Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№78 (зима 2013)

Новые книги Японии

 

№78  (зима 2013)

Обозрение «Новые книги Японии» публикуется Японским Фондом ежеквартально с целью предоставления издателям, переводчикам, ученым и библиотечным работникам новейшей информации о ведущих тенденциях в издательском деле. В обозрении даются краткие аннотации к некоторым новым изданиям. Точка зрения авторов статей и аннотаций не всегда совпадает с мнением ЯФ и Редакционного Совета.

 

Оригинальные названия произведений даются в русской транскрипции, двоеточие справа означает долгий гласный. Японские имена даны  в японском порядке, то есть сначала идет фамилия, потом – имя.  Полная или частичная публикация материалов обозрения без разрешения авторов запрещена. Если такое разрешение имеется, ссылка на  обозрение обязательна, то есть публикацию следует непременно предварять словами «перепечатано из обозрения «Новые книги Японии» №…» Три копии должны быть посланы Главному редактору.

 

http:// www.jpf.go.jp/e /publish/jbn/index.html

 

 

©The Japan Foundation 2013


Японские писательницы нового поколения

 

Танака Яёи

 

Женщины  с давних времен играли  значительную роль в японской литературе. В наши дни, пожалуй, самым заметным и ярким явлением в литературной жизни стало творчество  Ватая Риса (род. в 1984 г.),  чей сенсационный дебют состоялся  в 2001 году, когда ей было всего семнадцать лет и она училась в лицее.  В 2004 году Ватая Риса стала самым молодым в истории японской  литературы лауреатом престижной премии Акутагавы.

Ватая Риса пишет, как правило, о своих ровесницах.  Причем у всех  ее героинь есть одна общая черта:  их образы выражают  не столько традиционные феминистические идеи, сколько  то, что входит обычно в понятие «сэйнэн» — «молодежь».  Японское слово  «сэйнэн» объединяет людей в возрасте  от 16 до 30 лет. В более узком смысле оно используется для обозначения  «современных» молодых людей, которые, начиная с конца 19 века,  не сходили со страниц японских романов.  При том, что  в своем исконном значении термин сэйнэн относится в равной степени к лицам обоего пола, до сих пор он чаще всего использовался для обозначения мужчин. Так вот, героини Ватая могут быть отнесены  именно к категории  сэйнэн.

Например, главной героиней ее первого романа «Инсто:ру»  («Установить», 2001),  сразу же ставшего бестселлером,  является некая Асако, студентка лицея, которая живет со своей матерью, служащей какой-то фирмы. Общаясь в чате, Асако в результате  ряда случайных совпадений оказывается вовлеченной в  «онлайн-проституцию». То есть она студентка лицея, торгующая собой.  Прежние авторы сосредоточились бы на изображении ее внутреннего конфликта,  на вызывающе агрессивном поведении… Но в романе Ватая ничего этого нет. Асако говорит о предстоящей «работе» с необычайным воодушевлением, даже восторгом,  она радостно возбуждена, совсем  как малолетний герой мультфильма, которому  разрешили поуправлять роботом-гигантом. Что произойдет потом, ее мало волнует.  Такое отношение можно отчасти объяснить тем, что  торговля собой носит в данном случае исключительно виртуальный характер, но Ватая снова и снова подчеркивает  типичную «сэйнэновскую» тягу Асако  ко всяким  приключениям,  безудержное стремление  к новым, неизведанным ощущениям.  Когда доходит до дела, в ней, разумеется, просыпается женщина. Но это происходит  уже после того, как она осознает себя «сэйнэном».  То есть сначала она становится «сэйнэном»,  и только потом — женщиной.

В романе Ватая запечатлена  Япония начала 21 века,  то есть времени, когда  молодые женщины оказались более приспособленными к роли «сэйнэн», чем мужчины того же возраста.   Ватая больше,  чем просто популярная писательница,  она сумела стать наиболее ярким выразителем мироощущения современной молодежи.  Разумеется,  на ее творчество не могли не повлиять те реальные изменения, которые произошли в обществе.  К ним можно отнести ратификацию Японией  в 1985 году  Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и  пересмотр Закона о  равных возможностях для мужчин и женщин при приеме на работу, в результате чего в японском обществе возникла  хотя бы видимость равноправия между мужчинами и женщинами.  Ватая  принадлежит к первому поколению девочек, родившихся в этом новом обществе.   Это поколение дало Японии многих прекрасных писательниц. Еще одной из них, которую по значению можно приравнять к Ватая, является Канэхара Хитоми (род. в1983 г.).

Если Ватая пишет о самых простых людях, то героинями Канэхара, как правило, являются необычайно талантливые и привлекательные женщины.  Но  различие это чисто внешнее: героини и той, и другой писательницы в равной степени выражают идею «сэйнэн».  В романе Канэхары «Амиибикку»  («Амебообразное», 2005) рассказывается о женщине-писательнице, у которой есть двойник, что-то вроде второго «я» — некий дух, очень похожий на «сэйнэна», отличающегося болезненной тягой к разрушению. Этот  дух  обнаруживает себя в хаотических (то есть амебообразных)  фразах, возникающих в компьютере главной  героини, и мешает ей жить жизнью женщины.  Героини более поздних произведений Канэхара, таких, как  «О:тофикусён» («Автофикшн», 2006)  или «Мадза:дзу» («Матери», 2011) смотрят на мир беспощадным холодным взглядом сэйнэна,  и собственное тело представляет для них лишь некий «низший» материальный объект,  рожающий и воспитывающий  детей. Этот «сэйнэновский»  дух,  возникший в результате насаждения в обществе принципа гендерного равенства, становится для этих женщин источником страданий, ибо внушает им презрение  к собственной женской сущности.

Появление нового типа  молодых женщин   оказало заметное  влияние на язык писателей других поколений.  Сё:но Ёрико (род. В 1956 г.), к примеру,   дебют которой состоялся уже в восьмидесятые годы прошлого века,  и которая является вполне сложившимся автором, стала наделять «сэйнэновскими»  чертами характера женщин  более старшего поколения, чем героини Ватая,  и описывать те страдания, которые они испытывают.  В одном из лучших ее романов «Компира»  («Компира», 2004)  описывается мистическая история женщины, существующей одновременно в двух ипостасях: писательницы и политеистического божества Компиры, которое завладело телом девочки, умершей сразу же после появления на свет.  Сё:но показывает, как некое духовное существо, бытие которого не зависит ни от пола, ни от конкретных условий реальной действительности, развивается внутри японской женщины, и как японское общество  пытается всеми силами подчинить его себе, заставляя следовать сложившимся стереотипам. Сё:но показывает человека, в душе которого звучат голоса многих духовных  сущностей. Кажется, что такой роман должен быть невероятно сложным, недоступным  для понимания.  Но стоит прочесть несколько страниц и становится ясно, что столь своеобразно искаженная картина японской жизни, куда ближе к реальной действительности, чем у многих других авторов.  Сё:но показывает сколь велика укоренившаяся в японском обществе жестокость, старорежимная агрессивность по отношению ко всему чужеродному,  напоминая молодым людям, особенно женщинам,  о том, что, хотя в наши дни и  снисходительно относятся к «сэйнэновским» чертам  в характере молодых женщин, но в будущем все может измениться и общество  потребует их искоренения.

Ян И (род. в1964 г.) – писательница  родом из Китая, которая пишет по-японски. Она получила премию Акутагавы за роман «Токи га нидзиму аса» («Утро, сквозь которое проступает время», 2008) на тему о событиях 1989 года на площади Тяньаньмэнь.  Вслед за Мо Янем она поставила себе целью рассказать о судьбе китайского народа иностранным читателям.   Скорее всего именно возможность взглянуть на изменения происходящие в японском обществе и в жизни японских женщин со стороны  и придает ее произведениям особенную ценность в глазах японских читателей.  Ее первый роман «Ван-тян» («Маленькая Ван», 2007 год)  рассказывает о жизни китайской  женщины по имени Ван, которая, выйдя замуж за японца, живет в Японии.  Интересно, что в поле зрения Ван-тян, не попадает ни одной молодой японки.

И это не случайно —  китайские женщины, которых изображает Ян И, живут в мире,  покинутом «осэйнэнившимися» японками.  Когда  женщины какой-то страны становятся «сэйнэнами» и, обретя свободу, начинают устраивать свою жизнь по собственному усмотрению,  это  приводит не к изменениям в обществе, а к тому, что  женщины  других национальностей оказываются в плену старорежимных представлений о женственности и труде.  Изображая Японию без японских женщин, Ян И выявляет светлые и темные стороны капиталистической действительности.

Сибасаки Томока (род. в 1973 г.), которая на одно поколение старше Ватая,  в своих произведениях дает портреты японок, которым и в наши дни удается не утратить качеств, исконно присущих азиатским женщинам – ее героини послушны, пассивны, то есть явно выражают анти-сэйнэновские черты характера.   Героиней ее нашумевшего романа «Нэтэ мо самэтэ мо»  («И во сне и наяву», 2010)  является молодая женщина, страстная поклонница всех форм визуальной культуры.  Так же, как героиню романа Ватая «Инсто:ру:», ее зовут Асако (буквально «Утреннее дитя»), то есть имя ее символизирует наступление нового рассвета.   История у нее самая  обычная, такие происходят  с женщинами в любую эпоху, в любой стране: ее бросает  молодой человек, бросает ради новой любви.  Асако  ищет убежища в мире иллюзий, и, показывая, насколько глубоко она погружается в этот мир, Сибасаки подталкивает читателя к выводу о  том, сколь важно  ее героине иметь свой собственный самостоятельный голос.  Пожалуй, роман можно назвать современной, японизированной версией «Дон-Кихота».  Говоря от имени тех, кто оказался на обочине  современности, передавая  их чувства, писательница  создала подлинный шедевр,  достойный войти в историю японской художественной литературы.

Стиль другой писательницы, Касимада Маки (род. в 1976 г.) отличается некоторой двойственностью: с одной стороны она находится под сильным влиянием западных литературных теорий,  окрашенных идеями пост-колониализма и феминизма,  с другой -  изо всех сил старается  освободиться от этого влияния.  Возможно,  свойственные ей  страстность и одновременно жертвенность  связаны с тем, что она принадлежит к сравнительно немногим японцам, исповедующим православие. В сборнике коротких рассказов «Хитори но канасими ва сэкай но овари ни хиттэки суру» («Печаль одного человека равносильна концу света», 2003),  писательница на примере  трагикомических событий, имевших место в одной миссионерской школе, изображает  характерную для Японии культурную среду, ориентирующуюся на  стандарты современной западной  культуры. В романе «Рокусэн-до но аи»  («Любовь при 6.000 градусах», 2005)  Касимада  использует образ атомной бомбы как  своеобразную метафору для того, чтобы выразить чувства японцев с их страстной тягой ко всему западному. В последние годы она отказалась от авангардной усложненности своих ранних произведений и  перешла к  более простому стилю. В «Курэтэ юку аи»  («Угасание любви», 2013) накладываются один на другой два плана:  готовность жены одобрять все действия мужа и традиционная готовность японцев принимать модернизацию, причем писательнице удается показать, что молчаливое одобрение на деле является  оригинальным способом выражения  любви.

Писательнице Мурата Киёко (род. в 1945 г.)  удалось взглянуть на токио-центристскую    японскую культуру с точки зрения  обитателя Кюсю. По ее раннему рассказу «Набэ но нака» («В кастрюле», 1987) Куросава Акира снял фильм, получивший название «Августовская рапсодия» (1991). Последний роман Мурата  «Ю:дзё ко:» («О женщинах из веселых кварталов», 2013)  свидетельствует о  том, что в творчестве писательницы наметился новый этап. Действие романа происходит в эпоху Мэйдзи (1868-1912), в нем рассказывается о женщинах, которых теперь во всем мире называют гейшами. Воодушевленные идеями обновления и модернизации, они выступают как бы в роли тогдашних  «сэйнэнов».  В этом весьма увлекательном романе, который представляет собой что-то вроде женской версии куросавского шедевра «Семь самураев» (1954), гейши, принадлежащие к разным слоям японского  общества,  но имеющие общую систему ценностей, объединяются  в группу, уподобляясь современным «сэйнэнам». Одной из самых примечательных фигур в этой группе является   Ити,  линия которой проходит контрапунктом к общей теме постепенного превращения  героинь в «сэйнэнов» эпохи модернизации.  Ити тоже гейша, но ее природную чистоту и простодушие, заставляющие вспомнить Гекльберри Финна, не может поколебать ничто — ни  занятия проституцией, ни  пропаганда современных идей. В образе этой женщины Мурата воплощает идею  некой изначальной духовной основы, которая помогает человеку подняться над ограничениями пола, современного образования и избежать связанного с ними превращения в «сэйнэн». Роман, несомненно, заслуживает того, чтобы быть причисленным к величайшим достижениям японской литературы за последние годы.

Таким образом,  в произведениях молодых писательниц сегодняшней Японии наметилась тенденция к изменению образа современной молодой женщины и с точки зрения моральных устоев, и с точки зрения поведения. Нынешние молодые женщины постепенно превращаются в «сэйнэнов»,  об этом свидетельствует и их язык, пестрящий иностранными заимствованиями, отличающийся нарочитой категоричностью, даже агрессивностью. Интересно, что  писательницы более старших поколений также затрагивают эту проблему, возможно, подсознательно стараясь как-то компенсировать радикальность и уязвимость взглядов  своих более молодых современниц, и ведут кропотливую работу по  возвращению  в  язык женского начала. Получается что-то вроде футбольной команды – одни писательницы выступают в роли нападающих,  другие — защитников.  Интересно, наблюдается ли в  литературах других стран  такое же соотношение между творчеством писательниц, принадлежащих к разным поколениям?  Мне кажется, что  такое подспудное литературное сотрудничество заслуживает самого пристального внимания и в будущем.

 

 

Танака Яёи

 

 

Литературный критик. Родилась в 1972 году. Выпускница Токийского университета искусств. В 2006 году стала лауреатом 49-ой премии Гундзо: для начинающих авторов за «Каири суру ватаси. Накамура Фуминори»  («Отвернувшаяся от мира. Накамура Фуминори»).  В  «Сурирингу на онна тати» («Восторженные женщины» 2012) анализирует творчество шести современных писательниц: Касимада Маки, Мотоя Юкико, Ватая Риса, Канэхара Хитоми, Симамото Рио и Сибасаки Томока.

 

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

Со:дзо: радзио

(Мнимое радио)

 

Ито: Сэйко:

Изд-во Сёбо: Синся, 2013, 194Х132 мм, 200 стр., 1400 йен. ISBN 978-4-309-02172-0

 

Роман начинается с трансляции радиопередачи диджея Арка – популярного радио-ведущего.  На первый взгляд, вроде бы ничего особенного: музыка вперемешку с шутливыми разговорами обо всем на свете.  Вот только радиопередача  эта  — мнимая.

На самом деле диджей Арк  погиб во время  цунами. Это произошло неподалеку от атомной электростанции Фукусима, население района было срочно эвакуировано и  тело его так и осталось не погребенным. Арка забросило на верхушку высокой криптомерии,  и там  же 11 марта 2011 года прервалось его дыхание. Однако  его сознание, задержавшись где-то на границе между нашим миром и миром иным, продолжает вести передачу.

Его голос слышат радиослушатели, настроенные на ту же  душевную волну.  Они звонят по телефону, посылают электронные сообщения с вопросами и просьбами. Знакомый писателя S. (чем-то очень напоминающий самого автора) прекрасно слышит голос диджея, хотя сам  S.   не может  уловить ничего.

Передача вызывает большой интерес и поток откликов, но спустя некоторое  время ее  трансляция прекращается: диджей Арк  окончательно покидает этот мир.  Посылают ли мертвые послания живым?   Разрешено ли живым говорить  от имени мертвых?  Каким образом  мы должны поминать ушедших? Все эти вопросы задает нам автор этого произведения, которое является своеобразной попыткой отразить трагические события 11 марта. (Нодзаки)

 

Ито: Сэйко:

 

Родился в 1961 году. Писатель, актер и шоумен.  После окончания университета работал редактором в издательстве, потом посвятил себя музыке, театру, телевидению. В 1999 году  стал лауреатом 15-й премии издательства Ко:данся  в номинации «эссеистика» за «Ботаникару Райфу» (Ботаническая жизнь).

 

 

Трагедия 11 марта,

Увиденная под весьма

Оригинальным углом

Варинаки кои

(Безрассудная любовь)

 

Киси Кэйко

Изд-во Гэнто:ся, 2013, 194Х132 мм, 324 мм., 1600 йен. ISBN 978-4-344-02361-1

 

Героиней этого романа является Ина Сё:ко – всемирно известный режиссер- документалист. Ей 69 лет, она деловая женщина, постоянно  перемещается из одной страны в другую, время ее рассчитано по минутам. 

Однажды, летя в Париж,  она втягивается в разговор со своим соседом,  бизнесменом. Они делятся впечатлениями о Пражской весне и в заключение обмениваются телефонами.  Так начинается роман Сё:ко с женатым мужчиной, который к тому же   на 11 лет ее  моложе.

Сё:ко была замужем за французом, но муж ее погиб во время аварии, после чего она жила одна. Сначала она скептически относится к ухаживаниям своего нового знакомого.  Она  даже консультируется с врачом, сомневаясь в своей способности вступать в сексуальные отношения. Но в конечном счете  сдается и уступает страсти. Несмотря на то, что у обоих очень напряженный график, они встречаются  и радуются жизни, но через шесть лет после первой встречи  их отношения оказываются в тупике.

Автор романа Киси Кэйко – киноактриса, которая много лет жила во Франции. Помимо успешной карьеры в кино – а Киси Кэйко снималась в фильмах Куросавы Акиры и Одзу Ясудзиро — она создала себе имя в литературе: еще во Франции занялась эссеистикой.  В своем первом романе  ей удается увлечь и растрогать читателей живым описанием любви и страсти, над которыми не властно времени. (Нодзаки)

 

Киси Кэйко

 

Актриса и писательница. Снималась в таких нашумевших  фильмах, как «Юкигуни» («Снежная страна») и  «Сасамэюки» («Мелкий снег», англ. название «The Makioka Sisters», «Сестры Макиока»). Жила в Париже  более 40 лет и много писала о своей жизни за границей.  В 2011 году была награждена французским правительством Орденом Искусств и Литературы (степени командора).

 

 

Трогательный портрет

Пожилой  женщины,

Охваченной страстью

 

 

Хотэру ро:яру

(Отель Роял)

 

Сакураги Сино

Изд-во Сю:эйся, 2013, 193Х134 мм, 200 стр., 1400 йен. ISBN 978-4-08-771492-0

 

 

В  одном из захолустных уголков Хоккайдо:, на краю болот стоит одинокий отель «для встреч», который называется Отель Роял. Это типичное  аляповатое сооружение, где комнаты сдаются по часам.  С наступлением экономического застоя дела отеля шли все хуже и хуже, и  в конце концов, после того как одна парочка совершила у себя в номере самоубийство по сговору, его пришлось закрыть. И осталось только заброшенное старое здание, открытое холодным северным ветрам.

Такова фабула  «Хотэру Рояру».  Но развитие сюжета вовсе не носит столь упорядоченного характера.  Заброшенный отель — всего лишь  место действия, а отнюдь не главная тема повествования.  В его стенах происходят разные события: появляются и исчезают разные персонажи, обремененные каждый своими заботами,  кто-то вступает в те или иные отношения, кто-то проходит один мимо другого, никак с этим другим не соприкасаясь. И все это на фоне местной провинциальной жизни с ее экономическими трудностями.

Книга состоит из семи вполне самостоятельных частей, каждая из которых представляет собой отдельный эпизод, так или иначе связанный с отелем. Автор показывает, какие потрясения пришлось пережить в результате экономического кризиса владельцу отеля, его жене и любовнице,   как сложилась судьба его старшей дочери,  описывает один день из жизни случайно попавшей в отель пожилой супружеской пары, рассказывает о странной судьбе жены настоятеля монастыря, в руки которой попал прах покойного владельца отеля,  о парочке, которая придумала сниматься в обнаженном виде в номере, где произошло двойное самоубийство. Вплести столько отдельных нитей в ткань единого повествования было, разумеется,   нелегко. Но используя отель как некое объединяющее начало, Сакураги  сумела избежать разобщенности  взглядов на происходящее, неизбежно возникающей в любом сборнике коротких рассказов. Ей удалось создать цельное  и весьма оригинальное произведение. (Тё: ) 

 

Сакураги Сино

 

Родилась в 1965 году. В 2002 году стала лауреатом  82-премии Ёмимоно для начинающих авторов за «Юкимуси» («Снежные жуки»), в 2012 году – лауреатом  19-й премии Симасэ (Симада Сэйдзиро) за лучшее произведение в жанре любовного романа за «Рабурэсу» Loveless», «Без любви») а в 2013 году получила  149-ю премию  Наоки за  «Хотэру Рояру».

 

Несколько

 Десятилетий

Из жизни

Отеля «для встреч»

 

 

Яманэко до:му

(Дамба диких кошек)

Цусима Ю:ко

Изд-во Ко:данся, 2013, 193Х136 мм, 335 стр., 2000йен. ISBN 978-4-06-218275-1

 

Главными героями  этого произведения являются Митти и Кадзу,  дети родившиеся от случайных связей между американскими военнослужащими и японскими женщинами вскоре после окончания Второй Мировой войны. Они не знают своих родителей и росли в приюте  на попечении у так называемой Мамы, женщины,  которая считала своим  долгом подбирать и воспитывать брошенных детей-полукровок.  Однажды  девочка из их приюта по имени Мики  утонула в пруду.  Митти и Кадзу подозревают, что ее столкнул туда один живущий по соседству мальчик.  И когда значительно позже  начинают появляться сообщения о серийном убийце, который раз в несколько лет  убивает молодых женщин, одетых во что-нибудь оранжевое, они не могут избавиться от тревоги.   Мики тоже была в оранжевой юбке, когда с ней произошел несчастный случай.  Нет ли связи между этими убийствами и смертью Мики?  Столь мистически окрашенная фабула реализуется в крутых поворотах сюжета и подкрепляется оригинальной  структурой романа, сотканного из монологов разных персонажей.  В воронке этого сюжетного водоворота – беспощадная критика  характерной для современной Японии  тенденции быстро предавать забвению все постыдные воспоминания, начиная от трагических уроков Второй мировой войны до последствий ядерной катастрофы в Фукусиме.

Изображая бесправное положение в обществе сирот-полукровок, которых третируют как «диких кошек», Цусима выявляет серьезные перекосы в развитии японского общества.   Написанный явно под влиянием событий 11 марта 2011 года роман «Яманэко до:му» —  яркий  пример сопротивленческой литературы. (Нодзаки)

 

Цусима Ю:ко

 

Родилась в 1947 году. Среди полученных ею премий – 10-я Литературная премия Кавабата Ясунари за «Даммариити» («Молчаливый рынок»)  и 34-я премия  Танидзаки Дзюнъитиро за «Хи но яма – ямадзаруки» («Огненная гора. Записки дикий обезьяны»). Среди других наиболее  известных произведений – «О:гон но юмэ но ута»  («Песни  золотых сновидений») (см. НКЯ №№17, 69)

 

Острая

критика

современного

общества

 

 

 

Аи ни ранбо:

(Любовь и насилие)

 

Ёсида Сю:ити

Изд-во Синтё:ся, 2013, 195Х136 мм, 351 стрт., 1600 йен. ISBN 978-4-10-462806-3

 

Героиня романа Момоко живет со своим мужем в доме его родителей  в пригороде Токио. Она прекрасно ладит со свекром и свекровью, и ее  семилетний брак, хотя  детей у супругов нет, несомненно, может считаться счастливым – во всяком случае так кажется Момоко. Она не знает, что на самом деле ее муж,  служащий фирмы,  завел любовницу и изменяет ей.

В один прекрасный день он вдруг заявляет, что хочет получить развод.  Момоко, отказывает ему и скрывает истинное положение дел от родителей мужа,  изо всех сил стараясь сохранить свой брак.  Однако нерешительность и слабохарактерность, которые проявляет в этой сложной ситуации ее  муж, постепенно приводят ее в состояние внутреннего разлада.

На первый взгляд – это самая обычная семейная драма. Но  Ёсиде Сю:ити,  славящемуся особым мастерством в  построении сюжета,  удалось превратить ее в нечто оригинальное, полное неожиданных открытий. Умело используя дневник Момоко, Ёсида  показывает: «настоящее» с его обидами и неприятностями оказывается тесно связанным с «прошлым» — причем прошлым не  только самой Момоко, но и семьи ее мужа.

Читателя увлекает сам процесс обнаружения этой связи, к тому же его держит в постоянном напряжении предчувствие надвигающейся катастрофы.  Однако  автор  не лишает его и смутной надежды на лучшее будущее, на то, что в конце концов все выпавшие на долю семьи беды останутся позади.  Роман пронизан глубокой симпатией к японским женщинам,  которым  в наши дни приходится преодолевать  немало трудностей. (Нодзаки)

 

Ёсида Сю:ити

 

Родился в 1968 году. В 2002 году стал лауреатом премии Акутагавы за «Па:ку райфу» («Жизнь в парке»). Среди его многочисленных произведений: «Акунин» («Злодей») (см. НКЯ №54 ) и «Хэйсэй  сару кани кассэн дзу» («Битва Обезьяны и краба. Современная версия») (см. НКЯ №53)

 

 

История  супружеской

 Неверности

Получает

Неожиданный поворот

 

 

 

Эссе

 

Коно ё ва ракуго

(Наш мир  – ракуго)

Накано Мидори

Изд-во Тикума Сёбо:, 2013, 188Х130 мм, 304 стр. 1500 йен. ISBN 978-4-480-87370-5

 

Жанр устного рассказа  ракуго  сформировался  в городской среде в эпоху Эдо (1603-1868).  Он оказался достаточно жизнеспособным и  продолжает процветать в наши дни как один из наиболее популярных  эстрадных жанров.  Ракуго исполняются одним облаченным в традиционное платье  актером на пустой сцене. Реквизит при этом минимальный -  веер, да небольшой платок. Рассказчик развлекает аудиторию исключительно при помощи слов и жестов.  Как правило, он рассказывает немудреные истории, связанные с повседневной жизнью простых людей,  с ее  печалями и радостями.

Прелесть ракуго заключается в том, что  у каждого рассказчика – своя манера исполнения.  Он един во многих лицах: автор сценария, режиссер, исполнитель. Рассказывая свою историю, он попеременно превращается то в одного персонажа, то в другого, и у зрителей создается впечатление, что все события, о которых идет речь, разворачиваются непосредственно перед их глазами.  

Автор книги, обозреватель и давняя поклонница  ракуго,  решительно характеризует этот жанр как  «величайшее японское культурное наследие».  Она с удовольствием подчеркивает, что  исполнители ракуго никак не связаны с сильными мира сего, по ее словам они — «дураки всех мыслимых мастей», что-то вроде «сводного каталога человеческой глупости».  Накано Мидори считает, что основу искусства  ракуго составляет  любовь к человеку, и видит в нем   квинтэссенцию   японского традиционного  образа жизни,  японских эстетических представлений, японской народной мудрости.  В книге представлены 53 монолога ракуго, она написана простым,  доступным языком, и несомненно порадует всех, кто интересуется этим жанром японского устного рассказа. (Ёнахара)

 

Накано Мидори

 

Обозреватель  и эссеист. Училась политологии и экономике в университете Васэда, после чего некоторое время работала в издательстве,  а потом стала профессиональным литератором.  Среди ее многочисленных работ  — статьи на социальные темы, обзоры текущих событий, статьи и книги о кино, литературе и ракуго.

 

 

Увлекательнейшее

  Путешествие

В мир ракуго

 

 

Литературная эссеистика

 

Сэнго хэнкакуха Ямада Фу:таро:

(Послевоенные «неправильные» писатели. Ямада Фу:таро:)

 

Танигути Мотои

Изд-во Сэйкю:ся, 2013, 188Х128 мм, 408 стр. 3000 йен. ISBN 978-4-7872-9211-7

 

Родившийся в 1922 году Ямада Фу:таро:  до самой  своей смерти в 2001 году был одним из ведущих  японских прозаиков.  Он пришел в литературу  после войны  и сразу же прослыл гением.  Именно  его считают столпом массовой литературы. Начав с детективов, он перешел к фантастике,  историческим романам, романам о ниндзя,  жизнеописаниям выдающихся личностей эпохи Мэйдзи (1868-1912).   Благодаря своему умению мастерски строить сюжет, Ямада Фу:таро:  сыграл  ключевую роль в становлении целого ряда новых жанров.  При жизни он имел  множество преданных поклонников, да и после  смерти его популярность ничуть не уменьшилась.

Одной из особенностей творчества Ямады была склонность к изображению неких пограничных миров, пограничных и во временнòм и в пространственном планах.  Очевидно, сказалось влияние пережитого во время войны.  Когда Япония капитулировала, Ямада учился в медицинском училище и  до конца своих дней мучился чувством вины: обстоятельства помогли ему избежать смерти на фронте, где закончили свои дни многие его сверстники.

Автор этого прекрасного исследования анализирует творчество Ямады, обращая особенное внимание на  его исторические воззрения, лежащие в основе всех его произведений. В книге  проливается свет на многие аспекты творческого пути писателя: сообщается, каков был  круг его чтения  в довоенные годы,  какие вопросы поднимались в романах, написанных на тему капитуляции Японии,  как повлияли на характер его произведений занятия медициной и сексологией, как он использовал элементы научной фантастики, рассказывается также о  пародиях Ямады на библейские темы и его вере в привидения.  (Ёнахара)

 

Танигути Мотои

 

Родился в 1964 году.  Ассистент профессора  кафедры современной японской литературы в университете Ибараки.  Среди его произведений – «Сэндзэн сэнго итан бунгакурон» («Неортодоксальные литературные теории в  довоенный и послевоенный периоды»)

 

 

Прекрасное исследование

Об одном из значительнейших

 И популярнейших

Писателей-беллетристов

 

Канэ то бунгаку

(Деньги и литература. Экономическая история современной японской литературы)

 

Ямамото Ёсиаки

Изд-во Синтё: Сэнсё, 2013, 190Х123 мм, 288 стр. 1300 йен. ISBN 978-4-10-603724-5

 

В  современной Японии  проходит четкая  разграничительная линия между массовой литературой и  так называемой «дзюн-бунгаку» (чистой или серьезной литературой). Однако это не значит, что авторы, занимающиеся чистой литературой, всю свою жизнь живут только ради искусства. Живя в условиях рыночной экономики, они вынуждены продавать свои произведения, как и любой другой товар, и получать за них вознаграждение, которое обеспечивало бы их существование. 

К тому же мало кто из писателей стремится к отшельнической жизни, в большинстве своем они предпочитают   занимать  в обществе видное место и пользоваться теми благами, которые оно дает.

Как же  таким писателям удается зарабатывать себе на жизнь  и одновременно сохранять свое положение в обществе? При том, что эта проблема является одной из основных в истории современной литературы любой страны, внимания японских ученых она до сих пор почти не привлекала. В своей книге Ямамото Ёсиаки  попытался проанализировать данную проблему, использовав широкий круг источников и материалов.   Он показал, что после Первой мировой войны жизненный уровень японского народа  повысился настолько, что  писатели, творящие в области «чистой» литературы, получили возможность  жить безбедно на свои гонорары.  Это положение сохранялось примерно до 60-х годов двадцатого столетия,  за вычетом периода депрессии, связанного с экономическим кризисом и войной.  В книге дается  основательный анализ проблемы,  который наверняка заинтересует всех, кто захочет взглянуть на современную японскую литературу с точки зрения законов общественного развития. (Карубэ)

 

Ямамото Ёсиаки

 

Родился в 1955 году. Учился в докторантуре Токийского университета, в настоящее время – профессор  филологического факультета университета Гакусю:ин, специализируется по современной японской литературе.  Среди его работ – «Бунгакуся ва цукурарэру» («Литераторы создаются»)

 

 

Как писателям удается

 Жить на доходы

От литературного труда?

 

 

 

 Изобразительное искусство

 

 

Ниппон гэндай а:то

(Современное японское искусство)

 

Такасина Сю:дзи

Изд-во Ко:данся, 2013, 210Х144 мм, 133 стр., 2300 йен. ISBN 978-4-06-6218347-5

 

Современное японское искусство не имеет никаких точек соприкосновения с повседневной жизнью.  Если о литературе все образованные японцы  имеют хоть какое-то представление,   то  о том, что делается в искусстве, никто ничего не знает.

Объясняется это отчасти тем, что само понятие «современное искусство»  является слишком расплывчатым и включает в себя разнородные никак между собой не связанные явления. Многие современные художники работают совершенно независимо, не примыкая к тем или иным художественным течениям  и не входя в соответствующие организации.

Но это – не единственная причина.  Дело в том, что в Японии не существует  рынка произведений искусства, ориентированного на  среднего японца.  Мало кто покупает произведения искусства для того, чтобы украсить ими свое жилище.  Галереи обслуживают почти исключительно  специалистов-искусствоведов и коллекционеров.

Задавшись целью изменить  создавшееся положение и открыть людям глаза на  некоторые замечательные явления в  сегодняшнем японском искусстве, Такасина Сю:дзи  создал свое  поистине эпохальное произведение.

Самая трудная задача, которая неизбежно возникает перед всяким, кто берется за такую работу – суметь отобрать  некое  разумное число  художников из огромного множества тех, кто  работает в этой области.

Такасина, один из  ведущих японских искусствоведов и критиков, остановил свой выбор на тридцати художниках, представляющих самые значительные направления в сегодняшнем японском искусстве.  При этом он не ставил своей целью дать сколько-нибудь исчерпывающую картину  состояния современного искусства.  Тем не менее сделанная им подборка произведений, дополненная подробными, написанными доступным языком комментариями, помогает составить представление о   богатом и разнообразном мире искусства Японии наших дней. (Тё: )

 

Такасина Сю:дзи

 

Родился в 1923 году. Специалист по истории западного искусства,  был хранителем Государственного музея западного искусства. В настоящее время – хранитель художественного музея Оохара и почетный профессор Токийского университета. Среди полученных   наград – Почетная степень доктора  Сорбонны и японский Орден  культуры.

 

Популярное  введение

 В современное

 Японское искусство

 

Культура

 

 

Омиягэ то тэцудо: ]

(Сувениры и железная дорога)

 

Судзуки Ю:итиро:

Изд-во Ко:данся, 2013, 188Х127 мм, 288 стр., 1500 йен. ISBN 978-4-06-218156-3

 

 

В магазинах любого туристского района Японии вы обнаружите множество разнообразных, тщательно упакованных местных продуктов  и  сувениров. Выбор  подходящего омиягэ  (сувенира) – одно из самых больших удовольствий для многих путешествующих японцев. Возвращаясь домой, они дарят маленькие подарки своим родственникам, друзьям и коллегам, словно желая разделить с ними полученные впечатления.  Чаще всего это бывает какая-нибудь немудреная  местная еда или произведения прикладного искусства. 

Традиция «омиягэ»  восходит к тем временам, когда люди,  совершая паломничество в буддийские и синтоистские храмы, обязательно привозили оттуда что-нибудь для своих близких, как «доказательство» того, что они поднесли угощение богам и вознесли молитвы о благоденствии своего семейства.

Общенациональный характер практика покупать и дарить омиягэ приобрела  в начале современной эпохи. Распространение этой традиции, представляющей собой важную часть японской культуры, тесно связано с процессом становлениям новой политической и экономической системы Японии.  Причем основную роль сыграли три фактора: развитие государственной железнодорожной сети;  формирование современной армии, имеющее следствием более активное, чем прежде, перемещение  населения внутри страны; возникновение традиции проведения широкомасштабных ярмарок и выставок, сделавших местную продукцию  и местные достопримечательности известными по всей стране.

В результате сложного и замысловатого переплетения этих новых веяний и возникли новые типы омиягэ,  а традиция покупать и дарить их постепенно стала неотъемлемой  частью любого путешествия. Автор этого  немного необычного научного исследования прослеживает процесс возникновения и развития культуры  омиягэ,  проливая таким образом новый свет на историю современной Японии. (Ёнахара)

 

Судзуки Ю:итиро:

 

Родился в 1972 году. Научный сотрудник архивного отделения университета Риккё. Закончил докторантуру  по истории в университете Аояма гакуин. Специализируется по современной истории Японии и истории городской культуры.  Среди работ: «Киндай ниппон но дайтоси кэйсэй» («Формирование крупных японских современных городов»).

 

Откуда

В Японии

Возник обычай

Дарить  омиягэ

 

 

Эдо Камбан дзусю:

(Вывески Эдо. Собрание рисунков)

 

Митани Кадзума

Изд-во Тю:о:ко:рон Синся, 2013, 216Х151 мм, 289 стр., 5000 йен. ISBN 978-4-12-004470-0

 

В девятнадцатом веке Эдо (современный Токио) был большим городом с миллионным населением. В нем существовала достаточно развитая сфера торговли и услуг, повсюду были открыты разнообразные лавки, в которых кипела жизнь. Торговцы рекламировали свою продукцию при помощи  сделанных вручную пестрых деревянных вывесок камбан. Во второй половине 19 века, когда Япония вступила в эпоху модернизации, эти вывески камбан постепенно исчезли.  

К счастью, они не исчезли бесследно.  Их изображения можно увидеть на гравюрах и книжных иллюстрациях, не говоря уже о тех сохранившихся образцах, которые были созданы в конце 19 века. Автор этой книги, изучив  множество разнообразных материалов эпохи Эдо, сделал попытку реконструировать вывески камбан  в их первоначальном виде.  Может показаться, что  сбор материалов для такого издания не столь уж и сложное дело, однако  он требует терпения, усердия и невозможен без высокого уровня  профессионализма. А Митани Кадзума не только один из выдающихся знатоков культуры Эдо, но еще и художник, работающий в жанре японской традиционной живописи «нихонга», так что вряд ли кто-нибудь лучше него справился бы с этой  задачей.

Открыв книгу, прежде всего поражаешься  количеству и разнообразию  собранных автором вывесок камбан. Магазины одежды и косметических товаров, ресторанчики и  питейные заведения, аптеки, магазины канцелярских принадлежностей и всяких диковин. В книге собраны ценнейшие сведения, показывающие богатую культуру Эдо с совершенно уникальной точки зрения. (Тё: )

 

Митани Кадзума 

 

Родился  в 1912, скончался в 2005 году. Учился японской живописи в Токийском художественном училище. Автор многих иллюстраций с изображением обычаев  эпохи Эдо. В 1988 году стал лауреатом премии Ёсикава Эйдзи по литературе.

 

Увлекательнейший путеводитель

По одной  из уникальных областей

Культуры Эдо

 

 

Общество

 

Сё:дзё сё:сэцу но сэйсэй

(Проза для девочек. Век гендерной политики)

 

Кумэ Ёрико

Изд-во Сэйкю:ся, 2013, 193Х131 мм, 358 стр., 3000 йен. ISBN 978-4-7872-9215-5

 

В настоящее время манга и аниме получили столь широкое распространение во всех странах, что  их можно смело причислить к общемировой классике   поп-культуры. Карикатурно-упрощенный образ симпатичной (каваии) девочки, который зачастую служит символом аниме, пользуется огромной популярностью  во всем мире, причем, среди его преданных поклонников больше всего молодых мужчин.   

Но в самой Японии этими персонажами всегда увлекались не столько юноши, сколько девушки,  и  жанр сё:дзё манга  (комиксы для девочек) существует с давних времен.  Его возникновение отчасти связано с  распространением особого литературного жанра сё:дзё сё:сэцу (романы для девочек), который возник в Японии в 90-х годах девятнадцатого столетия.  Как именно изображались девочки в  этих романах,  предназначенных для массового читателя?  Кумэ Ёрико рассматривает историю становления жанра, акцентируя внимание на  гендерных аспектах.

Первоначально романы для девочек публиковались на страницах журналов, ориентированных на подростков обоего пола и имеющих специальные разделы для девочек. Целью этих романов было подготовить девочек к их будущей роли хранительниц домашнего очага.  Они сразу же завоевали любовь юных читательниц, но, адаптируясь к их предпочтениям, пошли по совершенно непредвиденному пути развития: их основной темой стало освобождение от семейных оков.  Точно так же и героини современных манга и аниме  - вряд ли можно ожидать, что они всегда будут играть одни и те же закрепленные за ними роли, скорее они станут служить чутким барометром общественного мнения, отзываясь на малейшие изменения социальных стереотипов.  Эта книга  внушает  читателям  надежду на продуктивную силу культуры. (Карубэ)

 

 

Кумэ Ёрико

 

Профессор кафедры современной японской и детской литературы в университете Мэйдзиро. Занималась в докторантуре Японского женского университета.  Является соавтором книг: «Сё:дзё сё:нэн но поритиккусу» («Политика, ориентированная на  «девочек» и на «мальчиков») и «Кёко: но таносими» («Радости вымысла»).

 

Литература для девочек

В свете изменений

Гендерных ролей

 

Образование

Соцугёсики но рэкисигаку

(История выпускных церемоний)

 

Аримото Маки

Изд-во Ко:данся, 2013, 188Х19 мм, 264 стр., 1600 йен. ISBN 978-4-06-258549-1

 

 

В разных странах по-разному отмечают окончание учебного заведения. К примеру, американские студенты после окончания лицея устраивают  выпускной бал.  В японских лицеях такого обычая нет.  Зато саму церемонию окончания лицея проводят с особой торжественностью, она считается одним из важнейших событий в человеческой жизни и надолго остается в памяти. Торжествам по поводу окончания начальной и средней школ также придается большое значение, чего нельзя сказать о церемонии окончания университета. Интересно, что основную роль здесь играют «слезы» . Церемония окончания начальной и средней школ просто немыслима без «слез».  А вот окончание университета  расценивается скорее как необходимая формальность, чем судьбоносный  жизненный этап, способный вызвать у человека слезы.

Чем объясняется подобное различие?  В книге «Соцугёсики но рэкисигаку» Аримото Маки   рассказывает о том, как  постепенно эволюционировали японские выпускные церемонии,   и подчеркивает их большое культурное значение, выводя на первый план такой аспект, как «слезы».

Существует мнение, что  традиция отмечать окончание учебного заведения была завезена в Японию из Европы. Однако  японские выпускные церемонии  в их нынешнем виде – это чисто отечественный продукт.

Поскольку японские выпускные церемонии  планируются  заранее и все намеченные мероприятия репетируются, «слезы», несомненно, входят в сценарий.  Тем не менее сами выпускники всегда вспоминают о том, что слезы катились по их щекам совершенно непроизвольно.   Объяснение, которое дает Аримото механизму появления слез – представляет собой, пожалуй, самую интересную часть этого удивительного исследования. (Тё: )

 

Аримото Маки

 

Родилась в 1958 году. Профессор кафедры музыкального образования и исторической социологии на искусствоведческом факультете университета Риккё.  Получила звание магистра  в Токийском государственном университете изобразительных искусств и музыки. 

 

Слезы во время

Выпускной церемонии

Как необходимая

Часть ритуала

 

 

История

 

 

Мэйдзи дзингу:

(Святилище Мэйдзи)

Имаидзуми Ёсико

Изд-во Синтё: Сэнсё, 2013, 191Х128 мм, 352 стр., 1500 йен. ISBN 978-4-10-603723-8

 

Синтоистское святилище Мэйдзи, расположенное в токийском  районе  Харадзюку -  месте, где рождаются последние новинки молодежной моды, — занимает площадь в  72 гектара и отделено от городских кварталов  густым лесом. Это оазис тишины и покоя. Идя по территории святилища, трудно поверить, что ты находишься в центре современного города.

Святилище Мэйдзи было основано в 1920 году,  оно посвящено императору Мэйдзи и его супруге.  В процесс сооружения храмового комплекса, призванного стать символом новой Японии,  было  вовлечено огромное  число людей, многие из которых успели побывать на Западе.

Эти  первооткрыватели новых методов в городском планировании, архитектуре,  лесоводстве,  искусстве  попытались  по-своему решить поставленную перед ними задачу, соединив последние европейские достижения с японскими традициями.   Выделив  12 самых представительных фигур, автор дает прекрасный групповой портрет людей, успешно выполнивших столь величественный проект.

Строительство святилища Мэйдзи стало  возможным не только в результате усилий специалистов в соответствующих областях.  В него оказались вовлеченными широкие народные массы.   Из разных уголков страны  было прислано около 100 тысяч саженцев, отовсюду приходили  пожертвования,  около 110 тысяч человек вызвались  оказывать помощь в строительных работах. Создатели храмового комплекса Мэйдзи  видели в нем не только место для молитв, они связывали его с будущим обликом Токио и надеялись, что он навечно останется в памяти народной. (Ёнахара)

 

Имаидзуми Ёсико

 

Родилась в 1970 году. Старший научный сотрудник Международного Исследовательского центра Синтоистской культуры при святилище Мэйдзи.  Закончила факультет искусств и науки Токийского университета и защитила диссертацию на звание  доктора философии в Институте восточных и африканских исследований (SOAS) при Лондонском университете.

 

Как создавалось

Синтоистское святилище

В Токио

 

 

Политика

 

Кэнрёку ико:

(Перемещение власти и политическая стабильность)

 

Макихара Идзуру

Изд-во NHK, 2013. 182Х128 мм, 256 стр., 1000 йен. ISBN 978-4-14-091205-8

 

За последние 20 лет в политическом мире Японии произошли заметные изменения.  Почему либерально-демократическая партия, которая была у власти с 1955 года, в 90-е годы  внезапно  утратила лидерство?  И почему  так недолго удерживала власть демократическая партии,  одержавшая столь  сокрушительную победу на выборах 2009 года?  Власть сразу же вернулась к ЛДП,  но ни тому ни другому кабинету так и не удалось обеспечить политическую  стабильность. Каковы причины?  Автор этой книги, один из ведущих японских политологов, специалист по проблемам администрирования и бюрократической системы,  пытается ответить на эти и на многие другие актуальные вопросы.

В 90-е годы 20 века ЛДП и поддерживающие ее группировки предприняли ряд реформ: ослабление жесткого контроля в экономике,  реорганизация министерств,   децентрализация власти.   Автор книги особо подчеркивает, что  поражение ЛДП на выборах  2009  года было следствием этой «эпохи реформ». Чем громче звучали обращенные к политикам призывы взять под контроль  бюрократический аппарат, тем  очевиднее становилась функциональная несостоятельность  правительства ЛДП. В результате симпатии народа перешли к  ДПЯ.

Однако ДПЯ тоже не  оправдала ожиданий народа  и власть быстро вернулась к ЛДП.  Удастся ли Японии разрешить проблему нестабильности? Макихара считает, что  Японии необходимо сформировать систему, которая обеспечивала бы  безболезненную смену одного правительства другим.  Эта прекрасная книга, будучи очень полезным и доступным введением  в политику современной Японии,  одновременно предлагает читателям  ряд соображений и идей относительно будущего устройства страны. (Карубэ)

 

 

Макихара Идзуру

 

Родился в 1967 году. Выпускник Токийского университета,  в настоящее время преподаватель этого университета.  Среди основных работ: «Найкаку сэйдзи то Оокурасё: сихай» («Кабинетная политика и «Власть министерства финансов») , которая в 2003 году получила премию Сантори по общественным и гуманитарным наукам.

 

Попытка  проникнуть

В самую суть

Японской политики

 

 

 Идеология

 

Ёкои Сё:нан кэнкю:

(Ёкои Сё:нан)

 

Минамото Рё:эн

Изд-во  Фудзивара Сётэн, 2013, 215Х153 мм, 560 стр. 9500 йен. ISBN 978-4-89434-920-9

 

 

Ёкои Сё:нан (1809-1869), ученый-конфуцианец,  принимавший активное участие в «реставрации»  (или   правильнее сказать «революции») Мэйдзи, мало известен  за пределами Японии, несмотря на несомненную значительность его философских воззрений.  В последние годы появилось немало солидных исследований, посвященных проблемам  конфуцианства в  домейдзистской Японии и в Китае. Как правило, в них подвергается критике общераспространенная трактовка конфуцианства  как идеологического обоснования феодализма и показывается его положительное влияние на разные сферы общественной жизни. Книга Минамото Рё:эна в свете этих общемировых тенденций тоже может рассматриваться как  попытка  подобного пересмотра конфуцианской философии.

Однако пересмотр и переоценка конфуцианства  как учения, отличного от западных философских систем, вовсе не является единственной целью  автора. Центральной идеей Ёкои Сё:нана  была идея о том, что культивируемый нео-конфуцианцами метод  публичной дискуссии ко:рон    должен быть  взят на вооружение  даймё: и стать обязательным элементом системы управления провинциями.   Позже, познакомившись  с западными политическими методами, Ёкои Сё:нан  стал настаивать на введении  в Японии парламентской системы.

Таким образом,  конфуцианство как традиционная философская  система Восточной Азии  подготовила необходимую почву для восприятия западных политических принципов, а    позже   стала основой для  возникновения идеи о миропорядке в глобальном масштабе. Так что данная книга имеет большое значение как напоминание о важности идей Сё:нана с этой точки зрения.(Карубэ)

 

Минамото Рё:эн

 

Родился в 1920 году. Почетный профессор университета Тохоку и член Японской академии. Специалист по истории японской философии. Среди его многочисленных работ: «Гири то ниндзё:» ( «Долг и человеколюбие») и «Токугава го:ри сисо: но кэйфу» ( «Генеология идеологии рационализма в токугавскую эпоху»)

 

 

Конфуцианство и

Западные политические

принципы

 

Местные корни японской литературы

 

№5  Ибусэ Масудзи и Ко:сю:

 

Уроженец Хиросимы, автор  всемирно известного романа об атомной бомбе «Курои амэ» («Черный дождь»), писатель Ибусэ Масудзи   (1898-1993) написал помимо всего прочего множество трогательных эссе о свой любви к рыбалке,  причем они принадлежат к его самым любимым произведениям. Действие многих из этих эссе  происходит на малоизвестных речках района Ко:сю: в  нынешней префектуре Яманаси.

 

 

Ко:сю: (местность, примерно соответствующая нынешней преф. Яманаси) для  Ибусэ Масудзи открыл Сато: Ко:сэки, знаменитый «мастер» речной рыбалки.  В сентябре 1936 года они отправились  порыбачить на реку Хонтанигава в ущелье Масутоми. Ибусэ впоследствии утверждал, что тогда  он  еще «совершенно не  интересовался рыбной ловлей», но после того, как  Сато: похвалил его, сказав, что у него есть явные способности для этого занятия, постепенно пристрастился. Впрочем, возможно, Ибусэ, что для него характерно, просто предпочел остаться в тени. На самом деле, он всегда был большим любителем рыбы, даже стал по-новому писать свое имя, заменив два первых знака, которые  вместе читаются «масу» на один знак, который тоже читается масу, но означает —  форель.  Приобщение к рыбной ловле сыграло весьма важную роль в  жизни Ибусэ, можно даже сказать, что именно благодаря этому увлечению, он нашел свою собственную нишу в японской литературе, начав разрабатывать рыбачью тему и  написав множество прекрасных эссе. Как правило, речь в них идет именно о реках Ко:сю:.

С их названия, или хотя бы упоминания о них начинаются  многие эссе.

 

«Совсем недавно я вернулся  из очередной поездки на реку Амаго:тигава.»

 

«Во время войны я был в эвакуации в Ко:фу и большую часть времени проводил на реке, занимаясь ловлей айю»

 

«Из веяний последнего времени: даже на реках Ко:сю: появились браконьеры, к тому же при ловле рыбы часто используются отравляющие вещества».

 

Названия многих рек, которые упоминаются в этих эссе, не знакомы большинству читателей. Амаго:тигава, Саногава, Одзирагава, Идэфукусигава, Токувагава, Аодзасагава, Тотисирогава…  Как правило, это всякие мелкие притоки и притоки притоков, не отмеченные даже на карте в масштабе  1:50 000.  Названия некоторых рек известны только местным жителям.  В самом деле, кто кроме них, да рыбаков,  приезжающих порыбачить в горных потоках, забредет на их берега?

Приезжая в Ко:сю:, Ибусэ обычно останавливался  в одной из скромных маленьких гостиниц, рассчитанных на заезжих торговцев, или  где-нибудь на местных горячих источниках. Причем чаще всего он приезжал не на день-два, а задерживался здесь надолго. В результате он, естественно, сдружился с владельцами гостиниц, местными жителями, и завсегдатаями здешних мест, приезжающими порыбачить или просто по делам.  Но не только рыбалка привлекала Ибусэ в Ко:сю:.  Не менее ценной была возможность полюбоваться местными пейзажами, встретиться с новыми людьми, все это давало ему прекрасный материал для творчества.   Даже своему родному городу Хиросиме,  Ибусэ не  посвятил столько произведений, сколько Ко:сю:. Здесь он обрел вторую родину.

 

«Я очень люблю рыбачить, но  пока я еще здесь полный профан. Так что в этой книге вы не найдете описания способов рыбной ловли.»

 

Так говорится в предисловии к книге эссе, которая называется  «Кавадзури» ( «Речная рыбалка»). Действительно ли Ибусэ был таким уж неумелым рыболовом?  Если верить поэту-хайдзину Ииде Рю:те, который часто ездил вместе с Ибусэ на рыбалку и считал его своим учителем,  дело обстояло вовсе не так,  а совсем наоборот, то есть  Ибусэ, как всегда, скромничал, нарочно скрывая свои достоинства.  А о методах рыбной ловли он не писал просто потому, что  существовала масса других вещей, о которых ему хотелось писать.  Естественно, книга «Кавадзури»  не представляет собой руководства по   рыбной ловле.  Ибусэ рассуждает о взаимоотношениях человека с природой,  со средой его обитания, с  историей. Перед читателем открывается  мир его литературы,  прекрасный, как выдержанное вино.

Рыбалка – состязание в мудрости между человеком и рыбой. Рыбак должен уметь принять мгновенное решение, зависящее от характера реки, ее глубины,  характера течения, времени года, погодных условий, особенностей соотношения воды и камней непосредственно в том месте, где он ловит рыбу. То есть, вступая в противоборство  с рыбой, он должен уметь правильно оценить обстановку, мобилизовав все свои знания.

Его учитель Сато: Ко:сэки  учил его «растворяться в  окружающей обстановке».  А один старый рыбак с реки Кавадзугава наставляя его, говорил: «Ты должен вцепиться в реку мертвой хваткой.»

Еще один бывалый рыбак с реки Фуэфукигава как-то сказал ему: «Нужно  серьезнее относиться к рыбной ловле».  А еще один – с реки Симобэгава ругал его: «Эй, разве можно так  суетиться…»

Эти немудрящие  замечания на самом деле касались не только рыбацкого мастерства. Казалось бы, люди, долгое время жившие в близком контакте с речной  рыбой, открывают тайны своего мастерства, что тут такого особенного? Однако, подспудно в этих советах и наставлениях  содержалась информация о том, как следует человеку вести себя в мире природы.  Автор не пишет об этом ни слова, но его мысли сами собой передаются читателям, угадываются между строк.

Что так притягивало Ибусэ в Ко:сю:?  Он неоднократно  писал о том,  какая картина открылась его взору, когда его  впервые  привезли в ущелье Масутоми.  Как он увидел перед собой скалистые горы, увитые осенним, багряным плющом.  «Прямо внизу бурлил горный поток, а напротив, в горах, были  печи для выжига угля. Между деревьями там-сям вдруг вспыхивало пламя. Оно было по ту сторону ущелья, но его жар ощущался  всей кожей лица.»

Картина непривычная для жителя западной Японии.  Вся долгая история Киото и Осаки  учила тому, что окружающая нас природа должна быть отмечена утонченностью, привнесенной в нее человеком.  В Ко:сю: Ибусэ Масудзи нашел  мир, совершенно отличный от того, к которому привык с детства.   Скалы  и ущелья, осенняя листва, языки пламени… Природное и человеческое утверждали себя, взаимодействуя друг с другом во всей своей первозданности.  Под беспощадным натиском природы человек изо всех сил  пытался устоять на месте и жить своей жизнью.  Приехав  в Ко:сю:, Ибусэ впервые встретился с дикой, суровой природой.  Не отполированные камни, а грубые острые скалы, люди, выражавшие себя совершенно иначе, чем принято в  приукрашенном цивилизацией мире. 

В собрании путевых заметок «Нанацу но кайдо:» («Семь дорог»)  говорится о старых дорогах Ко:сю:.

 

«В Ко:сю:  сохранились старые дороги, проложенные в глубокой древности».

 

Ибусэ рассказывает о случае, который произошел в Сакаори, поселении  чуть восточнее Ко:фу.  Владелец  известного в этих местах виноградника в течение семи лет выводил новый сорт винограда. И вот перед самым сбором урожая кто-то срезал его виноградные лозы  под самый корень. Причем такое случалось и прежде. Полиция  пришла к выводу, что мотивом преступления была зависть к успехам этого человека.

А вот еще один случай. В городе Ко:фу кто-то налил воды на клавиатуру рояля прямо перед  концертом знаменитого пианиста.  Это произошло перед самым открытием занавеса, так что  организатор концерта вынужден был извиниться и отменить концерт. Вода, попав на клавиатуру, лишает инструмент звучания.  Явно это совершил человек, причастный к музыке, который позавидовал успеху пианиста.

«При желании среди преступлений, совершенных на равнине Ко:сю:, можно обнаружить и другие подобного же рода,» — пишет Ибусэ.

Он вовсе не хочет  при этом как-то принизить жителей Ко:сю:.  Просто там  сразу же выявляется  все то, что в других местах обычно стараются скрывать.  И писатель, естественно, испытывал симпатию к этим людям, их  душевная открытость вызывала у него восхищение.

 

«Мы находимся в чайном домике на дороге Мисака.»

 

 

У новой дороги, которая была частью  старого тракта Мисака, соединявшего Ко:сю: и  Суруга, находились чайный домик и гостиница, где Ибусэ Масудзи часто останавливался и где писал свои произведения. Теперь там стоит прекрасный деревянный дом, но во времена Ибусэ это было скромное двухэтажное здание с чайной лавкой на первом этаже и комнатами для постояльцев на втором. Единственная в гостинице ванна  представляла собой деревянную бочку с встроенной снизу печкой, она стояла снаружи под  стрехой и даже не была обнесена изгородью. Одежду постояльцы оставляли  на наваленных  рядом бревнах. Вместо крыши   сверху был наброшена какая-то старая фанерка.

Очень в духе Ибусэ было сделать этот скромный чайный домик своим постоянным пристанищем.  Глуховатый хозяин, его добродушная жена, масса каких-то людей,  приходящих и уходящих по своим таинственным делам…  В свободное от работы время  Ибусэ зорким писательским взглядом незаметно наблюдал за ними,  слушал их разговоры.   В результате возникло множество коротких рассказов, покоряющих уникальным колоритом.

Эту гостиницу любил не один Ибусэ Масудзи.  Все, читавшие «Фугаку хяккэй» («Сто видов Фудзи» ) Дадзая Осаму, наверняка вспомнят, что это произведение было написано именно здесь.  Дадзай приехал сюда по приглашению Ибусэ Масудзи, который взял на себя роль свата: он познакомил Дадзая с его будущей женой.  Без поддержки Ибусэ Масудзи  это прекрасное произведение  с известной всем строкой «Горе Фудзи очень к лицу цветы энотеры», вряд ли появилось бы. Да и к перелом в жизни Дадзая тоже  вряд ли произошел бы. Ведь именно тогда Дадзай покончил с беспутной разгульной жизнью, которую вел в молодые годы, и перешел   к более упорядоченному существованию, позволившему ему создать  в военные годы свои многочисленные шедевры. 

Местный уроженец Иида Рю:та с благодарностью и любовью писал о днях, проведенных в Ко:сю:.  В этом глухом районе одежда мало менялась: и до войны и после войны носилось одно и то же. Иида описывает, как, собираясь летом на рыбалку, Ибусэ облачался в «полотняную цвета пожухлой травы куртку, просторные рабочие брюки того же цвета,  парусиновые туфли, а на голову нахлобучивал альпинистскую шапку». Он считал, что такая неприметная  одежда более любой другой подходит для рыбалки, во всяком случае в поезде, на котором он ездил к реке, никто не обратит на него внимания. А Иида был уверен, что Ибусэ одевался таким образом, дабы выразить  свое почтительное отношение к рыбе.

И не только к рыбе, но и ко всему остальному: внимательно наблюдая, чутко прислушиваясь, он с благоговейной готовностью  впитывал в себя все, что давала ему природа,  обогащая таким образом свой духовный мир.

 

(Икэути Осаму, эссеист и специалист по немецкой литературе)

 

 

(подпись под фотографией)

 

Ибусэ Масудзи (справа)  на рыбалке вместе с поэтом Иида Рю:та. Фото  Кобаяси Тоси (Из собрания Музея изобразительных искусств префектуры Яманаси)

 

 

События и тенденции

 

Премии Японского Фонда 2013 года

 

1 октября были объявлены лауреаты премий Японского Фонда 2013 года. Церемония присуждения премий состоялась 15 октября.  Лауреатами оказались Ириэ Акира, почетный профессор Гарвардского университета, Театр танца Санкай дзюку,  и  Ассоциация технологического сотрудничества (Тайланд-Япония).

Профессор Ириэ — японский историк,  работающий в США.  В сфере его интересов – роль идеологии и культуры в истории.  В своих научных исследованиях он подчеркивает  интернациональный характер истории,  рассматривает вопрос о взаимовлиянии разных стран во внешнеполитической и дипломатической  областях.  Он сыграл ведущую роль в  изменении трактовки истории дипломатии США.  Профессор Ириэ —  первый японец, ставший президентом Американского научного  общества по вопросам дипломатических отношений и президентом Американской исторической ассоциации.  Награда была присуждена профессору Ириэ как японскому ученому, сыгравшему ведущую роль в деле  развития японо-американских отношений за пределами Японии.

Санкай Дзюку – театр танца, основанный в 1975 году Амагацу Усио. В 1980 года труппа начала  гастролировать за рубежом  и побывала более чем в 700 городах и 44 странах Азии, Европы и Америки.

Ассоциация технологического сотрудничества  — общественная организация, возникшая в 1973 году. Целью ее является экспорт технологий из Японии в Тайланд и подготовка местных кадров.  В программу ассоциации входит – техническое обучение, калибровка промышленного оборудования и экспериментальных приборов и управление предприятиями он-лайн.  Кроме того она принимает участие в создании и издании японских учебников  и пособий, словарей и книг по японской культуре. В 2007 году ассоциация открыла Тайско-японский технологический институт (TNI), частное  учебное заведение,  в котором  уроки японского языка являются обязательной частью учебной программы.  Ассоциация является также крупнейшим учреждением в Тайланде, предоставляющим живущим в Тайланде японцам возможность выучить тайский язык, а также поставляет учителей-японцев  для тайцев, внося таким образом весомый вклад в развитие отношений между двумя странами и играя большую роль в подготовке квалифицированных кадров.

 

Каваками Миэко получает премию Танидзаки

 

В 2013 году премия Танидзаки Дзюнъитиро, учрежденная  изд-вом Тю:о:ко:рон Синся,  досталась Каваками Миэко за  сборник «Аи но юмэ тока» («То ли грезы любви, то ли…»), выпущенный издательством Ко:данся.  В сборник вошли семь рассказов, опубликованных между 2007 и 2012 годами. Пять из них написаны после землетрясения и цунами 2011 года.  В центре рассказов вроде бы простые, но зачастую очень глубокие и сложные отношения главного героя, от лица которого ведется повествование, и окружающими: тут и отношения между супругами, и отношения между соседями  и пр. Отборочная комиссия особо отметила способность автора завлекать читателя в какие-то странные места, и оставлять его там одного, не подсказывая ответов на возникающие вопросы, а также живой, прекрасный язык всего сборника.

В рассказе «Сангацу но кэито» («Мартовская пряжа»),  непосредственно связанном с событиями 11 марта 2011 года, молодая пара, ожидающая своего первенца, пускается в весьма рискованное путешествие.  Член  жюри, Икэдзава Нацуки, признался, что  его особенно тронули слова одного из персонажей: «Когда случается что-нибудь неприятное, опасное,  все мгновенно распадается,  превращается в пряжу и ждет своего часа…» «Эти слова потрясли меня, потому что они совершенно точно передают тревожную атмосферу того времени, когда будто сам характер мира внезапно меняется» — сказал он.

 

Словарь современной литературы То:хоку

 

Недавно вышел словарь писателей и литературных произведений, так или иначе связанных с районом То:хоку.  «То:хоку киндай бунгаку дзитэн» («Словарь современной литературы района То:хоку») – первое издание подобного рода. Оно знакомит читателей с литературой семи префектур района  в период, начиная с эпохи Мэйдзи (1868-1912) и до наших дней.  Словарь состоит из двух частей. В первой содержатся сведения о более чем 800 писателях и поэтах То:хоку, среди которых есть и такие значительные фигуры, как Миядзава Кэндзи (преф. Иватэ) и Дадзай Осаму (преф. Аомори), и авторы, появившиеся в литературе в последнее время, такие, как Исаака Ко:таро: (преф. Мияги). Во второй части представлено более 20 статей, посвященных литературе данного региона, среди которых «Современные писатели и То:хоку», «Эвакуация и литература» и «Поэзия  на диалектах».

Словарь составлен группой специалистов из восьми человек под руководством профессора Судо: Хироаки из университета Мориока. Работа над ним началась в 2009 году.  Задавшись целью включить в словарь  максимальный объем информации, редакционный совет привлек к работе над ним около 240 авторов, включая ученых из всех шести префектур и   местных историков.   Работа над проектом была приостановлена на шесть месяцев после мартовской катастрофы 2011 года. Когда же она возобновилась, было решено добавить новую тему  «Великое Восточнояпонское землетрясение и литература».   В этот раздел были включены короткие стихотворения, написанные сразу же после бедствия.

 

Открывается новый музей манги

 

После того, как  в 2006 году открылся Международный киотский музей манги,  в разных районах страны появилось множество музеев, занимающихся сбором материалов по манга и  анимэ.  В основном это учреждения нового типа, представляющие собой смешанные или комплексные музеи-архивы, занимающиеся сбором и хранением не только книг и журналов, но и оригинальных рисунков и видео-игр. Музеи проводят также  исследовательскую  работу и устраивают выставки. В стране больше 60 таких музеев, организованных органами местного самоуправления, университетами и прочими организациями.

Музеи привлекли внимание зарубежных любителей манга,  они оказывают заметное влияние на восприятию культуры манга за пределами Японии. Самое крупное в мире учреждение, посвященное манга, готовится к открытию в 2014 году. Это Токийская международная библиотека манги (предварительное название) при университете Мэйдзи. В кампусе университета уже открыты две библиотеки на средства, пожертвованные  известными исследователями и собирателями манга: Мемориальная библиотека манги Ёсихиро Ёнэдзавы и  Библиотека современной манги.  В новое собрание помимо манги войдут также аниме, видео-игры и  любительские журналы манги.

 

Открытие Центра Дональда Кина, Касивадзаки

 

В сентябре в префектуре Ниигата открылся Центр Дональда Кина, Касивадзаки.  Новый центр представляет творчество 91-летнего литературоведа,  почетного профессора Колумбийского университета, сыгравшего  ведущую роль в распространении японской литературы  за рубежом.  В  центре  собраны  книги и киноматериалы, знакомящие с многолетним творческим путем Дональда Кина.  Одним из центральных экспонатов является  точное воспроизведение  нью-йоркского кабинета Кина.  Помимо принадлежащих ученому 1800 книг, сюда перевезены его письменный стол, диван и  стеклянная дверь. В Центре также  выставлены письма, написанные Кину многими  японскими писателями, такими как Абэ Ко:бо:, Сиба Рю:таро, Кавабата Ясунари. Имеется также диорама со сценами из представления кёгэн, поставленного в те годы, когда молодой Кин учился в Киото.

История взаимоотношений Кина с Касивадзаки  восходит к крупному землетрясению, которое произошло в этом районе в 2007 году.  Тогда, желая поднять дух местных жителей, Кин предложил восстановить  старинный спектакль театра дзёрури, который не ставился более трех столетий.  В организации Центра Дональда  Кина большую помощь оказал фонд, учрежденный местной  кондитерской фирмой «Бурбон Ёсида»

 

Книги, герои которых – животные

 

В последнее время появилось немало прозаических произведений – и эссе и художественной прозы -  написанных под влиянием ощущения эмоциональной связи, существующей между людьми и животными. Новый сборник рассказов «Ицумо карэра ва докока ни» («Они всегда где-то рядом») Огава Ё:ко состоит из немного странных историй о  том, как люди, чувствующие себя неловко в человеческом обществе, вдруг начинают  улавливать сигналы, посылаемые  им  животными. Писательница говорит, что сочиняя эти короткие рассказы, она осознала, что не имеющим языка существам тоже есть о чем рассказать, а их мир, «возможно, даже богаче нашего».

Еще одна книга, связанная с животными – цикл коротких рассказов Хасэ Сэйсю:.«Со:ру мэйто»  («Задушевный друг»).  Автор  дает характеристики собакам разных пород, описывает отношения между собаками и  семьями, в которых они живут. В одном рассказе собака делает все, чтобы сохранить семью, находящуюся на грани развала.  В другом  героиней является маленькая собачка, которая   одна выживает во время бедствия.  Главным героем книги «Рибон» («Лента») Огавы Ито,  является  какаду – прекрасный имитатор, который может жить до двадцати и более лет. Вылупившаяся в инкубаторе птица улетает от людей, которым обязана своим рождением,  и пускается в странствия, которые кончаются чудесным образом и в процессе которых она дарит радость и душевную теплоту многим людям.

 

Новые книги о главных синтоистских святилищах Японии

 

Множество книг было издано в этом году в связи с проведением важных церемоний в синтоистских святилищах Исэ и Идзумо. Святилище Исэ  вот уже более тринадцати веков через каждые 20 лет перестраивается в своем первоначальном виде. Кульминацией всех связанных с этим событием церемоний является торжественный перенос символизирующего божество  священного зеркала в обновленное здание, что на сей раз  произошло 2 октября.  Главное здание святилища часто приводят как классический пример чисто  японского  архитектурного стиля, характерного для той эпохи, когда  страна еще не попала под китайское влияние. В своей книге «Исэдзингу: то нихомби» («Святилище Исэ и японская эстетика») Иноуэ Сёити  на основе тщательного анализа всех сохранившихся письменных свидетельств, начиная  с  эпохи Эдо (1603-1868) до наших дней, раскрывает идеологическую подоплеку этой точки зрения.

Что касается святилища Идзумо, то его обновляют каждые 60 лет, при этом перебирается часть крыши и основной каркас здания.  Пока проводятся ремонтные работы, чтимое в святилище божество переводят во временное строение, а после их завершения торжественно возвращают в  перестроенное здание.

Недавно под редакцией Сэнгэ Ёсихико и Мацумото Ивао вышла посвященная этому святилищу книга, которая называется «Идзумо тайся. Нихон но ками мацури но гэнрю:» («Святилище Идзумо. Происхождение японских священных ритуалов»). В ней говорится, что до 18 века в Идзумо проводился ритуал полной перестройки святилища, примерно такой же как в Исэ,  и только в 19 веке  его изменили и стали ограничиваться ремонтными работами.

 

Скончалась  Ямасаки Тоёко

 

29 сентября в возрасте 88 лет скончалась Ямасаки Тоёко, японская  писательница, писавшая социальные романы и показывавшая в своих произведениях абсурдность мира.  Она родилась в Осаке, в семье торговцев,  издавна имевших лавку  комбу (морская капуста).  Родной город и стал местом действия  ее ранних романов, а местные торговцы  — их главными героями.

В 1958 году, еще работая в газете Майнити Симбун, она  стала лауреатом премии Наоки за  повесть  «Хана норэн» («Цветочные шторы»). Склонность к социальной тематике обнаруживается уже в ее романе 1965 года «Сирои кёто:» ( «Белая Башня»), а вскоре ее начинают волновать темы, имеющие общенациональное и интернациональное значение.  «Футацу но сококу» ( «Две родины») – роман, главным героем которого является американец японского происхождения, повествует о  событиях Второй Мировой войны.  В романе «Дайти но ко» ( «Дитя континента») изображается  жизнь  японца, после войны оставленного в Манчжурии. Ее романы всегда основаны на тщательном анализе событий, ей удалось поднять и развить те темы, которые игнорировались другими авторами.  Книги Ямасаки Тоёко постоянно были в списке бестселлеров, по многим были сняты фильмы и телевизионные сериалы.

 

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нодзаки Кан,  профессор кафедры французской литературы Токийского университета,

Ёнахара Кэй, писательница

Карубэ Тадаси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  политической мысли в Японии 

 

Издатель и Главный редактор

 

Хонда Осаму, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Japan Echo Inc.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2013

ISSN 0918-9580

 

 

Писатели о себе

 

Раскрывая сокровенные тайны женской души

 

 

Аояма Нанаэ – одна из самых состоявшихся и увенчанных наградами молодых писательниц. Едва закончив в 2005 году лицей,  она стала лауреатом премии Бунгэй за «Мадо но акари» («Свет окон»), а двумя годами позже получила престижную премию Акутагавы за свой второй роман «Хитори биёри» ( «Прекрасный день для одиночества») (см. НКЯ № 53).  В 2009 году Аояма стала самым молодым лауреатом премии Кавабата Ясунари за сборник коротких рассказов «Какэра» («Осколки»).

Аояма обладает редким  умением с  необыкновенной тонкостью  и точностью изображать чувства и мысли своих героинь.   В ее простой и четко организованной прозе, острых, ироничных диалогах почти всегда ощущается подспудная психологическая глубина. Очень часто  в ее историях  изображается борьба между двумя женщинами, принадлежащими к разным поколениям, которые, преодолевая возникший конфликт, пускаются каждая в свое собственное странствование к постижению своего «я».

«Я стараюсь писать о разных ситуациях и затрагивать разные темы, но, как мне кажется,  в конечном итоге всегда прихожу к одному и тому же, -  смеется Аояма. – Но я уже научилась не волноваться по этому поводу.   Мне кажется,  у меня лучше всего получается, когда я сосредотачиваюсь на психологическом состоянии своих персонажей и на том, как они выглядят, взаимодействуя друг с другом.»

Аояма считает, что такой стиль сформировался  у нее  под влиянием отношений с младшей сестрой. «Нас с ней связывает любовь-ненависть.  Думаю, что  этим многое объясняется. Мне интересно описывать психологические состояния своих героинь с той степенью реалистичности, на  какую я только способна.  Для меня  эта тема никогда не потеряет привлекательности.»

В большинстве произведений писательницы — две главные героини. До сих пор, правда,  они никогда не были родными сестрами. За исключением  ее последней новеллы «Кадзэ» («Ветер»), в ней  рассказывается о двух незамужних сестрах, которым  уже под пятьдесят.

Главная героиня «Мадо но акари», к примеру, девушка, бросившая лицей и работающая в маленьком баре, испытывает смешанные чувства – любопытство, зависть, восхищение  - по отношению к красивой женщине, годами старше ее, которая управляет этим баром.

Обе женщины живут в  соседних комнатах над баром. Разделяющая их стена так тонка что молодая героиня невольно слышит каждый звук, когда ее соседка  принимает своих бесконечных поклонников. Молодая женщина  подслушивает, хоть и чувствует себя виноватой,  потом начинает подсматривать за своей соседкой из окон  противоположного здания. В конце концов она осознает, что ее «интересовали вовсе не однообразные подробности чужой жизни. Мне хотелось застать их врасплох и уловить естественные выражения их лиц  — безобразные, уродливые – те, что прячутся обычно за безликими, банальными масками… Лица,  искаженные горем, сомнениями,  похотью».

В «Хитори биёри» с удивительной яркостью изображен трудный период взросления молодой женщины. Главной героине 20 лет,  уже около года она живет вместе с 71-летней вдовой. Сначала девушка насмехается  над своей хозяйкой  и презирает  ее, считая «старой кошелкой», с которой можно не считаться. Но постепенно начинает задумываться о быстротечности человеческой жизни, неизбежности разлук и расставаний.

Хотя Аояма почти всегда уделяет основное внимание психологическому портрету своих героинь,  в каждом ее произведении есть какой-то новый поворот в трактовке этой темы..

Ее последний роман «Кайраку» («Удовольствия»)  написан от третьего лица, причем повествование ведется с разных точек зрения, о происходящем рассказывают последовательно две не очень счастливые супружеские пары.   Задача автора – понять, что значит «удовольствие» для каждого персонажа в отдельности.  В романе рассказывается о путешествии в Венецию, которое предпринимается совместно  двумя парами,  повествование ведется поочередно от лица всех персонажей, иногда инициативу рассказчика берет на себя отстраненно и объективно воспринимающий события  автор. Это сложное переплетение различных точек зрения позволяет Аояма  с замечательной убедительностью и точностью показать  внутреннюю борьбу каждого персонажа.

В романе четыре главных героя.  Обладающая внешностью модели тридцатилетняя женщина, которая никак не может отделаться от воспоминания о случайном  приключении с каким-то незнакомцем, с которым ее связывает одна-единственная ночь;  ее сорокалетний муж,  богатый, но физически  непривлекательный человек, у которого к тому же роман с племянницей жены; неправдоподобно красивый мужчина, которому чуть за тридцать и который  имеет одну страсть – хорошо поесть;  и его пухленькая жена, которая все время нервничает, опасаясь, что ее красавец-муж в один прекрасный день может увлечься их миловидной спутницей.

«В этом произведении мне хотелось выразить идею, что в мире нет ничего, что можно было бы назвать заурядным. – говорит Аояма. –  меня интересуют отношения,  выходящие за пределы «нормальных», причем мне все равно, связывают ли они мужчин и женщин или людей одного пола».

Аояма написала 270 страниц своего романа всего за три месяца. Она считает, что к его написанию ее подтолкнуло собственное путешествие в Венецию, куда она попала летом, когда все изнемогали от жары и влажности.  «То короткое путешествие с моим издателем, оказалось  довольно любопытным и поучительным со всех точек зрения.   Я ни минуты не колебалась – затрагивать тему сексуальных отношений или нет. – говорит она – А изобразить экзотическое место действие оказалось куда проще, чем мне представлялось.»

Аояма признается, что, начиная писать, почти всегда  имеет совершенно четкое представление о финальной сцене. «Кайраку» заканчивается  панорамным кадром, с  лодкой,  отплывающей из Венеции с четырьмя японскими путешественниками на борту, в центре.  За время короткого пребывания в Венеции, каждый пережил какое-то потрясение, которое помогло ему в конце концов лучше понять самого себя.

Что принесет  будущее такому одаренному писателю? Признавшись, что на нее большое влияние оказал роман Франсуазы Саган «Здравствуй, грусть», Аояма, говорит: «Саган была не только романистом, но и драматургом. Мне тоже хотелось бы написать в будущем что-нибудь для театра. Но проза всегда для меня на первом месте.  Я  и впредь хотела бы писать об отношениях между женщинами.»

 

  (Кавакацу Мики, писатель)

 

 

Аояма Нанаэ

 

Родилась в 1983 году. Закончила Библиотечно-информационный институт при университете Цукуба.  Китайский перевод ее романа «Хитори биёри», в котором затрагивается проблема  молодых «фритеров» — «повременных работников», не имеющих цели в жизни, был распродан в Китае миллионным тиражом. Книга была переведена также на  итальянский. Все произведения Аояма переведены на китайский язык.

 

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU