  лихорадочную атмосферу  эпохи  джаза Японии 70-х годов,  он,  импровизируя на ходу, создает авангардное произведение, разворачивая полный рискованных поворотов авантюрный сюжет.  Читателей наверняка поразит концовка романа,  в которой абсурдность повествования достигает своего апогея. (Нодзаки)

 

Окуидзуми Хикару

Родился в 1956 году. В 1994 году стал лауреатом премии Акутагава за «Иси но райрэки» («Прошлое камней» в англ. переводе «The Stones Cry out»).  В соавторсте – «Сэнсо: ва доно ё: ни катарэтэ кита ка» («Как рассказывали о войне») (см. НКЯ №23)

 

Авангардный роман

 о джазовом музыканте

 из андерграунда

 

 

 

Сисиватари-бана

(Львиный мыс )

Оно Масацугу

Изд-во Ко:данся, 2013. 193Х132 мм, 167 стр., 1400 йен. ISBN 978-4-06-218207-2

 

Действие многих произведений Оно Масацугу происходит в местах, напоминающих прибрежные районы префектуры О:ита,  где он вырос. Его герои влачат самое обыденное тихое существование,  но в детальное описание их жизни автор смело вводит элементы, если можно так выразиться, магического реализма. Роман «Сисиватари-бана», названный по   имени некоего  вымышленного мыса на острове Кюсю и вполне достойный считаться шедевром,  свидетельствует о переходе творчества Оно в новое измерение.

Главным  героем романа является Такэру,  ученик четвертого класса начальной школы, который из города переезжает к своей дальней тетке в маленькую деревушку  на побережье.  В первые дни после переезда — это глубоко травмированный обстоятельствами ребенок.  От Такэру и его умственно отсталого старшего брат отказалась мать и до сих пор они  влачили полуголодное существование. 

Попав  в совершенно незнакомое ему место, Такэру впервые узнал, что такое теплое человеческое участие, его окружала прекрасная природа, и постепенно он оправился от своей травмы и оттаял.  Куда делся старший брат, остается неизвестным. Отчасти его заменяет время от времени появляющийся рядом с Такэру  призрак какого-то давно умершего мальчика, который поддерживает и подбадривает его.  Роман написан с точки зрения  ребенка,  благодаря чему проза Оно обретает особую живость и легкость.  Вряд ли  кого-нибудь не взволнует нежность с которой он описывает своего беззащитного маленького героя. (Нодзаки)

 

Оно Масацугу

Родился в 1970 году. Получил звание доктора в Университете Париж 8.  Стал лауреатом премии Мисима Юкио за «Нигияка на ван ни сэоварэта фунэ» («Лодка на плечах у шумной бухты»). В настоящее время  ассистент-профессор французской литературы в университете Мэйдзи гакуин.

 

Мир Оно обретает

новое измерение

в деревеньке на берегу

 

 

 

Ку:хаку о митасинасаи

(Заполните пропуски)

Хирано Кэйитиро:

Изд-во Ко:данся, 2012. 188Х131 мм, 496 стр., 1600 йен.  ISBN 978-4-06-218032-0

 

Этот триллер начинается с того, что внезапно оживает покойник.  Его имя  Цутия Тэцуо, он умер три года назад в возрасте 32 лет,  якобы совершив самоубийство. Но Цутия совершенно не помнит, что он убил себя и  не может придумать ни одной причины,  которая могла бы заставить его отказаться от счастливой жизни  с женой и малолетним сыном. Жена, для которой  самоубийство мужа в свое время  было страшным ударом, не  так уж и рада его возвращению.  Прежние сослуживцы Цутия тоже с трудом скрывают растерянность. Чтобы снять с себя клеймо самоубийцы, Цутия решает найти своего настоящего убийцу, он уверен, что  был человек, который  относился к нему с явной враждебностью, и догадывается, кто он.  Но  расследование приводит к совершенно неожиданному результату.

Хирано разворачивает фантастический сюжет очень живо и динамично, в очередной раз подтверждая  свой талант прекрасного рассказчика.  К тому же роман основан на весьма точных наблюдениях, сделанных автором в процессе изучения подспудных причин высокого процента самоубийц в Японии, где каждый год  примерно 30 тыс. человек кончает с собой. Автор не стремится к разоблачениям и социальной критике, он выше этого. Его роман, в котором анализируется  глубокий внутренний разлад, переживаемый человеком в современном обществе, побуждает к философскому осмыслению действительности.

Несмотря на мрачную тему, автор завершает роман на оптимистической ноте, намечая пути к спасению от отчаяния.  Можно смело сказать, что новое произведение Хирано, созданное через пятнадцать лет после его блистательного дебюта в литературе в двадцатитрехлетнем возрасте, является еще одним значительным шагом вперед. (Нодзаки)

 

Хирано Кэйитиро

Родился в 1975 году.  Стал лауреатом 120-ой премии Акутагавы за свой первый роман «Ниссёку» («Солнечное Затмение»). Среди его произведений: «Кэккай» («Прорыв плотины»)( см. НКЯ №30) и «До:н» («Рассвет»), который был удостоен 19-ой премии  Бункамура Дё маго.

 

Покойник оживает

чтобы разгадать тайну

собственного «самоубийства»

 

 

Эссе

Номэба, Мияко

(Пить, так в столице)

Майкл Моласки

Изд-во Тикума Сёбо:, 2012. 187Х129 мм, 349 стр., 2100 йен. ISBN 978-4-480-86418-5

 

Идзакая, это не бар, не ресторан, а  чисто японское заведение, где подают относительно дешевую еду и напитки. Идзакая, как правило, имеют ярко выраженный местный колорит, отражая вкусы и пристрастия жителей определенного района. В последние годы в Японии появилось много  популярных сетевых заведений подобного же типа,  но они не интересуют американского социолога Майка Моласки. Его симпатии всецело на стороне настоящих идзакая, где  всегда  хороший выбор сакэ и где подают прекрасно приготовленные разнообразные блюда.  К тому же в устройстве идзакая обычно проявляется индивидуальность хозяина, там возникает особая культурная атмосфера, создаваемая совместными усилиями работников заведения и его завсегдатаев.

В настоящих идзакая  люди всегда соблюдают определенные правила поведения. Там принято держать себя достаточно непринужденно, одновременно проявляя сдержанность и корректность. Правильно организованная идзакая – лучшее место для задушевной беседы.

Моласки влюбился в идзакая еще в 1976 году, когда впервые приехал в Японию. Тогда он обошел весь Токио в поисках подобных заведений.  Ему явно больше пришлась по душе старая часть города, где еще  сохранилась атмосфера довоенных лет, не случайно именно в этих  районах сосредоточена большая часть старых идзакая. Будучи социологом и обладая  неутолимой жаждой знаний,  Моласки  сделал столь полюбившиеся ему идзакая предметом своих исследований. Он выкапывал откуда-то самые неожиданные факты, связанные с местной историей,  беседовал с  постоянными клиентами, пропуская через себя множество человеческих судеб.  Гибкость, непосредственность, открытость – эти основные качества идзакая  стали и основными достоинствами книги Моласки. (Ёнахара)

 

Майкл Моласки

Родился в 1956 году. Получил звание доктора философии  в Чикагском университете,  преподает в университете  Хитоцубаси. Среди его произведений – «Сэнго Нихон но дзядзу бунка» («Джазовая культура в послевоенной Японии»), и «Сэнрё: но киоку / киоку но сэнрё:» («Память об оккупации/ оккупация памяти»).

 

Токийские идзакая

взгляд  американского

 социолога

 

 

Критика

Сэкай сэйги рон

(Глобальная справедливость)

Иноуэ Тацуо

Изд-во Тикума Сёбо:, 2012. 188Х130 мм, 400 стр., 1800 йен. ISBN 978-4-480-01558-7

 

Интересно,  что представляется читателям, когда они видят книгу под названием «Глобальная справедливость»?  Может, им рисуются мрачные исторические периоды, такие, к примеру, как войны крестоносцев, когда люди  из-за религиозных убеждений вершили насилие, громя своих «врагов»?  Или некое утопическое общество, в котором люди живут в мире и согласии, не ведя никаких дискуссий по поводу понятия «справедливость»?  На самом деле, автор этой книги,  Иноуэ Тацуо, не имеет в виду ни того ни другого.

Коль скоро  человеческие существа принадлежат к социальным животным, которые  пользуются  языком и стремятся к защите собственных идеалов, им, для мирного существования с другими людьми и одновременного сохранения своей самобытности,  совершенно необходимо выработать принципы справедливости, которыми они могли бы руководствоваться.

Основываясь на этом положении, Иноуэ  анализирует ряд принципов, позволяющих государствам и людям сосуществовать в глобальном обществе, и предлагает некую концепцию справедливости, на этих принципах основанную.

Критикуя  теоретические выкладки своих предшественников, начиная с  The Law of Peoples Джона Раулза (John Rawls),  Иноуэ излагает собственные взгляды на идею справедливости,  которые, несомненно, дадут читателям богатую пищу для размышлений.  Стоя на той точке зрения, что только государственная власть может быть гарантом соблюдения  прав человека, Иноуэ  сформулировал и систематизировал основные принципы, которыми должно руководствоваться государство, чтобы  не только защищать права своих собственных граждан, но и  с уважением относиться к правам человека в других странах. Эта книга должна быть прочитана всеми, кто задумывается  о мировом порядке в  будущем. (Карубэ)

 

Иноуэ Тацуо

Родился в 1954 году. Преподает философию права в Токийском университете. Автор книг «Кё:сэй но сахо:» («Этикет  симбиоза»), которая получила премию Сантори по социальным и гуманитарным наукам, и  «Хо: то иу кувадатэ» («К чему стремится закон»), за которую автор был удостоен премии Вацудзи Тэцуро по культуре.

 

 

Как  государствам и людям

сосуществовать

в глобальном обществе?

 

 

 

Искусство

Но:мэн но сэкай

(Мир масок театра Но)

Нисино Харуо

Изд-во Хэйбонся, 2012. 217Х166 мм, 128 стр., 1800 йен. ISBN 978-4-582-63471-6

 

Одна из   самых   привлекательных сторон театра Но – использование  масок. Четкое понимание значения каждой маски, умение оценивать и воспринимать их красоту – совершенно необходимое условие для того, чтобы это традиционное сценическое искусство  стало более доступным для   рядовой публики. И тем не менее до сегодняшнего дня почти не было хороших  изданий, из которых можно было бы почерпнуть соответствующие сведения.

Книга  Нисино Харуо начинается с рассказа о масках, которые использовались в ритуальных танцах сикисанбан, исполнявшихся  во время синтоистских обрядов,  после чего дается описание различных видов масок: окина (которая использовалась в пьесе «Окина»), дзё: (старик), онна (женщина), отоко (мужчина), они (демон) и буцу (буддийское божество). Автор подробно  рассказывает о том, в каких пьесах и  для каких персонажей  используются эти маски, объясняет, какой смысл вкладывается в то или иное выражение лица, приводя конкретные примеры использования этих масок в ходе действия.  Объяснения доступны и не требуют никаких предварительных знаний. 

Маски Но это не просто сценический реквизит,  каждая маска  представляет собой ценнейшее произведение искусства.  Описывая особенности использования масок в создании сценического образа, автор уделяет большое внимание и их эстетическим достоинствам, ведь каждая маска еще  и великолепный образец резьбы по дереву.  Даются фотографии всех  масок, о которых идет речь в книге,  с  подробнейшими описаниями выразительных особенностей каждой маски.

Прилагается также список наиболее значительных масок, краткие исторические сведения о них и описание способов их изготовления.  Все эти  дополнительные разделы помогают еще лучше ощутить прелесть масок.  В приложении, завершающем это основательное  исследование, содержится информация  о музеях, имеющих в своих коллекциях особенно знаменитые маски. (Тё: )

 

Нисино Харуо

Родился в 1943 году. Почетный профессор университета Хо:сэй. Среди множества работ, написанных им по театру Но: «Иванами ко:дза  но:/кё:гэн. Но: но сакуся то сакухин» («Авторы и тексты театра  Но» в серии «Но: и кёгэн» издательства Иванами»), а также «Но:кё:гэн дзитэн» («Энциклопедия  театров  Но и Кёгэн»).

 

 Маски  театра Но

 как  уникальные произведения

искусства

 

 

 

Сценическое искусство

Мэйдзи энгэки-си

(История театра эпохи Мэйдзи)

Изд-во Ко:данся, 2012. 193Х131 мм, 480 стр., 2800 йен. ISBN 978-4-06-217921-8

 

В эпоху Мэйдзи  (1868-1912) слово «модернизация» по существу означало «вестернизацию». Однако, если говорить о сценическом искусстве, то самые большие преобразования  произошли в театре Кабуки.  Автор «Мэйдзи энгэки си» основное внимание  уделяет переменам, имевшим место именно  в  традиционном театральном искусстве, то есть в театрах Кабуки, Но и Бунраку,  и влиянию  этих перемен на последующее развитие традиционного театра.

Эволюция традиционных видов сценического искусства в эпоху Мэйдзи рассматривается автором в трех аспектах: реально  поставленные спектакли,  сведения о судьбах ведущих актеров,  сведения о театрах, где непосредственно ставились спектакли. Анализируя театральный репертуар, реакцию публики  и общественное мнение, автор  показывает, какие изменения произошли  за этот период  в разных видах театрального искусства.

Успех театра в значительной степени зависит от возможностей исполнителей.  Знаменитые актеры способны предрешить судьбу театра, направить театральные реформы в ту или иную сторону.  Разбирая игру отдельных актеров, оценивая их мастерство, автор показывает, что в эпоху Мэйдзи традиционный  японский театр постепенно перестраивался по образцу европейского.

В  книге  воздается должное и  движению симпа («новая школа»), игравшему важную роль  в театральном искусстве того времени. Хотя на первый взгляд симпа противостоит театру Кабуки, автор показывает их взаимосвязанность.

Тщательный анализ разных видов сценического искусства помог автору создать легко читаемый путеводитель к одному из  напряженнейших периодов истории японского театрального искусства. (Тё: )

 

Ватанабэ Тамоцу

Родился в 1936 году. Театральный критик и приглашенный преподаватель в Открытом японском университете. Среди его работ: «Оннагата но уммэй» («Судьбы актеров оннагата») и «Итикава Дандзю:ро: IV», за которые он получил поощрительную премию министра образования и культуры.

 

Популярный путеводитель

по одному  из интереснейших периодов

 японского театрального искусства

 

 

 

Культура

Ватаси ва кикунигё: бандзай  кэнкю:ся

(Да здравствуют хризантемные куклы! Рассказ исследователя)

Каваи Ю:

Изд-во Синдзюку Сёбо:, 2012. 215Х152 мм, 220 стр. 2400 йен. ISBN 978-4-88008-433-6

 

Хризантемные куклы – это куклы в человеческий рост, облаченные в одеяние из настоящих хризантем. Голова и конечности, изготовленные соответствующими мастерами, выглядят вполне реалистично, туловище обычно делается  из  обернутого соломой бамбука и покрывается мелкими хризантемами, которые создают эффект  роскошного  наряда.

Хотя красотой  хризантем в Японии восхищались с давних времен, история  хризантемных кукол гораздо короче – она восходит к началу 19 века, когда таких куклы стали выставлять в дни  празднеств и просто в торговых кварталах. Сначала это были куклы, изображающие разных исторических персонажей, но к началу нового времени приобрели популярность сцены битв и композиции, воспроизводящие всякие злободневные события. Посещение выставок хризантемных кукол описывается во многих  японских романах начала 20 столетия.

Куклы декорированы  особыми  сортами специально выращенных для этой цели мелких  хризантем. Каваи Ю: в течение 20 лет углубленно изучала историю и технику изготовления этих кукол, с этой целью она объездила всю Японию.  После Второй мировой войны искусство изготовления хризантемных кукол стало клониться к упадку, но  в книге содержатся  ценнейшие свидетельства живучести этого замечательного вида народной культуры. (Ёнахара)

 

Каваи Ю:

Родилась в 1964 году. Получила звание доктора философии по домоводству в аспирантуре Женского университета Мукогава. В настоящее время ассистент- профессор Женского университета Мукогава.

 

Живучесть

народных культурных

традиций

 

 

Эдо но докусё кай

(Группы чтения в эпоху Эдо)

Маэда Цутому

Изд-во  Хэйбонся, 2012. 193Х131 мм, 392 стр. 3200 йен. ISBN 978-4-582-84232-6

 

В 18 и 19 веках японцы, принадлежавшие к  самым разным сословиям, изучали конфуцианские трактаты.  И все же, как известно, в Японии конфуцианство существовало в совершенно иной социальной среде, чем, скажем, в Китае или Корее.

Поскольку в Японии не действовала налаженная  цепочка, которая обеспечивала ученым-конфуцианцам  занятие  чиновничьих постов после сдачи официальных экзаменов, конфуцианство в Японии  носило преимущественно частный характер.

Это обстоятельство привело к тому, что конфуцианские ученые в Японии имели куда большую степень свободы, чем в других странах Восточной Азии.  Киотский ученый Ито: Дзинсай для  изучения китайской классики ввел особый метод «группового чтения», при котором учитель и ученики  на равных участвовали в дискуссиях. Этот  метод постепенно распространился по всей стране и стал применяться как  в частных академиях,  во главе которых стояли ученые-конфуцианцы, так и в  местных школах, находившихся в ведении местных даймё:. 

Позже  подобная практика не только не была забыта, но стала основой для внедрения в  Японии идеи западного парламентаризма, для которой характерен аналогичный подход к дискуссии. Возможно, парламентская система так быстро укоренилась в Японии именно потому, что там уже существовала традиция «группового чтения», подразумевавшая свободную дискуссию.  В книге,  что очень важно,  подчеркивается  преемственность японских традиций при переходе от нового к новейшему времени. (Карубэ)

 

Маэда Цутому

Родился в 1956 году. В настоящее время профессор педагогического  университета префектуры Аити. Имеет степень доктора философии по литературе, которую получил в университете То:хоку и специализируется на истории японской мысли. Среди его работ: «Кинсэй Нихон но дзюгаку то хэйгаку» («Конфуцианство и военные науки в  Японии нового времени»).

 

Группы

по изучению и обсуждению

 наследия Конфуция

 в Японии нового времени

 

 

 

Биографии

Мэмова:ру

(Мемуары)

Кобаяси Кисэй

Изд-во Сю:эйся, 2012. 193Х136 мм, 295 стр., 1700 йен. ISBN 978-4-08-781517-7

 

 

В этом произведении в жанре нон-фикшн прослеживается 20 лет жизни фотографа Фуруя Сэйити. Фуруя родился в 1950 году, в 1973 году переехал  в Европу и женился в Австрии. В 1985 году его жена Кристин,  бывшая его постоянной моделью,  покончила с собой, выбросившись из окна их квартиры  в Восточном Берлине.  Фуруя сфотографировал ее сразу же после этого. После смерти жены он с сыном жил в Австрии и  выпустил пять альбомов с ее фотографиями.

Зачем он снимал ее сразу после самоубийства? Зачем потом более двадцати лет составлял альбомы из  ее фотографий, сделанных при жизни и после смерти?  Прослеживая жизненный путь Фуруя, Кобаяси Кисэй, сам фотограф,  постоянно ищет ответа на вопрос  что же это такое —  фотоискусство.  Ведь и ему хорошо знакомо состояние, когда хочется фотографировать все, что происходит вокруг.  11 сентября 2001 года он был в Нью-Йорке, а  когда в марте 2011 года на северо-восточную Японию обрушилось цунами, с трудом выждал пять месяцев, после чего отправился в разрушенные районы.  Сознавая, что  на глазах фотографа  «лежит заклятие», он тем не менее продолжает вести диалог с Фуруя, пытаясь доискаться смысла своей профессии.

Ни на миг не отрываясь от реальности,  Фуруя  сумел сохранить неизгладимые воспоминания для будущего.   Однако, по мнению автора книги,  ему так и не удалось найти то, что он искал.  Так или иначе,  ведя через фотографии постоянный диалог с покойной женой, он   нашел для себя способ жить дальше. (Ёнахара)

 

 

Кобаяси Кисэй

Родился в 1968 году. В 1995 году вышла его первая книга «Японцы в Азии»,  где фотографии молодых путешественников перемежаются с текстами автора. Его фотоальбом «1997 дней в Азии» был удостоен премии для начинающих авторов Японского фотографического общества.

 

 

В чем природа

фотоискусства и трагедии?

В поисках ответа

 

 

 

Окадзаки Кё:ко рон

(Об Окадзаки Кё:ко)

Сугимото Сё:го:

Изд-во Синъё:ся, 2012. 194Х130 мм, 380 стр., 3400 йен. . ISBN 978-4-7885-1306-8

 

Окадзаки Кё:ко в 80-90 годы прошлого века была знаменитой художницей манга. Она прославилась тем, что очень реалистично показала внутренний мир женщин и девочек, живущих в высокоразвитом  потребительском обществе современных японских городов.  Она утвердила себя на этом поприще в те годы, когда начали разрушаться давние устоявшиеся каноны манга для девочек, а в более поздних своих работах  затронула  такие мрачные темы, как  наркотики, проституция,  анорексия, садомазохизм и убийство.

В 1996 году Окадзаки попала в автомобильную аварию и с тех пор уже не публиковалась, но все ее книги по-прежнему популярны.   В 2012 году  появилась киноверсия ее самой популярной книги «Хэрута: сэкирута: «(«Helter-skelter»). В последние годы работы Окадзаки изучаются с разных точек зрения, в том числе с социологической, литературной, искусствоведческой и субкультурной.

В основу этой книги легла не так давно законченная докторская диссертация Сугимото. Автор,  анализируя произведения Окадзаки,  передает дух эпохи, в которую они создавались, помогает понять  характер персонажей.

 По мере того как город все больше обретает черты  искусственной сценической площадки,  в сердцах  героинь Окадзаки назревает бунт против городской жизни, хотя они и наслаждаются всеми ее благами.  Работы Окадзаки показывают удивительную силу духа этих женщин, способных сопротивляться  искушениям  потребительского общества. Она всегда умела ставить  вопросы об отношениях женщин и общества (Ёнахара)

 

Сугимото Сё:го:

Родился  в 1979 году. Получил  степень доктора философии по литературе в университете Цукуба. В настоящее время научный сотрудник этого университета,  специализируется по манга и культурологии.

 

Художница манга

о женщинах

и обществе

 

 

 

История

Кингэндай но ко:сицу то кадзоку

(Японское императорское семейство в современную эпоху)

Отабэ Ю:дзи

Изд-во  Кэйбунся, 2013. 194Х132 мм, 320 стр., 2400 йен. ISBN 978-4-906822-04-1

 

 

Несмотря на то, что императорской власти отводится большое место в японской Конституции, на английском языке существует очень мало книг, из которых можно было бы получить общие сведения о японской монархии.  Те же немногие, что имеются, как правило, написаны критически настроенными историками,  которые рассматривают прежде всего вопрос о роли императора в современном мире.

Если бы эта книга была опубликована на английском,  она стала бы первой, объективно и обстоятельно рассказывающей      о японской монархии в современную эпоху.  Автор книги Отабэ Ю:дзи – историк, который уже давно  занимается   изучением конкретных проблем, связанных с японским императорским семейством и аристократией.  Данная книга, в отличие от его предыдущих работ, представляет собой исчерпывающее исследование японской монархической системы на современном этапе и с точки зрения структуры, и с точки зрения традиций. Простые и ясные объяснения проиллюстрированы хорошо подобранными историческими примерами,  обеспечивающими неослабевающий интерес читателей.

Почтя эту книгу, читатели получат четкие знания об императорском семействе, проблемы существования которого обычно  покрыты завесой тайны.  Это будет способствовать более глубокому пониманию Японии и в ее историческом контексте и в современном состоянии. (Карубэ)

 

 

Отабэ Ю:дзи

Родился в 1952 году. Преподает в университете Социального обеспечения и благосостояния преф.Сидзуока, специализируется  в истории японской монархии.  Среди его основных работ: «Ко:дзоку ни тоцуйта дзёсэйтати» («Женщины, вошедшие в  императорское семейство») и «Тэнно: то миякэ» («Император и императорский род»).

 

Исчерпывающее  руководство

японская  монархия

на  современном этапе

 

 

 

Сэнго окинава то бэйгун кити

(Послевоенная Окинава и военные базы США, 1945-1972)

Тайра Ёситоси

Изд-во университета Хосэй, 2012. 216Х151 мм, 422 стр., 5700 йен. ISBN 978-4-588-32129-0

 

Присутствие американских военных баз на Окинаве – тема,  вокруг которой долгие годы не утихают жаркие споры.  Общая схема подхода к принятию политических решений в этой области сводится, как правило, к следующему: сначала японское и американское правительства проводят переговоры, на которых определяются общие политические принципы,  затем  японское правительство информирует окинавские органы власти о результатах этих переговоров. После чего начинается новый этап переговоров, на этот раз между центром и  местной властью.

Однако в эпоху американского господства  на Окинаве, которая началась сразу после окончания войны и продолжалась  до 1972 года, существовала совершенно иная расстановка политических сил.    Тогда американское правительство прежде всего проводило переговоры непосредственно с политическими  лидерами Окинавы.  А центральное японское правительство  наблюдало за всем происходящим как бы со стороны.

Автор по-новому освещает послевоенную историю Окинавы, рассматривая ее преимущественно с точки зрения истории дипломатических отношений между  Японией и Америкой и тщательно анализируя  взаимоотношения между тремя основными властными структурами.  Производит большое впечатление его рассказ о том, как упорно местные окинавские лидеры  искали подходы к оптимальному решению проблемы, пытаясь найти золотую середину между  идеальным (сокращение числа военных баз) и реальным – (существование в условиях американского господства).  Тайра Ёситоси сам окинавец, и его ценнейшее историческое исследование  обязано своим успехом прежде всего тому, что, очень точно осознавая значение поднимаемых проблем, он знакомит читателей с широким кругом накопленных к настоящему времени сведений по истории дипломатии Японии. (Карубэ)

 

 

Тайра Ёситоси

Родился в 1972 году. Получил звание доктора философии в университете Хосэй, где в настоящее время является ассистент-профессором. Среди его работ: «Нитибэй канкэй но нака но Окинава гунъё:ти мондай – 1956 нэн  но пурайсу канкоку о мэгуттэ» («Проблема окинавских военных баз в японо-американских отношениях. Рекомендации Прайса 1956 года»):  

 

 

Новый взгляд

на американо-японо-окинавские

 отношения

 

 

 

Местные корни японской литературы

№4    Сакагути Анго и Торидэ

 

В 1939 году,  находясь в тяжелом душевном состоянии после разрыва с возлюбленной и неудавшейся  попытки написать шедевр, писатель Сакагути Анго переехал в Торидэ, маленький городок под Токио. Открытия, сделанные в этом мрачном, постоянно окутанном туманом городе    вдохновили его  на написание целого ряда произведений, которые принесли ему известность в послевоенные годы.

 

 

В мае 1939 года писатель Сакагути Анго приехал в город Торидэ (преф. Ибараки), который в те времена официально назывался Торидэ-мати уезда Кита Со:магун. Это был  один из  самых захолустных  пунктов   на старинном тракте Мито кайдо:. Там не было ничего кроме  древнего постоялого двора «Исэдзин» и  двух небольших  ресторанчиков.  Судя по всему, писателю не так-то просто было найти себе жилье, во всяком случае в письме от 17 мая того же года, адресованному издательству Такэмура Сёбо:, он пишет, что  несмотря на  усилия хозяина «Исэдзин» и  местного монаха, которые сбились с ног, пытаясь ему помочь, найти ничего не удалось.  «Свою первую ночь в Торидэ я провел в «Исэдзине» и меня поразила царящая вокруг тишина. Было слышно, как в ближнем лесу ухают совы.»

Со временем благодаря содействию издательства Такэмура Сёбо:, Анго удалось снять комнату в местной больнице,  незадолго до его приезда закрытой из-за смерти директора. Рядом с основным зданием больницы находился флигелек с умывальником и душем, где раньше вроде бы жил фармацевт. «Это огромное здание, в котором могли бы с комфортом разместиться  все больные Торидэ и еще бы место осталось» — писал он,  гордясь своим новым жильем так, будто сам стал владельцем больницы.

К северу от реки Тонэгава  находился город Торидэ преф. Ибараки, к югу — город Абико преф. Тиба.  В наши дни это всего 40 минут от станции Уэно, если ехать электричкой JR по линии Дзё:бан.  До Абико из центра Токио можно добраться еще и на метро по линии Тиёда. То есть теперь здесь просто токийские спальные районы, но в те времена, когда туда переехал Сакагути Анго,  Торидэ был  самым обычным заштатным городишком.   Моста через Тонэгаву еще не было и переправиться с одного берега на другой можно было только паромом, почему и город в  официальных документах именовался как «населенный пункт с паромной переправой».  Возле переправы, а также  в местах, пригодных для рыбалки, постепенно возникли небольшие населенные пункты, окруженные  болотистыми равнинами.  По равнине медузами раскинулись мелкие озера, такие как Фурутонэнума или Тэганума, а в период дождей все вокруг затягивалось плотным туманом, который  скрывал от взора плотины, жилые дома, леса, превращая окрестности в призрачный водный мир.  Водные поселки, водное царство. И повсюду —  унылый  белый  туман.

Зачем Анго приехал в этот городок на берегу реки?  В прошлом году он расстался со своей возлюбленной Яда Цусэко,  с которой был вместе пять лет,  и уехал в Киото.  Он поселился в доме  перед храмом Фусими Инари, в комнате на втором этаже над дешевым ресторанчиком и, решив начать новую жизнь, принялся писать  длинный роман  «Фубуки-моногатари» («Повесть о метели»).  Целых два месяца он только и делал, что писал, «совершенно уверенный в успехе», но, написав около 700 страниц,  остановился и больше не мог написать ни строчки.  «Вера в собственные силы была полностью подорвана. Я не просто потерял уверенность в себе, я впал в безысходное отчаяние».

Весной следующего года, сумев  кое-как  довести работу до конца,  он вернулся в Токио. Роман был опубликован, но его никто не заметил.

«Я подумал, что отныне это для меня вопрос жизни и смерти, если я и на этот раз не напишу ничего стоящего, мне лучше не жить. И я уехал в городок Торидэ на берегу реки Тонэгава.»

Так сам Анго объясняет причину своего переезда. Он утратил веру в себя, утратил себя. Ему казалось, что он не способен больше чувствовать,  что   вокруг него простирается «бескрайняя пустыня»,  да и сам он совсем очерствел сердцем  и  засох. Каждый сделанный шаг причинял боль.  Тем временем прошло лето, за ним осень, настала зима. «Зима в Торидэ суровая. Вода во фляге, лежащей около изголовья, замерзает,  к утру замерзают и чернила в чернильнице. »

Эти слова позволяют предположить, что ночами Анго  сочинял. Но на самом деле он лишь от случая к случаю писал разные незначительные  тексты,  а того, что ему хотелось написать, по-прежнему писать не мог.  Начиная писать,  тут же отбрасывал ручку,  ложился на спину и лежал, уставившись в потолок.  «Ужасно холодно было в этом городе на берегу реки Тонэгава.»

В то время Анго было 33 года. Дни, проведенные в Торидэ, он описывает как «пустые, бесплодные, лишенные всякого смысла». Но у его тогдашней жизни  была и другая сторона  — Анго  постоянно  с легкой усмешкой наблюдал за собой и жителями городка, и ничто не укрывалось от его проницательного и трезвого  взора.  В те годы в Торидэ было всего два места, где можно было поесть -  тонкацуя, где подавали свиные котлеты тонкацу,  и собая, где готовили лапшу соба.  И Анго каждый день ел свиные котлеты, а вечерами пил сакэ в местном питейном заведении томпати. Томпати – это мерка для сакэ, при помощи которой  владелец лавки  делил большую бутыль на восемь порций.  В каждой щедро наливаемой порции было не меньше 180 мл  сакэ.  Как пишет  Анго в  своем эссе «Святой отшельник из винной лавки», постоянными посетителями этого заведения были  местные крестьяне. Они напивались и поднимался несусветный гвалт. «Пьяный крестьянин – это нечто совершенно невообразимое».

Токийские пьянчуги обычно  начинают  бахвалиться, обсуждать работу и сослуживцев, но  местные землевладельцы никогда не хвастались удачным урожаем баклажан или картошки.  Они вообще никогда не говорили о делах.  Захмелев, они  тут же с пеной у рта начинали  обсуждать —  «чем вообще занимается премьер-министр?» Мгновенно в зале возникало множество «премьер-министров» и разгорались жаркие бесконечные споры.  «В конце концов скромная питейная лавка превращалась в некий вариант парламентской столовой».

А  святой отшельник, который фигурирует в названии эссе -  то есть сам Анго, за которым закрепилась репутация   мудрого, отрешенного от мира человека, тихонько сидел посреди общего бедлама и молча слушал разглагольствования местных пьянчуг.  И в конце концов извлек для себя следующий урок. «Ты должен, раскрепостившись, напиваться и орать вместе со всеми. Все равно ты никогда не сможешь работать, коль скоро тебя, пусть и по ошибке, прозвали святым отшельником.»

Когда у Анго выдавалось свободное время,  он шел на прогулку.  Впрочем, он всегда был свободен.  Свободного времени у него было даже слишком много, и это его огорчало.  Он брал в «Исэдзин» лодку напрокат и выходил в ней на реку Тонэгава.  Привязывал лодку к опоре моста, лежал и смотрел на небо.  Однажды он увидел медленно плывущий по течению  «разбухший сизый труп утопленника.»

Как-то летом, прямо у него на глазах стал тонуть ребенок. Отец  кинулся спасать его и оба пошли ко дну. Анго  — а он  был прекрасным пловцом,  тут же прыгнул в воду и, опустившись на дно, стал искать утонувших.  Внезапно перед его глазами  «откуда ни возьмись возникла чья-то рука». Она  качалась, будто маня. Резко дернув ее на себя, будто вырывая из земли лопух,  он поднялся на поверхность, и стоявшие на берегу и наблюдавшие за его действиями  люди разом закричали.

С того дня Анго стал местным героем. Жители городка повсюду развесили объявления о потерянной им во время прыжка в воду любимой палке, и в конце концов  отыскали ее. Но роль всеобщего любимца  не радовала Анго. Он  по-прежнему «сидел целыми днями, безуспешно пытаясь обрести собственную душу, сверлил глазами пустой лист бумаги и отгонял от себя смутные видения — пустые, бесплодные, неуловимые».  За год он не написал ни строчки. Так стоит ли радоваться, что стал  любимцем горстки сопливых ребятишек, только потому, что вытащил из воды утопленника?

Этот год, проведенный на берегу реки Тонэгава, сыграл очень важную роль в жизни писателя Сакигути Анго. Ощущение бездонной пустоты и бесплодности, которое  так мучило его в Торидэ,  постепенно сменилось более человечным, более холодным и беспристрастным взглядом на мир. Он больше  не верил словам, заранее приготовленным для чужих людей – все это лишь поза, не более.  Смеяться и плакать с кем-то вместе – суета сует. Если  позволять течению времени нести себя -  ничего нового не увидишь. Подхваченный потоком, несешься куда-то  «разбухшим сизым  трупом»  и  лишь в те краткие мгновения, когда  вдруг задерживаешься в своем движении, тебе открывается вечность. И тогда слуха достигает  звук дыхания, похожий на вздох.

Очевидно, именно эти истины, открытые им для себя в те дни, и послужили причиной всплеска активности Анго в послевоенные годы, когда он быстро стал одним из самых популярных писателей в Японии. Им были написаны «Нихон бунка сикан» («Мой взгляд на японскую культуру»), «Даракурон» («О моральной распущенности»), и «Хакути» («Идиот»). С того времени Анго перестал принимать всерьез непреложные незыблемые ценности.  Подобные жизненные установки  нашли отражение и в его творчестве.  Человек не есть нечто фиксированное, определенное раз и навсегда, он постоянно меняется и развивается, вбирая в себя  и накапливая то, что встречает на своем жизненном пути.  Все в этом мире подобно течению реки, все постоянно меняется и перемещается, двигаясь  по пути беспредельных возможностей и изменений.

В наши дни Торидэ мало похож на тот город, который знал Анго.  Международный Гольф-клуб Торидэ,  Загородный клуб Цукуба, Загородный клуб Дзё:со:… Гольф-клуб Ибараки…  Он стал излюбленным местом  любителей гольфа неопределенной национальности: везде – яркие спортивные костюмы, обветренные красные лица гордых, счастливых отпрысков международного капитализма.  Анго нравился  Торидэ    именно потому, что  там действительно ничего не было. Пустота и одиночество, окутанные белым туманом улицы… Этот город был совершенно под стать его опустошенному сердцу.  После того, как Анго уехал из этого города, стоявшего на берегу куда-то текущей реки, он написал:

«Покинув этот город, я никогда больше туда не возвращался. Мне больно даже вспоминать его.» Право же, ни одного слова к этому не добавишь. 

Трудно более точно охарактеризовать его отношение к жизни, к жизненному опыту.

 

 

(Икэути Осаму, эссеист и специалист по немецкой литературе)

 

 

События и тенденции

 

Премии Акутагавы и Наоки

 

Были объявлены лауреаты 149-ой премии Акутагавы и 149-ой премии Наоки. Премия Акутагавы  досталась  Фудзино Каори за повесть  «Цумэ то мэ» («Ногти и глаза»),  опубликованную в апрельском номере журнала «Синтё:».  Премию Наоки получила Сакураги Сино  за сборник рассказов «Хотэру ро:яру» («Отель Роял»), опубликованный издательством Сю:эйся.

В центре повести Фудзино  —  история женщины, живущей вместе со своим женатым любовником, роман с которым  постепенно сходит на нет, и его дочерью.  Довольно напряженные отношения между этой женщиной и дочерью психологически точно описаны от лица дочери.

Действие многих рассказов Сакураги происходит на родине автора,  на Хоккайдо, основной ее темой являются отношения между мужчиной и женщиной.   Премию писательница получила за сборник коротких рассказов, местом действия которых служит  уединенный «отель для встреч» в северной Японии. Автор рассказывает  разные случаи, имевшие место в отеле с первых лет его существования до последних, описывает жизненные ситуации постояльцев. Семья автора действительно  владеет «отелем для встреч» того же названия. Сакураги сказала, что ей всегда хотелось написать свои воспоминания об отеле.

 

 

(Подпись под фотографией)

 

Лауреаты Сакураги Сино (слева) и Фудзино Каори

(фото предоставлено газетой Санкэй-симбун)

 

Премии Мисима и  Ямамото

Объявлены лауреаты 26-ой премии Мисима Юкио и 26-ой премии Ямамото Сю:горо. Премию Мисима Юкио получил Мурата Саяка за роман «Сиро иро но мати но соно хонэ но тайон но» («Белый город, его кости, температура его тела…»), опубликованный издательством Асахи-симбун. Премию Ямамото Сю:горо получила Оно Фуюми за роман «Дзанъэ» («Пятно»), опубликованный изд-вом Синтё:ся.

Место действия  романа Мураты — быстро развивающийся пригородный поселок, автор описывает физические и эмоциональные изменения, которые происходят с девочкой –подростком в период полового созревания. «Дзанъэ» -  роман ужасов:  в  самом обычном, ничем не примечательном многоквартирном доме начинают происходить какие-то странные явления. При расследовании выясняется спрятанная под землей истинная причина.

 

.

Стали доступны дневники и записные книжки  Дадзая Осаму

 

 Двадцать две  старые рукописи, в том числе дневники и записные книжки Дадзая Осаму (1909-1948), автора «Нингэн Сиккаку» (в русск. пер. «Исповедь неполноценного человека»),  и  других  шедевров современной классики, были преподнесены Музею Современной японской литературы, находящемуся в Токио, в районе Мэгуро.  В записных книжках Дадзая привлекают внимание частые упоминания имени  Акутагавы Рю:носукэ,  в отдельных случаях сопровожденные карикатурными портретами писателя, то есть имеются новые документальные свидетельства влияния Акутагавы на  Дадзая уже на раннем этапе его творчества.

Специалист по современной  японской литературе профессор Токийского Университета Андо Хироси говорит, что полученные рукописи являются настоящим открытием. «До сих пор мы имели очень мало письменных свидетельств об интересах Дадзая в юные годы, до того, как он стал писателем. Это настоящее  сокровище.» Музей Современной литературы оценивает полученные рукописи как  «собрание основополагающих документов, проливающих свет  на  круг интересов Дадзая в школьные годы, когда его литературные пристрастия только начинали оформляться.»

Записные книжки были подарены Музею семьей покойного Ёкоямы Такэо (бывшего  вице-губернатора префектуры Аомори), который получил их а дар от старшего брата Дадзая  Осаму.

 

Романы об издательствах и книжных магазинах

 

В последнее время наметилась определенная тенденция  –  один за другим появляются романы, действие которых происходит в  издательствах и книжных магазинах. Возможно, она свидетельствует о неослабевающем интересе читателей и писателей к книгам и издательской деятельности,  что особенно важно в наши дни, когда издательства переживают достаточно трудные времена.

В романе Хякуты Наоки «Юмэ о уру отоко» ( «Продающий мечты») (изд-во Оота) рассказывается  о чудаковатом издателе, наладивший публикацию книг «на паях», то есть за счет авторов. Рисуя портрет главного героя, который делает деньги на  том, что угождает тщеславию людей, мечтающих об  издании собственных сочинений,  автор высмеивает эгоистическое желание людей к «самовыражению».  Впрочем, несмотря на не очень благовидный характер его деятельности, главный герой скорее вызывает симпатию – ведь он помогает  своим клиентам  в осуществлении  заветной «мечты» — увидеть  свою книгу напечатанной.

Аоно Кэй в романе «Сётэн га-ру 2»   («Книжный магазин Девушка-2»), опубликованном издательством РНР, описывает реальный книжный магазин и повседневную жизнь двух его служащих.

В книге Сатоми Ран «Мирион сера: га:ру» («Миллион продавщиц», изд-во Тю:о:ко:рон-Синся) поднимается  проблема реализации книжной продукции и ее рекламной поддержки, автор, приводя конкретные примеры,  знакомит читателей со всеми  тонкостями и трудностями книготорговли.  Сатоми признается, что на написание этой книги его вдохновили слова его собственного  издателя о том, что книготорговля это  коллективный труд, в котором участвуют не только автор и издатель, но также все, кто связан  с реализацией тиража, перевозками, все служащие книжных магазинов.

 

Опубликована энциклопедия китайской культуры

 

Выпущена в свет энциклопедия «Тю:гоку бункаси дайдзитэн» («История китайской культуры»), работа над которой началась еще в 1992 году. Это основательное издание, состоящее из 7800 словарных статей, покрывающих всю обширную историю китайской культуры. Энциклопедия издана в одном томе, что облегчает  работу с ней.

Тикуса Масааки, почетный профессор Киотского университета и один из ведущих редакторов проекта,  говорит, что «критерии отбора материала были с самого начала сознательно расширены, так чтобы оказались охваченными все разделы культуры. Словарные статьи написаны специалистами  в соответствующей области. Подключение к работе над словарем специалистов позволило избежать пристрастных интерпретаций  и дало возможность  сделать книгу, которая, как я уверен,  послужит  надежным источником для изучения китайской культуры  в Японии».

В проекте участвовали 482 автора.  Термины, хорошо известные в Японии, такие как  у:ронтя (чай оолонг) и танабата (день встречи звезд),  соседствуют  с такими словами, как  торю:мон (путь к успеху), китайское происхождение которых мало кем осознается. В энциклопедию вошли также   общие сведения о культурных феноменах китайского происхождения в странах Восточной Азии, в том числе Японии и Корее.

 

 

Накамура Фуминори участвует в книжном фестивале в США

 

Накамура Фуминори  смог насладиться общением с читателями во время  Книжного фестиваля  Лос-Анджелес Таймс 2013, который проводился в апреле. Накамура попал  в список  финалистов  на премию по номинации  «детективная литература и триллеры» со своим  романом «Сури» (Жулик)  (см.НКЯ №64). «Ну, это вроде развлечения, – говорит он. – Я всегда задавал себе вопрос, как сделать читателей счастливыми. А такие мероприятия, они как раз на это и нацелены.  В общем, было много забавного. Я еще раз убедился в том, что дело писателя – развлекать читателей».

«Сури» — первый роман Накамуры, переведенный на английский.  Автор привлек к себе внимание после того, как «Уолл-стрит джорнал» включил его книгу в список лучших романов 2012 года. Поговаривают, что книгой может заинтересоваться Голливуд.

 

 

 

Поправки

 

В  рецензии на книгу «Мураяма Томоёси. Гэкитэки сэнтан» («Мураяма Томоёси  и драматический авангард») (см.НКЯ №76), мы ошибочно указали, что автор книги Ивамото Кэндзи родился в 1936 году. На самом деле профессор Ивамото родился в 1943 году. Приносим свои извинения за допущенную ошибку. В той же рецензии следовало бы уточнить, что актер и режиссер, которого мы обозначили как «Сэнда Корэнари»,  также известен под именем «Сэнда Короэя». Приносим свои извинения.

 

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нодзаки Кан,  профессор французской литературы Токийского университета,

Ёнахара Кэй, писательница

Карубэ Тадаси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  политической мысли в Японии 

 

Издатель и Главный редактор

 

Хонда Осаму, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Japan Echo Inc.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2012

ISSN 0918-9580

 

 

Писатели о себе

 

Литератор и просто остроумный человек

 

 

Был яркий  солнечный день, когда Хориэ Тосиюки  встретил меня в своем угловом  кабинете на 11-ом этаже нового здания университета Васэда. Кабинет расположен чрезвычайно выгодно:  из окна виден весь кампус.  Но  Хориэ не так уж  и рад этому.  Шутя, он жалуется: «Эта комната досталась мне совершенно случайно.  Я бы предпочел не вид, а стены со всех сторон.  Мне нужно место для книг.»

Сотни книг на японском и на французском  выстроились на большом – во всю стену — стеллаже.  Шатающиеся стопки книг и литературных журналов   занимают большую часть пола и половину письменного стола.

Под стать такой обстановке и сам сорокадевятилетний Хориэ: профессор, преподаватель писательского мастерства,  специалист по французской  литературе,  переводчик, писатель, лауреат многих литературных премий, критик. Удивительно, но, по признанию самого Хориэ, его никогда не привлекала карьера профессионального литератора или ученого. Он не стал кончать аспирантуру Токийского университета и пошел  преподавать французский в Токийский технологический институт.

«Активно писать я начал тогда, когда редактор одного ежемесячного журнала, посвященного Франции, попросил меня написать серию  статей, — объясняет он, —  Мне сказали, что я могу писать о чем угодно, только бы речь шла о Франции». То есть о  стране, где Хориэ провел три года  на стажировке в Университете Париж III, после того как  получил стипендию французского правительства.

Хориэ, всегда стремившийся избегать шаблонов,  написал серию  эссе. Его главный герой, от лица которого ведется повествование, прогуливается по пригородам Парижа, незаметно вовлекая читателей в увлекательнейшее путешествие  по истории французского искусства, он беседует с ними о поэзии и  прозе Жака Реда, романах Франсуа Масперо, фотографиях Робера Дуано.  Короткие лирические зарисовки Хориэ, представляющие собой увлекательное соединение художественной прозы, эссе, литературной критики  и путевых заметок,  были совершенно  новым явлением в японской литературе.

Его свободная и изящная проза, насыщенная аллюзиями, поражающая тонкой наблюдательностью, вызывала у читателей  желание больше узнать о книгах и произведениях искусства, им упомянутых. «Я надеюсь, – мягким голосом говорит Хориэ, — что читатели  будут заинтригованы и начнут искать те произведения, о которых я  пишу, ведь я тоже, как правило, узнаю о новых писателях из книг.»

Редактор журнала, очарованный  свободным сдержанным стилем Хориэ, издал серию его эссе отдельной книгой под названием «Ко:гай э» («К окраинам»).  После этой публикации  стали поступать предложения от других издателей, и Хориэ начал получать престижные литературные премии.

«До сих пор  я писал только по заказам издателей, — говорит Хориэ. -  Я никогда не посылал своих произведений  на конкурсы, никогда не осаждал издателей своими  просьбами.»

Несмотря на такую пассивность, вторая книга Хориэ, «Опарабан» («Auparavant», «Ранее») была удостоена премии Мисима Юкио. «Каган бо:дзицу сё:» («Дни на берегу реки») и «Сэйгэн кёкусэн» («Синусоидные кривые»)  (см. НКЯ №64) получили литературные премии Ёмиури, а его первый длинный роман «Надзуна» («Надзуна») (см. НКЯ №71) о том, как одинокий человек воспитывал свою малолетнюю племянницу, принес ему литературную премию Ито: Сэй. Хориэ  стал лауреатом премии Акутагавы за свою самую знаменитую книгу «Кума но Сикииси»  («Медвежья услуга»), в центре которой  малоправдоподобная история о том, как  главный герой японец встречается со своим пожилым другом евреем, живущим в  какой-то глухой деревне в Нормандии.

Сборник  «Юкинума то соно сю:бэн» («Юкинума и окрестности»),  который состоит из рассказов, описывающих разные  случаи из жизни  жителей поселка и поражающих  тонкой наблюдательностью автора,  принес автору премию Танидзаки Дзюнъитиро.  Эти две последние книги были переведены на французский и опубликованы во Франции престижным французским издательством Галлимар под названиями «Le pavé de l’ours”» и «Le marais des neiges».  «Я счастлив, что известный специалист по японской литературе Анн-Баярд Сакаи нашла время, чтобы перевести мои книги, и что Галлимар, который, насколько мне известно, никогда не издает того, что ему самому не нравится, счел целесообразным  опубликовать их»,  – говорит  Хориэ, недоуменно пожимая плечами.

Решение Галлимара  опубликовать книгу Хориэ – свидетельство  высокого художественного и интеллектуального уровня писателя.  Истории, рассказанные автором, соединяясь с яркими визуальными образами — фотографиями коптильни  и  плюшевого медвежонка, чьи глаза крест накрест зашиты грубыми стежками,  производят глубокое впечатление внутреннего неблагополучия, душевной тоски. Название книги, которое по-французски имеет значение «нежелательная услуга»,  было заимствовано из басни Лафонтена.

Высокая требовательность Хориэ проявляется и в том внимании, которое он обращает на оформление своих изданий, на переплет и качество печати.   Его японские издания, так же как и галлимаровские,  привлекают строгими, но изящными обложками –  редкость  в  Японии, где  художники при оформлении книг стремятся, как правило,  к броским деталям.

В библиотеке Хориэ много французских романов – все как один в  одинаковых белых обложках. Показывая на них, он объясняет: «Первое, что поразило мое воображение, когда я  знакомился с французской литературой – простые белые обложки, на которых стояло только название книги и имя автора.  Я сразу же полюбил их, мне кажется, от них исходит какой-то особый дух, такое впечатление, будто обложка книги по качеству соперничает с  ее содержанием. В этих книгах нет никакой вычурности, ничего инородного.»

«Возможно, мои издатели считают смешным такое упрямство, – добавляет Хориэ с улыбкой. – Но я очень часто требую, чтобы у моих  книг были серые корешки. Когда они  перестанут продаваться, книготорговцы упакуют  их в пачки, перетянут пластиковой лентой, и бедные  студенты смогут покупать их по дешевке, как делал и я в свое время.»

 

  (Кавакацу Мики, писатель)

 

Хориэ Тосиюки

Родился в 1964 году. Писатель, критик, переводчик современной французской литературы, преподает  писательское мастерство в  университете Васэда.  Получил премию Мисима Юкио за «Опарабан», премию Акутагава за книгу  «Кума но сикииси»,  которая была переведена на французский и корейский языки, премию Танидзаки Дзюнъитиро за «Юкинума то соно сю:хэн», литературную премию Ёмиури за «Сэйгэн кёкусэн» и премию Ито : Сэй за «Надзуна».

 

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU