Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№83 (весна 2015)

Новые книги Японии

 

№83 (весна  2015)

 

 

Обозрение «Новые книги Японии» публикуется Японским Фондом ежеквартально с целью предоставления издателям, переводчикам, ученым и библиотечным работникам новейшей информации о ведущих тенденциях в издательском деле. В обозрении даются краткие аннотации к некоторым новым изданиям. Точка зрения авторов статей и аннотаций не всегда совпадает с мнением ЯФ и Редакционного Совета.

 

Оригинальные названия произведений даются в русской транскрипции, двоеточие справа означает долгий гласный. Японские имена даны  в японском порядке, то есть сначала идет фамилия, потом – имя.  Полная или частичная публикация материалов обозрения без разрешения авторов запрещена. Если такое разрешение имеется, ссылка на  обозрение обязательна, то есть публикацию следует непременно предварять словами «перепечатано из обозрения «Новые книги Японии» №…» Три копии должны быть посланы Главному редактору.

 

http:// www.jpf.go.jp/e /publish/jbn/index.html

Если данная ссылка не работает, просим Вас пройти по следующей ссылке: http://www.jpf.go.jp/e/index.html

Затем выбрать пункт JF Worldwide

После этого выбрать Publications and Goods

Затем в колонке слева выбрать Periodicals

А затем выбрать Japanese Book News

 


©The Japan Foundation 2014

 

 

 

 

Брачный кризис в  Японии и будущее  одиноких молодых людей

 

Ямада Масахиро

 

В последние годы одним из  популярнейших в Японии слов стало слово  «конкацу» (букв. «брачная активность», в переводе на английский — «marriage hunting» («брачная охота», «поиски брачного партнера»). Оно означает разнообразные  действия молодых людей,  желающих найти себе подходящую пару для семейной жизни.   Это слово было придумано мной в 2007 году, и с  тех пор и само оно, и  стоящие за ним действия, прочно вошли в обиход. Книга  под названием «Конкацу дзидай» («Эра брачной охоты»), написанная мною в соавторстве с Сиракава Момоко и изданная в 2008 году издательством DISCOVER-21,  была распродана в количестве более чем  200 000 экземпляров.  Слово «конкацу» тут же взяли на вооружение телевизионные сериалы и авторы популярных романов, достаточно назвать  «Конкацу?» («Брачная охота?») Исиды Иры (изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2012).

Популярность этого понятия обусловлена суровой действительностью. Дело в том, что Япония переживает глубокий кризис, который может быть охарактеризован как брачный кризис.  В настоящее время в брак вступает меньшее количество людей, чем когда бы то ни было. В 2010 году среди молодых людей в возрасте от 30 до 34 лет одинокими были 47,3 % мужчин и 34,5 % женщин.  То есть почти половина мужчин тридцати с небольшим лет были холостыми и примерно треть женщин того же возраста    были не замужем. (В 1975 году  это соотношение составляло — 14,3 %  для мужчин и 7,7 % для женщин).  Причем подобное положение наблюдается не только в области брачных отношений, но и в области любовных отношений вообще. По данным Государственного научно-исследовательского института по изучению народонаселения и  проблем социальной безопасности на 2010 год, всего 25 % одиноких мужчин и 35 % одиноких женщин в возрасте от 18 до 34 лет имели любовную связь.  К тому же если  в Европе и  Северной Америке  не состоящие в браке, но живущие вместе  пары стали обычным явлением, то  Японии таких пар очень мало, согласно данным того же института, они составляют всего 1,6 % опрошенных.  Вместе с тем почти 90% одиноких молодых людей, ставших респондентами проводимого институтом опроса,  высказали желание вступить в брак в будущем.  Такова объективная  реальность: в Япония:  быстро увеличивается число молодых людей, которые при всем своем желании вступить в брак, не могут этого сделать по той причине, что  им не удается найти подходящего партнера.  Именно это и послужило причиной формирования нового общественного явления, которое мы называем конкацу.

 

Причины брачного кризиса

 

Что же привело к возникновению такой ситуации?  В своей книге «Сё:си сякай нихон» («Уменьшение рождаемости в Японии»), которая была издана издательством Иванами Сётэн в 2007 году, я, попытавшись доискаться до причин, пришел к следующим выводам.

В период после  окончания Второй Мировой войны и примерно до 1980 года почти все молодые люди вступали в брак.  Состоять в браке считалось в Японии нормой. Существенную роль играли и экономические факторы, ведь в то время были сравнительно просто планировать  семейный бюджет на основе гендерного разделения труда, когда  работает один муж, а жена ведет домашнее хозяйство.  В эпоху  бурного экономического роста, которая началась после войны и продолжалась до 80-х годов, многие крупные компании  принимали на постоянную  работу (сэйсяин) молодых мужчин  на условиях пожизненного найма с высокими надбавками  за стаж. Владельцам собственных предприятий, благодаря протекционистской политике правительства, также были гарантированы стабильные доходы. В таких обстоятельствах молодые женщины охотно выходили замуж  либо за служащих компаний, либо за предпринимателей, то есть за мужчин, имевших стабильный доход, позволявший  обеспечить семье безбедное существование только за счет заработка  мужа.

Положение дел начало меняться после нефтяного кризиса 1973 года. Одновременно со снижением темпов роста доходов молодых мужчин,   начал расти возраст вступления в брак.  В 1992 году, когда  лопнул финансовый «мыльный пузырь» и Япония вошла в полосу экономического застоя, совпавшего еще и с азиатским финансовым кризисом 1997 года,   число холостых мужчин и незамужних женщин резко увеличилось.

Мне представляется, что нынешняя ситуация сложилась под влиянием трех факторов: 1. ухудшение финансового положения молодых мужчин; 2. устойчивость в общественном сознании представления о том, что именно  мужчина должен содержать семью; 3. живучесть старого  обычая, согласно которому не вступившие в брак молодые люди продолжают жить со своими родителями.  Постараюсь  вкратце обрисовать все эти факторы.

Первый фактор связан с затянувшимся периодом экономического застоя, начавшимся в Японии  в 1992 году, после краха экономики «мыльного пузыря».  Глобализация экономики привела к тому, что на рынке труда возрос спрос на временных низкооплачиваемых работников.   В Японии, с ее традиционной системой пожизненного найма, увольнение  постоянных работников сопряжено с большими трудностями. Вместе с тем японские предприятия, как правило,  не принимают на работу иностранцев в качестве разнорабочих.   Поэтому  непостоянной, мало оплачиваемой работой  приходится заниматься молодым японцам. В результате возникает слишком большой разрыв между  теми молодыми людьми, которым удалось устроиться на постоянную   работу и стать настоящими «сэйсяин» и тем, кому это не удалось.

Второй фактор -  это укоренившееся представление о том, что после заключения брака муж должен полностью обеспечивать семью. Эта точка зрения до сих пор доминирует в общественном сознании, во всяком случае многие  молодые женщины считают, что «муж должен работать, а жена должна быть хранительницей домашнего очага».  (В опросе, предпринятом   в 2012 году Информационно-исследовательской группой при кабинете министров, 43,9 % женщин в возрасте от 20 до 30 лет,  ответили на соответствующий вопрос утвердительно).  Нельзя забывать и о том, что в Японии   еще не создано реальных условий, которые позволяли бы женщине работать полный рабочий день после рождения ребенка.  В Японии все постоянные работники (сэйсяин), будь то мужчины или женщины, должны работать полный день.  Поэтому будущему мужу необходимо иметь стабильный доход, чтобы после вступления в брак обеспечить семье безбедное существование.

Попробуем теперь объединить оба эти фактора.  По результатам опроса, проведенного Научно-исследовательским институтом по проблемам благосостояния при японской страховой компании Мэйдзи Ясуда, две трети одиноких женщин утверждают, что готовы выйти замуж за человека, имеющего годовой  доход не менее 4 миллиона йен, однако фактически такой доход имеет только четвертая часть всех одиноких мужчин в возрасте от 20 до 39 лет (см. диаграмма 1). В 1992 году 90 процентов неженатых мужчин в возрасте от 25 до 34 лет имели постоянную работу с  гарантированной оплатой.  

 

 

Диаграмма 1. Введение новой экономической политики и уменьшение числа молодых людей имеющих постоянную работу (источник – Сэйкацу фукуси кэнкю: 74 (2010). Институт по проблемам Благосостояния Мэйдзи Ясуда.)

 (текст к диаграмме:

Желательный средний годовой доход брачного партнера

Менее  2 млн.                                                           мужчины

Более 2 млн.                                                              женщины

Более 4 млн.

Более 6 млн.

Более 8 млн.

Более 10 млн.

Более 12 млн.

Не имеет значения

 

Доходы неженатых мужчин

Менее  2 млн.

Более 2 млн.                                                           

Более 4 млн.

Более 6 млн.

Более 8 млн.

Более 10 млн.)

 

 

Опрос, проведенный в 2010 году, показал, что их число уменьшилось до примерно 60 %,  и соответственно увеличилось число молодых одиноких людей, имеющих временную, как правило, мало оплачиваемую работу, или не имеющих работы вовсе.  Мужчины, не имеющие постоянного дохода, не могут рассматриваться в качестве заслуживающих внимания потенциальных партнеров.  В этом и заключается одна из основных причин брачного кризиса:  отношение людей к браку еще не пришло в соответствие с новой реальностью.  Несмотря на постоянный рост числа мужчин, вынужденных заниматься мало оплачиваемым трудом, в обществе по-прежнему бытует мнение, что, вступив в брак, мужчина должен один обеспечивать жену и детей.   Но для большинства мужчин ( и их число неуклонно растет) это  просто нереально.

Третий фактор связан с тем, что в Японии большинство не имеющих своей семьи молодых людей живет с родителями. В Европе и в Северной Америке это не принято: молодые люди живут отдельно от родителей, даже если они еще не  состоят в браке, поэтому парам  экономически выгоднее жить вместе.  Но в Японии молодые люди остаются с родителями  и обеспечены всем необходимым, несмотря на то, что их собственный доход очень и очень невелик.  Эту социальную группу я описал еще в 1997 году,  обозначив как группу «паразитирующих одиночек».  Такие люди, живя при родителях, имеют возможность  спокойно ждать, пока случай не сведет их с  выгодным партнером и уклоняться от  брачных уз, которые могут ухудшить их экономическое положение.

В результате многие молодые мужчины, не имеющие никаких перспектив на будущее, отказываются от мысли завести себе хотя бы подругу, в то время как женщины продолжают упрямо ждать  выгодного жениха со стабильным доходом.   Это стало причиной  еще одного явления –  мужчины и женщины стали гораздо меньше общаться между собой (в анкетах часто встречается  пункт «дандзё ко:сай», то есть «общение с лицами противоположного пола»). Опрос, проведенный  Японской ассоциацией сексуального образования, свидетельствует о резком  уменьшении числа старших школьников и студентов, имеющих сексуальный опыт.  Судя по всему, большинство молодых людей убеждены, что «общение с лицами противоположного пола»  всегда сопряжено с риском (как  в сексуальной, так и  в эмоциональной сфере).

В результате  быстро растет число молодых людей, которые не состоят в браке и не имеют ни с кем любовных отношений. В настоящее время под эту категорию можно подвести по крайней мере 10 миллионов людей.  Естественно, следствием сложившейся ситуации является снижение рождаемости и уменьшение численности населения.

 

Виртуальные романы

 

Возникает вопрос, каким образом эти молодые люди удовлетворяют свою потребность в  любви? Мне кажется,  они удовлетворяют ее, если можно так сказать,  «виртуально».  Японская поп-культура, в которую входят анимэ, видео-игры, косплей,  музыкальные идолы,  культура «каваии» и пр., широко известна во всем мире, не зря возникло понятие «Cool Japan».   И, как мне кажется, многие одинокие люди находят себе объекты для любви именно в этом виртуальном мире.  При этом зачастую виртуальные романы подменяют реальные.  К примеру, существует служба «JK» («дзёси ко:сэй», то есть букв. «студентка лицея»),  к услугам которой прибегают  многие мужчины, выкладывая большие деньги за романтическую прогулку со студенткой лицея. (Неприглядные стороны  индустрии  JK разоблачил Нито: Юмэно в своей книге «Дзёси ко:сэй но ура-сякай» ( «Студентки Лицея с изнанки»). А в толпах беснующихся фанаток  популярных юношеских  музыкальных групп, нередко  можно увидеть одиноких тридцатилетних и сорокалетних женщин.

Ограниченность «конкацу» и будущее паразитирующих одиночек

Действенность «брачной охоты» (конкацу) не может не быть ограничена, пока в обществе существует мощная установка на традиционное гендерное разделение  семейных обязанностей.  Я уже не говорю о том, что число  мужчин, имеющих стабильный доход, тоже ограничено. Пока эти проблемы не будут разрешены,  молодые люди так до самой старости и будут оставаться холостяками, ибо, даже имея желание завести семью, они не смогут этого сделать в силу вышеуказанных  причин.   В последнее время в Японии  возрастает число семей, в составе которых имеются  «паразитирующие одиночки среднего возраста» (см. Диаграмма 2).

В 2012 году примерно 3,04 миллиона холостых мужчин и незамужних женщин в возрасте от 35 до 44 лет жили вместе с родителями.   Увеличивается и число тех, которым уже более 45 лет и которые все равно продолжают жить с родителями. Думаю, что многие из них после смерти родителей окажутся одинокими и в самых стесненных обстоятельствах. (Ямада Масахиро, «Кадзоку наммин» («Жертвы семейной жизни», изд-во Асахи симбун Сюппан, 2014).

 

 

 

 

Диаграмма 2. Будущее паразитирующих одиночек (численность и процентное соотношение людей в возрасте 35-44 лет, живших со своими родителями в 1980, 1985, 1990, 1995-2010) (составлено Ниси Фумихико по данным веб-сайта  Института педагогики и статистических исследований Министерства Внутренних дел и коммуникаций)

(текст к диаграммы

Фактическое количество

Отношение фактического количества к общему числу)

 

Необходимы активные действия,  которые помогут разрушить привычные стереотипы, связанные с представлением о разделении гендерных ролей в семье. Мы должны сделать все, чтобы уменьшить разрыв, существующий между  доходами постоянных и временных работников и выработать терпимое отношение к  разным формам семейного уклада.  Если мы не  примем никаких мер в этом направлении теперь,  через несколько  десятилетий Япония  превратится в общество  одиноких и бедных стариков.

 

Ямада Масахиро

Родился в 1957 году. Профессор университета Тюо, специализируется по проблемам общества, семьи, гендерным проблемам. Известен  тем, что ввел термины «паразитирующие одиночки» и «разобщенное общество» (gap society, какуса сякай),. Среди его книг: «The Japanese Family in Transition» («Японская семья в переходный период», изд-во Foreign Press Center, 1997), «Парасайто сингуру но дзидай» («Эпоха паразитирующих одиночек»), изд-во Тикума Сёбо:, 1999 и «Коко га окасии нихон но сякай хосё:» («Некоторые странности японской системы социального страхования»), изд-во «Бунгэй Сюндзю:, 2012. Ямада  занимал множество официальных постов, в том числе был председателем Исследовательского комитета при Совете Кабинета Министров по проблемам гендерного равноправия.

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

Бора:до-бё:

(Кнехтовый синдром)

Ёсимура Манъити

 

Изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2014. 190 х 130 мм, 168 стр., 1400 йен. ISBN 978 -4-16-390079-7

 

В романе описывается жизнь прибрежного городка. Его население после крупного стихийного бедствия, в результате которого  район подвергся радиоактивному загрязнению, было  эвакуировано, но потом все вернулись на прежние места.  Повествование ведется от лица ученицы  начальной школы. Жители городка гордятся тем, что их город первым  достиг  должного уровня безопасности, и  пытаются  навести в нем строгий порядок, как будто ничего и не случилось.  Но несмотря на восторженные

дифирамбы, которые они распевают своему родному городу, нет никаких гарантий, что рыба и овощи, которые они употребляют в пищу, безопасны.   Одноклассники девочки один за другим заболевают какой-то странной болезнью  и исчезают.  Девочка живет со своей мамой, которая воспитывает дочь в  строгости, ее всегда очень волнует – а что скажут соседи.  Учится девочка плохо, к тому же в школе с ней никто не хочет дружить.  Она тайком ведет дневник,  по существу, это ее единственная отдушина, но мать находит его и разрезает на  куски ножницами.

Скоро в городе начинают появляться какие-то странные,  угрожающего вида мужчины в  европейских костюмах. Всех, кто  недоволен существующим порядком, арестовывают.  Когда девочка, освободившись от ощущения своей неприкаянности, становится наконец полноценной участницей коллективных действий и впадает от этого в эйфорию, ее жизнь меняется самым драматическим образом.

Изображая серые будни людей, живущих в той реальности, которая наступила после катастрофы, в атмосфере обмана и страха,  автор окрашивает повествование в мрачные тона антиутопии. В сочетании с описанием сокровенных чувств и мыслей девочки, судьба которой  окружена тайной, это делает роман по-настоящему захватывающим. (Нодзаки)

Ёсимура Манъити

 

Родился в 1961 году.  В 2011 стал лауреатом  92-ой премии журнала Бунгакукай  для  начинающих авторов за «Кутюкутю ба:н» («Кхэ-кхэ-бум»),  а в 2003 году — лауреатом  премии Акутагавы за «Хариганэмуси» («Волосатики»).

 

 

Триллер, действие которого

 происходит в прибрежном городке

 после стихийного бедствия

 

 

Хару но нива

(Весенний сад)

 

Сибасаки Томока

 

Изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2014, 190 х 130, 168 стр., 1400 йен. ISBN 978 -4-16-390101-5

 

После развода Таро: переезжает в  старый двухэтажный дом, предназначенный на снос. В доме  восемь малогабаритных квартир, жильцы в основном одинокие люди.  Однажды совершенно случайно Таро замечает, что Ниси, женщина, живущая на втором этаже, подглядывает за жильцами стоящего рядом голубого домика.

Оказывается, Ниси – никому не известная художница манга. Когда-то, еще будучи студенткой лицея, она увидела фотографию этого домика  в фотоальбоме и  просто влюбилась и в сам дом, и в живущую там семью. Ей удалось разыскать его и поселиться по соседству. Подружившись с хозяйкой домика, Ниси получила возможность рассмотреть его изнутри.

По своей структуре роман напоминает  вкладывающиеся друг в друга коробочки: Таро: подсматривает за Ниси, а та  копается в прошлой жизни  супружеской пары, построившей голубой дом.  Потом появляется еще один персонаж — сестра Таро:, которая начинает наблюдать за действиями первых двух.  По существу главными героями романа являются дома — голубой и двухэтажный, многоквартирный. То есть центральную роль  играет пространство, в котором существуют персонажи.  Это довольно смелый эксперимент, но автору удалось достичь блестящего результата, благодаря  точности описаний и умело выстроенной последовательности эпизодов, объединенной общей композицией.

Разумеется, нельзя сказать, что человеческие персонажи отодвигаются на второй план. Таро:, Ниси и пара, построившая голубой домик,  все они  потерпели  крах в семейной жизни. Любовь, семья, повседневная жизнь  — хрупки как стекло – вот  смысл этой впечатляющей истории  одного дома. (Тё: )

 

Сибасаки Томока

 

Родилась в 1973 году. В 2006 году стала  лауреатом 23-ей премии Оды Сакуноскэ, а в 2007 году –лауреатом 57-й поощрительной премии в области искусства Министра Культуры за «Соно мати но има ва» («Сегодняшний день этого города»). В 2014 году  получила 151-ю премию  Акутагавы за рецензируемый здесь роман.

 

Впечатляющая история

хрупкости человеческих

взаимоотношений

 

 

Тамамоно

(Дар Божий)

 

Коикэ Масаё

 

Изд-во Ко:данся, 2014, 190 х 130 мм, 192 стр., 1700 йен, ISBN 978 -4-06-218969-9

 

В один прекрасный день  когда  главной героине романа, от лица которой ведется повествование, было чуть за сорок, на пороге ее дома появился друг детства —  одно время он был еще и ее любовником — с младенцем на руках.  Объяснив, что мать ребенка  погибла в результате аварии, он попросил позаботиться о нем, заверив, что со временем непременно  заберет его.   И вот через десять лет женщина перебирает в памяти прошлые годы, вспоминая, как она одна  растила мальчика.   Ничего другого ей просто

 не оставалось. Когда тебе вдруг вручают хрупкую человеческую жизнь,   единственное, что ты можешь сделать — с благодарностью и любовью принять этот дар.  Такова непреложная истина.

 Тот факт, что между женщиной и ее сыном нет  кровного родства,  еще более выпукло оттеняет величие материнской любви.  Тема родительской любви одна из древнейших в японской литературе, даже в «Манъёсю» есть стихотворение, где говорится «всех сокровищ драгоценней сердцу дети!»

Одновременно  в романе показывается,  сколь хрупка и беззащитна материнская любовь.   Сознание того, что однажды этот милый  ребенок  будет у нее отобран, делает минуты, проведенные с ним, еще более драгоценными.  Не зря автор романа — известная поэтесса,  ей удается с особой проникновенностью выразить в  изящной прозе  чувства, волнующие материнское сердце.  В наши дни, когда  японское общество переживает резкое сокращение рождаемости, эта книга напоминает о том,  сколько радости может подарить тебе ребенок. (Нодзаки)

Коикэ Масаё

 

Родилась в 1959 году. Поэт и прозаик. В 2007 году стала лауреатом 33-ей литературной премии Кавабаты Ясунари за «Татадо» («Татадо») (см. НКЯ №55), а в 2010 году — лауреатом 18-ой  премии Хагивары Сакутаро за сборник стихов «Коруката» («Калькутта»). За роман «Тамамоно» в 2014 году была удостоена литературной премии Идзуми Кё:ка.

 

 

Драгоценный камень

материнской

 любви

 

То:мэй на мэйкю:

(Прозрачный лабиринт)

 

Хирано Кэйитиро:

 

Изд-во Синтё:ся, 2014, 190 х 130 мм, 212 стр. 1500 йен. ISBN 978 -4-10-426009-6

 

В этой книге собраны  захватывающие рассказы, которые можно было бы охарактеризовать как  «странные истории из современной жизни». К примеру, героем одного рассказа является деревенский почтальон, который обладает удивительной способностью 

легко и точно копировать любой почерк. Однажды ему в голову приходит идея копировать все письма, которые он доставляет.   К чему это может привести?  В другом рассказе частный детектив  одержим идеей разыскать человека, который был бы точной копией его самого.  Удастся ли ему найти такого?  А вот еще один рассказ — пара японцев – мужчина и женщина —   находятся в заточении в шикарной квартире в Будапеште.   Как скажется на их дальнейшей жизни та ужасная ночь, которую они провели?  Героиня о


А как вам понравится история  о мужчине,  объектом сексуального желания которого является огонь?  Удастся ли ему когда-нибудь удовлетворить его?  Есть среди героев и  театральный режиссер,   у которого после  дорожной аварии смещается ощущение времени:  один день для него длится целую неделю.  Сумеет ли он справиться с обрушившейся на него тяжестью замедленного  времени?  Герои всех шести рассказов  либо  хранят какую-то странную тайну, либо попадают в какую-то невероятную ситуацию.  Автор ярко и увлекательно описывает наиболее критические моменты их жизни. Хирано Кэйитиро: известен как чрезвычайно интересный и плодовитый автор, им написано много романов. В своей новой книге он обращается к форме рассказа и делает это с необыкновенным изяществом и мастерством,  ярко изображая те моменты леденящего ужаса,  которыми чревато одиночество современного человека, и радуя читателей увлекательными сюжетами.(Нодзаки)
дного из рассказов не знает, как избавиться от ружья, которое она нашла завернутым в газету, когда разбирала вещи умершего отца…

Хирано Кэйитиро:

 

Родился в 1975 году. В 1999 году стал лауреатом 120-ой премии Акутагавы за  «Ниссёку» («Солнечное затмение»), в 2009 году получил поощрительную премию Министра Культуры в области искусства за  «Кэккай» («Прорыв плотины»)(см.JBN №58). Среди других произведений «Ку:хаку о митаси насаи» («Заполните пропуски») (см. JBN №77)

 

Ужас,

пронизывающий

современную жизнь

 

Вага хай ва нэко ни нару

(Ваш покорный слуга – станет котом)

 

Ёкояма Ю:та

Изд-во  Ко:данся, 2014, 190 х 130 мм, 144 стр., 1200 йен. ISBN 978 -4-06-219064-0

 

У героя романа Исота Какэру отец – японец, а мать —  китаянка.  Вырос он в Шанхае.  После окончания лицея он хотел уехать учиться в Японию, но смерть отца нарушила его планы.

Несмотря на  японское гражданство и японское имя,  японского языка он практически не знает, только самые азы.  Когда, уже будучи студентом университета, он приезжает в Токио, то испытывает сильнейший культурный шок. Все здесь для него в новинку.  В поисках  анимэ-фигурки для своего друга, фаната  анимэ,  он едет на Акихабару, где попадает в  мир  отаку-культуры, который ошеломляет его. Случайно он забредает в мейд-кафе. Там его  переодевают в кота  и заставляют участвовать в какой-то странной игре.  С трудом выбравшись из кафе, он  на следующий же день садится на самолет в Нарите и улетает домой в почти невменяемом состоянии с  нарисованными на лице усами.

Действие развивается медленно, в текст то и дело вклиниваются искрящиеся юмором рассуждения автора о современной культуре.  В названии  пародируется название романа Нацумэ Сосэки «Ваш покорный слуга кот».  Успеху романа Ёкоямы Ю:ты в немалой степени способствовала его оригинальная орфография.   Пользуясь тем, что и в японском и китайском языке используется иероглифическая письменность, автор вводит  в текст китайские слова, дублируя их японской транскрипцией, выполненной знаками фонетической азбуки кана ( руби). Это  смешанное письмо  все время сбивает читателя с толку, порождая своеобразный комический эффект.

При том, что роман является первым произведением автора, он выстроен очень умело: живо написанные эпизоды соединяются в единый, логично развивающийся сюжет.  Книга была удостоена 57-ой премии Гундзо: для начинающих авторов и номинирована на премию Акутагавы. (Тё: )

 

Ёкояма Ю:та

 

Родился в 1981 году. В 2014 году за рецензируемую здесь книгу получил 57-ю премию  Гундзо: для начинающих авторов и был номинирован на премию Акутагавы. Живет в Пекине.

 

Культурный шок,

испытанный японцем,

выросшем в Китае

 

Эссе

 

Хайку но до:буцу-тати

(Животные в хайку)

 

Подготовлено к изданию обществом  Сэндан но кай

 

Изд-во Сёин, 2014, 190 х 130 мм, 298 стр., 1900 йен. ISBN 978 -4-409015024-5

 


Хайку – трехстишие в 17 слогов, разделенное на ритмические группы по 5-7-5 слогов каждая –  популярнейший жанр  японской традиционной поэзии.  У этого жанра есть свои правила – к примеру,  в каждом стихотворении должно быть сезонное слово киго —   и тем не менее поэзией хайку увлекаются люди, принадлежащие к  самым разным социальным слоям.  Существует множество обществ любителей хайку, одно из которых называется Сэндан но кай.

Животные, упоминающиеся в хайку, разделяются на  разные группы, каждая из которых по-своему интересна:  животные Японии, насекомые, водяные животные, птицы, животные, живущие в зоопарке, человеческие существа.   Каждому животному посвящено короткое  эссе, которому предшествует  подборка стихотворений.

Например, раздел «собаки»: «химавари ва / нисоку хоко: но / ину га суки» (Подсолнух./ Ему по душе  собаки / Из породы двуногих.)  Раздел «черепахи»: «камэ га наку / сонна дзё:кэн/ номэмасука-ттэ» (Черепаха кричит: / Неужели  проглотите/  Такие условия?) А вот еще  из раздела «мальчики»: «акикадзэ я / арэ но мукаси но/ бисё:нэн»  (Осенний ветер!/ Когда-то вон то считалось / Красивым юношей.)

Поэт хайку  стремится  в  коротком стихотворении выразить чувство – радость или печаль — возникшее у него в связи с тем или иным обстоятельством повседневной жизни. Причем  произведения безвестных поэтов могут выдержать сравнение даже с шедеврами таких мастеров, как Кобаяси Исса или Акутагава Рю:носукэ.

Раздел «насекомые» делится на несколько сезонных групп, начиная от любимых всеми  сверчков и кончая  не очень привлекательными тараканами.  Вот забавный пример: «фуроба самуси / томо ни хадака но / абурамуси»  (Холодно в ванной. / А мы голые оба — / И я, и таракан.»

Книга показывает, как японцы в стихотворной форме воспевают жизнь. (Ёнахара)

 

Сэндан но кай

 

 Группа любителей хайку, образовалась в 1985 году,  члены ее общаются, как правило, «он-лайн».  Существует ежеквартальный журнал «Сэндан», выпускаемый местными отделениями общества. См. также http://sendan.kaisya.cj.jp/.  Общество возглавляет Цубоути Тосинори.

 

Хайку -

как способ воспевания

жизни

 

Культура

 

Эдо но сёку бунка

(Культура питания в эпоху Эдо)

 

Под редакцией Харада Нобуо

Изд-во Сё:гакукан, 2014, 210 х 148 мм,  208 стр., 2000 йен. ISBN 978 -4-09-626618-2

 

Многие столь любимые сегодня в Японии блюда, такие как суси, темпера, соба, жареный угорь, появились в эпоху Эдо (1603-1868). Тогда же были заложены те основы кулинарной культуры, которая в наши дни получила всеобщее распространение.

В эпоху Эдо, продолжавшуюся около  260 лет,  жизнь в стране была мирной, что способствовало развитию производительных сил. Строительство дорожной сети  сделало возможной поставку местных продуктов в  крупные города. Было освоено бродильное производство, причем не только производство сакэ, но и мисо, соевого соуса  и других приправ, которые (по крайней мере в городах) стали доступны широким слоям населения. Издавались кулинарные   книги, люди стали питаться лучше и разнообразнее, даже у себя дома.

В книге рассматриваются отличительные особенности кухни разных районов, указывается, какие компоненты использовались при приготовлении пищи, причем особенное внимание уделяется трем главных городам – Эдо, Киото и Осака. Также рассказывается о том, какие блюда готовились в дни сезонных праздников,  чем отличались способы приготовления пищи в домах людей разных сословий: самурайских, купеческих и простого люда, какие когда использовались приправы, какие где производились компоненты и как осуществлялась их транспортировка, как менялись методы приготовления пищи и пр.

Особый интерес вызывает указание автора на то,  что развитие культуры общественного питания находилось в прямой связи с увеличением числа одиноких мужчин в Эдо:  город, ставший политическим и экономическим центром страны, быстро рос и туда  со всех концов страны стекались крестьяне и ремесленники.  Соответственно, стала быстрыми темпами развиваться и индустрия общественного питания,

В книге приведены данные из многих исторических источников, она богато иллюстрирована цветными гравюрами, фотографиями и пр., что делает ее еще более доступной для широкого круга читателей. (Тё: )

 

Харада  Нобуо

 

Родился в 1949 году. Профессор университета Кокусикан, специалист по средневековой истории и истории культуры питания. В 1989 году получил премию Сантори в области искусства за «Эдо но рё:ри си» («История кухни Эдо»). Среди его многочисленных работ – «Васёку то нихон бунка» («Японская кухня и японская культура»)

 

Исчерпывающий

путеводитель

 по кухне и повседневной

жизни Эдо

 

Хацунэ Мику ва надзэ сэкай о каэта но ка

(Почему Хацунэ Мику изменила мир)

Сиба Томонори

 

Изд-во О:та Сюппан, 2014, 190 х 130 мм, 304 стр., 1600 йен. ISBN 978 -4-7783-1396-8

 

В 2007 году  корпорация Криптон  Фьючер Медиа,  основной офис которой расположен на Хоккайдо, в Саппоро, выпустила  Хацунэ Мику – новую  музыкальную программу, которая  может заставить компьютер петь.  Новинка была раскуплена мгновенно и изображенная на коробке девушка с зелеными волосами, моментально стала поп-идолом. Тут же появились многочисленные фанаты. Одни принялись сочинять новые песни для Хацунэ Мику в режиме он-лайн,  другие  иллюстрировали их и публиковали новые видеоклипы.  Постепенно популярность этой «электронной певицы» вышла за пределы Японии и стала быстро расти в других странах. На основании интервью с  президентом Криптона Ито: Хироюки и другими участниками проекта, автор выдвигает предположение,  что явление под названием Хацунэ Мику возникло совершенно случайно в результате спонтанных действий любителей, которые бродили по сети в поисках  развлечений. В этом смысле феномен Хацунэ Мику можно считать третьим  по счету «Летом любви»: первое связано с движением хиппи в 60-е годы, второе — с ростом популярности дискотек и ночных клубов в 80-е годы 20 века.

При этом хотя  феномен Хацунэ Мику  и возник на пике информационной революции,  в нем ощущается влияние и традиционной японской культуры, к примеру, кукольного театра нингё: дзё:рури.  К тому же это  наверняка только начало.  Книга заставляет задуматься над тем,  какие  неожиданные возможности могут открыться перед культурой, когда технология соединяется с молодежным энтузиазмом. (Нодзаки)

 

 

Сиба Томонори

 

Родился в 1976 году. Музыкальный журналист. Работает редактором в  журнале Rockin'on  и других музыкальных изданиях.  Автор множества статей о музыке и субкультуре.

 

Новые возможности,

открывающиеся

перед  компьютерной музыкой

 

Политика и международные отношения

 

Дзиминто сэйдзи но хэнъё:

(Меняющийся политический облик Либерально- Демократической партии)

Накакита Ко:дзи

 

Изд-во NHK, 2014, 182 х 130 мм, 304 стр., 1400 йен. ISBN 978 -4-14-091217-1

 

Премьер министр  Абэ Синдзо: в последнее время проявляет куда большую политическую активность и инициативность, чем его непосредственные предшественники, это отмечают многие средства массовой информации как в Японии, так и в других странах.  При этом, как показывает автор книги, историк и политолог Накакита Ко:дзи, процесс концентрации власти в руках премьер-министра вряд ли непосредственно связан с возвращением Абэ в правительство в декабре 2012 года, скорее его следует рассматривать как результат постепенных политических перемен в стране, начало которым было положено в 70-е годы 20 века.

ЛДП, возникшая как  объединение политиков, представлявших местные интересы, постепенно превратилась в сплоченную организацию, возглавляемую  партийным лидером. Реорганизация партийной структуры началась в 70-е годы 20 века по инициативе второстепенных внутрипартийных фракций, шла она сравнительно медленно, но к 2001 году, после того, как  премьер-министром стал Коидзуми Дзюнъитиро,  процесс концентрации власти в руках партийного лидера был завершен.

Упрочению положения главы партии в немалой степени способствовал и премьер-министр  Абэ.  Накакита тем не менее выражает беспокойство по поводу того, что очень  часто игнорируются принципы рационализации партийной структуры  и объединяющим партию началом становится идеология национализма.  Книга является прекрасным пособием для всех, кто  хочет уяснить суть перемен, происходящих в последние годы в японской политике. (Карубэ)

 

Накакита Ко:дзи

 

Родился в 1968 году. Преподает на факультете социологии в университете Хитоцубаси, специализируется по истории японской дипломатии и современной японской политики. Среди его работ: «Гэндай нихон но сэйто: дэмокраси:» («Демократические принципы в партийном строительстве современной Японии).

 

Глубокое понимание

перемен в японской

политике

 

 

Биографии

 

Канасисугиру дзо, Роппа

(Что-то вы слишком печальны,  Роппа)

Ямамото Иссё:

 

Изд-во Ко:данся, 2014, 190 х 132 мм, 456 стр., ISBN 978 -4-06-218980-4

 

Фурукава Роппа (1903-1961) –  комический актер, выступавший в фарсах и комедиях (кигэки), пик популярности которого приходится на 30-е годы 20 века.  У Роппы был прекрасный голос, к тому же в его облике было что-то декадентское, поэтому его  представления в духе западных мюзиклов, пользовались бешеной популярностью. Кроме того он играл во многих фильмах и  записал множество пластинок с комическими куплетами.  Он был из знаменитой семьи, его дед был ректором Токийского императорского университета, и создаваемые им сценические образы были отмечены высокой интеллектуальностью.  Популярность Роппы пошла на спад после Второй мировой войны, он так и не сумел приспособиться к происходившим в стране переменам.  Большой гурман и книголюб, он написал в те годы множество эссе. Упустив шанс сняться в каком-нибудь  голливудском фильме,  Роппа закончил свои дни в относительной безвестности.

Признание снова пришло  к нему в 80-е годы, после  переиздания его дневников, состоящих из ста с лишним томов. Ямамото придает этим дневникам особое значения, называя их «чем-то вроде телескопа, воспользовавшись которым можно разглядеть в подробностях один из самых важных периодов в истории страны».  Основываясь на разнообразных материалах, в частности на тех же дневниках, автор не только прослеживает жизненный путь Роппы, но и воссоздает атмосферу того времени. Он подробно и живо описывает, как жили в военные годы простые люди, обреченные вести жестокую борьбу за существование.  Эти дневники в сущности помогли Роппе выжить, хотя последние годы его жизни были довольно печальными. (Ёнахара)

 

Ямамото Иссё:

 

Родился в 1948 году. Историк, специалист по проблемам современной Японии, особо интересуется историей лошадиных скачек. В 2008 году получил премию Клуба японских эссеистов за «Кои то хакусяку то тайсё: демокураси:» (Любовь, граф и демократия Тайсё: )

 

Дневники актера –

окно в 

эпоху Сё:ва

 

Кэйдзё: но дада, То:кё: но дада

(Дада в Сеуле, Дада в Токио)

 

Ёсикава Наги

 

Изд-во  Хэйбонся, 2014, 190 х 130 мм, 224 стр., 2200 йен. ISBN 978 -4- 582-74432-3

 

Авангардистское направление в искусстве, известное как дадаизм, зародилось в Цюрихе в годы Первой мировой войны. В 1920 году оно проникло в Японию, где было воспринято с энтузиазмом, особенно в молодежной среде. В 1923 году вышел в свет первый сборник японского поэта-дадаиста Такахаси Синкити (1901-1987). Огромное влияние японского дадаизма испытал на себе и  учившийся тогда в Японии молодой кореец Ко Хан Ён.

В те времена в Японии было  много студентов из азиатских стран, возможно сказывались либеральные настроения эпохи, известной под названием «демократия Тайсё».  Сначала Ко  склонялся к нигилизму и социализму,  потом разочаровался в них и открыл для себя  дадаизм. Он  познакомился с Такахаси, переводчиком и  философом Цудзи Дзюном (1884-1944) и другими известными деятелями этого движения.

Спустя некоторое время Ко вернулся в Корею. Поселился в Сеуле (тогда известном как Кёнсон или Кэйдзё:) и начал писать стихи под именем Ко Дада, став таким образом единственным  поэтом-дадаистом в истории корейской литературы. Время от времени его навещали в Сеуле Такахаси и Цудзи, сам он тоже довольно часто бывал в Японии и активно общался с тамошними поэтами.  В один из своих приездов в Японию он влюбился.  В книге обстоятельно рассказывается о тех временах, когда  молодые корейцы и японцы жили и работали вместе, стремясь к созданию нового поэтического языка.  Автор живо воссоздает атмосферу той эпохи, когда литераторы, художники и  общественные деятели  представляли собой сообщество людей, объединенных готовностью к согласию и сотрудничеству.  (Ёнахара)

 

Ёсикава Наги

 

Родился в Осаке. Работал в газете, учился в аспирантуре университета Инха, в Южной Корее. Среди его работ: «Тё:сэн сайсё но моданисуто Тэй Си ё:» («Первый корейский модернист  Чон Чи Ён») (2002). Перевел на японский язык «Рина»  Кань Ён-сук и другие  произведения корейской литературы.  

 

Молодой

 корейский дадаист

 в Японии 20-х годов 20 века

 

История

 

Эдо/То:кё: но  тосиси. Киндай ико:ки но тоси, кэнтику, сякай

(История города Эдо-Токио. Город,  архитектура, общество при переходе к новому времени)

Мацуяма Мэгуми

 

Изд-во Токийского университета (University of Tokyo Press), 2014, 210 х 148 мм, 386 стр. 7400 йен. ISBN 978 -4-13-026608-6

 

Слово «ситамати» в словарях обычно толкуется как «традиционные рабочие кварталы», но в новое время его стали употреблять для обозначения старых районов, сплошь состоящих из маленьких лавок и  небольших фабрик.  Эти рабочие районы и в наши дни резко отличаются от престижных районов  яманотэ, застроенных, как правило, частными домами.

В эпоху Токугава столица была разделена на  районы, где жила  военная элита, и  на районы,  где жили торговцы и ремесленники. Последние и стали позже называться ситамати.

Мацуяма Мэгуми, основываясь на подробном анализе материалов по истории города и истории его архитектуры, показывает, что существовавшее в эпоху Токугава разделение городского пространства вовсе не оставалось неизменным вплоть  до наступления нового времени.   На протяжении тридцати  лет, после того, как в начале  60-х годов 19 века  Япония вступила в период  модернизации, неоднократно выдвигались идеи переустройства города, основанные на переселении части торговцев и ремесленников  в те районы, где ранее жила только военная элита.  Кроме того вынашивались разные планы относительно строительства зданий по западному образцу и  новых синтоистских святилищ.  Все это свидетельствует о том, что в первые десятилетия нового времени в Японии существовали широкие возможности для развития горрода в самых разных направлениях. (Карубэ)

 

Мацуяма Мэгуми

 

Родилась в 1975 году. Преподаватель университета Мэйдзи, специалист по истории современной японской архитектуры и градостроительства. Среди ее работ: «Дэнто: тоси, 1. Idea » (Традиционный город 1. Идеи») (2010) и «Эдо но хироба» («Открытые пространства Эдо» (2005)

 

Как Эдо

 превратился в Токио 

 

Гэндай нихондзин но Тю:гоку-дзо:.

Ниттю: кокко: сэйдзё:ка кара Тэнъанмон дзикэн — тэнно: хо:-тю: мадэ

(Образ Китая в сознании современных японцев. Годы после возобновления японо-китайских дипломатических отношений до событий на площади Тяньаньмэнь  и визита японского императора в Китай)

 

Баба Кимихико

Изд-во Синъё:ся, 2014, 210 х 148 мм, 402 стр., 4200 йен. ISBN 978 -4-7885-1386-0

 

Книга является продолжением предыдущей работы автора «Сэнго нихондзин но тю:гоку-дзо:. Нихонхайсэн кара бунка дайкакумэй ниттю: фукко: мадэ» («Образ Китая в сознании японцев в послевоенные годы. От поражения Японии в войне до культурной революции в Китае и восстановления японо-китайских дипломатических отношений») (см. JBN №68), в ней на основе анализа публикаций в тринадцати ведущих журналах в период с начала  70-х до начала 90-х годов 20 века рассматривается, как менялось общественное мнение по поводу  отношений между Японией и Китаем.

Излагая свои соображения, автор выделяет четыре основных периода: 1. 1972-1978 (с восстановления дипломатических отношений до заключения  договора о мире и дружбе между Японией и Китаем); 2. 1979-1987 (с начала  Китайско-вьетнамской войны до  начала демократического движения в Китае); 3. 1988-1990 (до и после событий на площади Тяньаньмэнь); и 4. 1991-1992 (визит японского императора в Китай и предыдущий год).

80-ые годы 20 века принято считать «периодом медового месяца» в японо-китайских отношениях, однако при более глубоком анализе можно обнаружить, что уже тогда за  внешним дружелюбием скрывалось критическое отношение к Китаю и пессимистический взгляд на будущее.  (Тё: )

 

Баба Кумихико

 

Родился в 1958 году. В 2010 году защитил диссертацию на степень доктора философии в университете Васэда, где специализировался по странам Восточной Азии и японо-китайским отношениям. Является также автором книги «Бирума но татэгото» о мэгуру сэнгоси» («Бирманская арфа» и послевоенная история»)

 

Что японцы

 думают о Китае?

Анализ общественного

 мнения

 

 

Ину-тати-но мэйдзи исин. Поти но тандзё:

(Собаки и реставрация Мэйдзи. Рождение Поти)

Нисина Кунио

 

Изд-во Со:сися 2014, 190 х 130 мм, 336 стр., 1600 йен. ISBN 978 -4-7942-2063-9

 

Стоящее в подзаголовке слово «Поти» — это самое  распространенное собачье имя в современной Японии.  Автор книги, журналист Нисина Кунио, в  течение  многих лет собирал материалы о собаках в Японии, изучая вопрос о том, как менялось отношение японцев к собакам в разные исторические периоды.  В частности, он приходит к выводу, что имя Поти появилось  вскоре после 1859 года, то есть когда Япония открылась для ряда  западных стран и в Йокогаме появились иностранцы.  Это имя представляет собой своеобразный гибрид между английским «patch» (заплата, пятно) и имеющим примерно такой же смысл японским «бути». Очевидно, оно возникло в процессе общения между англоязычными иностранцами и жителями Йокогамы.

Этот пример показывает, что даже такая вроде бы ерунда, как собачья кличка,  может иметь большое историческое значение, ведь она служит свидетельством тех перемен, которые происходили в стране во второй половине 19 столетия, то есть в то время, когда японцы стали контактировать с Западом. В эпоху Токугава (1603-1867)  не было принято  держать собак дома.  Обычно собак заводили сообща  жители небольших городов или поселков, используя их  как общественных сторожей.  Обычай держать собак как домашних животных возник в конце  девятнадцатого века, когда с  Запада были завезены новые породы собак.  При этом большинство прежних собак, ранее выполнявших общественные функции, сделались бездомными. Эта любопытное исследование  отражает малоизвестную сторону современной истории Японии, так сказать,  с собачьей точки зрения. (Карубэ)

 

Нисина Кунио

 

Родился в 1948 году. В 2001 году  возглавил издательское бюро газеты Майнити, с 2005 по 2011 год являлся президентом Майнити Продакшн.  Основная тема его исследований — история  отношения японцев к собакам.

 

Собаки

и   эпоха модернизации

в   Японии 

 

Ёкубо: но сато:си

(История вожделенного сахара)

Хараи Итиро:

 

Изд-во Синвася, 2014, 190х130 мм, 320 стр., 2000 йен. ISBN 978 -4-86405-063-0

 

Сахар играл  большую роль в мировой истории, велика его роль и в истории современной Японии.  В книге рассказывается о производстве сахара на островах Амами и Рюкю, то есть в самой южной части японского архипелага.

Считается, что сахар на  Рюкю стали производить в 17 веке, примерно в то время, когда эти острова вместе с  островами Амами были захвачены кланом Симадзу, под владычеством которого находилась провинция Сацума (совр. Кагосима).  Местным жителямбыло предписано производить сахар, тут же возникли сахарные плантации и спустя некоторое время сахар стал важнейшим  предметом местной торговли.

Носившая дискриминационный характер система управления островами Амами и Рюкю, имела следствием монополизацию  торговли, и огромные прибыли, которые получал от продажи сахара феодальный клан Сацума, сыграли важную роль в событиях, завершившихся в 1868 году реставрацией Мэйдзи.  Автор книги анализирует также  государственную политику нового времени, направленную на всемерное развитие промышленности, особое внимания уделяя тесным взаимоотношениям между правительством и торговцами сахаром. Рассказывает он и о тех людях, которые   решительно протестовали против сложившегося положения дел, и особо подчеркивает ту важную роль, которую сыграли южные острова в истории современной Японии.

Автор книги – журналист, который вырос на островах Амами. Ему удалось увидеть  родные места с совершенно иной, новой точки зрения, обнаруживая глубокое постколониальное понимание истории островов. (Ёнахара)

 

Хараи Итиро

 

Родился в 1949 году. В 1954 его семья переехала на острова Амами, которые к тому времени были возвращены Японии. Работал в местной газете корреспондентом и редактором. В настоящее время профессиональный писатель.  Работает для электронного журнала Ляпис(Lapiz). Среди изданных работ: «Амами но сики» («Четыре времени года на островах Амами»)

 

 

Постколониальная история

производства сахара

 в Японии

 

Манга

 

Ресуто: фудзин

(Мадам Рестó)

Мисима Ёсихару

 

Изд-во Сю:эйся, 2014, 182 х 130 мм, 174 стр., 514 йен. ISBN 978 -4-08-879838-7

 

Одним из важнейших событий в жизни  японского лицея является  ежегодный спектакль, поставленный и сыгранный силами студентов.   Режиссерами и авторами сценария тоже чаще всего бывают сами студенты.  Репетиции дают студентам возможность на какое-то время оторваться от своих занятий и пожить совершенно в ином, непохожем на обыденный, мире.  Уже работа по подготовке спектакля  вырывает их  из привычной рутины, а сам спектакль,  возникающий в результате совместных усилий участников, переносит их в совершенно особый вымышленный мир.  То есть  студентам предоставляется возможность вместе прожить особое, если можно так сказать, вдвойне отдаленное от повседневности время.

Мисима Ёсихару создал поистине эпохальное произведение, попытавшись  воссоздать атмосферу этой отрешенности от обыденной жизни, которая возникает во время работы над спектаклем, причем воссоздать не  через текст и сюжет, а  непосредственно через форму самого произведения.  Одна из студенток способна  понять себя, только отождествив себя с тем или иным  персонажем книги, которую она в данный момент читает,  другая  не может говорить  и  свои чувства передает через кого-то другого.   Такие немыслимые в реальной жизни ситуации и характеры, в процессе работы над спектаклем, приобретают  удивительную убедительность.  Эта необычная манга,  вполне достойная представлять современное искусство, дарит читателям яркие, поистине незабываемые впечатления. (Карубэ)

 

Мисима Ёсихару

 

Художник манга. В мае 2014 года закончил работу над серией манга «Сукуро:ру» («Свиток») для ежемесячного издания  «Дэнгэки Дайо:». Манга «Ресуто: фудзин» первоначально издавалась  он-лайн отдельными выпусками.

 

В воображаемом  мире

студенческого

 спектакля

 

Местные корни японской литературы

 

№10  Ариёси Савако и   южная окраина Японии

 

Родившаяся в 1931 году Ариёси Савако, уже будучи известной писательницей, решилась совершить путешествие на самые отдаленные острова Японии, где никто о ней и не слышал,  чтобы выявить и изучить стоящие перед местными жителями  проблемы.

 

 

За Ариёси Савако (1931-1984)  очень быстро закрепилась слава талантливой писательницы.  Ей было двадцать лет, когда вышла ее первая книга «Дзиута» («Народные песни»), посвященная старинному японскому песенному искусству. Вслед за этой книгой последовали другие, поражающие ее искрометным талантом.  Она ценила красоту и порядок, основанные на старинных традициях, и часто писала  о людях, всецело посвятивших себя какому-нибудь старинному ремеслу. Действие романа  «Ки но кава» («Река Ки»), происходит в Вакаяме,  ее родной префектуре,  это история старинного рода, многие поколения которого живут под защитой духов своих предков; в «Ханаока но сэйсю: но цума» («Жена Ханаока Сэйсю») через призму восприятия жены  описана жизнь реально существовавшего японского врача, который в конце 18 века впервые в мире провел операцию под общим наркозом.

Несмотря на свою приверженность к старинным японским традициям, Ариёси Савако  тем не менее чутко реагировала на все, что происходило вокруг нее.   Побывав в США (1959-1960), она написала роман «Хисёку» («Не цветной») (1963),   в котором попыталась разрешить противоречие между всеобщим стремлением к глобализации  и усилением расовой дискриминации. В «Ко:коцу но хито» («Блаженный») (1972) Ариёси Савако (уже полвека назад), по существу  изобразила  ту ситуацию, в которой оказалась Япония в наши дни,  с характерными для нее признаками слабоумия и разрушения семейных устоев.  Затем последовал роман «Фукуго:осэн» («Комплексное загрязнение») (1975), в котором она выступила против использования пестицидов и химических удобрений, отравляющих продукты питания. Министерство сельского хозяйства привлекло экспертов, поставив перед ними задачу опровергнуть  выводы Ариёси. В конце концов ей было предъявлено обвинение в  использовании данных без специального разрешения, но она твердо стояла на своем.  А спустя некоторое время, словно в насмешку над бюрократами и их мелочными уловками,  появились новые факты,   которые подтвердили ее правоту, показав со всей определенностью,  сколь чудовищна была степень   загрязнения продуктов питания.

Ариёси Савако была просто обречена на успех,  причем не только в литературе, но и в кино, и в театре.   Она взяла под  свое крыло талантливых молодых литераторов,  снабжала их материалами, помогала с публикациями.  Одновременно, невзирая на свою огромную загруженность,  Ариёси Савако с какого-то времени стала  часто ездить на разные отдаленные острова, причем выбирала самые далекие, которые называют обычно «дзэккай но кото:» ( букв. «одинокие острова, затерянные далеко в море»).

Зачем она туда ездила? Ответ на этот вопрос можно найти в сборнике ее эссе, вышедших под общим названием «Нихон но симадзима, мукаси то има» («Японские острова, их прошлое и настоящее»). «Эти отдаленные острова интересуют меня вот уже лет двадцать,  ведь я пишу роман, действие которого происходит на  острове Куросима в преф. Кагосима, и на одном из островов Идзу, Мукурадзиме.» Но вряд ли сбор материалов для  романа был единственной причиной.  Был еще и какой-то другой, не менее мощный стимул,  который она и сама не могла точно сформулировать. Иначе остается загадкой – почему она выбирала именно такие маршруты. Ни одна из ее поездок не была похожа на  турне, заранее подготовленное  издательскими работниками для капризной знаменитости. Свое первое путешествие  Ариёси Савако совершила в 1979 году. Сначала  она посетила острова Ягисири и Тэури  около Хоккайдо;  оттуда направилась на Танэгасима, Якусима, Фукуэ, Цусима, Такэсима, Хатэрума и далее. Она  сама выбирала следующий пункт на своем пути и ездила одна, в большинстве случаев никого не оповещая о своем прибытии.  «Я представлялась везде так: «меня зовут Ариёси Савако,  я пишу книги, — вспоминает она, -  Но это только всех озадачивало, ведь моих книг никто не читал.»

Она предпочитала начинать с чистого листа: приезжала без всякой предварительной договоренности, понимая, что в противном случае узнает только то, что было подготовлено и отобрано специально для нее.  Иногда подолгу сидела с местными жителями,  пила с ними холодное сакэ и  слушала их рассказы.  Только таким образом ей удавалось вникнуть в суть стоящих перед ними проблем. Резкое повышение цен на нефть и припрятывание товаров в конце 70-х – начале 80-х годов 20 века,  территориальные споры,   конфликт с Южной  Кореей  из-за рифов и с Китаем  из-за  200-мильной экономической зоны.  Во время таких разговоров обнаруживалась несостоятельность экономической политики и бесстыдство  центрального бюрократического  аппарата: к примеру,  фермеров, занимавшихся молочным производством, обязывали увеличивать  поголовье скота до размеров совершенно не соответствующих местным условиям, а потом оставляли на произвол судьбы, вынуждая самостоятельно  справляться с последствиями.

В январе 1980 года Ариёси посетила Хатэрума, самый южный населенный остров  японского архипелага.  «На карте видно, что  это действительно самая южная точка Японии. Население – 800 человек.» — так она пишет в шестой главе книги «Нихон но симадзима», которая называется «Минами но хатэ» («Южная окраина» ).  Это все, что ей было известно, когда она вылетела  из Токио на Окинаву. В аэропорту Наха Ариёси пересела на другой самолет и отправилась на остров Исигаки, а затем на Хатэруму.  Поскольку Хатэрума на карте  находится гораздо южнее Тайпэя,  она взяла с собой только летнюю одежду,  и сразу замерзла. Ей пришлось «надеть на себя сразу несколько рубашек и две пары носков». То есть ее путешествие действительно началось, как и планировалось, «с чистого листа».

Никаких гостиниц на Хатэрума не оказалось, но было четыре дома, хозяева которых сдавали желающим комнаты.  Она зашла в самый большой, но хозяин сказал: «Как, вы не забронировали комнату заранее? Но у нас нет мест!»  В конце концов ей выделили какую-то темную каморку рядом с туалетом, от соседней комнаты, где помещались мужчины, ее отделяла только раздвижная перегородка «фусума».  Потом после долгих переговоров, ей удалось получить разрешение пользоваться детской комнатой для занятий, и все как-то устроилось.

Эссе «Минами но хатэ»  датировано 3 апреля 1980 года.  То есть писать его Ариёси Савако  начала почти через три месяца после возвращения, а до того времени изучала разные материалы и ждала, пока улягутся ее собственные впечатления.  Это был уже испытанный ею метод, именно так были  созданы все двенадцать эссе, вошедшие в книгу «Нихон но симадзима».

 «Ответы на большинство вопросов, — пишет Ариёси, — я получила от жены хозяина дома, в котором снимала комнату.»  Казалось  бы, основным занятием для обитателей острова должно было быть  рыболовство,  но какую рыбу здесь ловили?  Хозяйка  рассказала ей, что до Второй мировой войны местные рыбаки ловили полосатого тунца,  но после войны число рыболовецких судов сократилось с восьми до двух,  а потом  и эти два куда-то исчезли, и теперь  на острове нет даже рыболовецкой артели.

А куда делись рыболовецкие суда, ведь сначала-то их было целых восемь?  Разве на острове не осталось профессиональных рыбаков?  Ариёси всегда начинала с того, что расспрашивала жителей острова и  записывала собственные наблюдения, затем изучала разные материалы,  отыскивая в них нужные ей сведения.  Тунца начали ловить на Окинаве в 1901 году. У островов Яэяма, к которым относится и остров Хатэрума, промысловый лов тунца начался с 1905 года, причем успешнее всего он шел в период с 1928 по 1961 год.  «Таковы исторические данные, в которые  сейчас  трудно поверить»  — пишет Ариёси.

 «В 1963 году  на Окинаве началось внедрение монокультуры сахарного тростника». Всячески поощрялось создание плантаций, строились предприятия по производству сахара.  Объезжая остров,   Ариёси  действительно  обнаружила  плантации сахарного тростника.  Но самое большое впечатление на нее произвели  здешние дома. Она просто не могла оторвать от них глаз: низко нависающие стрехи, крыши из полукруглой  красной черепицы, скрепленной известковым раствором...  На других окинавских островах крыши домов часто украшают  керамическими фигурками животных,  но здесь, на Хатэрума, ничего подобного не было.  К тому же каждый дом для защиты его от ветра был окружен плотным кольцом крепких (с диаметром стволов более 20 см) деревьев фукуги. Но ничто не помогало:  когда на остров со скоростью  70 метров обрушивался тайфун, ветер легко срывал с крыш черепицу до самого основания. «Неужели  эти крыши могут слететь? –думала я,  некоторое время молча тараща глаза на дома поселка».

Тайфуны обрушиваются на остров не меньше десяти раз за год, как правило, с июля по сентябрь.  Море вдруг начинает бушевать, по острову проносится ураган с ливнем, срывая с полей не только растения, но и почву.  А в те редкие годы, когда тайфуны почему-либо обходят остров стороной, там случается  страшная засуха.

В  подобных условиях можно выращивать просо и бататы, и этого было вполне достаточно, чтобы местные жители не голодали. Но с 17 века, то есть в эпоху Эдо, была введена система подушной подати и каждому  жителю острова полагалось  платить  ее в виде риса,  несмотря на то, что  во время тайфунов рисовые поля  просто смывались,  а в засушливые годы – полностью высыхали.  В старинных хрониках рассказывается о том, как  45 мужчин и женщин бежали, спасаясь от непосильных податей, и нашли себе пристанище в «райской земле под названием Южная Хатэрума».  Когда Ариёси спросила: «А где эта Южная Хатэрума?» -  ей ответили: «Да нет никакой Южной Хатэрумы!»  «Как это нет?»  «Да она вроде бы ушла под воду».  И в самом деле, к югу от острова Хатэрума нет ничего, одно только море.

Непосильные подати были отменены только через тридцать пять лет после реставрации Мэйдзи, в результате  которой прекратил свое существование сёгунат Эдо и к власти пришло новое правительство.  Тридцать пять лет потребовалось на то, чтобы  «указ центрального правительства» достиг этого отдаленного острова! Во время Второй мировой войны  население острова было насильственно эвакуировано на более северный остров, Ириомотэ,  где было полно малярийных  комаров.  Естественно, половина эвакуированных скончалась от малярии.

«После войны все стали выращивать сахарный тростник,  рис теперь не выращивает никто». – сообщил Ариёси Савако один из жителей острова.  Ей удалось войти в живой контакт с очевидцами всего происходившего.  Ее вообще  главным образом интересовало человеческое общение, этим она отличалась от приезжавших сюда журналистов.  Еще один местный житель, который переключился с выращивания сахарного тростника на тыквы («каботя»)  порадовал ее сообщением о том, что  хатэрумские тыквы весной всегда первыми появляются на токийских овощных рынках. То есть в производстве тыкв, которые круглый год выращиваются  на всей территории Японии, от Кюсю до Хоккайдо, местные фермеры уверенно вырвались вперед.  Перечитывая написанное  Ариёси Савако, остается только сокрушаться и сетовать на судьбу, лишившую  нас этой умной и мужественной женщины, едва ей исполнилось пятьдесят три года.

 

(Икэути Осаму, эссеист и специалист по немецкой литературе)

 

 

Надпись под  фотографией

Вид на остров Хатэрума с воздуха

(фото Хирата Канко Co., Ltd.,url:http://http://www.hirata-group.co.jp/)

 

События и тенденции

 

Сокращение численности населения

в периферийных районах Японии

 

Аналитический  центр, занимающийся изучением проблемы сокращения численности японского населения, пришел к выводу, что, если нынешняя тенденция сохранится,   примерно 896 органов местного самоуправления (дзититай), то есть  половина всех имеющихся в настоящее время, к 2040 году прекратят свое существование.  Центр опубликовал свой прогноз в мае 2014 года,  после чего развернулось широкое обсуждение этой проблемы в СМИ. Доклад, представленный центром,  ставит во главу угла отток способных к деторождению женщин из периферийных районов  в Токио.

Этой же проблеме посвящена книга Масуды Хироя с поразительным названием «Тихо: сё:мэцу» («Исчезновение провинции») (изд-во Тю:о: Ко:ронся).  В книгу вошел исправленный и дополненный вариант эссе Масуды, опубликованного в 2014 году в июльском номере журнала «Тю:о: ко:рон», и  другие его работы. Масуда, известный своими публицистическими выступлениями в печати, ранее был министром внутренних дел и губернатором префектуры Иватэ, придерживающимся реформаторских принципов.  После того, как в прошлом августе был распродан первый тираж в 14 000 экз., книга в течение последующих двух недель выдержала еще четыре издания и  была продана в общей сложности  в количестве 40 000 экз.   Автор предостерегает от чрезмерной, по его мнению, концентрации правительственных учреждений и крупных компаний в Токио и призывает от нее отказаться. Отмечая особенно низкую рождаемость в Токио, Масуда утверждает, что этот город играет роль черной дыры, которая засасывает в себя молодежь из  провинции,  лишая ее таким образом возможности  воспроизводить хотя бы  самих себя.  Если число  периферийных населенных пунктов будет и дальше уменьшаться, постепенно сходя на нет,  это неизбежно поставит под вопрос и жизнеспособность  самого Токио.  Признавая, что достаточных ресурсов для того чтобы поддерживать социальную  инфраструктуру  на всей территории страны, не имеется, Масуда призывает к созданию в провинции  61 крупного города, которые стали бы центрами сосредоточения капиталов и политической жизни.

 

 

Премия Танидзаки досталась

Окуидзуми Хикару

 

Лауреатом 50-ой премии Танидзаки Дзюнъитиро стал Окуидзуми Хикару за книгу «То:кё: дзидзёдэн» («Токио. Автобиография») (см. JBN №82). Церемония вручения состоялась  16 октября 2014 года в Палас-отеле, в центре Токио.

 

 

Творческий  тандем —

 Абэ Кадзусигэ и Исаки Ко:таро:

 

Издательство Бунгэй Сюндзю: выпустило внигу «Кяпутэн Санда:боруто» («Капитан Гром»),  написанную двумя авторами —  Абэ Кадзусигэ и Исакой Ко:таро:.  По словам издателя, это большой  развлекательный роман, действие которого происходит в префектуре Ямагата и в городе Сэндае (преф. Мияги), то есть в тех местах, с которыми тесно связаны оба автора. У героя, который  некогда был кумиром бейсбольной юношеской команды, незадолго до своего тридцатилетия вдруг возникают денежные затруднения. Он встречается со своим старым другом, который был капитаном их команды,  и ему предоставляется возможность легкого и быстрого обогащения.  Оба автора писали  главы по очереди и редактировали тексты друг друга.

Абэ родился в Ямагате в 1968 году. Среди полученных им многочисленных премий  — премия Акутагавы. Исака родился в преф. Тиба в 1971 году. Он популярный прозаик, имеющий премию Ямамото Сю:горо и другие награды.

 

 

Вышел в свет «Нихонго дайдзитэн»

 

Большой двухтомный  словарь рассчитан главным образом на изучающих японский язык и интересующихся лингвистикой. Его публикация приурочена к 85-ой годовщине издательского дома  Асакура Сётэн, на подготовку словаря к изданию потребовалось более десяти лет. «Нихонгодайдзитэн»  («Большой словарь японского языка»)  выполнен в формате В5 и имеет в общей сложности 2452 страницы. Это первое издание такого уровня после «Кокуго-гаку дайдзитэн» («Словарь изучения японского языка»), составленного Кокуго Гаккай (Обществом изучения японского языка) и опубликованного издательством То:кё:до: Сюппан в 1980 году.

Словарные статьи написаны примерно 600  авторами, каждый из которых является специалистом в своей области.  Ответственными редакторами издания стали Сато: Такэёси, почетный профессор университета То:хоку, и Маэда Томиёси, почетный профессор  Осакского университета.  В словаре – около 3500 авторских словарных статей, посвященных как специальной терминологии, так и  ученым, работающим в области японского языка и лингвистики.  Библиографические данные и сведения исторического характера, а также многочисленные подрубрики, облегчающие пользование  словарем, делают его настоящей сокровищницей знаний. Многим доставит особое удовольствие чтение четырехстраничной статьи «То:кё:го» («Токийский язык»). Еще одна особенность издания – названия словарных статей даны одновременно на японском и на английском, что делает книгу особенно удобной в эпоху, когда изучение   японского языка приобретает интернациональный характер.

 

Найдены письма Танидзаки

 

Был найдены до сих пор неизвестные 288 писем Танидзаки Дзюнъитиро (1886-1965), одного из ведущих  японских писателей 20 века, его жены Мацуко и ее сестры Сигэко.  Эти женщины были прототипами героинь знаменитого романа Танидзаки «Сасамэюки» («Мелкий снег»)  Среди этих писем, которые хранились у токийского родственника писателя, есть два письма Танидзаки, относящиеся к  началу 30-х годов 20 века, они написаны весьма высокопарным слогом, он  торжественно  клянется   Мацуко в любви  и обещает, что всегда будет «ее преданным слугой». В те годы драматическая любовная история Танидзаки и Мацуко была в центре внимания широкой общественности.  Качество и количество писем  таково, что они, несомненно, станут надежным источником    достоверных сведений для всех исследователей, интересующихся периодом, сыгравшим столь значительную роль в творчестве Танидзаки.  Среди найденных писем —  180 писем Танидзаки, 95 писем Мацуко и 13 писем Сигэко. Их переписка продолжалась 36 лет, начиная с 1927 года.

Танидзаки впервые встретил Мацуко 2 марта 1927 года. Она тогда была замужем за богатым осакским коммерсантом. Танидзаки тоже имел семью, но в 1930 году он развелся с женой. Свое первое письмо Мацуко  написала через 10 дней после первой встречи с писателем.  30 декабря 1928 года она пишет: «Я мечтала о вас всю ночь». Самое раннее из писем Танидзаки датировано  14 августа 1932 года – в то время он  работал над повестью «Сюнкин-сё:» («История Сюнкин») и другими не менее значительными  произведениями.  В своих письмах, где реальные факты переплетаются с вымышленными, он называет себя «ваш верный слуга».

В декабре 1932 года Танидзаки, получив  от Томико согласие на развод, снова  клянется в любви Мацуко. В мае 1933 года, после официального оформления  развода,  он снова просит ее  выйти за него замуж, обещая, что никогда не забудет те «великодушные  знаки внимания, которые она  столь любезно ему оказывала», и заверяя в готовности «стать ее покорным слугой и принадлежать ей  полностью и телом, и душой». В 1935 году они поженились, Танидзаки было тогда 48 лет, а Мацуко 31. С тех пор они уже не расставались.

 

Серия «Наруто» подошла к концу

 

10 ноября 2014 года вышел в свет последний выпуск «Наруто», манги, которая, начиная с 1999 года, в течение 15 лет публиковалась еженедельным журналом «Сё:нэн Джамп» и  пользовалась огромной популярностью.  Было выпущено семьдесят  томов манги, распродано 130 млн. экземпляров (по состоянию на сентябрь 2014). В центре манги «Наруто», автором которой является Кисимото Масаси — история жизни ниндзя Наруто Удзумаки: его  взаимоотношения с  ровесниками, борьба  с соперниками и с собственным предопределением, его путь к мастерству в искусстве ниндзя. Сюжет развивается стремительно: беспощадные схватки, ворожба, состязания интеллектов.

Манга «Наруто» завоевала популярность и в других странах, особенно в Европе и в США,   по данным на сентябрь 2014 года, общее число проданных  экземпляров составляет 200 млн. «Мне до сих пор не верится, что все уже позади, — говорит автор, — не могу отделаться от ощущения,  что на следующей неделе опять надо сдавать очередную часть. Когда я начинал эту серию,  мне просто хотелось создать что-нибудь увлекательное. И вот, не успел оглянуться, как прошло пятнадцать лет».

 

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения

Нодзаки Кан,  профессор кафедры французской литературы Токийского университета,

Ёнахара Кэй, писательница

Карубэ Тадаси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  истории японской политической мысли 

 

Издатель и Главный редактор

 

Канаи Ацуси, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6064; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp 

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Showa Information Process Co., Ltd.

.

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2015

ISSN 0918-9580

 

 

Писатели о себе

 

Мастер японского «черного» романа обращается к  миру

 

В январе 2015 года, узнав о террористических актах в Париже, Накамура Фуминори содрогнулся: ведь главной темой его последнего романа, вышедшего в свет всего за месяц до этих событий, была террористическая деятельность некой религиозной секты.  Разумеется,  действие его «Кё:дан Х» («Секта Х») происходит в Японии и почти все персонажи – японцы,  и тем не менее  описываемые в романе события обнаруживают  странное сходство с теми, что произошли во Франции: некая религиозная секта, находящаяся под надзором государства, ее уже скончавшийся гуру,  подготовка двух вроде бы никак  между собой не связанных нападений,  находящаяся в бегах женщина, являющаяся  членом секты...

«Террористические действия, изображенные в моем романе, имеют совершенно иную подоплеку, чем реальный терроризм, и все же меня не могли не ужаснуть  некоторые черты сходства между ними,  —  говорит Накамура в интервью, данном в середине  января.  – В своем романе я пытаюсь заглянуть в сокрытые глубины человеческой натуры, рассматривая различные ее проявления, далеко не всегда связанные с террористической деятельностью, поэтому  мне хотелось бы, чтобы мою книгу прочитали во всем мире.»

Накамура писал свой роман, ориентируясь на мировую аудиторию, ведь у него есть пылкие почитатели во всех  странах.  В 2012 году, сразу после того, как его  восьмой роман, «Сури» («Щипач»),  был переведен на английский и опубликован под названием «The Thief », он появился в списке бестселлеров газеты «Уолл Стрит Джорнел» и в списке лучших  детективов и триллеров месяца компании   Амазон.  Затем, в 2013 году,  его номинировали на книжную премию газеты Лос-Анджелес Таймз. В настоящее время роман переведен на китайский, французский, испанский и другие языки и  скоро  появится в продаже в  12 странах.

Не остановившись на достигнутом,  37-летний  романист  взялся за покорение новой вершины, приступив к написанию  романа «Кё:дан Х», ориентированного на еще более широкую аудиторию. По его собственному утверждению, он планировал создать «шедевр,  подобный «Братьям Карамазовым» Федора Достоевского». Если в философском романе русского писателя  идет речь о духовном мире человека, живущего в России нового времени, о его постоянной внутренней борьбе между верой, сомнениями, доводами разума, то в романе «Кё:дан Х» Накамура Фуминори  пытается решить для себя вопрос  о существовании Бога, о  том, в чем сущность свободной воли, о борьбе между добром и злом.  Кроме того, он затрагивает глобальные  проблемы нашей эпохи, среди которых – угроза   религиозного фундаментализма,  милитаризма,    резкая поляризация общества и социальная нестабильность.

Вот как он формулирует одну из главных своих задач: «проникнуть в глубины буддизма, христианства и индуизма и попытаться   связать эти религиозные доктрины с новейшими исследованиями в области физики, космологии и биологии», что было немыслимо во времена Достоевского.  «Познакомить читателей с научными открытиями 21 века и  поставить вопрос об истинной природе человечества,  устроив религии и современной науке что-то вроде перекрестного допроса. Это то, что доступно мне, и что не было доступно Достоевскому.»

Книга, в которой 567 страниц, делится на две части. В первой  основное внимание уделяется деятельности религиозной секты, главой которой является вольнодумец Мацуо, выдвинувший идею непрерывности вселенной и ратующий за мир во всем мире.  Вторая связана с другой религиозной организацией, сектой Х, которой руководит  злодей Саватари, пытающийся   подвергнуть основных членов группы Мацуо идеологической обработке, вовлекая их в сексуальные отношения и призывая  разрушить мир.

Роман может читаться как  остросюжетный детектив, героиней которого является пропавшая женщина, из секты Мацуо перешедшая в секту Х, или как  захватывающий «криминальный роман», заставляющий читателя поломать голову над загадкой – а кто был истинным организатором террористических актов? Ещё можно причислить его к довольно-таки мрачным образцам «черных романов», если сосредоточиться на описаниях жестокостей и ужасов, связанных с действиями доктора (он же гуру) Саватари,  или  отнести к жанру «любовного романа» (с несколько извращенной направленностью), выделив как главных героев четырех членов секты, зомбированных своими лидерами.

«Романы,  в которых человечество рисуется лишь в светлых тонах, слишком далеки от реальности, — утверждает Накамура. – Луч надежды может блеснуть только после того, как соприкоснешься с самой  грубой действительностью. С самого начала своей литературной деятельности я пытаюсь найти ответ на вопрос, что такое зло, и собираюсь заниматься этим и дальше,  потому что это понятие может быть выражено исключительно в форме романа».

Дебют Накамуры в литературе состоялся в 2002 году, а в 2005 году он стал лауреатом премии Акутагавы за «Цути но нака но  кодомо» («Ребенок в земле»). Многие  его герои страдают от разлада в семье. Накамура признается, не вдаваясь в подробности, что у него и у самого было достаточно трудное детство.

«Мне удалось сохранить  здравый рассудок благодаря чтению, -  говорит он. -  Литература была для меня алтарем, если б не она, я, возможно, тоже  присоединился бы к какой-нибудь религиозной секте. Когда в тот страшный день 1995  года члены религиозной секты устроили террористический акт в токийском метро, применив зарин,  я содрогнулся при мысли, что мог бы быть одним из них. Именно воспоминания о том, что я тогда пережил, и подтолкнули меня к написанию  «Кё:дан Х»»

На вопрос, почему, по его мнению, ему удалось так быстро добиться всемирного признания, Накамура ответил, что  его произведения выявляют самые темные стороны человеческой природы, которые в принципе «универсальны и узнаваемы», в то время, как  те приемы, с помощью которых он показывает зло – «исключительны».

В романе «Сури», к примеру, садист и проходимец Кидзаки, заявляет, что  максимальный экстаз он испытывает тогда, когда мучая своих жертв, остро ощущает испытываемую ими боль и проливает над ними слезы. «Читатели говорили мне, что  мое описание менталитета злодеев, подобных Кидзаки, совершенно  беспрецедентно.» — говорит Накамура.  В ноябре 2014 года он встречался со своими фанатами в Америке и Канаде, куда  ездил по случаю издания английского перевода своей книги «Кёнэн но фую, кими то вакарэ» («Прошлой зимой мы расстались», см. НКЯ №81)

«Так или иначе, Саватари в «Кё:дан Х» — самый ужасный персонаж, которого я когда-либо изображал. – говорит Накамура, —  Описывая его, я постарался превзойти все пределы человеческой  порочности.  Тем не менее эта история должна вести  к просветлению. По-моему, читая роман, человек должен    испытывать душевное волнение, это главное.»

Пока планируется перевод «Кё:дан Х» на английский и корейский.

 

(Кавакацу Мики, писатель)

 

 

Накамура Фуминори

 

Родился в  1977 году. Его романы «Щипач», «Зло»и «Маска», были удостоены премии имени Дэвида Л. Гудиса за вклад в литературу «нуар».  Новелла «Дзю:» («Ружье»),  ставшая его дебютом в литературе, и роман «Кё:дан Х» будут переведены на английский в 2015 и 2016 годах соответственно. Роман «Прошлой зимой мы расстались» в октябре 2014 года был введен  компанией Амазон в список лучших  детективов и триллеров месяца.

 

 

©The Japan Foundation 2014

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU