Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№81 (осень 2014)

Новые книги Японии

 

№81 (осень 2014)

 

 

 

Обозрение «Новые книги Японии» публикуется Японским Фондом ежеквартально с целью предоставления издателям, переводчикам, ученым и библиотечным работникам новейшей информации о ведущих тенденциях в издательском деле. В обозрении даются краткие аннотации к некоторым новым изданиям. Точка зрения авторов статей и аннотаций не всегда совпадает с мнением ЯФ и Редакционного Совета.

 

Оригинальные названия произведений даются в русской транскрипции, двоеточие справа означает долгий гласный. Японские имена даны  в японском порядке, то есть сначала идет фамилия, потом – имя.  Полная или частичная публикация материалов обозрения без разрешения авторов запрещена. Если такое разрешение имеется, ссылка на  обозрение обязательна, то есть публикацию следует непременно предварять словами «перепечатано из обозрения «Новые книги Японии» №…» Три копии должны быть посланы Главному редактору.

 

http:// www.jpf.go.jp/e /publish/jbn/index.html

 

 

©The Japan Foundation 2014


Демократия Тайсё и Маруяма Масао. Два столетних юбилея.

 

Карубэ Тадаси

 

В нынешнем 2014 году исполняется сто лет с начала Первой мировой войны.  Если мы поразмыслим над  тем, что произошло  за  последнее столетие, то обнаружим, что  на этот год приходится еще два столетних юбилея:  сто лет назад в Японии была опубликована статья, которая послужила своего рода сигналом к наступлению эпохи недолгого, но бурного расцвета идей и институтов либерально-демократического толка, известной как «демократия Тайсё:»,  и сто лет назад родился Маруяма Масао (1914-1996),  ставший во главе ожесточенных  дебатов о демократии, бушевавших в послевоенные годы.  

Вряд ли кто-то не согласится с тем, что Первая мировая война была едва ли не самым значительным событием в истории 20 века,  оказавшим  большое влияние на судьбы мира в целом. Во первых, эта война была тотальной, в нее были вовлечены народы всех стран.  В международном плане она привела к тому, что Америка выдвинулась на ведущее место в политике,  потеснив европейские страны, до сих пор игравшие главную роль в мировом политическом  процессе.  Набирало силу демократическое движение, а в Восточной Европе и в Азии поднял голову национализм. По всему миру стали быстро распространяться последние европейские и американские культурные новинки.  То есть даже с точки зрения тех перемен, которые  произошли во всех странах мира, Первая мировая война, безусловно, была  величайшим событием 20 века.

  Для Японии  Первая мировая война не  стала столь сильным  потрясением, каким она явилась для европейских  стран.  Во всяком  случае, именно так утверждается во многих  исторических исследованиях,. К примеру, Ямамуро Синъити в своей книге «Фукуго: сэнсо: то со:рёкусэнсо: но дансо:. Нихон ни тоттэ но дайитидзи сэкай тайсэн» («Между коалиционной и тотальной войнами. Япония и Первая мировая война») (изд-во Дзимбунёин, 2011)  указывает, что японцы воспринимали Первую мировую войну как  «войну, не носившую напряженный характер».  Япония, руководствуясь союзным договором с Великобританией,  вступила в войну как  одна из союзных держав, но  в отличие от европейских стран, территория которых стала местом ожесточенных сражений, вела военные действия только вовне, захватив  арендованный Германией Шаньдунский полуостров и оккупировав колонизированную Германией же группу островов в южной части Тихого океана.  Война стимулировала экономику страны, спровоцировав кратковременный экономический бум, породивший немалое количество нуворишей, разбогатевших на войне, но как только  война закончилась, бум прошел, и все военные нувориши тут же  разорились.  Таким образом, Первая мировая война, по мнению Ямамуро, оставила чрезвычайно слабый след в исторической памяти японцев.

Однако,  хотя эта война и не оставила яркого следа в народной памяти, если рассматривать вопрос более широко, учитывая изменения в идеологической сфере, ставшие следствием войны  и повлекшие за собой политические изменения, то можно сказать, что влияние, которое оказала Первая мировая война на Японию, вовсе не было таким уж слабым.  Очень важным текстом, который показывает значительность этого влияния, представляется  опубликованное в конце 1915 года эссе политолога Ёсино Сакудзо (1878-1933), «Кэнсэй но хонги о тойтэ соно юсю: но би о насу но мити о рондзу» («О значении конституционного правления  и путях его усовершенствования») (далее «О значении конституционного правления»).  Это произведение известно тем, что открыло путь к начавшемуся в 20-х годах 20 века процессу политической демократизации Японии, известному под названием  «демократия Тайсё:».  Если пренебречь разницей в один год, то можно сказать, что в этом году мы можем отметить столетний юбилей «демократии Тайсё:».

В самом начале своего колоссального труда Ёсино  указывает на то, что во всех цивилизованных странах наблюдается процесс перехода от «авторитарной власти аристократии» к «конституционной форме правления». По его мнению, это общая «мировая тенденция», характерная для данной эпохи, и остановить происходящие изменения невозможно.  Япония тоже не сможет оставаться в стороне от этой «мировой тенденции».  Было бы ошибкой полагать, что Ёсино таким образом просто советует японцам идти в ногу с самыми последними мировыми веяниями.  То была эпоха бурного развития транспортных средств дальнего следования,  печатных средств массовой информации, телеграфа,  обеспечивавших быстрое   распространение больших объемов информации по всему миру. Эссе  Ёсино «О значении конституционного правления» было опубликовано в одном из крупнейших японских журналов того времени «Тю:о: ко:рон».

Разумеется, если сравнивать с нынешней  эпохой глобализации,  объем культурной информации, которая циркулировала по миру, пересекая государственные границы, был ничтожно малым,  не говоря уже о том, что в Японии последние новинки мировой культуры были доступны только грамотным слоям общества.  Тем не менее,  со  времен  Первой  мировой войны, коммуникационные средства, преодолевающие государственные границы,   стали бурно развиваться и достигли уровня, немыслимого в 19 веке.  Говоря о «мировой тенденции»,  Ёсимото имел в виду, что  демократические идеи быстро распространялись по всему миру через тогдашние коммуникационные сети, и Япония оказалась вовлеченной в этот процесс, то есть  возникла ситуация, при которой стремление к демократизации  стало определяющим фактором жизни общества и избежать его влияния было невозможно.  Иными словами,  Ёсимото рассматривал демократизацию как одну из важнейших задач нового времени, которое в какой-то степени было предтечей современной эпохи глобализации.

По мнению Ёсимото,  демократизация японской политической системы  должна идти по пути освобождения от господства клановой бюрократии, продолжавшей играть центральную роль в государственной политике и после наступления эпохи Мэйдзи, и постепенного осуществления  реформ, не противоречащих положениям Конституции Японской империи 1889 года.  Особенно он настаивал на введении всеобщего избирательного права,  которое должно было увеличить число  людей, принимающих участие в политической жизни страны, и ратовал за создание традиции  формирования правительства  на партийной основе, то есть призывал к тому, чтобы  в кабинет министров входили представители от партий, получивших большинство в парламенте,  и чтобы кабинет министров сменялся в соответствии с результатами выборов. Это предложение отвечало чаяниям простого народа, который в то время пробуждался ко  все большей политической активности.

Примерно в те же годы в стране началось массовое движение за осуществление всеобщего избирательного права, а в 1925 году  был принят закон о  всеобщих выборах  и осуществлена идея формирования  правительства на партийной основе.   Конечно, нельзя утверждать, что  «демократия  Тайсё:»  была  исключительно порождением идей Ёсимото, но нельзя и отрицать влияния  эссе «О значении конституционного правления», наметившего четкую программу политических  перемен.

Период демократических преобразований в Японии оказался весьма непродолжительным, это тоже исторический факт.  В 30-е годы Япония начала активно готовиться к войне, демократизация  сошла с повестки дня,  власть в стране перешла к военным и бюрократии. Однако после поражения Японии во Второй мировой войне,  в период ее оккупации США и союзными войсками (1945-1952), был проведен ряд смелых реформ, направленных на демократизацию страны.  И вряд ли принятая тогда демократическая Конституция и основанная на ней политическая система оказались бы жизнеспособными и не сошли на нет после окончания периода Оккупации, если бы не опыт «демократии Тайсё:».  И с этой точки зрения, важность столетнего юбилея  «демократии Тайсё:»,  очень велика,  ибо он дает нам повод поразмыслить о том, какова была отправная точка современной японской демократии.

В 2014 году мы отмечаем еще и столетний юбилей Маруяма Масао, центральной фигуры в группе  интеллектуалов, которые в послевоенное время вели жаркие дебаты вокруг демократических идей. Сразу после окончания Второй мировой войны многие образованные люди   стали призывать к расширению  демократических реформ, так чтобы ориентировать их на изменение не только политической системы,  но  и менталитета простого народа.    Можно сказать, что организованные ими дискуссии стали  весомым вкладом в  дело осуществления послевоенных демократических преобразований в стране.  Теоретические установки, выработанные этой группы людей, позже стали основой так называемой «послевоенной демократии», одним из главных идеологов которой и был Маруяма Масао.

Политолог Митани Таитиро в своей работе «Гакумон ва гэндзицу ни ика ни какавару ка» («Как наука связана с реальностью?») (изд.Токийского университета, 2013), анализируя  идеи Маруямы, указывает на их важную отличительную особенность.   Она заключается в том, что Маруяма с одной стороны  приветствовал активное участие народных масс в  политической  жизни страны, а с другой  выражал явный скептицизм  по отношению к массовой демократии.   Он считал, что  «автономности личности» угрожает не  только  государственная власть, но и  «коллективная воля народных масс», которая   подавляет личность, представляющую собой меньшинство. А следовательно, для того чтобы достичь полноты демократии,  необходимо не только участие народа в политике, но и привнесение в демократию элементов либерализма, способных гарантировать разнообразие индивидуальностей. Так Маруяма оценивал положение в послевоенной Японии.

Таким образом  в условиях глобализации, порожденной Первой мировой войной,   Ёсино Сакудзо:  ратовал за  привлечение к участию в политике народных масс, открывая путь к преобразованиям эпохи «демократии Тайсё:», а Маруяма Масао, родившийся в период зарождения и становления этих эпохальных идей,  после Второй Мировой войны стал инициатором проведения дискуссий по проблемам «послевоенной демократии», уделяя особое внимание напряженным отношениям между либерализмом и  демократией.  Хочется думать, что нынешний 2014 год  представляет нам  прекрасную возможность вспомнить  этих выдающихся личностей и задуматься над судьбами японской демократии.

 

Карубэ Тадаси

 

Профессор, преподает в аспирантуре факультета права и политологии Токийского университета.  Основные труды: «Маруяма Масао и судьба либерализма в Японии 20 века» (International House of Japan,  2008; перевод книги Маруяма Масао «Рибэрарисуто но сё:дзо»,  получивший премию Сантори  2006 года по номинации Общественные и гуманитарные науки), «Кагами но нака но хакумэй» («Сумерки в зеркале») (премия Mainichi Book Review в 2001 году) и «Рэкиси то иу хифу» («Кожа, называемая историей») (Изд-во Иванами Сётэн, 2011). Карубэ – член редакторского  совета НКЯ.

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

Атомикку боккусу

(Атомный ящик)

Икэдзава Нацуки

Газета Майнити, 2014, 194 х 134 мм, 464 стр., 1900 йен.  ISBN 978 -4-620-10801-8

 

 

После окончания Второй мировой войны  в Японии начали секретную разработку атомной бомбы.  Женщина, которая  пребывала  в полной уверенности, что ее отец прожил всю жизнь добропорядочным рыбаком, вдруг обнаруживает, что он был вовлечен в работу над этим проектом.  Когда она  пытается докопаться до истины, ее  начинает преследовать  полиция.  Рискованное предприятие, на которое в одиночку пускается эта женщина, способно подорвать основы  государства, а   единодушные действия отдельных личностей  могут оказать мощное воздействие на все общество в целом.  Икэдзава Нацуки развертывает перед нами свое многомерное повествование легко и живо, словно это не требует от него никаких усилий. Его удивительному мастерству не устаешь поражаться: эпизоды стремительно сменяют друг друга, книга читается на одном дыхании.

В невидимых нитях, соединяющих одну рыбацкую лодку с другой, сосредоточена вековая мудрость и дух сопротивления, которые помогают обхитрить  любую, самую мощную власть.  Одновременно в романе точно и четко описаны те механизмы контроля и давления, которые действуют в современном обществе.  Автор пытается найти лазейку,  через которую можно было бы  выскользнуть за пределы  действия этих механизмов. И хотя в целом роман  настраивает на оптимистический лад, он несомненно останется  в памяти как  прямой вызов  эпохе, в которую был принят Закон о защите секретной информации. (Нодзаки)

 

 

Икэдзава Нацуки

 

Родился в 1945 году. Прозаик и поэт. В 1988 году стал лауреатом премии Акутагавы за «Сутиру райфу» («Натюрморты») . Получил премию Танидзаки Дзюнъитиро: за «Масиасу гири но сиккяку» («Падение  Матиаса Гили») (см. НКЯ 5) Член отборочной комиссии по присуждению премий Танидзаки Дзюнъитиро:,

 

Как вырваться

из тисков

общественного  контроля

 

Икари

 (Гнев)

Ёсида Сю:ити

Том 1. изд-во Тю:о:ко:рон Синся, 2014, 200 х 140 мм, 284 стр., 1200 йен. ISBN 978 -4-12-004586-8

Том 2. . изд-во Тю:о:ко:рон Синся, 2014, 200 х 140 мм, 260 стр., 1200 йен. ISBN 978 -4-12-004587-5

 

Кто же этот преступник,  нацарапавший иероглиф «гнев» на месте убийства?  Действие  романа происходит в трех местах:  в рыбацком порту в Тиба,  на одном из  удаленных островов  Окинавы  и в центре Токио.  Во всех этих местах появляется некий чужак, который завязывает знакомство с  местными жителями.  Один из этих троих и является преступником,  душу которого переполняет «гнев».  У всех троих есть особая примета —  «три родинки на правой щеке», такая же  была и у молодого убийцы.

Ёсида Сю:ити – мастер построения сюжета.  Рисуя портреты троих разных мужчин, он заставляет читателя  пребывать в напряжении до самого конца.  Ловко скрывающийся от полиции преступник, который изменил свою внешность, сделав пластическую операцию,  несомненно, имеет реального прототипа: в основе романа – подлинное преступление, совершенное в Японии семь лет назад,  убийство англичанки 28-летним мужчиной.

А может, человек, с которым ты только что познакомился, и есть убийца?  Персонажей  одолевают сомнения,  но они продолжают верить людям и испытывать потребность в любви.  В романе живо изображена  мрачная атмосфера общества, в котором порваны  привычные связи, некогда объединявшие людей в единый коллектив, и  болезненное стремление людей обрести их снова. Живое восприятие автором реальной действительности делает эту историю особенно  захватывающей. (Нодзаки)

 

Ёсида Сю:ити

 

Родился в 1968 году. Прозаик. В 2002 году стал лауреатом премии Акутагавы за «Па:ку райфу» («Парковая жизнь»). В 2007 году получил премию  по культуре издательства Майнити и одновременно премию Осараги Дзиро: за книгу «Акунин» («Злодей») (см. НКЯ 54). В  2010 году  его книга «Ёкомицу Ёносукэ» («История Ёкомицу Ёносукэ») получила премию Сибата Рэндзабуро:.

 

 

Что это значит -

верить другим?

 

 

Кёнэн но фую, кими то вакарэ 

(Прошлой зимой мы расстались)

Накамура Фуминори

Изд-во Гэнто:ся, 2013, 190 х 128 мм, 192 стр., 1300 йен. ISBN 978 -4-344-02457-1

 

 

Фотограф  Кихарадзака Ю:та был приговорен к смертной казни за то, что  заживо сжег  двух девочек.  Главный герой романа, от лица которого ведется повествование, берет интервью у приговоренного к смертной казни преступника и у его сестры Акари.  Кихарадзака  утверждает, что он никого не убивал, его просто подставили.   В ходе следствия обнаруживается,  что сестра  Акари вовсе не та, за кого себя выдает, и что работник издательства, который подрядил героя на написание очерка,  явно замешан в этом деле.

Накамура Фуминори  известен прекрасными описаниями разных чувственных ощущений. Его более ранний триллер «Сури» («Жулик») поразил читателей  мастерством в передаче тончайших осязательных впечатлений. В этом же  произведении автор  показывает, как излишняя обостренность зрительных ощущений может привести  к потере человечности.

 Роман написан в форме детектива,  причем  сюжет у него так закручен, что  уследить за всеми линиями невозможно, не перечитывая текст. Однако драматическое развитие событий,  запутанные отношения между персонажами, неожиданный – когда все переворачивается вверх ногами  – финал,  все это  свидетельства изобретательности автора, не более.  Проступающее сквозь  жуткое убийство глубокое помрачение человеческой души  — вот что действительно заставляет содрогнуться.

В самом деле, к концу романа мы испытываем не столько  облегчение от того, что тайна наконец раскрыта и правда восторжествовала, сколько глубокое уныние. Автор поднимает  самые серьезные темы, какие не принято  затрагивать в развлекательной литературе, и именно это отличает  его произведение от обычного детектива.  Насколько далеко позволительно заходить  художнику?  Какова природа  человеческой совести?  И кому устанавливать критерии, определяющие – что хорошо, а что плохо? (Тё:)

 

Накамура Фуминори

 

Родился в 1977 году.  Прозаик. В 2002 году стал лауреатом 34-ой литературной премии журнала Синтё: за  «Дзю:» («Ружье»). В 2005 году получил 133-ю премию Акутагавы за «Цути но нака но кодомо» («Дитя в земле») (См. НКЯ  47). В 2014 году получил премию Дэвида Гудиса.

 

 

Кому устанавливать

критерии

справедливости?

 

 

Ран

(Блеск)

Сэтоути Дзякутё:

Изд-во Синтё:ся, 2013. 192 х 138 мм, 252 стр., 1500 йен. ISBN 978 -4-10-311224-2

 

 

Уэхара Хитоми, мастер по  изготовлению кукол, получает известие о смерти О:э Аканэ, которую знает уже сорок лет. Хитоми удивлена, что в  сообщении не указаны ни причина смерти, ни возраст покойной, и у нее возникает дурное предчувствие. Спустя некоторое время приходит подробное письмо от внука Аканэ, Фудзиока Эйсукэ, и Хитоми  убеждается, что предчувствие ее не обмануло: ее старая подруга, которая всегда говорила, что не желает быть восьмидесятилетней старухой,  покончила с собой.

Аканэ была на четыре года моложе Хитоми и умерла в возрасте 79 лет. Они познакомились, когда Аканэ было около тридцати  пяти,  и в первую же встречу она открыла Хитоми все свои любовные тайны. Более того, спустя некоторое время Хитоми получила от Аканэ длинное письмо с подробным описанием всех ее любовных похождений, начиная с  любовной связи с шестнадцатилетнем слепым юношей.

Когда-то Аканэ развелась с мужем и оставила ему дочь. Хитоми тоже бросила своего ребенка и сбежала с любовником.  Они прожили очень разные жизни,    но обе до преклонных лет не утратили тягу к любовным приключениям, которые и развертываются перед читателями на страницах этого романа.

В 2014 году, почти через 60 лет после выхода в свет ее первого романа, Сэтоути Дзякутё:  исполняется  92-х лет.  Ее можно назвать старейшей японской писательницей.   Она до сих пор продолжает активно писать и публиковать свои произведения с великолепными описаниями  романтических переживаний, доступных пониманию только  людям ее же возраста.  Возможно, мы на пороге рождения нового литературного жанра «любовный роман для  людей преклонных лет», который займет достойное место рядом с литературой   для юношества  и молодых читателей. (Тё: )

 

Сэтоути Дзякутё:

 

Родилась в  1922 году. Прозаик и буддийская монахиня секты Тэндай. В 1992 году стала лауреатом премии Танидзаки Дзюнъитиро  за «Хана ни тоэ» («Спроси у цветов».  В 1998 году вышел ее полный перевод «Гэндзи-моногатари» («Повесть о Гэндзи») на современный японский язык.  В 2007 году написала «Хика» («Скрытые цветы») (см. НКЯ 54).

 

 

 

Романы

 о любви

в преклонные годы

Сондзай синай сё:сэцу 

(Несуществующие  произведения)

Ито: Сэйко:

Изд-во  Ко:данся, 2013, 188 х 134 мм, 274 стр., 1400 йен. ISBN 978 -4-06-218683-4

 

В этом сборнике представлены рассказы  шести разных авторов в переводе Ито:Сэйко:. Действие рассказов происходит в Филадельфии, в глухой перуанской деревушке, Куала-Лумпуре, Токио, Гонконге, на побережье Хорватии.  В каждом рассказе очень живо, так что будто и сам туда переносишься,  описывается характерный для этих мест жизненный уклад, каждый рассказ сопровождается остроумными комментариями Ито Сэйко:.

На самом деле все это умышленная фальсификация. Все истории написаны самим Ито: Сэйко:, и, как явствует из заглавия, оригиналов, с которых был якобы сделан перевод, просто не существует.  Автор играет словом  катари, используя его не в  значении «рассказывать» (語り), а в значении обманывать(騙り).  Таким образом искусство «рассказа» превращается у него в искусство «обмана». Ито: Сэйко: является автором книги «Со:дзо: радзио» («Мнимое радио»), посвященной трагедии 11 марта 2011 года. Там он использует довольно смелый прием: погибшие, обращаясь к живым, рассказывают о себе. В  «Сондзай синай сё:сэцу» он предпринимает  не менее смелую попытку  разоблачить  жанр  фикшн как таковой, доказывая, что произведения этого жанра, как правило,  являются просто литературной фабрикацией, и это ему удается блестяще.

Порожденные воображением автора персонажи охотно рассказывают о себе,  наполняя окружающий мир многоголосицей своих жизненных историй.  В результате возникает ощущение исключительной динамичности, которое очень оживляет это остроумное собрание коротких рассказов. (Нодзаки)

 

Ито: Сэйко:

 

Родился в 1961 году.  Пробовал свои силы в разных областях: был прозаиком, актером,  автором комедийных текстов и  сценариев.  В 2013 году получил 35-ю литературную  премию Нома для начинающих авторов за «Со:дзо: радзио» («Мнимое радио») (см. НКЯ 78). Номинировался на 150-ю премию Акутагавы   за «Хана ни хасами ути» («Пинцет атакующий нос»).

 

Смелый и остроумный

сборник 

коротких рассказов

 

 

Ватаси но нака но канодзё 

(Та, что у меня  внутри)

Какута Мицуо

Изд-во Синтё:ся, 2013, 194 х 136 мм, 294 стр., 1500 йен. ISBN 978 -4-10-434605-9

 

 

Хонда Вака поступает в элитарный частный университет в Токио и сближается со студентом по имени Утимура Сэнтаро, который учится в одной с ней языковой группе. Они  начинают жить вместе.  Манга, которую Сэнтаро нарисовал просто так для собственного развлечения,  неожиданно приобретает популярность,  и в один прекрасный день он просыпается  востребованным «художником», чьи работы печатаются сериями в  журнале манга.

Вака, которая   мечтала выйти замуж за Сэнтаро и стать домохозяйкой,  видя, каким он пользуется успехом, начинает  мучиться от сознания собственной неполноценности.  Как-то ей попадается на глаза роман, написанный ее бабушкой, и она неожиданно для самой себя решает написать свой. Но если бабушкин роман так и остался никому не известным, роман Вака получает признание и приносит ей премию для начинающих авторов.

Вака  с головой погружается в работу над новыми произведениями, и у нее не остается времени на домашнее хозяйство.  Их роли меняются: домом теперь приходится заниматься Сэнтаро.  Но потом  у Вака случается выкидыш, после которого в  их отношениях образуется  трещина.

Этот  роман привлекает внимание тем, что выдвигает на первый план проблему «я-ты», то есть проблему сложных взаимоотношений между отдельными личностями.  В нашу эпоху,  когда  главной предпосылкой  самореализации  является личная независимость, любовь и брак зачастую становятся помехами на этом пути.  Особенно это актуально по отношению к японским женщинам, главное предназначение которых по-прежнему традиционно ограничивается семьей,  и коль скоро они не выполняют уготованной для них роли, их повседневная жизнь постоянно чревата  кризисом.  Поведение, которое кажется одному совершенно естественным, может обидеть другого и разрушить вроде бы уже сложившиеся  взаимоотношения.  Именно с этой точки зрения автор описывает отношения между любовниками,  членами их семей и  особенности писательской жизни. (Тё: )

 

Какута Мицуо

 

Родился в 1967 году. В 2005 году стал лауреатом премии Наоки за «Тайган но канодзё» («Женщина на другом берегу»). В 2007 году получил 2-ю литературную премию издательства Тю:о: ко:рон за «Ё:камэ но сэми» («Цикада на восьмой день») (см. НКЯ 55). Данное  произведение принесло автору в 2014 году премию Каваи Хаяо.

 

 

Самые обычные

действия и слова

способны обидеть

 

 

Культура

 

Фукко: бункарон 

(О культурном возрождении)

Фукусима Рё:та

Изд-во Сэйдося, 2013. 192 х136 мм, 420 стр., 2200 йен. ISBN 978 -4-7917-6733-5

 

 

Именно в периоды восстановления, следующие за катастрофами или  войнами, японская культура начинает бурно проявлять свое созидательное начало  -  таково мнение молодого критика Фукусима Рё:ты,  рассматривающего особенности японской культуры под новым углом зрения.  В самом деле, если обратиться к истории Японии, то можно заметить, что после каждого очередного потрясения начинается бурный расцвет культуры и происходит обновление социальной системы. Подобная закономерность прослеживается с давних времен, нечто подобное наблюдалось уже  после самого крупномасштабного в древней Японии мятежа Дзинсин но ран (672),  затем при переходе страны к Средневековью после окончания войны между двумя могущественными кланами Гэндзи и Хэйкэ,  и в 1945 году, когда Япония потерпела поражение во Второй мировой войне.  По мнению автора, именно этот особый «дух восстановительного периода» и является  движущей силой японской истории.

Исходя из этой общей идеи, автор  подвергает скрупулезному анализу всю японскую историю, цитируя поэтов «Манъёсю:» (самой древней японской поэтической антологии), военные хроники эпохи Камакура (1185-1336), такие как «Повесть о Хэйкэ», произведения современных прозаиков и даже анимэ Миядзаки Хаяо. То  есть проводит весьма смелый и поучительный эксперимент с японской культурой. Очень значительным представляется и сопоставление с Китаем, который создал мощную культуру в условиях  многократных переворотов и смен императорских династий.

Хотя  об этом нигде прямо не говорится, но, судя по всему, на написание книги автора подвигло бедствие 11 марта 2011 года.  Которое в свою очередь  наводит на мысль о том, что Япония обладает достаточным потенциалом для того, чтобы  превратить любой кризис в стимул для культурного возрождения. Это оптимистичное произведение, которое способно внушить читателям надежду на будущее. (Нодзаки)

 

Фукусима Рё:та

 

Родился в 1981 году. Литературный критик и специалист по китайской литературе. Закончил  аспирантуру филологического факультета Киотского университета.  В настоящее время преподаватель Киотского университета. Среди его работ: «Синва га кангаэру нэттова:ку сякай но бункарон» («Культура  сетевого общества  в мифах» )

 

Смелая реконструкция

истории японской

культуры

 

 

Нихондзин ва надзэ сондзай суру но ка

(Еще раз о  Нихондзинрон)

Ёнаха Дзюн  

Изд-во Сю:эйся Интернэшнл, 2013, 186 х 132 мм, 192 стр., 1000 йен. ISBN 978 -4-7976-7259-6

 

 

Многие  указывают на то, что японцы, как никакие другие народы,  любят   настаивать на своей культурной и этнической  исключительности.  К примеру,  одним из основополагающих в теории японской  культуры (Нихондзинрон) является положение о том, что японцы в гораздо большей степени, чем  европейцы, обладают коллективистским сознанием.  Эта точка зрения  доминирует и в работах зарубежных японоведов.  Тем не менее в результате последних научных исследований это положение признано несостоятельным.  Автопортрет, созданный самими японцами и не подкрепленный  никакими  реальными доказательствами,   в какой-то момент получил широкое распространение и стал  главной отправной точкой при обсуждении и рассмотрении самых разных связанных с Японией проблем, как самими японцами,  так и зарубежными исследователями.

Ёнаха Дзюн, молодой ученый, занимающийся  историей Японии,  в своей книге  поднимает вопрос не только  о коллективистском сознании, но и о других стереотипах, возникших в процессе изучения японской культуры.  Он показывает, что все эти  стереотипы сформировались в определенные периоды  истории японской мысли.

Книга Ёнахи Дзюн особенно полезна для зарубежных читателей, она познакомит их с последними теоретическими разработками, основанными на научных исследованиях, и поможет им избавиться от превалирующей до сих пор  ложной картины японской культуры.   Еще одно достоинство книги состоит в том, что она приводит читателя к очень важной не только для японцев, но и для всех современных людей мысли о необходимости многостороннего  подхода к созданию психологического портрета собственного народа. (Карубэ)

 

Ёнаха Дзюн

 

Родился в 1979 году. Специалист по  новой и новейшей истории Японии. Получил степень доктора философии в Токийском университете.  Ассистент-профессор факультета истории и культуры Японии университета Аити. Его книга «Тю:гокука суру нихон» («Китаизация Японии») была переведена на китайский и корейский языки.

 

 

Избавляясь от  ложных

 представлений

 о японской культуре

 

Суси но гидзюцу тайдзэн

(Свод технологии приготовления суси)

Мэгуро Хидэнобу

Изд-во Сэйбундо: Синко:ся, 2013. 254 Х 178 мм, 304 стр., 4800 йен. ISBN 978 -4-416-61350-4

 

Японская кухня была включена  в список  нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.  При этом были отмечены ее основные достоинства: использование разнообразных и натуральных ингредиентов,   уважение  к их исконному вкусу и  стремление выразить в  каждом блюде красоту природы и соответствующего времени года. Все это мы видим в суси.

Книга содержит подробнейшие разъяснения опытного шеф-повара.  Она знакомит читателя со всеми способами приготовления суси, начиная с простых традиционных и кончая технически сложными.  Все это изложено в очень доступном виде в сопровождении  иллюстраций  и многочисленных фотографий.

При приготовлении суси больше всего времени уходит  на подготовку ингредиентов.  Сначала повар тщательно режет рыбу на  тонкие ломтики, причем способы нарезки бывают разными в зависимости от  сорта рыбы. По фотографиям, дополненным подробными комментариями, можно проследить весь процесс:  куда надо вставлять нож, какие тонкости необходимо знать на каждом этапе.

Специфические  приправы или гарниры для суси  также выбираются в зависимости от сорта рыбы, они должны максимально выявлять присущие этому сорту вкусовые особенности. Кроме того автор дает советы относительно того, как следует выбирать рыбу для каждого времени года.  На первый взгляд приготовить суси вроде бы несложно, поэтому невольно поражаешься, читая описания хитроумных уловок, к которым прибегает повар, стараясь достичь  тонкой гармонии между рисом и рыбой.  Помимо способов приготовления нигиридзуси,  в книге также рассказывается о  макидзуси, которые делаются при помощи небольшой бамбуковой циновки, и об осидзуси, которые готовят под гнетом в специальной форме и т.д.  Читая эту книгу, вы под умелым руководством опытного профессионала последовательно шаг за шагом постигаете искусство приготовления суси. Книга может быть рекомендована  любителям суси всего мира. (Ёнахара)

 

Мэгуро Хидэнобу

 

Родился в 1962 году. Владелец ресторана Ёросики Суси (Инаги, Токио).  Один из директоров профсоюза Токийских ресторанов суси и глава Департамента молодых рестораторов того же союза.

 

Все что

 вам надо

 знать о суси

 

Общество

Докой О:та но ко:сё:тати

(Мастера из Оота, не сдавайтесь!)

Косэки Томохиро

Изд-во Гэндайсёкан, 2013, 190 х 130 мм, 240 стр., 2000 йен. ISBN 978 -4-7684-5715-3

 

 

Район Оота, расположенный  в юго-восточной части Токио,  представляет собой скопище  маленьких мастерских, как правило, специализирующихся на изготовлении металлических деталей для разного рода аппаратуры.  Хотя число мастерских сократилось примерно в два раза по сравнению с предыдущими годами, их и сейчас около четырех тысяч, причем  у половины по три работника или даже меньше. Изделия, производимые в этих мастерских, очень разнообразны. Это и  весьма тонкие и важные детали для спутников  и высокотехнологичного медицинского оборудования,  и сложнейшие полупроводниковые элементы.   В районе Оота принята система премирования для работающих здесь мастеров,  и в книге  собраны  очерки, в основу которых легли интервью, взятые у семнадцати мастеров, принадлежащих к числу тех, чье искусство удостоилось самой высокой оценки.

Автор, Косэки Томохиро, родился в 1933 году и  50 лет проработал  токарем, одновременно  занимаясь писательским трудом.  Зная на собственном опыте, в каких тяжелых условиях функционируют мастерские Оота, Косэки с большой симпатией рисует портреты здешних мастеров,  живо описывая  род занятий и подробности жизненного пути каждого.

Мастера из Оота производят множество самых  разнообразных  предметов: здесь и детали для скоростных поездов и  регулирующих систем атомных реакторов, и традиционные изделия прикладного искусства из граненного стекла,   и карибские ударные инструменты.  Каждый прожил свою уникальную жизнь, но всех объединяет одно — неукротимое желание не сдаваться и готовность потягаться с самыми высокими современными технологиями.   Оттачивая свое мастерство и передавая его следующим поколениям, они  одновременно являются единым сообществом,  связанным отношениями сотрудничества и взаимопомощи. Именно в этом  видится главный потенциал японского общества. (Ёнахара)

 

Косэки Томохиро

 

Родился в 1933 году. 50 лет проработал токарем. В 1975 опубликовал «Икина сэнбан-ко:» («Щеголеватый токарь»).  В 1981 году получил премию Нихон нон-фикшн    за «О:мори кайвай сёкунин о:рай» («Перемещениее мастеров в  округе Оомори»). В 2003 году получил премию Министерства образования.

 

Готовность потягаться с 

 новейшими технологиями

 

Дзититай сайкэн. Гэмпацу хинан то «идо:суру мура»

(Реорганизация  органов местного самоуправления.  Эвакуация  после аварии на атомной элетростанции и «мобильные  поселения»)

Имаи Акира

Изд-во Тикумасёбо:, 2014, 175 х 106 мм, 240 стр., 880 йен. ISBN 978 -4-480-06769-2

 

Великое Восточно-японское землетрясение 2011 года, а также последовавшие за ним цунами и авария на 1-ом блоке атомной электростанции в Фукусиме  привлекли внимание  мировой общественности, и  по сей день в средствах массовой информации всех стран постоянно появляются  сообщения о том, каким образом японское правительство и японское общество справляются с восстановительными работами.  Автор этой книги, Имаи Акира, не ограничиваясь описанием восстановительных мероприятий, пытается дать ряд рекомендаций  на будущее  для местных органов власти.

Подвергавшееся опасности радиоактивного заражения население городов и деревень, расположенных в окрестностях атомной станции Фукусимы, было насильственно эвакуировано в другие районы.  В связи с тем, что эвакуация оказалась достаточно продолжительной,  перед органами местной власти возник целый ряд новых задач, требующих безотлагательного решения.   Эвакуированные имеют особый статус:  они живут в районах, куда их эвакуировали, но живут на условии, что при первой же возможности вернутся  в родные места.

Учитывая все это, Имаи предлагает создать особую административную единицу — «мобильное поселение», то есть допускает  возможность формирования групп населения, не  привязанных к определенному месту. Предлагая реорганизовать местную административную систему таким образом, чтобы она отвечала требованиям современного общества, характеризующегося  высокой подвижностью населения, автор   выдвигает ряд идей, которые могут быть с успехом реализованы не только в Японии, но и в других странах мира. (Карубэ)

 

Имаи Акира

 

Родился в 1953 году. Специалист по проблемам местного самоуправления. Закончил филологический факультет Токийского университета, специализировался  по социологии. Профессор факультета  социальных и  административных исследований Фукусимского университета. Среди основных работ:  «Дзититай но ауто со:сингу» ( «Отдавать на сторону полномочия местных органов власти»)

 

Органы

 местного самоуправления -

новый стиль

 руководства

 

История

Нихон сясинси

(История японского фотоискусства)

Торихара Манабу

Том 1. Изд-во Тю:о:ко:рон Синся, 2013. 172 х 110 мм, 248 стр., 780 йен. ISBN 978 -4-12-102247-9

Том 2. Изд-во Тю:о:ко:рон Синся, 2013. 172 х 110 мм, 232 стр., 760 йен. ISBN 978 -4-12-102248-6

 

Японские фотографы в последние годы добились немалых успехов, примером тому может служить хотя бы тот факт, что  в 2014 году Исиути Мияко стал лауреатом  международной  премии Хассельблад в области фотографии.   Автор прослеживает путь развития японского  фотоискусства начиная с середины 19 столетия,  когда в Японию были впервые завезены фотоаппараты,  и кончая  нынешним расцветом  цифровой фотографии.

Приводя многочисленные конкретные примеры, Торихара Манабу рассказывает о том,  как фотоискусство, придя со всей своей спецификой с Запада,  распространилось  и ассимилировалось в Японии.  Центральное место в книге занимают жизнеописания фотографов,  но не менее подробно показано меняющееся социальное окружение, на фоне которого развивалось фотоискусство.

Автор в хронологическом порядке рассказывает о том как в последние годы существования Токугавского Сёгуната (50-е – 60-е годы 19 века) японцы учились у американцев и европейцев разным техническим приемам фотографирования,  как в открытых портах открывались  и приобретали все  большую  популярность фотоателье.  Как в годы японо-китайской и русско-японской войн в условиях стремительного развития печатных средств массовой информации, возникла еще одна область фотографии — фотожурнализм, который постепенно приобретал все  большее общественное влияние.

Очень многие приведенные в книге сведения связаны с эпохой драматических перемен, начавшейся в стране после 1945 года. В довершение всего, эта книга, рассказывая о творческих исканиях тех, кто  активно сотрудничал с журналами, которые во множестве появлялись в период бурного  экономического подъема, начавшегося в середине 60-х годов, дает нам возможность   проследить и оценить путь пройденный ведущими современными фотографами. (Ёнахара)

 

Торихара Манабу

 

Родился в 1965 году. Фотокритик. Лектор Японского института фотографии и Токийского института визуальных искусств. Среди его работ: «Дзидай о цукутта сясин, дзидай га цукутта сясин. Сэнго сясин курониккуру» («Фотография, создавшая эпоху. Эпоха, создавшая фотографию. Хроника послевоенного фотоискусства») и др.

 

 

Прослеживая

путь  японского

фотоискусства

 

Религия

 

Сэндзё но сю:кё:, гундзин но синко:

(Религия на  поле битвы, солдатская вера)

Исикава Акито

Изд-во Ятиё, 2013. 192 х 138 мм. 248 стр. 2100 йен. ISBN 978 -4-8429-1614-9

 

 

Люди ведут войны, моля о мире и молят о мире, ведя войны.   Это может показаться парадоксальным, но хорошо это или плохо, уж таковы  люди, говорит автор. Он рассуждает о мире, ни на миг не забывая об этом свойстве человеческой натуры.  Внимательно наблюдая за тем, как раскрывает себя человек в той или иной ситуации,  он  пытается вникнуть в суть специфических проблем войны и религии.

Во главу угла автор ставит христианство.  В самом начале книги  он  делится своими соображениями  по  поводу деятельности полковых  капелланов  в  армии США.  Например,  когда американские бомбардировщики отправлялись бросать атомные  бомбы на  Японию,  капеллан, напутствуя их, молился не только за их благополучное возвращение, но и за успех операции и скорейшее  завершение войны.

С точки зрения жертв атомной бомбардировки, это было совершенно неприемлемо,  но автор рассматривает эту ситуацию с другой точки зрения, то есть с точки зрения солдат на войне.

Исикава пытается также проникнуть в сложный процесс  внутренней борьбы христиан, служивших как в прежней Японской армии, так и в нынешних Силах Самообороны.   На основе внимательного изучения дневников христиан-камикадзэ, он рисует портреты людей, которые принимали смерть со смирением, основанным на вере в Бога.  Для воевавших на фронте солдат, война была чем-то вроде  стихийного бедствия.

Выдвигая темы религии и войны, автор  пытается вскрыть основные противоречия человеческого существования и причины свойственной человеку сложной внутренней борьбы. (Ёнахара)

 

Исикава Акито

 

 Родился в 1974 году. Ученый, специализирующийся на проблемах религии и войны. Получил звание доктора философии в университете Хоккайдо. Ассистент-профессор  социологического факультета университета Момояма Гакуин.

 

Люди на войне

и их религиозные

убеждения

 

Культурная антропология

 

Нихон но сайдзи дэнсё:

(Японские сезонные традиции)

Огава Наоюки

Изд-во Arts and Crafts, 2013. 190 х 132 мм, 312 стр., 2400 йен. ISBN 978 -4-901592-89-5

 

 

На новый год в  Японии принято украшать домашний алтарь  гирляндой из симэнава, а ворота дома — ветками сосны  (кадомацу), на день девочек – выставлять кукол, а в дни праздника О-Бон исполнять ритуальные танцы, дабы  почтить память предков. В Японии много праздников, приуроченных к определенному времени года, их традиции восходят к глубокой древности.   Автор книги знакомит читателей с этими  традициями, приводя примеры из самых разнообразных источников.

Так, рассказывая  о празднике Танабата,  связанном с легендой о двух звездах (Орихимэ и Хикобоси или Вега и Алтаир), которые разделены Млечным путем и имеют возможность встречаться только раз в году — седьмого июля, автор  цитирует стихотворения на эту тему из старейшей японской поэтической антологии Манъёсю: и поясняет, как этот праздник связан с древними традициями.

В книге также показано, как по-разному проводятся традиционные обряды в разных районах Японии.  К примеру, во время  праздника Нагоси проводится обряд «тинова кугури»  (пролезание сквозь венок из травы кая), целью которого является изгнание злых духов. Первое упоминание об этом обряде относится ко второй половине 15 века, оно имеется в книге «Кудзи Конгэн» («Происхождение дворцовых церемоний»),  написанной в 1422 году.  Огава рассказывает о том,  как по-разному этот обряд проводится в Фукусиме, Ибараки, Аити и других префектурах.

В наше время, когда в  городской среде многие традиционные обряды и праздники  оказываются забытыми, эта книга приобретает особую ценность, она послужит прекрасным путеводителем для тех, кто интересуется японскими обычаями и их  происхождением. (Тё: )

 

Огава Наоюки

 

Родился в 1953 году. Фольклорист.  Имеет звание доктора философии в области фольклористики. Профессор филологического  факультета университета Кокугакуин.  Руководитель исследовательских групп по изучению местного фольклора. Среди главных работ: «Цумита инасаку но миндзоку – гакутэки кэнкю:» («Изучение фольклора, связанного с возделыванием риса в Цумита»)

 

 

Надежный путеводитель

по японским традициям

 

Манга

 

Дэмокуратиа

Масэ Моторо

Том 1. Сё:гакукан, 2013. 186 х 132 мм, 208 стр. 552 йены. ISBN 978 -4-090185706-4

Том 2. Сё:гакукан, 2013. 186 х 132 мм, 208 стр. 552 йены. ISBN 978 -4-090185874-0

 

 

Манга об андроидах довольно давно является одним из популярных поджанров научно-фантастической манги, и столь же давно ведутся ожесточенные дискуссии о возможностях и проблемах  интернет-коммуникаций.    Масэ Масао удалось успешно соединить обе эти темы в рамках одного весьма занимательного произведения.

В центре его истории – прекрасная женщина-робот. Каждое ее действие определяется результатами  дискуссии и голосования, в которых принимают участие три тысячи членов социальной сети.  Иными словами,  робот полностью подчиняется «воле народа»,  его действия являются результатом «общественного консенсуса», найденного при помощи Интернета.

Надо сказать, что решения, принятые путем голосования, иногда  оказываются взаимоисключающими и приводят к трагическим последствиям. Но нередко после серьезных всесторонних обсуждений, участники приходят к вполне разумным выводам.  Наблюдая за конкретными действиями  робота, можно понять, как трудно предсказуемый «общественный консенсус»  влияет на реальное развитие событий. Это само по себе интересно, а кроме того  у читателя невольно возникает ощущение, что книга   в миниатюре показывает, как работает демократическая  система. (Карубэ)

 

Масэ Моторо:

 

Родился в  1969 году. Художник манга. Выпускник университета Искусств префектуры Аити.  Был на стажировке в Великобритании, где изучал арт-дизайн в кино и сценаристику. Дебютировал в манга после того, как стал  лауреатом 43-ей премии изд-ва Сё:гакукан  в номинации манга  для начинающих художников за свою работу АЭРА.  Среди основных произведений: «Кё:ити» («Кёити»), «Икигами» ( «Живой бог»)  и пр.

 

Общественный консенсус,

найденный при помощи

Интернета,

руководит действиями

симпатичного андроида

 

 

Фуитин сайкэн (цзайцзянь)!

 (До встречи, Фуитин!)

Мураками Мотока

Том 1. Сё:гакукан, 2013. 186 х 132 мм, 192 стр. 552 йены. ISBN 978 -4- 09 — 185429-2

Том 2. Сё:гакукан, 2013. 186 х 132 мм, 208 стр. 552 йены. ISBN 978 -4-09 — 185896-2

 

Японскую мангу читают сейчас во всем мире. Всем известно также, что распространению японских комиксов в немалой степени способствует правительственная пиаровская  кампания «Cool Japan».  При всем при том всемирной популярностью пользуются лишь те произведения, которые были созданы в  90-е годы  прошлого века и позже.  На самом деле японская манга имеет более чем столетнюю историю: в своем нынешнем виде она сложилась уже в начале 20 века. Однако даже  в самой Японии, не говоря о других странах мира, мало что известно о художниках, творчество которых приходится на период, предшествующий буму манга, связанному с осуществлением рекламного проекта «Cool Japan».

Книга  Мураками Мотока представляет собою жизнеописание Уэда Тосико (1917-2008),  художницы, работавшей в самый ранний период развития искусства манга.  В ней рассказывается о круге чтения  Уэда, о том, какое образование она получила, прежде чем стать художницей. Надо сказать, что в 30-е и 40-е годы  20 века женщины вообще обладали весьма ограниченными возможностями, не всякой удавалось получить профессию и обрести независимость,  это касалось не только художниц манга.  В книге  очень живо описан  жизненный путь Уэда Тосико.   Нельзя забывать и о том, что в юности она жила в Китае, а, переехав в Токио, брала уроки у швейцарского художника. Словом, это очень ценное произведение, затрагивающее, помимо всего прочего,  и вопрос о международных  культурных связях. (Карубэ)

 

Мураками Мотока

 

Родился в 1951 году. Художник манга. Его манга «Рю:-Рон» («Дракон) в течение 15 лет, начиная с 1991 года, печаталась  с продолжениями в журнале «Big Comic Оriginal», это самая значительная работа Мураками.  Серия «Дзин» («Джин»), публикация которой началась с 2000 года, в 2011 году была удостоена Большой премии манга имени Тэдзука Осаму.

 

 

О художнице манга,

творившей

в ранний период

 развития жанра

 

 

 

 

Местные корни японской литературы

 

№8:  Цубои Сакаэ и японская бумага из Тоса

 

В эссе «Тоса но васи мура» («Деревни в Тоса, где делают японскую бумагу»), писательница  и поэтесса  префектуры Кагава Цубои Сакаэ делится своими детскими воспоминаниями о японской бумаге из Тоса, рассказывает о ее истории и способах изготовления, рисует портреты тех, кто непосредственно участвует в производстве.

 

 

 

Цубои Сакаэ известна как автор романа «Нидзю:ён но хитоми» («Двадцать четыре глаза»). Его экранизация имела такой огромный успех, что  имя автора стало ассоциироваться исключительно с кино,  все остальные ее произведения игнорировались.  И тем не менее вклад Цубои Сакаэ в современную японскую литературу куда значительнее одного этого романа.  В ее произведениях запечатлены живые образы  самых обычных безымянных людей, тех, кого социологи обобщенно называют «простым народом» или «массами».  Ее романы и эссе воссоздают атмосферу провинциальных японских  городов, охватывая примерно тридцатилетний период, то есть довоенные, военные и послевоенные годы, рассказывают об образе жизни живущих там людей, об их житейской мудрости.  Так называемая пролетарская литература,  создаваемая в те же годы преимущественно писателями мужского пола, как правило, удручает своей шаблонностью, догматическим подходом к решению любым жизненных проблем. Цубои Сакаэ является прекрасным исключением из этого правила.   В самом деле, разве не потому  ее повесть «Нидзю: но хитоми»  завоевала такую любовь читателей, что  им очень легко было отождествить себя с  бедными людьми, живущими на острове, с  двенадцатью  ребятишками, которые изо всех сил старались жить и  радоваться жизни?

В апреле 1957 года  Цубои Сакаэ поехала в Ко:ти. Она отправилась  в такую даль только потому, что ей хотелось  пройтись по деревням, где делают японскую бумагу (васи).  О бумаге Тоса она узнала от матери и у нее было особое к ней отношение.  Тоса находится на юго-западном побережье Сикоку и добираться туда в те времена  из Токио было непросто: путь занимал двадцать часов, сначала самолетом, потом на пароме.  Мать  рассказывала ей, что  зимой всегда отмораживала себе руки и ноги, они покрывались трещинами и болели.  Избавиться от трещин помогало народное средство: надо было растереть клубень орхидеи сюнран с горсткой вареного риса и намазать поврежденные места. Но этот состав  не держался на коже и тут же отваливался. Поэтому  сверху прилепляли полоску бумаги, оторванную от раздвижных перегородок сё:дзи.   Эта бумажная полоска прекрасно держалась: можно было на ее наступать, мочить водой, она все равно  оставалась на месте.

В прежние времена бумага для сёдзи всегда производилась в Тоса. Сёдзи, оклеенные  этой бумагой,  можно было узнать даже по звуку: когда их по утрам чистили метелкой хатаки, они звучали совсем не так, как оклеенные простой бумагой. Эта бумага была очень прочной, даже салфетки или носовые платки, сделанные из самых дешевых ее сортов, можно было комкать и мять сколько угодно, они не рвались.

К 1957 году система производства японской бумаги Тоса начала разрушаться,  и находилась на грани кризиса.  Узнав об этом писательница  и решилась на столь далекое и длительное путешествие.

Бумагу из Тоса за особую прочность и долговечность называли «сэннэн васи» («тысячелетняя бумага»).   Она  упоминалась уже в «Энги Сики» («Уложение годов Энги»), своде правил и предписаний, составленном в эпоху Хэйан (794-1185), как вид подати, которую провинции Тоса надлежало ежегодно поставлять в столицу.  В горах Тоса было достаточно сырья, из которого и производили бумагу, используя  довольно-таки высокоразвитую технологию.  Сырьем для изготовления бумаги в течение долгих лет служила кора бумажного дерева (ко:дзо). Это невысокое лиственное дерево с крупными листьями, по форме напоминающими  шелковицу. Весной оно цветет желто-зелеными цветами. Древесные волокна  длинные и перекрученные,  что и обусловливает прочность бумаги.

Начиная с эпохи Мэйдзи в бумажном производстве стали использовать еще и кору мицумата (эдгевортия бумажная).  Это лиственный кустарник, завезенный из Китая,  его можно легко выращивать на полях. Волокна у него такие же крепкие, как у ко:дзо, так что его древесина  вполне подходит для изготовления первоклассной бумаги.

Если двигаться по провинции Тоса от южного побережья к северу, то почти все пространство занято горами, лишь иногда, в  районе Ия например, попадаются так называемые «хикё:» (неизведанные пространства).

Горная почва прекрасно подходит для выращивания ко:дзо и мицумата. В горах множество рек с чистой водой, необходимой для обработки древесины.  Горы в большинстве своем известняковые, так что местная вода как нельзя лучше подходит для разделения сырья на волокна. В эпоху Эдо многие деревни провинции Тоса платили годовую подать  не рисом, а бумагой. Местные жители выращивали бумажное дерево, делали бумагу и продавали ее торговцам за наличные деньги.

Когда в Японии появились банки,  именно «тысячелетняя» васи стала использоваться для печатания бумажных денег. Деревья, древесина которых служила сырьем для производства бумаги, росли   в Тоса повсюду, не только в горах.  В начале эпохи Эдо правитель княжества Тоса Накано Кэндзан  всемерно поощрял развитие новых промыслов,  и  достиг особенных успехов в гражданском строительстве. В Мотояма окитэ  («Установления Мотояма») говорится:

 

«Тем лицам, кои сведущи в шелководстве,  предписывается посадить вокруг домов своих тутовые деревья и заняться разведением шелковичных червей. Тем же, кто не умеет этого, надлежит посадить лаковые деревья.  Также следует  выращивать иные полезные деревья и кустарники,  чайные, бумажные и прочие, кои могут пригодиться при уплате поземельного налога. Деревьев же, пользы не приносящих, не следует сажать не единого.»

То есть, ежели есть у тебя клочок земли,  сажай исключительно полезные деревья.  Помимо тутовых деревьев и чайных кустов, поощрялось разведение бумажных деревьев.  Эти  предписания дали толчок развитию бумажного производства,  в результате его технология достигла довольно высокого уровня и с наступлением эры Мэйдзи  горные области Тоса  оказались в  привилегированном положении, благодаря достаточно стабильному спросу на бумажные деньги.

Годы послевоенной инфляции были отмечены  резкими изменениями в системе денежных единиц. Раньше  месячного жалованья в 10 йен хватало на целый месяц, теперь на  эту сумму нельзя было купить даже  леденца.  В повседневный обиход вошли купюры в тысячу йен, десять тысяч йен, и производство бумажных денег  стремительно пошло вверх.   Начался массовый выпуск банкнот, причем теперь их печатали на самой дешевой бумаге, а не на долговечной бумаге из Тоса. К тому же стали появляться новые денежные знаки.  В обращение были введены металлические деньги мелкого достоинства рассчитанные на более или менее долговременное хождение.

В 1948 году монетами были заменены пяти-йеновые бумажные купюры, в 1951 – 10  йеновые, в 1955 – 50 йеновые,  и наконец в 1957 -  100  йеновые.  Финансовая политика правительства больно ударила по экономике горных поселков. Именно в то время, когда государственный спрос на бумагу вдруг резко упал, Цубои Сакаэ  и  поехала в Ко:ти,  на родину бумаги васи.  Она ведь и сама родилась в доме бедных ремесленников, живущих на острове,  и сразу после окончания начальной школы пошла работать. Ей было хорошо известно что людям, живущим в  глухих горных районах, не так-то  просто поменять род занятий.  Так не бывает, что, потерпев крах в бумажном производстве, ты можешь  тут же переквалифицироваться в землепашца.  Приняв закон о введении в обращение металлических денег, государство  разом лишило  жителей горных селений средств к существованию, причем  никакой компенсации им выплачено не было.

 

«Отменили сто-йеновые банкноты -

И по горным селениям  Тоса

Прокатилась волна протеста

Крики  — Не дадим! Не позволим! -эхом

Отзывались в горах Сикоку»

 

Подобные стихи цитировались большинством журналистов, многие приводили возмущенные отклики, передавали  тайные слухи о закрывающихся фабриках. Цубои Сакаэ поступила совершенно иначе.

 

«И вчера, и сегодня я  ездила по  горным деревням.»

 

Она  начинает с того, что подробно, с самого начала  описывает процесс рождения бумаги. Она рассказывает о фабриках, стоящих по берегам прекрасных горных потоков, о бумажных деревьях, цветущих на крутых горных склонах.  О том, как вываривают добытую древесину кодзо и мицумата, как очищают ее, разделяют на волокна, промывают в чистой воде.  В этом отлаженном с давних времен производственном  процессе участвует вся семья.  Для некоторых работ  привлекаются даже трехлетние ребятишки.  

 

«Они (дети) действовали  совершенно естественно, будто играли в куклы и вместе с тем в их движениях чувствовалась  сноровка опытного мастера.»

 

Одновременно Цубои Сакаэ показывает, каким тяжелым был этот труд.  Бедная лачуга  без дверей на берегу продуваемой ветром реки,  люди сидят в тесной перегороженной комнатушке с  земляным полом,  перед ними ледяная вода и мокрая разбухшая древесина…  Ободранные ветви бумажного дерева – точь-в-точь белые кости.  В те времена в школе икэбана Согэцу  очень часто использовались эти белые ветки в качестве арт-объектов и они постоянно продавались в токийских цветочных магазинах. Оказавшись в  горах Ко:ти, Цубои Сакаэ  вдруг осознает:

 

«Неужели? Вот, значит, откуда они берутся!»

 

Она всегда старалась писать о реальной жизни, и, скорее всего, в ее голове  искусство икэбаны  связалось с игрой трехлетних детей в куклы.

 

Далее она дает подробное описание всех этапов процесса  превращения сырья в бумагу.   Выварка древесины в большом котле,  мытье в воде, отбеливание, отбивание,  измельчение. И после добавления дополнительных ингредиентов –  окончательная обработка древесной массы и превращение ее в бумажные листы.  Затем листы сушат и разрезают на части.  После этого они  поступают на сортировку и только тогда на них появляется имя изготовителя.

Тут в воображении читателя  возникают  мрачные лица людей, измученных этой постоянной борьбой не на жизнь а на смерть, но Цубои Сакаэ  пишет: «Какие же светлые лица у всех жителей Тоса!»

Она рассказывает о том, как приветливо улыбались ей эти люди, работавшие на берегу реки, как легко завязывались разговоры с ними.  Когда она просила  разрешения их сфотографировать,  даже старики, не смущаясь, тут же принимали надлежащие позы. Она думала о ком-то, что ему чуть больше сорока,  а оказывалось, ему уже под шестьдесят. Как-то, увидев работающую рядом с мужчиной девушку, она подумала, что это его дочь, а оказалось – жена, мать нескольких детей. Шестидесятилетние с удовольствием рассказывали о своей бедной жизни и весело смеялись.

Очевидно, у писательницы было в избытке материалов, свидетельствующих об отчаянном положении этих людей, занимавшихся производством бумаги.  Но она верила в мудрость и душевную силу горных жителей. В конце книге она признается, что не стала использовать «многие  полученные материалы», а написала только то, о чем ей хотелось написать.  Так же, как и ее мать, которая зимой лечила обмороженные руки  и ноги народными средствами, писательница была  достойной дочерью своего народа.

 

(Икэути Осаму, эссеист и специалист по немецкой литературе)

 

 

 

(Подписи под фотографиями:

 

Нагаси-дзуки (Процеживание древесной массы)

 Фото предоставлено Музеем Бумаги города Иномати, преф. Ко:ти))

 

Префектура Ко:ти)

 

 

События и тенденции

 

«Гранта» и «Васэда-бунгаку»

 

1 марта  издательство Хаякава сёбо: выпустило  японскую версию журнала «Granta Japan with Waseda bungaku»,  представляющего собой совместное издание двух старейших литературных журналов, английского и японского. В последней декаде апреля  лондонское издательство Гранта выпустило английскую версию того же журнала под названием Granta 1276: Japan.  В журнале опубликованы короткие рассказы двадцати авторов, переведенные соответственно на японский и английский языки.

От Японии в журнале  участвовало одиннадцать авторов, в том числе лауреаты премии  Акутагавы Оямада Хироко и Каваками Хироми, от Англии – девять  авторов, в том числе Пико Айер, являющийся постоянным автором в 150 журналах разных стран  мира.

Произведения зарубежных писателей написаны на темы, связанные с Японией.

Литературный журнал «Гранта»  начал выходить в 1889 году, а журнал «Васэда бунгаку» — в1891.  Нынешний проект был  реализован после проведения многочисленных совещаний, в которых участвовали редакторы обоих журналов, ответственные за публикацию произведений иностранных авторов.

 

Новые культурные

 центры и музеи Токио

 

В двадцати трех  районах Токио одно за другим возникают учреждения,  знакомящие с особенностями творчества тех  деятелей культуры, жизнь которых была так или иначе связана с этими районами.  Целью является пропаганда местной культуры и общее культурное оживление    районов в  преддверье Токийской олимпиады 2020 года.

В районе Сумида, в парке находящемся в пяти минутах от станции Рё:гоку,  3300 квадратных метров площади отведено под строительство четырехэтажного здания районного музея Хокусая. Его намечено открыть в 2016 году.  Район Сумида считается местом рождения художника, в здании музея предполагается разместить музейную лавку, библиотеку и создать экспозицию серии «Фугоку Сандзю:роккэй» («Тридцать шесть видов горы Фудзи»).

В районе Аракава планируется строительство многофункционального  центра, в котором среди всего прочего разместится  мемориальный музей  Ёсимуры Акиры, писателя, творчество которого связано с этим районом.   Открытие центра планируется на 2016 год,  общая площадь помещений составит примерно 10 000 квадратных метров.  Ёсимура Акира известен такими произведениями, как «Сэнкан Мусаси»  («Линкор «Мусаси». Строительство и гибель самого большого в мире линкора») и  «Санрику кайган ооцунами» («Самые мощные цунами на побережье Санрику»), в котором описываются все самые разрушительные цунами, обрушившиеся на  северо-восточное побережье  Японии в 19 и 20 веках.  В литературном музее планируется реконструировать рабочий кабинет Ёсимуры и создать экспозицию из  рукописей писателя  и самых любимых его книг.

В районе Синдзюку строится мемориальный музей писателя Нацумэ Со:сэки, который предполагается назвать «Со:сэки Самбо:». Открытие музея намечено на 2017 год, то есть приурочено к  150-летнему юбилею Со:сэки.  Он будет расположен на улице Васэда Минамимати, на том самом месте, где когда-то стоял дом, в котором прошли последние годы жизни писателя.  Помимо восстановления гостиной и кабинета, где Со:сэки написал «Кокоро»  и «Мэйан» («Свет и тьма»), в музее  планируется устроить библиотеку и кафе.

 

Премия Японских книготорговцев 2014 года

 

8 апреля был объявлен лауреат литературной премии Хонья Тайсё: (учрежденной исполнительным комитетом Хонья Тайсё:) за 2014 год, которую японские книготорговцы  присуждают  тому  произведению,  которое  считают наиболее  для себя перспективным. Им стал Вада Рё: за книгу «Мураками кайдзоку но мусумэ» («Дочь пирата Мураками») (изд-во Синтё:ся). Второе место занял Кидзара Идзуми за «Ю:бэ но карэ:, асита но пан» («Вчерашнее карри, завтрашний хлеб») (изд-во Кавадэ Сёбо: Синся). На третьем месте оказалась Цудзимура Мидзуки  за «Сима ва бокура то» («Остров остается с нами») (изд-во Ко:данся, см. НКЯ  79).

 

Инуи Акито получает премию Кавабаты

 

На церемонии вручения премий, состоявшейся 9 апреля, Фонд Кавабаты  объявил лауреата литературной премии Кавабаты Ясунари, присуждаемой за выдающееся произведение малой формы. Им стал Инуи Акито  за рассказ «Суппон синдзю:» (Двойное самоубийство черепах») (журнал  Синтё:, январь 2013)

 

Полное собрание сочинений Ёсимото Такааки

 

В марте началось издание «Ёсимото Такааки дзэнсю:» («Полное собрание сочинений Ёсимото Такааки») (изд-во Сё:бунся). Ёсимото Такааки, один их ведущих послевоенных японских интеллектуалов и поэтов, скончался в марте 2012 года. В собрание, помимо основных 38 томов, войдут несколько справочных томов с хронологическими таблицами и пр. Издание  рассчитано на семь лет. 

Инициатором проекта, который действительно заслуживает название «полное собрание», является Мамия Микихико (69), редактор Ёсимото из издательства Тикума Сёбо:.  Началось все с того, что  в августе 2010 года Мамия показал самому Ёсимото составленный им план собрания сочинений писателя в тридцати шести расположенных  в хронологическом порядке томах, а  в феврале 2011 года представил развернутый план издания этого собрания в издательство Тикума Сёбо:, после чего получил ответ: «Это невозможно». Ёсимото скончался в следующем году.

После смерти Ёсимото  долго не удавалось издать полное собрание его сочинений.  В декабре 2012 года его дочь, известная писательница Ёсимото Банана, организовала обсуждение сложившейся ситуации в Интернете. «Они говорят, не позволяет бюджет. Якобы, ни одно издательство не потянет.» — жаловалась она.

Откликнулся президент издательства Сё:бунся Оота Ясухиро.  Он хорошо помнил, как глубоко тронули его слова поддержки и ободрения, с которыми обратился к нему Ёсимото  на каком-то  банкете.  Издательство Сё:бунся тоже переживало трудные времена, с трудом выкарабкиваясь из кризиса. Тем не менее оно  решило взяться за дело.

 «Если издание будет убыточным,  около 20 наших служащих окажутся на улице, — признался президент Оота, — Так что это было достаточно рискованное предприятие». А уж посмотрев подробный план, подготовленный Мамия, он, по его словам, «был просто в шоке. Мы снова и снова пересчитывали себестоимость издания, и в результате получилось, что суммарные расходы составят 200 миллионов йен.»

Сначала издательство будет выпускать по одному тому  в три месяца, а со второго года — по одному каждые два месяца. Первым выйдет 6-ой том, в который войдут произведения 1959-1961 годов, вторым  будет 7-ой том с произведениями 1962-1964 годов. Среди самых значительных произведений этих лет — «Гисэй но сю:эн» ( «Конец фикциям») и «Маруяма Масао рон» («О Маруяма   Масао»). В собрание сочинений войдут более 270 произведений,  ранее не  выходившие отдельными изданиями.

 

Литература на тему отношений

 между матерью и дочерью

 

В последние годы вышло немало романов, написанных женщинами, в центре которых – отношения  между матерью и дочерью. Как правило, в этих романах описывается душевная борьба, переживаемая  дочерью, которая, независимо от того любима она матерью или  нет, безуспешно старается освободиться от материнского контроля, проявляющегося буквально во всем. Очевидно, для  многих писательниц проблемы, связанные с подобными отношениями, стали  весьма насущными, требующими  литературного осмысления. Тут и одинокие женщины, вынужденные ухаживать за престарелыми матерями,  и разное отношение к домашнему хозяйству и работе, обусловленное принадлежностью к разным поколениям, и многое другое.

В феврале 2014 года Синода Сэцуко  опубликовала сборник рассказов под  общим названием «Тё:дзётати» («Старшие дочери»). Героиней первого рассказа «Иэмори мусумэ» («Хранительница очага»)  является семидесятилетняя жена профессора университета. Она  вырастила двух дочерей,  потом овдовела,  и теперь, страдая от старческого  слабоумия,  рассчитывает на помощь  старшей дочери. Ее дочери сорок три года, она  развелась  с мужем, когда ей было чуть больше двадцати, и живет вдвоем с матерью.  Из-за матери ей пришлось бросить работу, устроить собственную личную жизнь она тоже не может.  «Когда ты должен ухаживать за кем-то из родителей, страдающим старческим слабоумием,  социальные службы далеко не всегда могут помочь» — говорит Синода, и сама имеющая  на руках больную мать.

Психиатр Сайто: Тамаки в  своей книге «Хаха ва мусумэ но дзинсэй о сихай суру» («Мать контролирует жизнь дочери»), посвященной отношениям между матерью и дочерью, пишет: «Отношения мать-дочь отличаются от отношений отец-сын  или других родственных отношений значительно большей степенью привязанности. Может, именно поэтому матери склонны  досаждать дочерям излишней опекой и непомерными требованиями.» Литературный критик Китагами Дзиро: утверждает, что «если говорить о романах, описывающих повседневную жизнь женщин, то за последние десять лет резко уменьшилось число романов о любви между мужчиной и женщиной  и увеличилось число романов, затрагивающих три основные темы: отношения с матерью, работа и  женская дружба.»

Среди романов, опубликованных после 2010 года и поднимающих  тему отношений между матерью и дочерью, особенно значительными являются: роман Какута Мицуо «Ватаси-но нака но канодзё» ( «Та, что во мне», см. стр.10), роман Минато Канаэ «Босэй» («Материнство») и роман Мураками Юка «Хо:то:ки» ( «Записки разгульной жизни»)

В выпущенном в прошлом году романе Кубо Мисуми «Аниба:сари:» («Юбилей») описываются страдания  двух женщин, вызванные разницей во взглядах на работу и домашнее хозяйство. Главную героиню тяготит постоянный контроль  со стороны матери, кулинара по профессии. «Поднимая тему еды, я  хотела показать расхождения  в образе мыслей между женщинами разных поколений, — говорит Кубо.  -  Мне кажется, очень важно суметь увидеть в другом человеке его достоинства и  подняться над этими расхождениями.» Роман не дает нам никаких готовых ответов,  но  показывает, на что примерно следует ориентироваться, размышляя над сложными проблемами отношений между матерями и дочерями.

 

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения,

Нодзаки Кан,  профессор кафедры французской литературы Токийского университета,

Ёнахара Кэй, писательница

Карубэ Тадаси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  истории японской политической мысли 

 

Издатель и Главный редактор

 

Канаи Ацуси, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp 

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Showa Information Process Co., Ltd.

.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2014

ISSN 0918-9580

 

 

Писатели о себе

  Интервью  с Канэхара Хитоми в Париже

 

Писательница Канэхара Хитоми, блистательный дебют которой состоялся  в 2003 году, когда была  опубликована ее новелла «Хэби ни Пиясу» («Змеи и серьги»), принесшая ей премию Акутагавы,  в настоящее время живет в Париже с мужем и детьми. Она покинула Японию потому, что ей показалось небезопасным растить двух маленьких дочек в стране, где в 2011 году в результате  страшного землетрясения произошла авария на атомной электростанции.

Сначала Канэхара Хитоми переехала  в Окаяму, которая находится на расстоянии 730 км от зараженных районов, и родила там своего второго ребенка. Затем уехала в Париж, где у нее нет ни родственников, ни друзей, и где до этого она была только один раз, по случаю презентации своей книги.

«Землетрясение и все последующие события совершенно изменили  мою жизнь и мой образ мыслей» — говорит Канэхара, с которой мы встретились  в кафе рядом с ее парижской квартирой.

На первый взгляд решение Канэхара искать убежища  от  радиоактивного заражения в стране, где  атомная энергия используется еще активнее, чем Япония, кажется абсурдным – из огня в полымя, но она руководствовалась своими личными заранее выношенными соображениями.

«Я решила поселиться здесь потому, что когда давала интервью журналистам или беседовала с французскими писателями, то  очень остро почувствовала: они не сомневаются в своем праве быть художниками, они открыто выступают против разных культурных табу, к тому же они приняли  меня с распростертыми объятиями.»

Действительно, в Японии, где  в обществе доминирующую роль традиционно играют мужчины,  Канэхара пришлось потратить немало усилий, чтобы понять, в чем смысл ее существования. Она бросила школу, прибегала к членовредительству, несколько раз пыталась  перерезать себе вены на запястьях,  и  только потом начала писать романы, обнаружив, что именно это является для нее идеальным способом душевного очищения и самопознания.

«В реальной жизни мне далеко не всегда удается дать разумное объяснение тому, что происходит вокруг, и я пытаюсь проанализировать свое душевное состояние, сочиняя разные истории, — признается писательница. – Поэтому все, что мною написано, всегда тесно связано с моим собственным жизненным опытом, с личными переживаниями, особенно  негативного плана.»  «Именно они воспламеняют мое  воображения» — добавляет она.

В последнем романе Канэхара Хитоми «Мадза:дзу» («Мамаши». См НКЯ №71), как впрочем и во многих предыдущих ее произведениях, даны правдивые портреты молодых, таких как она сама,  женщин, которые страдают либо из-за  любви, либо из-за ее отсутствия. Но главной темой «Мадза:дзу» является семья,  и в этом плане роман существенно отличается от других произведений писательницы. Пожалуй впервые, Канэхара  выводит на первый план  беспокойство и внутреннюю борьбу молодых японских женщин, которым приходится  растить детей  без всякого понимания и поддержки со стороны мужей.

Ведя повествование от первого лица и последовательно представляя разные точки зрения трех  главных героинь, связанных лишь тем, что их дети посещают один и тот же детский сад, писательница выявляет то ощущение одиночества и  сокрушительного  разочарования, которое испытывают эти женщины, разрывающиеся между любовью и ненавистью к своим детям.

«Родив первую дочь, я была  в шоке: не так-то просто было смириться с тем, что она существует как совершенно отдельное от меня существо, которое  бурно вторгается в мою жизнь  и нарушает привычный жизненный уклад, — говорит Канэхара. — Только написав роман, я сумела принять этот новый для меня мир».

«Мадза:дзу» стал для нее еще и первой пробой пера в жанре романа с продолжениями, его публиковали из номера в номер в одном ежемесячном журнале. Выдавая каждый месяц очередную главу,  в которой повествование велось от лица одной из трех героинь,  писательница затрачивала немало труда на то, чтобы определить для себя отличительные черты каждой и последовательно выявлять их.

«Сначала  мне было очень трудно писать от лица домохозяйки Рёко и очень легко развивать сюжет, связанный с писательницей Юка, но потом, когда Рёко, оказавшись в стрессовой ситуации, стала мучить своего сына,  мои симпатии  склонились в ее сторону.  Столь резкого эмоционального перелома я еще  никогда не испытывала.» — признается Канэхара,  которая всегда  вкладывала  в своих героинь всю полноту собственных переживаний, доводя себя до душевного истощения. «Я громко рыдала в токийском кафе, когда описывала смерть дочери манекенщицы Сацуки, и  потом еще несколько дней чувствовала себя глубоко травмированной и не могла ни с кем разговаривать.»

Тем, кто читал  предыдущие произведения Канэхара, в которых было много  свободного  секса, наркотиков и глухой душевной тоски,  ее последний роман может показаться отходом от прежнего богемного стиля.   Действительно,  после  замужества, рождения детей и материнства область ее интересов резко изменилась, хотя она и теперь не пренебрегает постельными сценами и  весьма откровенными  диалогами. «Я не могу создавать персонажей, которые были бы мне совершенно чужими. Это моя слабость и одновременно – моя сила» — говорит Канэхара,   у которой пирсинг по всему левому уху.  Серьги, алкоголь и сигареты фигурируют  почти во всех ее произведениях.

 Когда я спросил, как она будет реагировать, если ее дочери захотят прочесть ее романы, когда подрастут, 32-летняя писательницы усмехнулась и сказала, что вряд ли они когда-нибудь вообще будут читать ее книги. «Когда я была девочкой, у нас дома было полно книг с именем моего отца на обложке, но мне никогда не приходило в голову их читать,  думаю, и мои дочери  последуют моему примеру.»

Отец Канэхара Хитоми – известный переводчик. Он всегда поощрял ее, когда она  писала что-нибудь шокирующее,  балансирующее на грани общественного признания и неприятия, хотя это могло бы сделать для ее родителей затруднительным «пребывание в родном городе».

Канэхара признает, что роман «Мадза:дзу», который она начала писать еще до того, как уехала из Японии,  в Париже никогда бы не был написан. «Если бы я жила в государстве, основанном на индивидуализме, где матери не испытывают излишнего давления со стороны общества, что для Японии является обычным явлением, тот моральный кризис, который я изобразила в моем романе, вообще не мог бы иметь  места, — говорит Канэхара. – Теперь я хочу  попытаться написать о внутренней борьбе, которую приходится вести человеку, живущему  в условиях полного отсутствия запретов.»

По словам Канэхара,  в настоящее время она работает над романом, в основу которого легли ее переживания в дни землетрясения 2011 года и последовавших за ним бедствий. Это будет ее первое произведение, написанное после переезда в Париж, и первый рассказ о впечатлениях того страшного времени.

 

(Кавакацу Мики, писатель)

 

Канэхара Хитоми

 

Родилась в 1983 году. Лауреат премии Акутагавы 2004 года за роман «Хэби ни пиасу» («Змеи и серьги»), который переведен более чем на 100 языков и экранизирован. Среди прочих произведений: «Амибикку» («Амебическое»), «О:тофикусён» («Автофикшн») (см. НКЯ №51), «Хайдора» («Гидра»), «Мария:дзю, мария:дзю» («Замуж, замуж…»)  и «Ториппу тораппу» («Ловушка»)

(фото Хирума Ясухиро)

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU