Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

№85 (осень 2015)

Новые книги Японии

 

№85 (осень  2015)

 

 

 

Обозрение «Новые книги Японии» публикуется Японским Фондом ежеквартально с целью предоставления издателям, переводчикам, ученым и библиотечным работникам новейшей информации о ведущих тенденциях в издательском деле. В обозрении даются краткие аннотации к некоторым новым изданиям. Точка зрения авторов статей и аннотаций не всегда совпадает с мнением ЯФ и Редакционного Совета.

 

Оригинальные названия произведений даются в русской транскрипции, двоеточие справа означает долгий гласный. Японские имена даны  в японском порядке, то есть сначала идет фамилия, потом – имя.  Полная или частичная публикация материалов обозрения без разрешения авторов запрещена. Если такое разрешение имеется, ссылка на  обозрение обязательна, то есть публикацию следует непременно предварять словами «перепечатано из обозрения «Новые книги Японии» №…» Три копии должны быть посланы Главному редактору.

 

http:// www.jpf.go.jp/e /publish/jbn/index.html

 

 

©The Japan Foundation 2015


Бессмертное наследие Танидзаки Дзюнъитиро

Тиба Сюндзи

 

В этом, 2015 году отмечается 50-ая годовщина смерти Танидзаки Дзюнъитиро (1886-1965), а в будущем — будет праздноваться 130 лет со дня его рождения.   В честь этих знаменательных дат были устроены  две крупные выставки, посвященные жизни и творчеству писателя: одна открылась осенью прошлого года в  Литературном музее  преф. Яманаси, другая —  весной этого года  в  находящемся в Йокогаме Музее Современной литературы преф. Канагава.  На  «Год Танидзаки» намечены также многие другие мероприятия и запланирован ряд изданий.  В свое время — по случаю 30-ой и 40-й годовщин смерти писателя -  были проведены посвященные его творчеству международные симпозиумы соответственно  в Венецианском университете Ка-Фоскари  и в парижском Университете восточных языков и культур INALCO. В этом году, в ноябре,  в честь 50-ой годовщины смерти Танидзаки, предполагается провести подобный же симпозиум в университете  Тунцзи, в Шанхае,  где Танидзаки бывал дважды  во время двух своих выездов за границу.  Можно сказать, что этот неослабевающий интерес уже сам по себе свидетельствует о том, сколь значительно литературное наследие Танидзаки.

Пятидесятая годовщина смерти – достаточно важная веха с точки зрения освоения творческого наследия писателя. В последнее время были обнародованы те материалы, которые до сих пор оставались недоступными в соответствии с законом об охране авторского права. В январе 2015 года издательство Тю:о:ко:ронся опубликовало переписку между Танидзаки, его женой Мацуко и ее младшей сестрой Сигэко – «Танидзаки Дзюнъитиро но коибуми. Мацуко, Сигэко симай то но сёкансю:» («Любовные письма Танидзаки Дзюнъитиро. Переписка с сестрами Мацуко и Сигэко»).  Мацуко была  «музой» писателя в начале эпохи Сё:ва, она вдохновила его на создание таких знаменитых произведений, как «Мо:моку моногатари» («Рассказ слепого»),  «Бусю:ко:хива» («Тайная история князя Мусаси»), «Асикари» («Асикари»), «Сюнкинсё:» («История Сюнкин»).   За годы жизни с Мацуко Танидзаки написал один из лучших своих романов «Сасамэюки» («Мелкий снег»), прототипом главной героини которого, Юкико, стала сестра Мацуко, Сигэко.

Публикация в полном виде переписки Танидзаки с Мацуко,  которую они вели с первого дня знакомства и  до самой кончины писателя, произвела фурор в японских СМИ. Сообщения о ней передавались по телеканалу NHK, и появились во всех газетах.   Письма к женщине, которая сначала была возлюбленной Танидзаки, а потом  — его женой, стали даже одной из тем  информационной программы NHK «Современность крупным планом». Эти письма проливают  новый свет на становление писателя, показывая, какое место в его произведениях занимали чувства, испытываемые им самим в реальной жизни. Письма Мацуко, написанные красивым летящим почерком на  роскошной бумаги, сами по себе достойны восхищения, они свидетельствуют о принадлежности этой женщины к традиционной культуре, о ее эстетической восприимчивости, дают возможность оценить ее образованность и тонкий вкус.

В апреле  в новостях NHK снова заговорили о Танидзаки, на этот раз в связи с тем, что были найдены записные книжки писателя, которые до сих пор считались утраченными.  Ранее был известен блокнот, озаглавленный «Дзоку мацу но кокагэ» («Тени сосны. Продолжение») и содержащий всякие замечания и наброски к роману «Сасамэюки». Он был полностью опубликован в одном из литературных журналов.  Но коль скоро этот блокнот был обозначен как «продолжение», очевидно, существовали другие, более ранние. Но в доме Танидзаки ничего подобного обнаружено не было. Мацуко тоже никогда не упоминала о существовании таких записок. До недавнего времени о содержании этих блокнотов можно было только гадать. Я, как и большинство исследователей, считал что все записные книжки писателя  пропали во время войны, ведь дом Танидзаки в Уодзаки (Кобэ) сгорел после воздушного налета прежде, чем он успел эвакуировать вещи.

Однако  вроде бы утерянные записи вдруг всплыли, причем в совершенно неожиданной форме. В архиве Сасанума Гэнносукэ, детского друга  Танидзаки, связь с которым он поддерживал на протяжении всей своей жизни, были обнаружены их фотокопии. 255 черно-белых бумажных негативов, завернутых в узелок.  Судя по всему, эти копии были отправлены в издательство Тю:о:ко:ронся, где некоторое время пролежали нетронутыми, и обнаружились совсем недавно, когда  в издательстве  перерывали архивы в поисках материалов для издания «Полного собрания сочинений Танидзаки Дзюнъитиро».

Фотокопии обложки блокнота не сохранилось  и нигде нет названия «Мацу но кокагэ», но само содержание не оставляет места для сомнений  -  это именно тот блокнот, продолжением которого стал всем известный «Дзоку мацу но кокагэ».

Найденный блокнот  начинается с записей, связанных с «Сюнкинсё:», одним из известнейших произведений Танидзаки, которое было опубликовано в июне  1933 года. Последние записи датированы  летом 1937 года.  В 1935 году Танидзаки  целиком погрузился в работу над переводом на современный язык «Гэндзи-моногатари» («Повесть о Гэндзи»)  и до 1943 года, то есть до публикации «Сасамэюки», не писал ничего своего.  Судя по этим записям, повесть «Сюнкинсё:»  была для писателя определенной вершиной, преодолев которую, он, действуя методом проб и ошибок, пытался нащупать  новые пути в литературе, по которым смог бы двигаться дальше, не увязая в рутине.

Записи в большинстве своем разрозненны и отрывочны. Читая никак не связанные между собой беспорядочные наметки замыслов сразу нескольких будущих произведений,  невольно погружаешься в  тот хаос, который царил тогда в голове писателя. Но тем-то и ценны эти записи, что  позволяют заглянуть в  предшествующий творческому процессу сумрачный, лишенный четких очертаний  мир,  который почти невозможно представить себе по уже завершенным произведениям Танидзаки.

В новый окончательный вариант «Полного собрания сочинений», которое начало выходить в мае этого года («Танидзаки Дзюнъитиро: дзэнсю:», в 26 т., изд-во Тю:о: Ко:рон Синся),  помимо уже публиковавшихся «Дзоку Мацу но кокагэ»,  впервые войдут одиннадцать ранее неизвестных записных книжек и рабочих тетрадей писателя, в том числе и «Мацу-но кокагэ». Также предполагается включить в него сохранившиеся дневники Танидзаки, которые он вел в последние годы жизни, начиная с 1958 года.  Кроме того, было установлено, что действительно существует рукопись первого сборника его пятистиший «Ари-но сусаби» («Жить как живется»),   о которой никто и не подозревал.  Все эти материалы, до сих пор нигде не публиковавшиеся, войдут в новое собрание  сочинений, также туда будут включены более ста  рассказов, эссе и  статей на разные темы, не вошедшие в предыдущие полные  собрания сочинений писателя. Таким образом новое издание  раскроет многие творческие секреты Танидзаки и послужит импульсом к дальнейшему изучению его литературного наследия.

Танидзаки Дзюнъитиро дебютировал как литератор, когда ему было двадцать четыре года, опубликовав «Сисэй»  («Татуировка»), «Кирин» («Цзилинь») и некоторые другие произведения. Удостоившись восторженных похвал Нагаи Кафу:,   он уже через год стал любимцем  читателей.  На протяжении пятидесяти лет он оставался одной из вершин японского литературного мира. В течение полувека создавать первоклассные произведения – само по себе выдающееся достижение, но еще бóльшая редкость  оставаться одним из самых читаемых авторов и через пятьдесят лет после смерти.

Самые популярные авторы  через пятьдесят лет после смерти обычно оказываются забытыми.   А книги Танидзаки продолжают читать и теперь, мало того, издается   новое полное собрание его сочинений.  А все потому, что в своих произведениях Танидзаки  поднимает общечеловеческие проблемы,  которые и теперь продолжают волновать читателей,   такие как любовь и секс, Восток и Запад, культурные традиции и новаторство, старение и умирание и т.д.

В Японии в 60-е — 80-е годы 20 века  составление и издание собраний сочинений того или иного автора было обычным делом. В наши дни это стало чрезвычайно редким явлением. Возможно, многим  покажется страшным анахронизмом в наш век цифровых технологий печатать собрания сочинений в бумажном виде. Разумеется, если те же собрания сочинений выпустить в электронном виде,  то они будут занимать значительно меньше места, да и поиск можно будет осуществлять с помощью компьютера.  Однако,  невозможно допустить, чтобы  на полках библиотек не было бы максимально полного комплекта произведений Танидзаки, писателя, занимающего  центральное место в японской современной литературе. Необходимо  оставить будущим поколениям  хотя бы одно  действительно полное собрание сочинений. Помимо всего прочего, это совершенно необходимо и для последующего перевода сочинений писателя в электронный вид.

Появление персональных компьютеров и повсеместное  распространение Интернета привело к большим изменениям   как в издательском деле, так и в книготорговле.  По существующему в Японии законодательству действие авторского права кончается через 50 лет после смерти автора, то есть со следующего года  произведения Танидзаки станут достоянием не только всего японского народа но и, можно сказать, всего человечества. Все получат к ним свободный доступ.  Развитие средств массовой информации влечет за собой резкое изменение литературных форм. Появление такой формы как роман, стало возможным благодаря изобретению Гуттенберга. Невозможно заранее предсказать, на что будет похожа литература будущего.  Однако  из ничего ничто не рождается,  ростки будущего прорастают из семян прошлого. Возможно, и в литературе Танидзаки  есть что-то такое, что  будучи оплодотворенным творческими усилиями будущих поколений,  произведет на свет  нечто совершенно новое.  Пусть даже пока  нельзя сказать, каким это новое будет...

 

(Подписи под фотографиями:

 

С женой Мацуко у дома в Тантакабаяси (фото любезно предоставлено  Литературным музеем Танидзаки Дзюнъитиро)

 

Письмо Танидзаки Дзюнъитиро к жене Мацуко от 20 мая 1933 года.

В последних строчках  он выражает готовность «стать ее покорным слугой» (Фото любезно предоставлено издательством Тю:о: Ко:рон Синся)

 

Тиба Сюндзи

 

Родился в 1947 году. Профессор  педагогического факультета университета Васэда, преподает современную японскую литературу, уделяя особое внимание творчеству Танидзаки Дзюнъитиро, Мори О:гай. Его основные работы: «Танидзаки Дзюнъитиро. Кицунэ то мадзохизуму» («Танидзаки Дзюнъитиро. Лисы и мазохизм»)(1994), «Дзо:хо кайтэйбан. Танидзаки сэнсэй но сёкан. Ару сюппанся сятё: э но тэгами  о ёму» («Исправленное и дополненное издание переписки Танидзаки Дзюнъитиро. Письма к издателю»)  (2008, в соавторстве с Мидзуками Цутому.)  Сотавитель книги «Танидзаки Дзюнъитиро но коибуми. Мацуко, Сигэко то но сёкансю:» («Любовные письма Танидзаки Дзюнъитиро. Переписка с сестрами Мацуко и Сигэко») (2015). Член редакционной комиссии по составлению «Танидзаки Дзюнъитиро: дзэнсю:».

 

 

Новые названия

 

Художественная литература

 

К-тай сё:сэцу

(Рассказы в формате К)

 

Итидзику  Сэймэй

 

 Изд-во Бунгэй Сюндзю:, 2014, 175 х 128 мм, 184 стр., 1450 йен. ISBN 978-4-16-390160-2

 

В названии книги пародируется термин «кэйтай сёсэцу» («мобильный роман»), кроме того оно, как поясняется в комментарии, связано с такими начинающимися на «к» японскими словами, как: «кобанаси» («короткий рассказ»), «канкэцу» («краткость», «лаконичность»), «китай» («курьезный», «диковинный»).  Книга состоит из четырех частей, в ней шестьдесят восемь  коротких   текстов.  Самые длинные из них занимают   несколько страниц,   самые короткие —  всего нескольких строчек.

 Корифеями в жанре «супер-короткого рассказа»  всегда считались Инагаки Тарухо и Хоси Синъити: первый  известен описанием всяких фантастических ситуаций,  второй пленял воображение читателей всевозможными выдумками  научно-фантастического характера.  Но несмотря на определенное сходство с произведениями этих двух предшественников, сборник отличается удивительной  новизной и оригинальностью.

Прежде всего поражает стилистическое разнообразие.  Одни рассказы написаны в стиле «Юмэ дзю:я» («Десять снов») Нацумэ Сосэки,  другие являются пародиями на известные произведения или написаны в форме сценических диалогов.  Некоторые напоминают канцелярские документы или инструкции к приборам, а есть «рассказы», представляющие собой перечни  несуществующих знаков.  Читатели наверняка  получат удовольствие от такой игры со стилями. Общим для всех этих текстов, уводящих в мир грез и фантазий,  является стремление автора, вырвавшись из круга  привычных форм, найти новые возможности для выражения своих мыслей.  В этих, словно случайных набросках, в которых сатира сочетается с  тонким, тронутым тонким налетом печали юмором  – ощущается свободное парение духа.  (Тё:)

 

Итидзику Сэймэй

 

Псевдоним Юмэмакура Баку, впервые использованный в этой книге. Родился в 1951 году. Среди произведений Юмэмакура Баку: «Ооэдо тё:какудэн» («Углы Большого Эдо»), роман удостоенный премии Идзуми Кёка и Литературной премии Ёсикавы Эйдзи.

 

Оригинальное собрание

Супер-коротких

рассказов

 

Кэндзя но аи

(Любовь мудреца)

 

Ямада Эйми (Эми)

 

Изд-во Ко:рон Синся, 2015, 188 х 128, 272 стр., 1500 йен. ISBN 978 -4-12-004686-5

 

Таканака Маюко работает редактором литературного журнала. Савамуру Наоми,  который на 23 года моложе ее, она знала еще ребенком, когда же он стал взрослым, их отношения постепенно переросли в любовные.

Маюко происходила из семьи потомственных врачей, но ее отец  Сё:го, хотя и был старшим сыном, из-за своей страсти к чтению нарушил семейную традицию и стал редактором.  Однажды он привел в дом юношу по имени Савамура   Рё:ити  и поселил его во флигеле их обширного поместья.  Маюко, с детства была привязана к Рё:ити, с возрастом ее привязанность перешла во влюбленность и Рё:ити отвечал ей взаимностью.

У Маюко имелась подруга детства, которую звали Юри.  Однажды, когда они были уже почти взрослыми девушками, Юри призналась   Маюко, что беременна от Рё:ити,  и стала просить  ее отказаться от него. А надо сказать, что когда-то  Юри соблазнила отца  Маюко,    и та застала их  на месте преступления.  В результате через несколько дней отец Маюко покончил с собой.  И вот теперь Юри соблазнила еще и возлюбленного Маюко.

Затаив в душе злобу, Маюко решила отомстить, используя свою любовь к Наоми, сыну Рё:ити и Юри.  Она делает все, чтобы  соблазнить юношу, прибегая ради этого к уловкам, напоминающим те, что использовала Дзё:дзи, героиня повести Танидзаки «Тидзин-но аи» («Любовь глупца»), когда соблазняла юношу, которого тоже звали Наоми.  Разница в том, что  в данном случае зрелая женщина  обхаживает миловидного юношу не ради того, чтобы получить сексуальное удовольствие, а ради того, чтобы отомстить обидевшим ее людям. (Тё:)

 

 

Ямада Эйми (Эми)

 

Родилась в 1959 году. Весьма плодовитая писательница, дебютировавшая в литературе в 1985 году  книгой «Бэддотайму айдзу» («Глаза перед отходом ко сну»), удостоенной премии журнала «Бунгэй». В 1987 году стала лауреатом  премии Наоки за «Со:ру мю:дзикку раба:дзу онри» («Только для любителей соул-музыки»), а в 2012 году — литературной премии Нома за «Дзэнторуман» («Джентльмен»)

 

 

Роман о любви

предательстве

и мести

Сараба 

(Пока!)

 

Ниси Канако

 

Том 1. Изд-во Сё:гакукан, 2014 188 х 128 мм, 376 стр., 1600 йен. ISBN 978 -4-09-386392-6

Том2. Изд-во Сё:гакукан 2014 188 х 128 мм, 360 стр., 1600 йен. ISBN 978 -4-09-386393-3

 

В период  бурного экономического роста, когда расширялись сферы деятельности японских  компаний и они выходили  на международный уровень, многие служащие были откомандированы границу, куда и отправились со своими семьями. Главный герой этой книги Аюму родился в 1977 году в Тегеране, где работал его отец. Позже отца перевели в Каир,  и время, проведенное там, было самым счастливым для всей семьи.  Аюму, не зная почти ни слова по-арабски, познакомился с мальчиком по имени Якоб,  они подружились и прекрасно понимали друг друга.

Аюму и  остальные члены семьи – красивая общительная мать,  мрачноватый замкнутый отец  и довольно-таки взбалмошная сестра -  были довольны своей жизнью в Каире, но счастье никогда не бывает долгим.  Брак родителей распался, и это повлекло за собой серьезные перемены в судьбах всех членов семьи.  Мать и дети вернулись в Японию и  начали новую жизнь в Осаке, где им пришлось пережить тяжелые годы между землетрясением в районе Хансин в 1995 году и бедствием в районе То:хоку в 2011 году.

Сестра Аюму, не сумев вписаться в школьную жизнь, бросила школу и стала искать утешения в авангардном искусстве и религии, став членом одной из местных  сект.  Порицая сестру за богемный образ жизни, Аюму старался  вести себя степенно и добропорядочно, но на четвертом десятке потерял цель в жизни  и стал нелюдимым затворником.  Спустя какое-то время он решил съездить в Каир, где когда-то познал истинную дружбу, и найти там своего друга детства.  В этом романе, написанном в спокойном размеренном тоне и вместе с тем эмоционально насыщенном, показаны люди, пытающиеся найти смысл жизни в современном обществе. (Нодзаки)

 

Ниси Канако

 

 Родилась в Тегеране в 1977 году. Выросла в Каире и Осаке. В 2007 году стала лауреатом премии Оды Сакуноскэ за «Цу:тэнкаку» («Башня Цутэнкаку»). В 2015 году получила премию Наоки за рецензируемую здесь книгу. Среди других произведений – «Фукувараи» («Игра в жмурки»)

 

История одной семьи,

разворачивающаяся

в странах Среднего Востока

и в Японии

 

 

Юби но хонэ

(Косточки пальцев)

 

Такахаси  Хироки

 

Изд-во Синтё:ся, 2015, 190 х 129 мм, 126 стр., 1400 йен. ISBN 978 -4-10-337071-0

 

В последние года в литературе многих стран наметилась интересная тенденция – писатели слишком молодые, чтобы знать, что такое война, пытаются в художественной форме  воссоздавать события Второй мировой войны.  Автор этой книги (он является еще и рок-музыкантом) предпринимает смелую попытку изобразить страдания, выпавшие на долю японских солдат, заброшенных войной на остров в Тихом океане.

Главному герою двадцать один год, он ефрейтор, его ранили во время сражения в  джунглях и он лежит в полевом госпитале.  Превозмогая боль от раны,  он вспоминает о том, как совершенно безотчетно застрелил австралийского солдата, который случайно попался ему на поле боя. Вокруг  - страдающие от ран, умирающие солдаты.  Он теряет одного за другим  своих  товарищей, смерть является здесь чем-то совершенно обыденным.  Все это время остров находится под контролем Союзных войск. Оправившись от ранения, главный герой,  вместе с такими же, как он,  «живыми трупами», отправляется в свой последний поход, запасшись ручной гранатой, чтобы подорвать себя,  если попадет в плен.  Вся эта история излагается спокойно и неторопливо, но при этом остро ощущается отчаяние солдат, оказавшихся в столь экстремальной ситуации и обреченных на гибель, подчеркивается жестокость и абсурдность войны, сводящими на нет  различие между врагами и союзниками.

Название связано с обычаем сохранять пальцы погибших товарищей, чтобы затем отвезти их домой в Японию и передать как память семье погибшего. Яркие детали такого рода придают роману убедительную достоверность. (Нодзаки)

 

Такахаси Хироки

 

Родился в 1979 году. Автор песен для  нетрадиционного рок-ансамбля. Эта книга стала его дебютом в литературе, в 2014 году он получил за нее Премию для начинающих авторов журнала Синтё:. Эта книга была также номинирована на премии Акутагавы и Мисимы.

 

Рассказ о войне,

смерти, потерях,

выживании

            на острове в Тихом океане

 

Эссе

 

Нихон манга

(Японская Манга)

 

Арамата Хироси

 

Том 1. Изд-во университета То:кай, 2015, 210 х 147 мм, 326 стр., 3500 йен. ISBN 978 -4-486-02049-3

Том 2. Изд-во университета То:кай, 2015, 210 х 147 мм, 386 стр., 3500 йен. ISBN 978 -4-486-02050-9

Том 3. Изд-во университета То:кай, 2015, 210 х 147 мм, 342 стр., 3500 йен. ISBN 978 -4-486-02051-6

 

 

Собранные в этой книге интервью с четырнадцатью выдающимися японскими художниками манга дают прекрасное представление об истории этого жанра, созданного усилиями многих энтузиастов. Автор, ученый-естествоиспытатель,  поставил перед собой цель -  дать  историю манга как бы с высоты птичьего полета.

Каждый из трех томов посвящен одной теме: «Происхождение и становление японской манга», «Манга, в которой главные герои мужчины», «Сё:дзё-манга» (манга, рассчитанная на девочек-подростков). Художники, которых интервьюирует автор,  рассказывают  разные истории из  своей жизни, о  времени, в которое они творили, делятся соображениями по поводу своих произведений.  В начале первого тома историк манга Симидзу Исао прослеживает происхождение жанра, возводя его к гравюрам укиё-э и юмористическим картинкам «гигабон», которые были очень популярны в эпоху Эдо.  Одновременно он показывает, какое влияние оказали на манга комиксы, которые с начала нового времени стали завозиться  в Японию с Запада,  и, подчеркивая ту роль, которую сыграло в развитии жанра распространение газет и других средств массовой информации, показывает сколь велик был интерес к манга простых людей, видевших в них проявление духа сатиры.

Позже, под влиянием романов и фильмов, стал развиваться новый вид манга – «гэкига», для которого характерно  более последовательное и постепенное развитие сюжета.  В книге также рассказывается о том, как художники, специализирующиеся на  «сёдзё-манга», боролись за право  изображать в своих произведениях независимых женских персонажей. В книге показано,  как  на протяжении всей своей истории манга   тонко улавливала и отражала дух каждой эпохи. (Ёнахара)

 

Арамата Хироси

 

 Родился в 1947 году.  Писатель, переводчик  и  специалист по естествознанию.  Автор художественных серий «Тэйто моногатари» ( «Рассказы об императорской столице»).  Лауреат премии  Сантори в области науки за «Сэкай дайхакубуцу дзукан» («Мировое естествознание в картинках» (7 томов).

 

История

известного и популярного

японского искусства

 в трех томах

 

 

Микан но хэйсэй бунгаку-си

(Неоконченная история литературы эпохи Хэйсэй)

 

 

Урата Кэндзи

 

Изд-во Хаякава Сёбо:, 2015, 188 х130 мм, 590 стр., 2800 йен. ISBN 978 -4-15-209528-2

 

С 1989 года, в котором началась эпоха Хэйсэй, прошло уже целых 27 лет – то есть довольно значительный период времени.  Тем более странно, что до сих пор не было предпринято сколько-нибудь основательной попытки исследовать  литературу этой эпохи, хотя по  литературе эпохи Сёва, которая началась в 1926 году и продолжалась до 1989 года, захватив годы Второй Мировой войны, было опубликовано немало работ.  Эта книга по существу является первой серьезной попыткой  такого исследования.  Ее автор, Урата Кэндзи много лет работал литературным обозревателем одной из крупнейших  газет,  он лично знаком со многими ведущими литераторами страны.

Думается, что многих читателей этой книги  поразит и взволнует напоминание о том, что в начале эпохи были еще живы такие крупные писатели, как Абэ Ко:бо: и Накагами Кэндзи.  Эти  два совершенно разных писателя – модернист Абэ и стоящий на позициях натурализма Накагами – представляют две противоположные тенденции в современной японской литературе.  После их смерти она в значительной степени утратила прежнюю искренность и  глубину, отошла от  серьезных тем, таких как бедность, социальное неравенство, и увлеклась формалистическими ухищрениями – во всяком случае такого мнения придерживается Урата.

Вместе с тем он отмечает растущую активность женщин-литераторов, которые  успешно ищут новые формы и  разрабатывают новые, очень важные темы, такие, к примеру, как распад семейных отношений и гендерное неравноправие.   В целом, создается впечатление, что литература  в эту эпоху развивается очень динамично и обладает богатым потенциалом. (Карубэ)

 

Урата Кэндзи

 

Родился в 1949 году. С 1972 года в течение тридцати лет работал в отделе искусства газеты Нихон кэйдзай-симбун, после чего стал работать фриланс. Среди его произведений: «Би но кёдзинтати» («Великие имена в искусстве») и «Мэйсаку но ару фу:кэй («Ландшафт с шедеврами»)

 

Взгляд изнутри

на развитие литературы

в последние тридцать лет

 

Культура

 

Сёва но кэккон

(Брак в эпоху Сё:ва)

 

Коидзуми Кадзуко

Изд-во Кавада Сёбо: Синся, 2014, 210 х 148 мм, 160 стр., 1850 йен. ISBN 978 -4-309-75012-5

 

 

Эпоха Сёва – достаточно длинный, более чем полувековой  период, который продолжался с  1926 по 1989 год.  Начало эпохи было отмечено сначала Японо-китайской, потом Тихоокеанской войной,  закончившейся поражением Японии, после чего был произведен пересмотр конституции и внесены изменения в действующее законодательство. В 1948 году был упразднен прежний гражданский кодекс, проникнутый духом патриархальности,  и принят новый гражданский кодекс.

За период послевоенного восстановления и последовавший за ним период бурного роста экономики образ жизни японцев претерпел кардинальные изменения. Соответственно  изменились способы знакомства потенциальных брачных партнеров,  взгляды на брак и формы свадебных  обрядов.  Книга подробно знакомит со всеми этими изменениями. Она состоит  из  пяти частей: «Брак с точки зрения старого гражданского права», «Свадебные церемонии и свадебные путешествия», «Браки в сельской местности и в японских корейских общинах», «Невесты военного времени», «Приданое невесты».

Помимо сведений, почерпнутых из газет и журналов, автор привлекает самые разнообразные источники: пособия по свадебному этикету,  фотоальбомы,  справочники по истории префектур и  даже правительственные «белые книги».   Кроме того она использует записи, сделанные во время разговоров с непосредственно заинтересованными лицами.

Еще одной особенностью книги является  использование большого количества фотографий. Эти фотографии, как и прочий иллюстративный материал дают возможность получить живое представление не только о свадебных приемах  и свадебных путешествиях, но и  о нарядах  невесты,   подарках, раздаваемых во время свадебной церемонии гостям, и пр. (Тё)

 

 

Коидзуми Кадзуко

 

Родилась в 1933 году. Директор музея Сёва но кураси хакубуцукан (Музей быта эпохи Сёва).  Крупнейший специалист по   истории японской мебели,, интерьерному дизайну и истории традиционного образа жизни.  Среди ее публикаций: «Сё:ва сугурэмоно дзукан» («Лучшие бытовые приспособления эпохи Сёва. Иллюстрированное издание»).

 

Богато иллюстрированное

издание по истории

общества и культуры

 

 

Якитори то нихондзин

(Якитори и японцы)

 

 

Цутида Митосэ

 

Изд-во Ко:бунся, 2014, 172 х 107 мм, 262 стр., 780 йен. ISBN 978 -4-334-03834-2

 

 

Якитори  (букв. «жареная курица») — одно из самых популярных в  Японии блюд, но, как не странно, о его происхождении почти ничего не известно.  Что-то вроде  куриных шашлыков существовало в  конце эпохи Эдо (1603-1867), но  то блюдо, которое теперь называется «якитори»,  появилось только в конце эпохи Мэйдзи (1868-1912).  В эпоху Тайсё (1912-1926)  возникли первые  ресторанчики, где подавали  якитори, но сначала их было немного.  В те времена кур разводили только для получения яиц, курятина же была одним из самых дорогих продуктов.   Поэтому на вывеске могло быть написано ««Якитори», а на самом деле там подавали что-то вроде шашлыка из говядины или свиной требухи.

В 20-и и 30-е годы 20 века основным блюдом из куриного мяса было так называемое «тори-набэ» (что-то вроде тушеной курицы). Но примерно в те же годы в Токио на Гиндзе стали появляться заведения высокого класса, где можно было угоститься якитори. В те времена, помимо курицы, там подавали мясо воробьев, дроздов и прочих мелких птиц.

Только в  60-е годы прошлого века основным блюдом в ресторанчиках якитори стала курица. Это связано с ростом производства бройлеров,  разведение которых осуществлялось наемными производителями и было довольно дешевым.  В 60-х — 70-х годах Япония переживала настоящий бум на якитори, второй бум наблюдался во времена экономики мыльного пузыря.

Автор  тщательно изучил вопрос о якитори, причем он основывался не только на документальных материалах, но и на интервью, взятых им у владельцев ресторанов, существующих не одно поколение.  Он знакомит читателей с особенностями  приготовления якитори в разных провинциях, предлагает всевозможные рецепты, то есть дает совершенно исчерпывающую информацию о якитори, восполняя пробел, до сих пор существовавший в этой области. (Тё: )

 

Цутида Митосэ

 

Родился в 1966 году. Работал  в редакциях кулинарных журналов, после чего стал независимым автором  и издателем  кулинарных книг.  Среди публикаций: «Нихон Итариа рё:ри котохадзимэ» («Введение в итальянскую кухню в Японии») и «Кодавари панъя о хираку» («Открывая первоклассную булочную»)

 

Справочник

по истории и культуре

 якитори,  написанный

знатоком кулинарного дела

 

 

Кино

 

Нарусэ Микио. Эйга но омокагэ

(Нарусэ Микио.  Образы кино)

 

Кавамото Сабуро:

 

Изд-во Синтё:ся, 2014, 191 х 128 мм, 222 стр., 1200 йен. ISBN 978 -4-10-603760-3

 

Нарусэ Микио (1905-1969), как правило, оставался в тени таких светил, как Одзу Ясудзиро:, Куросава Акира и Мидзогути Кэндзи, поэтому в наши дни он гораздо менее известен, хотя он был современником этих великих режиссеров  и тоже создавал прекрасные фильмы в период золотого века японского кино.  Наметилась тенденция рассматривать Нарусэ как режиссера, копающегося исключительно в частностях повседневной жизни и разрабатывающего тему бедности с гораздо большим упорством, чем остальные его современники.  Автор этого нового исследования утверждает, что  именно эта особенность фильмов Нарусэ, то есть царящая в них атмосфера  нищеты и неустроенности, и составляет их  главную привлекательность.

В работах Нарусэ, как правило, изображается борьба простых людей за выживание. Действие его фильмов происходит либо в оказавшихся на обочине жизни домиках гейш «окия», либо на затерянных в столичных кварталах и неспособных угнаться за временем небольших семейных предприятиях, он фиксирует те мелкие детали, из которых соткана ткань повседневного бытия, и многие  считают, что его фильмы проникнуты ностальгией по тогдашней жизни.

Вместе с тем автор  отмечает, что, несмотря на все это, женщины в фильмах Нарусэ очень часто  стремятся к  психологической и экономической самостоятельности, причем они оказываются достаточно сильными, чтобы противостоять  обществу того времени, в котором доминируют мужчины.  Нарусэ нередко изображает в своих фильмах военных вдов,   наделяя их весьма привлекательными качествами, показывая, что именно они олицетворяют мораль нового времени. Эта книга, пронизанная  любовью автора к творчеству Нарусэ, несомненно, побудит  многих вернуться в скромный и вместе с тем такой притягательный мир фильмов  Нарусэ и по достоинству оценить их  художественную тонкость. (Нодзаки)

 

Кавамото Сабуро:

 

Родился в 1944 году. Критик и эссеист, пишущий в основном о литературе, кино и путешествиях. Лауреат премии Сантори в области науки за 1991 год за «Тайсё: гэнъэй» («Иллюзии эпохи Тайсё:). В 2012 году  получил  премию Ито: Сэй в области литературной  критики за «Хакусю: бо:кэй» («Китахара хакусю. Картины жизни»)

 

Глубокое исследование

посвященное еще одному

выдающемуся мастеру

японского кино

 

 

 

Медиа и журналистика

 

 

Нэцудзо: но кагакуся. STAP сайбо: дзикэн

(Лже-ученые. Скандал вокруг клетки STAP)

 

 

Суда Момоко

 

Изд-во Сюндзю:, 2014, 188 х 128 мм, 384 стр., 1600 йен. ISBN 978 -4-16-390191-6

 

В январе 2014 году  СМИ подняли шум вокруг нового научного открытия, якобы претендующего на Нобелевскую премию.  В научном журнале  «Nature» была опубликована статья, в которой утверждалось, что группа ученых нашла способ  создавать плюрипотентные клетки, которые можно легко перепрограммировать,  просто помещая их в слабокислотный раствор. Тут же стали высказываться  надежды и предположения, что это открытие приведет к перевороту в регенеративной медицине, а тот факт, что автором статьи была молодая женщина, привел журналистов в полный восторг. 

Тем не менее, сразу же после публикации статьи ее  положения  были подвергнуты сомнению, а спустя пять месяцев  появился доклад специально созданной научной комиссии, который  подтвердил, что в статье были сфальсифицированы  как результаты экспериментов,  так и некоторые другие данные.  Было опубликовано опровержение, что привело к большому скандалу в научном мире.

В книге, написанной  научным обозревателем газеты Майнити Симбун, выявляется подоплека этого скандала, и прослеживаются все его стадии,  причем автор подробно отвечает на самые существенные вопросы: кто и что сфальсифицировал, когда, почему и как? Взяв интервью у ряда ученых и получив важные свидетельства от многих вовлеченных в дело лиц, Суда Момоко извлекла на свет множество ценнейших материалов, и сумела выяснить все обстоятельства скандала. Она также подняла вопрос о том, что многим исследовательским институтам приходится действовать в условиях жесточайшей конкуренции, следствием которой становится режим строгой секретности.  В книге рассказывается о трудностях, с которыми сталкиваются в своей работе ученые, о той сложной обстановке, в которой им приходится действовать и  которая легко  может привести к должностным преступлениям. Одновременно автор делится с читателями своими соображениями относительно того, что надо сделать, чтобы исправить положение и не допустить повторения подобных скандалов. (Ёнахара)

 

Суда Момоко

 

Родилась в 1975 году.  Поступила на работу в газету Майнити-симбун в апреле 2011 года. С 2006 года является обозревателем газеты, занимается в основном научными и экологическими проблемами. Также в круг ее интересов  входят:  вспомогательные репродуктивные технологии,  науки о жизни и Нобелевская премия.

 

Вся подноготная

крупнейшего в Японии

научного скандала

 

 

Критические биографии

 

 

Сё:сэцука О:ока Сё:хэй

(Прозаик О:ока  Сё:хэй)

 

 

Канно Акимаса

 

Изд-во Тикума Сёбо:, 2014. 188 х 130 мм, 368 стр., 3000 йен. ISBN 978 -4-480-82377-9

 

В течение сорока лет О:ока Сё:хэй был одной из ведущих фигур в японской литературе послевоенного периода. В этой книге  рассматриваются все этапы жизненного и творческого пути писателя,  анализируются его основные произведения.  Дебютом О:оки  в литературе стал  роман  «Фурёки» («Записки военнопленного»), основанный на его личном жизненном опыте: во время Второй мировой войны писатель попал в лагерь военнопленных на Филиппинах.  Подробнейшим образом описывая все  увиденное им на полях сражений,  О:ока стремился запечатлеть в своих произведениях  «моменты истины». Характеризуя его произведения как «вымышленные истории, основанные на фактах», Канно считает, что именно эта их особенность и является основополагающей для понимания литературы  О:оки.  Анализируя работы писателя, он показывает,  каким причудливым образом реальные факты переплетаются в них с вымыслом, в результате чего возникает  сложное трехмерное пространство его увлекательных романов.

О:ока Сёхэй всегда оставался суровым критиком японского общества, даже тогда, когда писал психологические или исторические романы или даже детективы.  Естественно, что центральное место в критических размышлениях  писателя всегда занимали навсегда врезавшиеся в его память события Второй мировой войны.  Он был уверен, что в реальности «войну ведут между собой конкретные человеческие личности». Эта уверенность звучит и в одном из значительнейших  произведений О:оки «Рэйтэ сэнки» («Сражение на Лейте»), что Канно и показывает удачно подобранными цитатами. Книга написана так талантливо, что может вызвать  большой интерес  к творчеству О:оки даже у читателей, мало знакомых с творчеством этого писателя, поднимавшего столь важные темы в своих  высокохудожественных произведениях.   Это плод  напряженной многолетней работы ученого, который вот уже много лет является одним из ведущих японских литературных критиков. (Нодзаки)

 

 

Канно Акимаса

 

Родился в 1930 году. Литературный критик и специалист по французской литературе.  В 1986 году стал лауреатом  литературной премии Ёмиури за свои исследования творчества Стефана Малларме, а в 1997 году – лауреатом Литературной премии префектуры Яманаси за книгу «Нагаи Кафу: дзюнрэки» («Очерк творчества Нагаи Кафу»). Директор Литературного музея Сэтагая.

 

 

Жизнь и творчество

одного из самых ярких писателей

послевоенной Японии

 

История

 

 

Кё:то (сэннэн но мияко) но рэкиси

(История Киото, тысячелетней столицы)

 

Такахаси Масааки

 

Изд-во Иванами Сётэн, 2014. 173 х 107 мм, 282 стр., 840 йен. ISBN 978 -4-00-431503-2

 

Книга представляет собой чрезвычайно обстоятельную историю Киото, города, прекрасные улицы и исторические здания которого сохранились до наших дней.   Киото возник в конце 8 века,  когда императорская столица была перенесена сюда из Нары. Тогда-то  и был выстроен новый город, известный сначала как Хэйан-кё:.  План застройки был составлен по китайскому образцу:  жилые кварталы представляют собой что-то вроде клеток шахматной доски, ограничивающие их прямые улицы тянутся с севера на юг и с запада на восток, в центре располагаются  правительственные учреждения.  В последующие столетия на город, разрушая его, неоднократно обрушивались  войны и стихийные бедствия, но каждый раз его отстраивали заново.  Жизнь города постепенно менялась: данные в книге диаграммы и иллюстрации показывают, как он обретал свой нынешний облик, как его жители преодолевали разного рода трудности. С ростом населения  ухудшались санитарные условия, часто вспыхивали эпидемии,  это продолжалось примерно до конца 15 века, то есть до того времени, когда появились общественные уборные.   В книге показано также, как с ростом торговли город делался все более открытым, как  возникали местные районные общины,  какие отношения устанавливались между различными религиями, празднествами и людьми. Новый расцвет город пережил в  начале современной эпохи, став центром религии и культуры, ему удалось избежать упадка, когда императорская резиденция была перенесена в Токио. В книге хорошо показано, как город, приноравливаясь к происходящим в стране переменам,  все-таки сумел сохранить свои традиции. (Ёнахара)

 

Такахаси Масааки

 

Родился в 1945 году. Почетный профессор университета Кобэ, специалист по истории Японии средних веков. Среди опубликованных работ: «Буси но сэйрицу, бусидзо: но со:сюцу» («Подъем  военного сословия и создание образа самурая») и «Хэйкэ то Рокухара бакуфу» («Хэйкэ  и бакуфу Рокухара»)

 

 

Историческое

 развитие

древней японской

столицы

 

 

Кодай но дзёсэй канрё:

(Чиновники-женщины в древней Японии)

 

Идзю:ин Ё:ко

 

Изд-во Исикава Ко:бункан, 2014, 188 х 128 мм, 256 стр., 1800 йен. ISBN 978 -4-642-05790-5

 

Когда заходит речь о  женщинах, служивших при дворе в древней Японии, невольно  вспоминаются придворные дамы, описанные в «Повести о Гэндзи» и прочих литературных произведениях. Они жили во дворце, прислуживали императору или императрице  и, начиная с 9 века, играли исключительную роль в культуре. Некоторые  имели  определенное влияние на управление государством, основанное на их положении при дворе и личных связях.

Однако в более древние времена, примерно с конца 7 века до конца 8 века, когда  существовала система «рицурё:», женщины занимали определенные должности в центральном  управленческом аппарате.  Их называли «нёкан», и выполняли они совершенно иные функции, чем знаменитые хэйанские придворные дамы. Эта книга – первое исследование, посвященное деятельности нёкан. Характерно, что ее написала женщина, рассматривающая эту деятельность со своей женской точки зрения.

В отличие от придворных дам более позднего времени, нёкан   работали бок о бок со своими  коллегами мужского пола. Причем, такое положение существовало только в Японии, ни в Китае, ни  в Корее не было ничего подобного.  Некоторые нёкан обладали полномочиями отдавать приказания чиновникам-мужчинам, известны случаи, когда они получали собственные земельные наделы и сами ими управляли.   То есть в какой-то степени в древности женщины выполняли в обществе ту роль, к которой  они стремятся  в наши дни.  В книге почти ничего не говорится о том, как происходило начавшееся в  9 веке разрушение этой системы, читателям приходится дополнять полученные сведения собственным воображением. Вместе с тем, пример нёкан очень поучителен и может  стать полезным при решении ряда проблем, связанных с профессиональной деятельностью современных женщин.  (Карубэ)

 

Идзю:ин Ё:ко

 

Родилась в 1959 году. Внештатный преподаватель женского университета Кавамура-гакуэн и университета Сэнсю:.  Среди  опубликованных ею (в соавторстве) работ: «Дзёсэй канрё: но рэкиси» («История чиновников-женщин») и «Рэкиси но нака но кадзоку то кэккон. Дзэнда: но ситэн кара» («Семья и брак в своем историческом развитии. В гендерном аспекте»).

 

 

Женщины,

служившие

в управленческом аппарате

древней Японии

 

 

Хоси ни хикарэта отоко-тати

(Устремленные к звездам)

 

Наруми Фу:

 

 

Изд-во Нихон Хё:ронся, 2014, 188 х 128 мм, 256 стр., 1900 йен. ISBN 978 -4-535-78758-2

 

В эпоху Эдо (1603-1867), когда Япония проводила политику самоизоляции от внешнего мира,  группа людей   загорелась идеей создания точного японского лунно-солнечного календаря и стала бороться за ее осуществление.  Среди них были не только специалисты, но и просто любители и энтузиасты.   Преодолевая характерные для того времени иерархические барьеры,  они работали вместе, учились друг у друга и делали все, чтобы передать свои открытия будущим поколениям.

Первый принятый в Японии  календарь был завезен из Китая еще в 9 веке и не отличался высокой точностью.   Нашелся человек, решивший исправить сложившееся положение. Им был Сибукава Сюнкай (1639-1715), сын мастера игры в го.  Он создал свой собственный  календарь, основанный на наблюдениях за движением небесных светил,  и своим примером  побудил к активным  действиям  многих частных астрономов.

Асада Го:рю: (1734-1799), открывший в Осаке астрономическую  школу, при помощи вывезенных из Голландии телескопов создал  самую древнюю в Японии диаграмму  поверхности Луны. Его ученики  Такахаси Ёситоки и Хадзама Сигэтоми с помощью высшей математики и астрономии  завершили создание календаря, обладающего гораздо более высокой степенью точности, чем все те, которые  существовали ранее. Их ученик  Ино: Тадатака  прошел по всей стране с измерительной аппаратурой собственного изобретения и создал первые подробные топографические карты Японии.

В этой книге описана  драматическая история людей,  направивших все свои таланты на то, чтобы найти ответы на самые насущные вопросы:  в каком месте и в каком времени мы живем  в этой огромной Вселенной. (Ёнахара)

 

Наруми Фу:

 

Родился в 1953 году. Много писал о школе японских математиков васан, которая в эпоху Эдо переживала пору своего расцвета. В 1992 году  он стал лауреатом Премии за лучшее произведение в жанре исторического романа за «Энсю:рицу о кэйсан сита отоко» ( «Человек, который  вычислил число Пи»)

 

 

Драматическая история

мечтателей-астрономов

эпохи Эдо

 

Манга

Кугацу Дзюгацу

(Сентябрь, Октябрь)

 

Симада Тораноскэ

 

Изд-во Сё:гакукан, 2014. 210 х 148 мм, 128 стр., 694 йен. ISBN 978 -4-09-188671-2

 

 

Если вы полагаете, что манга — куда более  простой способ рассказать какую-нибудь историю, чем, скажем, роман, то эта манга наверняка  оставит вас в полном недоумении.  Достаточно необычная раскадровка:  на одну страницу приходится всего 3 или 4 кадра, поэтому для того, чтобы уследить за ходом событий,  надо изрядно поломать голову.  К тому же место действия, равно как и взаимоотношения между персонажами обозначены недостаточно четко. С этой точки зрения, произведение можно назвать экспериментальным.

Однако после внимательного и неоднократного  прочтения начинаешь понимать, что перед тобой произведение, пронизанное живыми человеческими  чувствами.  Главные герои — пожилой служащий фирмы  и трое его уже взрослых детей. Старший сын решил купить квартиру, чтобы жить отдельно со своей семьей,  средний  остался жить с отцом, дочь развелась и  вместе со своей дочерью  вернулась в родительский дом.  По мере того, как различные эпизоды из жизни этих персонажей  сменяют друг друга, выявляются недостающие звенья. Это во-первых покойная жена отца, а во-вторых  большой дом, в котором когда-то жила семья.  И хотя эти звенья так до конца и остаются сокрытыми,  этот невидимый задний план вполне ощутимо обнаруживает свое присутствие, подталкивая  читателя к мысли, что и в жанре манга можно совершенно по-разному рассказывать истории, и что не обязательно все повороты сюжета должны быть четко представлены на картинках.  (Карубэ)

 

 

Симада Тораноскэ

 

Его дебют в литературе состоялся в 2000 году,  когда ему было 39 лет. Он выиграл  премию АХ-манга  для начинающих авторов за «Энрикэ Кобаяси но Эрудорадо» (Эльдорадо Энрике Кобаяси»).  В 2008 году стал лауреатом Культурной премии  Тэдзуки Осаму в номинации «креативные идеи» за «Тороимэрай» («Траумерай»)

 

Экспериментальная манга,

которая показывает как по-разному

можно рассказывать истории

 

 

 

Другие интересные издания

Помимо представленных выше подробных рецензий на 15 книг, предлагаем вниманию читателей еще несколько новых названий с краткими описаниями.

 

 

Художественная литература

 

  • «Симпи» («Мистическое»). Сираиси Кадзуфуми, изд-во Майнити Симбунся, 2014. ISBN 978 -4-620-10804-9

Кикути, которому 53 года, ставят диагноз – рак поджелудочной железы и говорят, что жить ему осталось не больше года.  Это становится для него началом новых, фантастических открытий.  Он вспоминает о женщине, с которой когда-то был знаком и которая творила чудеса по телефону. Кикути отправляется в Кобэ и пытается ее разыскать. Он задает себе вопрос – ради чего он жил до сих пор? Поиски ответа   проводят его  к лучшему пониманию того, как устроен этот мир.

 

Кино

 

  • «Хаися но мибури» («Жесты потерпевших поражение»).  Накамура Хидэюкиизд-во Иванами Сётэн, 2014. ISBN 978 -4-00-024477-0

28 апреля 1952 года  вступил в действие сан-францисский мирный  договор  и закончился период оккупации Японии союзными войсками, начавшийся после окончания Второй мировой войны.  В этой книге  анализируются всем известные фильмы, которые были сняты до и после этого эпохального события:  «Жить» и  «Семь самураев» Куросавы Акиры, «Поздняя весна» и «Раннее лето» Одзу Ясудзиро и «Плывущие облака». Нарусэ Микио.  Обращая особое внимание на композиционное и звуковое решение отдельных кадров,  автор, беря за основу особенности жестикуляции и мимики персонажей, высказывает свои соображения по поводу того, как соотносятся фильмы с их историческим контекстом.  К примеру, он подмечает, что Юкико, героиня «Плывущих облаков», постоянно ёжится, как будто ей холодно.  Не в состоянии забыть счастливые дни, которые она провела во Вьетнаме с Томиокой, Юкико продолжает  преследовать своего возлюбленного и после окончания войны. В то время, как вся Япония  с энтузиазмом включается в процесс послевоенного восстановления, Юкико  чувствует себя  непричастной  к общему подъему, и,  по мнению автора, эта ее отчужденность выражается в том, что она постоянно дрожит и ёжится от холода.

 

История

 

  • «Бакумацу-си» («История  последних лет Токугавского сёгуната»)  Сасаки Сугуру,  изд-во Тикума Сёбо:, 2014. ISBN 978 -4-480-06800-2

Специалист по истории  периода Бакумацу (конец эпохи Эдо (1603-1867), иначе говоря, годы предшествующие Реставрации Мэйдзи)  дает краткий исторический очерк периода, уделяя особое внимание основным документам. События изложены в хронологическом порядке, оценки  отличаются объективностью, книга написана простым и понятным языком. Особое внимание автор уделяет понятию «дзё:и» (изгнание иностранцев). Этот термин используется в разных значениях, но автор утверждает, что  на самом деле  под этим  девизом шел процесс  примирения кланов Сацума и Тё:сю, которые объединились вокруг требования пересмотра неравноправных договоров  с западными державами, подписанными Токугавским сёгунатом.  Хронологические таблицы, которые даются в начале каждой главы, делают книгу еще более  доступной.

 

 

Местные корни японской литературы

 

№ 12 Токио Нагаи Кафу

 

В записках  «Хиёри гэта» («Гэта для хорошей погоды»), опубликованных в 1915 году, Нагаи Кафу:  бродит по улицам Токио и оплакивает старый город, который исчезает на глазах, захлестнутый волной  суррогатной вестернизации. За столетие, которое прошло с тех пор, город изменился неузнаваемо. Этот очерк заканчивает серию «Местные корни японской литературы»

 

 

 Записки «Хиёри гэта» («Гэта для хорошей погоды») Нагаи Кафу: были опубликованы в 1915 году. Как раз сто лет назад писатель прогуливался по Токио и записывал свои впечатления.  Ему было тогда 36 лет.  Он уже  успел  побывать за границей и даже прожил там больше пяти лет – большая редкость для японца того времени.  Может быть именно поэтому,  его «Хиёри гэта»  написаны так, как могли быть написаны записки какого-нибудь парижского фланера.

Хотя  название  записок имеет отношение к обуви, это вовсе не значит, что  Кафу стремился к оригинальности.   Все, что касается прогулок, связано с ногами,  и то, что на эти ноги надето, имеет первостепенное значение, ибо так или иначе влияет на настроение прогуливающегося.  Без подходящей обуви  никакая прогулка не будет удачной.   Поэтому автор  в своем названии и подчеркнул  значительность гэта,  неизменно сопровождавших его в прогулках.

Были же эти гэта вполне  определенного типа, что уже само по себе позволяет судить о характере прогулок. «Хиёри гэта» -  это вовсе не всякие  гэта,  это  совершенно особый вид гэта, которые надевают только в погожие дни. Их особенно любили всякие франты, завсегдатаи ночных баров и прочих питейных заведений.  Эти гэта были очень изящными,  даже шикарными, рассчитанными на людей, живущих беспечной и праздной жизнью. Свои Кафу: купил  не в лавчонке, где торгуют  готовыми гэта, а сделал на заказ в специальной мастерской. Он  не оставил без внимания ни единой детали: подобрал соответствующего сорта дерево, проследил, чтобы волокна древесины образовывали изящный узор,  дал точные указания относительно того, какими должны быть шнурки. Кафу: собирался  прогуляться по Токио и описать увиденное на улицах столицы.  Но уже сам выбор обуви для этих прогулок говорит о том, что он вовсе не ставил своей целью написать что-то вроде  путеводителя, имеющего узко практическое значение, и  был далек от того, чтобы поднимать социальные проблемы. Эти прогулки, равно как и написание записок, были для него  увлекательным и приятным развлечением, не более.

В те годы были очень популярны статьи и очерки с названиями  типа «Токё: но химминкуцу о юку» (По токийским трущобам»).  Их авторы  громили  социальную несправедливость, обличали несостоятельность проводимой правительством политики.   Давая своим запискам такое название, Кафу: хотел показать, что его  записки не имеют с подобными очерками ничего общего.

«Когда я шагал по улицам города, стуча по мостовой своими чудесными гэта и опираясь вместо трости на  зонтик, у меня всегда имелась за пазухой совершенно незаменимая для таких случаев  складная карта Эдо, издания годов Каэй.»

«Эдо киридзу» или «Эдо кири-э дзу»  —  так назывались  прекрасно иллюстрированные карты города, издававшиеся в годы Каэй (1848-1854). То есть Кафу:  брал с собой карту,  выпущенную в конце эпохи Эдо. Почему он  брал с собой  такую старую карту? Очевидно потому, что, идя по современному Токио и постоянно сверяясь с картой Эдо, легче было сравнивать прошлое с настоящим.   «Карта Эдо  очень быстро стала моим непременным спутником  во время прогулок,  точно так же, как   зонтик и  гэта для хорошей погоды».

Читая записки «Хиёри гэта»,  нетрудно понять, как писатель  относился к тому, что открывалось его взору, он постоянно делится своими  мыслями по поводу увиденного, не упуская случая  неодобрительно отозваться о  «процессе псевдоцивилизации по западному образцу, который захватил современную Японию».

«По моему, этот нынешний Токио – очень уж неподходящее место для прогулок.»

«Не могу смотреть без содрогания на  огромное красное здание христианской гимназии, недавно возникшее в районе Ёцуя Мицукэ.»

«Все эти здания в псевдозападном стиле, ярко раскрашенные вывески, унылые худосочные аллеи, беззастенчиво торчащие где попало телеграфные столбы, запутанная сеть проводов, от которой кружится голова…»

Прогуливаясь по  новому Токио, Кафу: постоянно раздражался: слишком часто  попадались ему на глаза примеры бессмысленного механического подражания западному стилю, иначе говоря обезьянничанья.  Ну разве не нелепо, когда  в такие живописные уютные улочки старого Эдо втискивают что-то совершенно им чуждое и неуместное,  да еще и гордятся этим как высшим достижением «цивилизации» и «прогресса»?   И Кафу:, конечно же, не может удержаться от иронии.

«Создается впечатление, что все усилия архитекторов и проектировщиков, причастных к гражданскому строительству в Токио,  направлены на изобретение новых способов уничтожения прежнего облика города …»

Многие восхищались современным Токио, называя его «одним из величайших метрополисов мира»,  но Кафу: претило  слепое преклонение  перед Западом,  всеобщее увлечение импортной дешевкой. Для него  современный Токио был  просто большой деревней.  И не зря он надевал гэта, когда выходил прогуляться.

По улицам, как правило, носились клубы пыли, когда же наступала зима, «тающий снег, смешиваясь с грязью, превращал их в  непроходимое болото», через которое ему и приходилось пробираться.  Даже более современные асфальтированные улицы, такие, как Гиндза  или Нихонбаси,  «были покрыты слякотью,  выплескивающейся из водосточных канав». Словом, пройти по улицам можно было только в высоких гэта.  Весь этот «метрополис»,  вместе со снующими по нему толпами, воспринимался   Кафу: как нечто чуждое, как беспардонное вторжение провинции в доброе старое Эдо.

Кафу: вернулся из Европы, где ему открылся мир новых современных идей, окрыленный надеждами, но к тому времени, когда были опубликованы «Хиёри гэта», его взгляды претерпели большие изменения. Считается, что перелом в его образе мыслей  произошел после знаменитого «дела о покушении на императора». В 1910 году  были арестованы четыре анархиста, которые обвинялись в участии в заговоре, имеющего целью убийство императора Мэйдзи.  Одновременно были арестованы двадцать  социалистов, среди которых был знаменитый Ко:току Сю:суй. 

Это нарочно сфабрикованное и раздутое правительством Мэйдзи дело  положило начало массовым репрессиям против общественных движений.  Кафу: было тогда 30 лет.  Ему было хорошо известно о процессе по делу Дрейфуса во Франции.  Дрейфуса, армейского офицера,  тоже привлекли к суду, сфабриковав против него ложное обвинение. Как известно, с протестом тогда выступил известный писатель Эмиль Золя, и в конце концов  обвинение было снято.

Однажды, это было в 1911 году,  как раз когда шел тайный  судебный процесс по «делу о покушении на императора»,  Кафу: неожиданно   увидел  экипаж, в котором везли арестованных, в том числе и Ко:току Сю:суя. Почти десять лет спустя он напишет:

«Разве писатель Золя не был вынужден эмигрировать из-за того, что потребовал справедливости при рассмотрении дела Дрейфуса?  А я промолчал, как и прочие наши литераторы. И теперь не нахожу себе места от угрызений совести.  Мне стыдно уже хотя бы потому, что я писатель.»

После этого Кафу: «опустил свою планку и стал создавать «гэсаку»  — легкую развлекательную прозу в духе писателей эпохи Эдо.» Он перестал реагировать на происходящее в мире и, беря пример с авторов «гэсаку»,  «предпочитал молчать,  демонстрируя полное равнодушие ко всему на свете».

И прогуливаясь по  Токио пять лет спустя,  он по-прежнему смотрел на мир с точки зрения праздношатающегося, беспристрастного литератора, далекого от всяких социальных проблем.

Однако именно это и сделало его «Хиёри гэта»  поистине бесценным свидетельством эпохи.  Своевольный чудак Кафу: почему-то ходил не по главным улицам города, а по задворкам, его внимание привлекали не шикарные проспекты, а переулки и тупики, не шумные торговые кварталы, а  заброшенные пустыри. С особым удовольствием он поднимался на холмы, спускался по обрывистым склонам, бродил по храмовым рощам и по берегам рек.  То есть по тем местам, которые в те годы, когда страна стала на путь модернизации, представляли собой лакомый кусок для торгового капитала и военных.   Город Эдо, гармонично развивавшийся в течение трех столетий,  разрушался на глазах.  Рядом с историческими зданиями возвышались цистерны с горючим.  Вплотную к храму Комагата-до:, одному из зданий старинного храмового комплекса Сэнсо:дзи, подступили многоэтажные офисы электрической компании.  Лодочные пристани  и деревянные набережные поглотились заводами и фабриками…  И вот сто лет назад одинокий пешеход бродил по Токио, зорко подмечая всякие частности и тщательно фиксируя свои впечатления: его печалило разрушение привычного городского уклада и возмущала агрессивная враждебность  нового.

Сначала записки «Хиёри гэта»  были опубликованы с продолжениями в  журнале.  Позже, выпуская их отдельным изданием, Кафу: сопроводил их послесловием, в котором писал:  «Сейчас такое время, когда все токийские пейзажи находятся на грани  полного уничтожения…»  Правда было одно утешение:  пока еще из города можно было любоваться вершиной Фудзи.  Люди жили, постоянно видя Фудзи в разных обличьях: Фудзи на рассвете, Фудзи на закате… Знаменитая гора оставалась такой, какой она была на гравюрах Хокусая или Хиросигэ.  Она по-прежнему была  частью жизни города. Кафу: вспоминает своего покойного друга, поэта, писавшего хайку, который посвятил Фудзи одно из последних своих стихотворений: «Ику хару но / Фудзи мо огаман / Вакарэ кана.» (Уходит весна. / Еще раз взгляну на Фудзи, / Прощаясь с ней.). В своих записках он  отвечает ему таким стихотворением: «Кими ва има / Цуру ни я норан / Фудзи но юки» (Может, сейчас / Ты летишь на том журавле? / Над Фудзи в снегу.)

В современном Токио почти не осталось зданий, которые были бы построены сто лет назад.  Этим он отличается от  остальных мировых столиц.  Мало что уцелело после Великого землетрясения Канто  1923 года и воздушных налетов в годы Второй мировой войны.  Но боюсь, что даже если бы и не было всех этих  бедствий, сегодняшний облик Токио был бы примерно таким же.  Ведь город начал стремительно меняться уже сто лет назад,  о чем  Кафу:  с такой болью и гневом  писал в своих записках.   И в наши дни  безжалостные проектировщики  под предлогом  экономии и эффективности сносят  те здания, которые всегда считались символом города, и Токио  продолжает непомерно разрастаться.  И Фудзи уже почти не видна — если вдруг  случайно и покажется ее вершина, прежде  бывшая одной из достопримечательностей столицы, то об этом пишут все газеты.

 

 (Икэути Осаму, эссеист и специалист по немецкой литературе)

 

(Подписи к фотографиям

 

Вид главной улицы в Нихонбаси в 1911 году. Фотография любезно предоставлена Государственной Парламентской библиотекой. Токио.

 

Нагаи Кафу: у могилы отца в Дзо:сигая. Фотография любезно предоставлена журналом «Бунгэй Сюндзю:»)

 

События и тенденции

 

148 йен  –

гонорар Сосэки за «Боттян»

 

Вышла в свет книга  Асаи Киёси и Итико Нацуо «Сакка-но гэнко:рё:» («Гонорары писателей») (изд-во Яги Сётэн),  в которой подробно проанализированы гонорары, полученные писателями за свои  рукописи примерно за 280 лет с эпохи Эдо до начала 70-х годов 20 века. Новые сведения, в ней представленные, позволяют проследить за процессом появления профессиональных литераторов и расширения  издательской индустрии.  В книге рассматривается более тысячи книг, все данные сведены в хронологическую таблицу. Первым в этой таблице идет 1693 год, в котором  скончался писатель Ихара Сайкаку,  задолжавший издательству аванс в  300 моммэ (около 500 000 йен в пересчете на современные деньги), так  и не окупившийся после продажи его книг.

Начиная с эпохи Эдо и до первой половины эпохи Мэйдзи (то есть  в 17-19 вв.),  гонорары за рукописи выплачивались единовременно  за право издания одного произведения.  К примеру в 1889 году Ко:да Рохан  получил 20 йен за «Фу:рю:буцу» («Изящный Будда») . В 1891 году издательство заплатило  Мори Огаю 30 йен за право издания «Фумидзукаи»  («Разносчик писем»).   Для сравнения: начальная месячная заработная плата учителя начальной школы в Токио составляла в то время  около 5 йен.

Только значительно позже, уже в конце эпохи Мэйдзи   (начало 20 века),  возникла  существующая ныне система, при которой к выплачиваемому за сданную рукопись авторскому гонорару приплюсовываются роялти – процентные отчисления от цены книги.  Нацумэ Сосэки получил в 1906 году от журнала хайку «Хототогису» за  рукопись «Боттян» гонорар в 148 йен (примерно 500 000 йен), а позже подписал договор с издательством на издание повести отдельной  книгой, согласно которому должен был получить еще и роялти.  В 1927 году Нагаи Кафу: получил аванс в 15 000 йен (примерно 22,5 миллиона йен) за свой том в серии «Гэндай нихон бунгаку дзэнсю:» («Современная японская проза»), в то время как  Эдогава Рампо получил роялти в сумме  более чем 16 000 йен за свою книгу, вышедшую  в серии «Гэндай тайсю: бунгаку дзэнсю:» («Классика современной массовой литературы»).

 

 

Книга  Кондо: об  уборке

стала мировым хитом

 

Книга «Дзинсэй га токимэку катадзукэ но махо:» («Жизнь человеческая –  завораживающая магия уборки»), автором которой является тридцатилетняя Кондо:  Мариэ, консультант по уборке, разошлась   в Японии поистине невиданным  тиражом в  1 420 000 экземпляров. Более того,  ее успех принял мировой характер: будучи переведена на английский  под названием «The Life Changing Magic of Tiding Up: The Japanese Art of Decluttering and Organizing» и поступив  в продажу в октябре 2014 года, книга разошлась тиражом более чем 500 000 экземпляров.  Она стала мировым бестселлером, ее переиздали в Южной Корее, на Тайване, в Германии и в Великобритании.  В США книга  была широко разрекламирована  в «Нью-Йорк Таймс» и в других  средствах массовой информации, какое-то время она  занимала первое место по продажам в интернет-магазине Амазон.  Возник даже образованный от имени автора новый глагол «to kondo», имеющий значение «наводить порядок в собственной жизни, руководствуясь идеями Кондо:».

Многие американцы поддержали идею автора, заключающуюся в том, что  человек должен оставлять только те вещи, которые вызывают сердечное волнение, когда к ним прикасаешься, а от остальных тут же освобождаться.   Идея автора – благодарить вещи за то, что они тебе послужили, прежде, чем их выбрасывать,  поразила многих американцев как  нечто новое и совершенно «японское».

 

На Тайване открылся колледж

для подготовки художников  манга 

 

В сентябре 2014 года,  крупное  японское издательство Кадокава открыло  на Тайване специализированный колледж. Это было сделано в рамках проекта по созданию в  азиатском регионе сети учебных заведений для желающих  приобщиться к искусству манга и познакомиться с другими направлениями поп-культуры. Помимо общего курса, целью которого является обучение дизайну персонажей, в программу входит  подготовка иллюстраторов для манга и   карточных игр.  Первый набор — 125 студентов  в возрасте от тридцати до сорока пяти лет. Курсы рассчитаны на один-два года, плата за обучение – 113 тысяч  тайванских долларов ( около 430 тысяч йен) за семестр.

В будущем, возможно, будут добавлены курсы  по анимэ и некоторым другим предметам.

Издательство планирует   оказывать колледжу самую широкую поддержку, в том числе помощь выпускникам в подготовке к профессиональному дебюту и помощь в подыскании работы после окончания обучения.  Быстрое распространение в последние годы онлайновых и  прочих изданий ведет к тому, что таким издателям, как Кадокава, будет все тех труднее соответствовать спросу, ежели они по-прежнему будут рассчитывать исключительно на японских авторов.   Тайваньцы обнаруживают хорошее понимание японской культуры и проявляют большой интерес ко всяким реалиям японской жизни.   К тому же, если во многих странах свобода выражения художника ограничена либо по политическим, либо по религиозным соображениям, то на Тайване ситуация аналогична той, которая имеет место в Японии: там существует свободная творческая атмосфера, весьма благоприятная для создания новых произведений. Еще одним преимуществом является культурная и языковая связь с Китаем.  Издательство Кадокава надеется, что произведения, созданные  на Тайване,  будут способствовать расширению  рынка  сбыта продукции на территории  Китая.

 

Непреходящая притягательность

железнодорожных расписаний

 

В апреле вышел 90-ый, юбилейный, выпуск  ежемесячника «JTB дзикокухё:» («Расписания JTB [Japan Tourist Bureau — японское туристическое агентство]»), в котором публикуются расписания всех видов общественного транспорта в Японии. Когда-то он выходил  тиражом в 2 млн. экземпляров,  однако после того, как стало возможным находить соответствующую информацию в Интернете,  объем продаж резко упал. Тем не менее,  благодаря существованию так называемого транспортного сообщества и железнодорожных фанатов, удается поддерживать тираж на уровне 90 000 экземпляров в месяц.  Макет справочника остался таким же, каким он был в 1929 году, когда его только начали издавать: страницы разбиты на длинные вертикальные колонки, в которых указано время прибытия и отправления поездов  для каждого маршрута.  Первое издание состояло всего из 234 страниц. По мере  того, как расширялась сеть железных дорог  и  возрастало число курсирующих по ним поездов,  объем справочника увеличивался и в последнем выпуске 1 176 страниц.  Издательство поддерживает постоянную связь с 900 транспортными компаниями страны,  ежемесячно получая от них последнюю уточненную информацию.

Ежемесячник  очень удобен для  разного вида железнодорожных фанатов.  Для «нори-тэцу»,  то есть для тех, кто любит путешествовать, постоянно пересаживаясь с одного поезда на другой и чем больше поездов и линий, тем лучше,  сводные  расписания совершенно необходимы при разработке плана поездки, а «тори-тэцу», помешанные на фотографировании различных объектов, используют детальную информацию о расстояниях между станциями и временем прибытия на них поездов,  чтобы  понять, когда тот или  иной поезд будет проезжать мимо того или иного железнодорожного моста.  Еще для одной группы, известной как «судзи-тэцу»,  расписания служат интересным материалом для чтения: они совершают воображаемые путешествия по железным дорогам, с удовольствием  придумывая -  на каких поездах они будут ехать, где сделают пересадку, что у них будет на  обед.  В расписаниях есть подробная информация о том, какие типы поездов используются на каждом маршруте, как устроены и как выглядят  вагоны.  Отдельно рассказывается и о том, какие  на какой станции можно купить «бэнто» («упакованный в коробку обед»).

 

Уэхаси Нахоко стала лауреатом

Премии японских книготорговцев

 

Объявлен лауреат 12-ой Премии японских книготорговцев (Хонья Тайсё:), присуждаемой представителями государственных книжных магазинов. Им стала Уэхаси Нахоко за фантастический роман «Сика-но о:» («Король-олень»), вышедший в  издательстве Кадокава. Роман представляет собой фантазию на  медицинскую тему, его действие происходит в вымышленном мире, главные герои — раб, который обретает странные способности после того, как его  покусала бездомная собака, и доктор, пытающийся найти средство от захлестнувшей страну эпидемии, – борются за то, чтобы защитить свой дом и  людей, которых они любят.  Номинироваться на эту премию могли  японские романы, опубликованные в период между декабрем 2013 года и ноябрем 2014 года,  в отборочную комиссию вошли 580 человек, представляющие 461 книжный магазин. В 2014 году Уэхаси стала лауреатом Премии имени Ханса Кристиана Андерсена.  Две ее книги – «Moribito: Guardian of the Spirit» и  «Moribito II: Guardian of the Darkness»  -  были переведены на  английский.

 

 

Лауреаты Культурной премии

Тэдзуки Осаму

 

В марте 2015 года были объявлены лауреаты 19-ой Культурной  премии Тэдзуки Осаму, спонсируемой газетой Асахи-Симбун. Большая премия (Гран-при) досталась Хоси Ёрико за мангу «Аисава Рику», опубликованную журналом Бунгэй Сюндзю:. Это произведение в лаконичных, искусно нюансированных рисунках показывает постоянно меняющиеся эмоциональные состояния  девочки четырнадцати лет по имени Аисава Рику. Премию в номинации «Креативные идеи» получил  Ооима Ёситоки за мангу «Коэ но катати» («Форма голоса»), опубликованную  издательством Ко:данся.  Премия «Короткая манга» была вручена Ёсиде Сэнся за совокупность работ, среди которых ряд комически-абсурдистских произведений и дневник о том, как растить ребенка. Специальная премия досталась Мицухаси Тикако за «Тиисана кои-но моногатари» («Повесть о маленькой любви») (издательство Гаккэн), любовную историю, завершенную совсем недавно после более чем полувековой работы над ней.

 

Журнал «Знакомьтесь, Япония»

хорошо продается в Китае

 

«Чжи Жи» («Знакомьтесь, Япония») – журнал, посвященный японской культуре и обычаям, пользуется большой популярностью у китайской молодежи. Первый выпуск журнала вышел в январе 2011 года, это ежемесячник объемом в 170 страниц формата В5. Каждый выпуск  посвящен  какой-то одной теме. С 2011 года было поднято 29 тем, среди которых – кошки, правила поведения, униформа.  Журнал прекрасно иллюстрирован. Считается, что он рассчитан на читателей  между восемнадцатью и тридцатью пятью годами. Цена журнала 35 юаней (примерно 700 йен), то есть дешевым его назвать нельзя, но тем не менее каждый месяц продается от 50 000 до 100 000 экземпляров. Многие   крупные книжные магазины Пекина даже выделили для этого журнала специальную секцию.  При отборе материалов издательство ориентируется на публикации в  японских журналах и  информацию в сети.  Большую часть статей готовят китайские авторы и фотографы, работающие по контракту и проживающие в Токио.  Также в выпуске журнала на свободной  основе принимают участие японские журналисты, фотографы и художники манга. Мартовский выпуск 2014 года был посвящен «духу японской кухни».  В одной из статей рассказывалось о том, что входило в ежедневный рацион японской семьи на протяжении недели. Статья была иллюстрирована фотографиями и знакомила с такими мало известными в Китае популярными японскими блюдами как  «рис под яйцом», причем в ней подробно рассказывалось о японских способах варки риса и  рассматривались некоторые другие особенности японских способов приготовления пищи.  Главным редактором журнала является тридцатитрехлетний Су Цзин, который в студенческие годы увлекался созданием независимых фильмов. По словам Су, он никогда не учился в Японии, не говорит по-японски и интерес к японской культурой в нем пробудили романы Мураками Харуки.

Иногда в журнале находит отражение напряженность в отношениях между Китаем и Японией. Когда вышел выпуск «Чжи Жи», посвященный теме  «правила поведения», в одной из статей  говорилось, что в этой области Китаю «есть чему поучиться у Японии». Этого оказалось достаточно, чтобы  заклеймить в сети издателей журнала как «изменников родины».  Всегда помня о том, что они должны стоять на стороне власти, редакторы журнала стараются не касаться  таких деликатных тем, как  трактовка исторических событий, в том числе войны.  Цель журнала, по мнению Су Цзина, заключается в следующем: «Мы вовсе не стремимся к разделению людей на тех, кто за Японию и тех, кто против, мы просто хотим помочь людям понять ее. Если наши читатели,  узнав побольше об этой стране, придут к выводу, что она им не нравится,  ну и прекрасно. Но я думаю, что, если они  узнают о том, какова Япония на самом деле,  им будет трудно видеть в ней своего врага».

 

 

Редакционный совет

 

Тё: Кё: (Чжан Цзин), профессор университета  Мэйдзи, заведующий  кафедрой сравнительного литературоведения

Нодзаки Кан,  профессор кафедры французской литературы Токийского университета,

Ёнахара Кэй, писательница

Карубэ Тадаси, профессор Токийского университета, заведующий кафедрой  истории японской политической мысли 

 

Издатель и Главный редактор

 

Ито Масанобу, исполнительный директор

Отдел искусства и культуры

Японского Фонда

4-4-1 Ёцуя, Синдзюку-ку,

Токио 160-0004 Япония

Тел. +81-3-5369-6060; факс. +81-3-5369-6038

Email: booknews@jpf.go.jp

 

Редакция, перевод, оформление, издание

Showa Information Process Co., Ltd.

Центр межкультурных коммуникаций

 

Напечатано в Японии на переработанной бумаге

©    The  Japan Foundation 2015

ISSN 0918-9580

 

 

Писатели о себе

 

Мир Цудзимуры Мидзуки.  Детектив и надежда на будущее

 

Последний детектив Цудзимуры Мидзуки «Аса га куру» («И придет утро»)  заставляет читателей хорошенько задуматься о том, почему люди совершают преступления и есть ли  путь, ведущий  к спасению.  Главная героиня книги – девочка-подросток по имени Хикари. Родив внебрачного ребенка,  она отказывается от него, дав согласие на его усыновление, убегает из дома, крадет деньги у своего работодателя, затем начинает шантажировать пару, усыновившую  ее мальчика.

История начинается с того, что другой героине, сорокашестилетней  Сатоко,  кто-то постоянно звонит по телефону и молчит в трубку. Позже выясняется, что это делает Хикари.

«Отдайте мне сына или заплатите, — угрожает  Хикари,  -  иначе я всем расскажу, что это мой сын».  Сатоко не верит своим ушам: она усыновила мальчика шесть лет назад, после того как долго и безуспешно лечилась от бесплодия, и с тех пор растила его, отдавая ему всю свою любовь и нежность. Она ни от кого, в том числе и от самого ребенка, не скрывала, , что он был усыновлен и что у него где-то имеется биологическая мать.

«Но почему сейчас? — спрашивает Сатоко, —  Неужели та самая Хикари?» Ей не верится, что  ей звонит та девушка, которая когда-то, обливаясь слезами, вручила ей ребенка, прося у нее прощения и одновременно благодаря за готовность позаботиться о нем. Далее разворачивается захватывающая история конфликта между двумя женщинами, причем сначала повествование ведется от лица  Сатоко, потом — от лица Хикари.

«Мне хотелось написать детектив, при чтении которого у читателя постепенно устанавливается эмоциональная связь с преступником, то есть с человеком, общение с которым ранее было бы для него чем-то совершенно невообразимым, — говорит Цудзимура. – Когда я начала писать этот роман,  мне казалось, что  я хорошо понимаю чувства приемных родителей, во всяком случае гораздо лучше, чем  чувства Хикари, но когда я перешла к той части, где повествование ведется от лица Хикари,  я невольно  оказалась вовлеченной в ее душевный мир.»

В первых двух главах описаны переживания Сатоко, связанные с ее бесплодием, ее конфликты с родственниками, которые были против усыновления ребенка, ее искренняя преданность усыновленному младенцу.  Затем Цудзимура меняет точку зрения, и начинает вести повествование от лица биологической матери. В самой длинной главе романа описывается вся предыстория беременности  ученицы средней школы Хикари, рассказывается о том, как протекала эта беременность, как  постепенно расшатывались  и разрушались моральные устои девушки.

«Я много занималась этой проблемой, встречалась с журналистами, которые брали интервью у приемных родителей, — говорит Цудзимура. — Женщины,  отказывающиеся от своих детей,  предпочитают не высказываться вслух, в результате усилиями средств массовой информации нам навязан некий обобщенный стереотип. Мне хотелось  рассказать о том, что обычно остается несказанным,  показать, что подобные женщины или девочки могут оказаться теми, кто живет рядом с вами. И роман – прекрасный способ сделать это.»

Самой Цудзимуре тридцать пять лет,  она мать четырехлетнего сына, детективы пишет  еще с начальной школы.  Ее дебют в литературе состоялся в 2004 году, когда она выиграла премию Мефисто за «Цумэтай ко:ся но токи ва томару» («В холодной школе останавливается время»). Эту книгу она начала писать еще будучи ученицей средней школы и заканчивала в колледже.

До «Аса га куру» были опубликованы двадцать две книги Цудзимура Мидзуки. Героями в них были либо школьники, либо женщины ее возраста.  В «Аса га куру»  впервые одной из главных  героинь становится  женщина, которая гораздо старше ее самой,  и впервые поднимаются столь непростые темы, как лечение от бесплодия и усыновление.

«Обычно я сама выбираю тему для своих произведений, но в этот раз тема была предложена мне издателем,  он попросил, чтобы я написала роман именно об этом, — признается Цудзимура. –  Помню, как меня поразило, когда, начав собирать материал, я узнала, что  ни одна из приемных матерей не скрывала  факта усыновления и что все они были благодарны биологическим матерям, которые произвели на свет таких прекрасных младенцев.  Все это я попыталась отразить в романе, причем так, чтобы он не казался явной выдумкой.»

И -  что было тоже  впервые,  —  добавляет Цудзимура,  она заранее знала, чем закончится ее история. «Обычно я даю волю воображению и никогда  не намечаю загодя, какой у моей истории будет конец. Но в данном случае я с самого начала точно знала, какой будет последняя сцена», — говорит она, улыбаясь.  Эта сцена поражает какой-то  кинематографической красотой и наверняка вызовет у читателей слезы: пронизанные солнцем струи летнего дождя и две женщины, перед которыми наконец забрезжил свет надежды.

В отличие от крутых боевиков с их леденящими душу кровавыми подробностями,  в детективных романах Цудзимуры  главное — сокровенные  движения женской души, ее интересуют в первую очередь те психологические и социальные факторы, которые побуждают ее героинь встать на путь преступления.

«Мне куда интереснее копаться во всяких психологических тонкостях, вскрывать социальную подоплеку  и  добираться до самой сути  ничем вроде бы не примечательных событий, чем нанизывать одно за другим невероятные происшествия», — говорит Цудзимура.

Считающая  детективный жанр своим призванием, Цудзимура печалится, что  люди обычно смотрят на детективы свысока. «И родители, и школьные учителя всегда говорили мне, что вместо того, чтобы  читать и писать какие-то  «дрянные» детективы, лучше читать что-нибудь полезное и содержательное, хотя никто не мог сказать мне точно, что именно  я должна читать», – добавляет она. Неустрашимая Цудзимура заявляет, что  и впредь намерена  «писать  детективные романы, которые эти взрослые никогда никому не будут рекомендовать для чтения!»

Парадоксально,  но  выдержки из ее книг начали появляться в экзаменационных заданиях  на вступительных экзаменах в среднюю школу. Преподавателей, равно как и поклонников, наверняка привлекли ее увлекательные романы, раскрывающие глубины человеческой психологии и вселяющие  надежду на спасение.

 

( Кавакацу Мики, писатель)

 

Цудзимура Мидзуки

 

Родилась в 1980 году. Получила премию Ёсикавы Эйдзи для начинающих писателей за «Цунагу» («Соединить»), сборник фантастических рассказов, основная тема которых — какова будет жизнь, если люди  смогут воссоединяться с мертвыми.  Получила премию Наоки за сборник коротких рассказов «Каги но най юмэ о миру» («Сны без ключей») см. НКЯ №75), по которому был снят телевизионный сериал. Среди других произведений   - роман для юношества «Сима ва бокура то» («Остров остается с нами») (см. НКЯ №79)

 

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU