Часы работы:
11:00–19:00 11:00–18:00 12:00–18:00
Электронный каталог

Статья по лекции Штейнера Е.С. «Манга Хокусая: энциклопедия японской жизни в картинках»

8 ноября в Отделе Японской Культуры во ВГБИЛ прошла лекция главного научного сотрудника Российского института культурологии, профессора-исследователя Центра по изучению Японии при Школе Ориентальных и Африканских исследований (в Лондоне) Штейнера Евгения Семеновича на тему: «Манга Хокусая: энциклопедия японской жизни в картинках».

Это была во многих отношениях удивительная лекция. В лекции Евгения Семеновича история создания и замысла этих сборников гравюр Хокусая приобрела черты почти детективной истории. Внимание аудитории было полностью подчинено лектору. Несмотря на полный зал собравшихся, в зале был слышен только голос главного повествователя, раскрывающего удивительные тайны гравюр великого художника.

Дело в том, что то, что мы видим на гравюре, для нас может быть лишено смысла, поскольку мы живем в контексте иного времени и иной культуры, чем современники Хокусая, которые были знакомы с историей Китая и Японии, основными сюжетами мифов и легенд. Но и им бывало непросто: например, в первом издании (1814) первого сборника Манга Хокусая практически отсутствовали какие-либо комментарии. То есть даже среди современников Хокусая некоторые аллюзии не вызывали никаких конкретных образов и восприятие было неполным. Так что, надо отдать должное редакторам: при переиздании первого выпуска, а также в последующих сборниках, они снабдили альбомы более подробным описательным материалом.   

Но нередко и в наши дни издатели при переизданиях дают ничего не говорящие подписи -  Примером такого комментирования может послужить гравюра, подписанная как «мужчина пишет», но вместо статного мужчины за письменным столом или мужчины с кистью в руках, которого мы рассчитываем увидеть, прочитав комментарий, вместо этого мы видим оседлавшего метлу и скачущего на ней пожилого мужчину. Мы бы так не удивлялись, если бы были знакомы с литературным анекдотом, связанным с именем великого Иккю, который, как говорится в анекдоте, чтобы победить в соревновании на написание самого большого иероглифа, не долго думая, взял самую большую кисть, какую только смог найти, и, расстелив перед собой длинный свиток, прошелся по нему таким странным образом, написав знак си, состоявший из одной длинной черты с крючком на конце し.

Хокусай черпал замыслы для своих гравюр из четырех источников:

- комические книги Тоба-э;

- китайские и японские сборники сюжетов для живописи;

- учебники рисования;

- китайские и японские энциклопедии.

Иногда, не стесняясь, перерисовывал гравюры целиком. Но как истинный гений делал это талантливо и даже подобные, казалось бы на первый взгляд, перерисовки превращал в бессмертные произведения живописи.

Исследователи творчества Хокусая, конечно же, восхищались его произведениями, но зачастую не видели структуры и логики в его альбомах, называли это «дебошем», «ужасом», «хаосом».

Однако Евгений Семенович отказывается принимать эту точку зрения. Лектор настаивал на том, что рисунки в альбомах Хокусая четко структурированы, но структура выстроена по иной логике, логике «рэнга». Рэнга - традиционный жанр японской поэзии, что в переводе примерно означает «связанные цепочки стихов». Такие цепочки могли состоять из большого числа стихотворений поэтов, а главным правилом их составления было то, что конец одного стихотворения становился началом другого. Были сильно эмоционально окрашенные стихи, перемежавшиеся достаточно бледными и непритязательными стихами, но связанными с предыдущими и готовящими к будущим эмоциональным высотам. Такой же принцип наблюдается и в сборниках Хокусая, в которых отчетливо прослеживаются связи между рисунками.

Так, например, на рисунке в одном из сборников изображен барабан, увитый плющом. Это символ прочного мира. На обложке следующего сборника изображен поэт Мацуо Басё под сосной, увитой плющом, тем же самым плющом, что мы встречали на предыдущей картинке. Поэт сидит на берегу пруда, а за ним можно разглядеть кустики мисканта. На рисунке далее изображен журавль (символизирующий святых поэтов), гуляющий по берегу пруда, где опять же растет мискант. Кроме того, изображена провинция Овари, а первый иероглиф в названии провинции совпадает с последним иероглифом в имени Басё – Мацуо. И таких соответсвий множество. В поэзии действует принцип «связанных слов», а в альбомах Хокусая – принцип «связанных рисунков».   

 Евгений Семенович завершил лекцию словами о том, что манга Хокусая не просто 4000 странных сюжетов, это коллекция достояний японской культуры, гениально переложенная на язык визуальных образов.

Светлана Сенникова

Дизайн и разработка RPA-DESIGN При участии FRILANS.RU